Геополитика 
31 мая 2024

Трансформация подходов Республики Беларусь в области обороны и безопасности: причины и суть фундаментальных изменений

АлександрШпаковскийСоветник-посланник посольства Республики Беларусь в Российской Федерации, депутат Палаты представителей Национального собрания, член постоянной комиссии по международным делам. Делегат VII Всебелорусского народного собрания

В течение последних лет в Республике Беларусь произошли фундаментальные изменения государственной политики в области безопасности и обороны, начало которых дал старт конституционной реформы в 2021 году. Исключение обязательства о безъядерном статусе государства из текста Основного закона страны позволило Минску разместить на белорусской территории российское тактическое ядерное оружие в качестве гарантии безопасности и асимметричного ответа на беспрецедентную эскалацию военно-политической обстановки в мире и центрально-европейском регионе в частности. Своего рода финишная черта в процессе реформирования подходов в оборонной сфере была подведена с принятием новых редакций доктринальных документов стратегического характера – обновленных Концепции национальной безопасности и Военной доктрины, утвержденных VII Всебелорусским народным собранием, первое заседание которого в качестве высшего конституционного органа власти состоялось в Минске 24-25 апреля 2024 года.

Президент Республики Беларусь – Главнокомандующий Вооруженными Силами РБ Александр Лукашенко. Президент Республики Беларусь – Главнокомандующий Вооруженными Силами РБ Александр Лукашенко.
Президент Республики Беларусь – Главнокомандующий Вооруженными Силами РБ Александр Лукашенко.

«Великая шахматная доска»: геополитическая игра на постсоветском пространстве

Анализ современной геополитической ситуации и процессов, наблюдаемых на постсоветском пространстве, позволяет сделать вывод о том, что попытка государственного переворота в Беларуси, произошедшая на фоне президентских выборов 2020 года, была не столько локальной операцией коллективного Запада по свержению законной власти в отдельно взятой стране, сколько значимым элементом более широкого оперативного замысла, направленного в первую очередь против России и далее Китая. Планомерное продвижение наступательной инфраструктуры НАТО на Восток, разложение общности постсоветских государств за счет «цветных революций» с приведением к власти марионеточных политических фигур и внедрения в массовое сознание русофобских исторических нарративов, развязывание вооруженных конфликтов – реальность последних 32 лет, возникшая вследствие целенаправленных действий внешних сил, умело использовавших негативные внутренние предпосылки.

В этой связи стоит упомянуть хрестоматийную работу «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы» (The Grand Chessboard: American Primacy And Its Geostrategic Imperatives), где корифей американской геополитической мысли Збигнев Бжезинский, рассуждавший в контексте империалистических интересов США, выдвинул формулу «без Украины Россия перестает быть евразийской империей». Обращает на себя внимание тот факт, что «Великая шахматная доска» вышла в свет в 1997 году, и в тот же период была подписана Хартия об особом партнерстве между организацией Североатлантического договора (НАТО) и Украиной. Соответственно предпосылки для нынешнего вооруженного конфликта России и Запада на территории Украины, одной из основных причин которого стало расширение военной компоненты евроатлантического лагеря, были заложены без малого 30 лет назад, когда молодые постсоветские государства, включая Российскую Федерацию, в большинстве своем еще фонтанировали «общечеловеческими ценностями» и «демократическими идеалами», в то время как США оперировали исключительно категориями «национальных приоритетов», обеспечения «глобального доминирования» и «сдерживания потенциальных конкурентов».

По нашему мнению, именно исключение России из числа геостратегических игроков является неизменной целью политики Вашингтона и западного мира в отношении государств, возникших на территории бывшего СССР. Ведь «если без Украины Россия перестает быть евразийской империей», то без союзной Беларуси нивелируется роль Москвы как объединительного центра восточного славянства, а без партнерства с государствами Центральной Азии и Закавказья Российская Федерация рискует статусом региональной сверхдержавы, что, в свою очередь, осложняет равноправное партнерство с Китаем и усиливает отставание в глобальной конкуренции с Западом. При этом ослабленная, втянутая в ряд региональных конфликтов Россия не только не усилит Китай, но наоборот, дестабилизирует планы Пекина по реализации проекта «Один пояс – один путь» и воплощению в жизнь концепции «единой судьбы человечества».

