Экспертиза 
5 июня 2024

Мифология в средствах индивидуальной бронезащиты

Андрей МильковВоенный эксперт, полковник запаса

Фото 1. Американский солдат в штатном нейлоновом БЖ времен войны во Вьетнаме.

создание нарративных описаний явлений окружающей среды, не прибегая к рациональным знаниям, – присуще всем сферам деятельности человека. Процесс формирования собственных мифов характерен для всех этапов развития цивилизации и непрерывен с древнейших времен до сегодняшней эпохи интернета.

Оказывается, интернет в современном мире является не только отличным источником достоверных знаний, но и инструментом широчайшего динамичного распространения баек и заблуждений. Не минула эта участь и такую узко­специальную область техники, как средства индивидуальной бронезащиты (СИБЗ) военнослужащего.

В настоящее сложное для страны время огромное количество неграмотных технически и безответственных социально, но гиперактивных интернет-«экспертов» засоряют вредными советами головы пользователей СИБЗ. К сожалению, среди внушаемой аудитории присутствует большое количество участников СВО, реально рискующих собственной жизнью.

При всей серьезности положения многие люди предпочитают послушать болтуна в сети, чем найти скучное инженерное объяснение или просто прочитать инструкцию к изделию.

Автор считает необходимым технически разобрать некоторые распространенные заблуждения о бронежилетах и шлемах.

Бронежилетные байки

«Пробив одну секцию бронежилета, пуля рикошетирует от внутренней стороны к противоположной и наносит дополнительные ужасные повреждения»

Одна из самых старинных и устойчивых бронежилетных легенд. Суть ее состоит в том, что бронежилет лучше не надевать, так как пуля, пробив одну секцию, пробьет тело человека и, срикошетив на выходе от противоположной, возвращается назад, превращая внутренности в фарш, насколько хватает кинетической энергии. Естественно, причиняя значительно больший вред, чем при сквозном ранении.

Наибольшее распространение байка получила еще в далекие 60-70-е гг. прошлого столетия. Во время агрессии против Вьетнама армия США впервые системно широко начала применять бронежилеты, а благодаря активной телевизионной экспансии по всему земному шару о существовании этой разновидности средств защиты узнал весь цивилизованный мир.

Крутые янки в нейлоновом противоосколочном бронежилете, иногда с керамическими броне­панелями, пытались покорить Юго-Восточную Азию (Фото 1). Естественно, все новое и не совсем понятное порождает заблуждения. «Бывалые» американские военнослужащие со знанием дела утверждали, что вообще никакой броник не нужен, так как пуля пробьет и улетит, а боец просто заткнет дыру в теле ватным тампоном (шомполом, указательным пальцем, соломкой от коктейля и т.п.) и самозабвенно рванет в атаку.

Поводом подобных баек стали отдельные, труднообъяснимые в то время, случаи особенно тяжелых повреждений тела солдата в бронежилете. На самом деле все просто, пули калибра 7.62 (7.62 х 39 мм и 7.62 х 54 мм), прилетающие на дистанциях в несколько сотен метров, довольно легко дестабилизируются, причем как незащищенным телом (внешние элементы снаряжения, костные ткани), так и прикрытым многослойным нейлоновым пакетом.

Летальность в обоих случаях примерно одинаковая, если отличается, то в пределах статистической погрешности. Принципиальная разница заключается в том, что чаще в первом случае (без БЖ) было сквозное пробитие, а, во-втором, наоборот, пуля удерживалась тыльной стороной противоположной секции жилета.

Как правило, при освобождении солдата от плотно застегнутого жилета, медики или сослуживцы обнаруживали обилие скопившейся крови в поджилетном пространстве. В данном случае многослойная тканевая структура являлась естественной преградой (бандажом) для заметного наружного кровотечения и определенной емкостью-накопителем для крови внутри.

Этот факт плюс наличие поражающего элемента (пули или осколка) внутри при отсутствии выраженных внешних повреждений и породили эту легенду.

Реальность же такова, что за время войны во Вьетнаме бронежилеты спасли тысячи жизней американских солдат, и появилась настоящая научно-обоснованная статистика структуры огнестрельных ранений на поле боя (Фото 2). За 50 лет сменились поколения бронежилетов, появились новейшие технологии и материалы, однако эта байка передается из уст в уста военнослужащими разных стран до сих пор.

Фото 2. Оказание помощи раненому американскому солдату в область торса. Война во Вьетнаме. Фото 2. Оказание помощи раненому американскому солдату в область торса. Война во Вьетнаме.
Фото 2. Оказание помощи раненому американскому солдату в область торса. Война во Вьетнаме.

«Пулю остановит, но критическая травма будет даже больше, чем при сквозном пробитии»

Это ложное утверждение родом из середины девяностых годов. Активное массовое применение противопульных бронежилетов в армии России в Первую чеченскую кампанию, отсутствие опыта и элементарной грамотности в применении данного снаряжения даже у знающих командиров породили значительное количество солдатских суеверий (Фото 3).

Фото 3. Российский военнослужащий во время операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне, 1994 г. Фото 3. Российский военнослужащий во время операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне, 1994 г.
Фото 3. Российский военнослужащий во время операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне, 1994 г.