Возвращаясь к рассуждениям Бжезинского, напомним, что «в случае выбора Украины в пользу Европы» американский геостратег предрекал Российской Федерации два исторических сценария: «стать либо также частью Европы, либо евразийским изгоем, по-настоящему не принадлежащим ни к Европе, ни к Азии, и завязнуть в конфликтах со странами ближнего зарубежья».

В свете вышеизложенных обстоятельств представляется справедливой точка зрения министра иностранных дел Российской Федерации С.В. Лаврова о том, что Запад нацелен окружить РФ «санитарным кордоном», сделав её «страной-изгоем». Со всей очевидностью данные злонамерения проявились в ходе боевых действий на Украине в 2022-2024 годах, когда «помощь» США, ЕС и их сателлитов киевскому режиму превысила $300 млрд., а западные политики соревновались в кровожадности заявлений о «победе над Россией на поле боя», необходимости «убить как можно больше русских», «поставить Москву на колени» и т.д. Международная атмосфера нашего времени вновь отравлена смрадом неонацизма, однако источник этих идей зарыт глубже поверхностного слоя современности, на что, собственно, и указывают идеи З. Бжезинского, выступавшего, как представляется, не только от своего имени, но, в первую очередь, от лица влиятельных кругов глобальной финансово-политической верхушки.

Значение Беларуси в орбите русской цивилизации

Важно подчеркнуть, что, выступая на митинге своих сторонников 16 августа 2020 года, в судьбоносные дни, когда Беларусь столкнулась с угрозой государственного переворота, Александр Лукашенко, характеризуя цели путчистов, также заявил о том, что «нам снова предложили «ланцуг» (русск. – цепь) от Вильнюса до Киева. Это санитарный кордон, который мы разрушили в середине 1990-х». Таким образом, белорусское руководство в тот период твердо осознавало геополитический характер происходящих событий, опираясь на анализ открытой информации, а также сведений о далеко идущих планах Запада, добытых по линии специальных служб и дипломатическим каналам.

В этой связи необходимо напомнить, что с момента прихода к власти Александра Лукашенко в 1994 году Республика Беларусь проводила последовательную линию на выстраивание максимально близких союзнических отношений с Россией. Несмотря на все сложности, Беларуси и России удалось сформировать опережающий интеграционный формат Союзного государства, создав тесный военно-политический и экономический альянс двух суверенных держав, а Минск стал центром реинтеграции (объединительных процессов) на постсоветском пространстве.

При этом Александр Лукашенко, наряду с Владимиром Путиным и Нурсултаном Назарбаевым, выступил инициатором создания Евразийского экономического союза, оборонительной военной организацией которого, согласно замыслу белорусского лидера, в перспективе должна была стать ОДКБ. Впоследствии, предоставив площадку для подписания «минских соглашений» и работы трехсторонней переговорной группы, Беларусь пыталась с помощью политико-дипломатических методов предотвратить разрастание конфликта на территории Украины в полноценную войну, что, однако, не соответствовало планам Запада, нацеленного на использование киевского режима в качестве «оружия» для нанесения геополитического поражения России.

Таким образом, военно-стратегическое значение Беларуси (т.н. «белорусский балкон») наряду с объединительной «союзной» дипломатией официального Минска, а также стремлением к безоговорочному суверенитету в области внутренней политики, основанном на сильных лидерских качествах действующего президента, предопределили агрессию ЕС и США в отношении белорусского государства. Накануне президентских выборов 2020 года Государственный секретариат Совета безопасности Беларуси обнародовал данные исследования, согласно которому ни одна электоральная кампания в стране, начиная с 1994 года, не обходилась без агрессивного внешнего вмешательства, а всего в новейшей истории республика столкнулась с шестью попытками «цветных революций».

Впоследствии Запад предпринял наиболее масштабную, седьмую попытку государственного переворота, которая была разгромлена белорусскими правоохранительными органами и здоровым большинством общества, не позволившим внешним силам погрузить государство в управленческий хаос и использовать территорию страны в качестве очередной клетки на «великой шахматной доске» глобального противостояния. Вместе с тем вслед за провалом «цветной революции» последовали попытки организации диверсионно-террористического подполья, заговор с целью ликвидации главы государства и лиц из его ближайшего окружения – успешно предотвращенный благодаря совместной операции белорусских и российских спецслужб, – а также создание вооруженных бандформирований из числа беглых экстремистов. Стало очевидно, что на первый план для Беларуси выходят не политические, а гибридные военные вызовы, которые с началом специальной военной операции России на Украине приобрели характер прямой военной угрозы.

Ползучая милитаризация Польши

Опасения внешней агрессии подкрепляются стремительным ростом военных расходов соседних государств НАТО, особенно Польши, ставшей лидером по данному показателю среди стран Североатлантического альянса (4,2% ВВП – $39,7 млрд.). Ползучая милитаризация польской государственной политики не выглядит сиюминутной прихотью, а является следствием долгосрочного планирования. Варшава поступательно наращивает численность вооруженных сил и затрат на оборону, включая модернизацию существующего потенциала, приобретение новой военной техники и вооружений. По данным открытых источников, с 2015 года военные расходы Польши выросли в четыре раза, c компаниями военно-промышленного комплекса США подписаны контракты на приобретение 500 зарядных модулей для реактивных систем залпового огня HIMARS, 32 истребителей F-35, большой партии вертолетов Apache, 250 танков Abrams, а также ЗРК Patriot. Отдельного внимания заслуживает контракт между Польшей и Южной Кореей на поставки танков и гаубиц, стоимость которого превышает $14 млрд.

Кроме того, ожидается, что уже к концу 2024 года численность польской армии может достичь 220 тысяч человек, а впоследствии Варшава рассчитывает увеличить вооруженные силы до 300 тысяч личного состава с целью создания «самой сильной сухопутной армии Европы». Польский  Генштаб также планирует сформировать две новые дивизии и разместить их в восточной части страны, то есть в непосредственной близости к государственной границе Республики Беларусь.

При этом объяснения польских руководителей о необходимости «защиты от угроз со стороны Беларуси и России» опровергаются наступательным характером приобретаемых вооружений, а также тем фактом, что программа масштабной модернизации польской армии стартовала в 2012 году, то есть задолго до «крымских событий»; соответственно она разрабатывалась еще раньше. В развитие темы следует отметить, что рассуждения о каких-либо «угрозах» для Польши со стороны Беларуси выглядят нелепо не только по причине существенного различия военных потенциалов, но также потому, что именно Варшава на протяжении последних десятилетий беспардонно вмешивалась во внутрибелорусскую политику, а не наоборот. В польских правящих кругах сложился устойчивый антибелорусский и антироссийский консенсус, а частичная смена власти в Польше, отстранение правоконсервативной националистической партии «Закон и порядок» (PiS) с утверждением коалиционного правительства во главе с Дональдом Туском, не оказали существенного влияния ни на восточную политику Варшавы, ни на агрессивное военное планирование.

Характеристика военно-политической обстановки в регионе была бы неполной без упоминания о 10 тысячах солдат НАТО (США), расквартированных на польской территории. Несмотря на тот факт, что Вашингтон раз за разом отказывает Варшаве в увеличении американского военного контингента, равно как и в размещении американского ядерного оружия на территории Польши, необходимо понимать, что подобные решения могут быть приняты и реализованы в относительно сжатые сроки. Согласно недавнему заявлению заместителя начальника польского Генерального штаба Кароля Дымановского, «минимум 300 тысяч военнослужащих стран НАТО могут быть переброшены на территорию Польши в случае возникновения военной угрозы» (по факту при необходимости и для развязывания войны). Многочисленные военные учения НАТО, проводимые в Польше и странах Балтии, предполагают отработку наступательных операций, где военнослужащие Альянса на ротационной основе изучают потенциальный театр военных действий.

Белорусский ответ: содержание доктринальных документов в области безопасности

Белорусское военно-политическое руководство учитывает совокупность вышеперечисленных фактов и рассматривает действия коллективного Запада как подготовку к интервенции. По мнению министра обороны Беларуси Виктора Хренина, в регионе наблюдается «заблаговременный комплекс мероприятий, которые проводит Западная Европа во главе с США для подготовки к военным действиям». В свою очередь, президент Республики Беларусь Александр Лукашенко в ходе совещания с руководящим составом государственных органов системы обеспечения национальной безопасности призвал готовиться к третьей мировой войне «и ментально, и стратегически», подчеркнув небезосновательность опасений о возможности подобного развития событий. «Нам война не нужна, поэтому мы должны быть к ней готовы и ментально, и стратегически. Что касается осознания серьезности момента. Отбросим все иллюзии о возможности дипломатического урегулирования глобального конфликта. Не в силах снять напряжение и международное право» – заявил глава государства.

В этой связи Минск с одной стороны предпринимает действенные меры по переоснащению белорусской армии с учетом опыта современной войны, с другой – не имея возможности втягиваться в изнурительную гонку вооружений, принимает решения в области превентивного сдерживания. В соответствии с обновленной Военной доктриной Республика Беларусь по-прежнему характеризуется как «миролюбивое государство», а размещение на белорусской территории ядерного оружия Российской Федерации рассматривается как «важное слагаемое превентивного сдерживания потенциальных противников от развязывания вооруженной агрессии». При этом Минск считает правомочным применение военной силы в мирное время в целях сдерживания других государств от агрессии против Беларуси и недопущения дестабилизации внутренней обстановки в рамках антикризисного реагирования, а также заявляет о решимости защищать свои национальные интересы и общие интересы стран-членов военно-политических объединений с участием Республики Беларусь с использованием всех средств, находящихся в распоряжении государства.

Новая редакция Концепции национальной безопасности также учитывает реалии настоящего периода, изменившийся характер рисков, вызовов и угроз. В документе детально прописаны стратегические союзнические отношения с Россией, предусмотрено укрепление всеобъемлющего партнерства с Китаем, а также взаимодействие с другими дружественными странами в рамках интеграционных объединений. При этом в качестве основных угроз перечислены экономические санкции, посягательства на независимость, территориальную целостность, вмешательство извне во внутренние дела, проявления экстремизма, терроризм, деятельность иностранных спецслужб, разрушение международной архитектуры безопасности, подготовка использования военной силы против Беларуси и нагнетание противостояния между обществом и государством.

Таким образом, в 2021-2024 гг. произошла заметная трансформация самовосприятия Беларуси в системе международных отношений в соответствии с тревожными обстоятельствами сегодняшнего дня. Фактически произошел вынужденный переход от государства, стремящегося к нейтралитету и принявшего на себя обязательство о безъядерном статусе – к стране, разместившей на своей территории тактическое ядерное оружие и готовой применить все силы и средства для собственной обороны и защиты союзников. Не отказываясь от принципов миролюбивой внешней политики, Минск трезво оценивает текущую военно-политическую обстановку, которая, увы, имеет тенденцию к дальнейшему ухудшению. Стратегия Республики Беларусь в сфере обороны и безопасности полностью адекватна остроте исторического момента, угрозам и вызовам, исходящим от западного лагеря, участники которого судорожно цепляются за ускользающее из рук глобальное доминирование. Агрессивные действия коллективного Запада против Беларуси не только не привели к свержению конституционного строя и рейдерскому захвату государства по украинскому образцу, но, наоборот укрепили власть и патриотические общественные институты, способствовали устранению необязательных тактических противоречий и интеграционному рывку в развитии союзнических белорусско-российских отношений.