Степень возможной заброневой контузионной травмы (ЗКТ) зависит от энергии пули, угла попадания, расстояния выстрела и калибра. То есть, начиная с определенной дистанции, травмы можно избежать вообще. Безусловно, выстрел противника в упор бронебойным боеприпасом будет довольно сильно ощутим, но, как показывает статистика, далеко не все пули, попадающие в бронежилет, были выпущены с минимальной дистанции.

Тут надо отметить, что кинетическая энергия пули (кДж) определяется известной формулой, которая показывает прямую зависимость снижения энергии от уменьшения значения квадрата скорости при увеличении дальности стрельбы. Отдельно надо подчеркнуть, что, с точки зрения раневой баллистики, даже контузионная травма, образующаяся при попадании поражающего элемента, даже превышающего класс защиты бронежилета, всегда менее летальна, чем проникающее ранение.

Определенным инженерным подвидом данного заблуждения является внесение в конструкцию бронежилета мало формируемых защитных элементов (например, стальных или композитных пластин) или гипертрофировано толстых амортизационных подпоров в ущерб эргономики изделия. Суть данных конструктивных мероприятий заключается в желании уменьшить до нуля глубину отпечатка в тестовом пластилине при не пробитии. Причем отсутствие отпечатка преподносится как неоспоримое достоинство подобного подхода.

Однако, с начала 90-х гг. медицинская статистика локальных конфликтов показывает многочисленные случаи летальных исходов военнослужащих при попаданиях в «стальные» бронежилеты без заметных внешних повреждений тела (синяков, ссадин и т.п.). Как правило, гибель наступала в течение трех суток из-за критического разрушения внутренних органов.

Научное объяснение данному явлению заключается в особенностях волновых процессов, образующихся в теле человека при попадании. В случае деформации преграды/брони время взаимодействия системы «пуля-преграда» увеличивается (ударный импульс уменьшается) и образуется быстро затухающая пропорционально радиусу сферическая волна. Возможно образование «пугающих» гематом и ссадин.

Если преграда/броня не деформируется, то время взаимодействия мало, импульс увеличивается и возникает медленно затухающая так называемая плоская волна. Это приводит к разрыву внутренних органов при минимальных повреждениях внешней поверхности тела.

Исходя из этого, лучшие современные конструкции бронежилетов предполагают в первую очередь максимальное поглощение энергии поражающего элемента за счет правильной структуры самой брони.

«Активная защита – быстрое передвижение на поле боя – лучше полноценного бронежилета или бронежилета вообще»

Крайне популярное заблуждение о бронежилетах гласит: «Без бронежилета можно двигаться быстрее, маневрировать лучше, поэтому противник не сможет точно прицелиться и попасть».

В среднем тактический бронежилет весит 7-10 кг, а вес носимого боекомплекта и прочего снаряжения составляет не менее 15 кг. Получается, что разница в нагрузке в несколько килограммов для среднего бойца не так уж и велика, кроме того, во время боевых действий быстрые скоростные передвижения (перебежки) все равно мало вероятны из-за общей усталости организма через определенное время активных боевых действий.

Новейшая разновидность этого же заблуждения: «Легкий «плитник» (небольшие пластины только на груди и спине) сохраняет решаю­щее превосходство в мобильности по сравнению с более тяжелым нормальным бронежилетом, полностью закрывающим жизненно-важные органы (ЖВО)».

Байка изначально рождена некоторыми инструкторами-тактикульщиками в начале 2010-х гг., утверждавших, что в любом стрелковом противоборстве побеждает отлично обученный подвижный и ловкий профессионал.

Однако, опыт СВО, как вида широкомасштабных боевых действий, в отличие от локальных операций спецназа показал крайнюю редкость стрелковых дуэлей и подавляющее количество осколочных ранений от артогня, РСЗО и других подобных систем. Не случайно в воюющих подразделениях родилась поговорка о том, что «командиру вражеской батареи или танка без разницы насколько ты крутой спецназовец» (Фото 4).

Фото 4. Российский военнослужащие в зоне специальной военной операции на Украине. Фото 4. Российский военнослужащие в зоне специальной военной операции на Украине.
Фото 4. Российский военнослужащие в зоне специальной военной операции на Украине.

По неумолимой статистике в подобных условиях бодрый и подвижный боец без полноценных СИБЗ намного больше проигрывает в выживаемости даже уставшему военнослужащему в нормальной броне.

Защитный шлем

«Все равно шея сломается» или губительный перелом шейных позвонков при попадании пули в застегнутый бронешлем»

Байка ведет свое начало еще с Первой мировой войны, плавно пережив Вторую мировую войну, очень живуча и упорно повторяется в настоящее время. Очень часто некоторые интернет-знатоки, действующие сотрудники и иные отдаленно причастные люди, обсуждая характеристики бронешлемов, описывают, как одно из очевидных последствий попадания пули, перелом шейных позвонков. Данное категоричное утверждение произносится как очевидный факт, с усталым видом специалиста военно-медицинского НИИ.

В реальности – при попадании пули в современный композитный шлем расчетной степени защиты – шея не сломается! Нет ни одного подтвержденного медицинской статистикой случая.

Современная композитная броня и запрограммированная упругость подтулейного устройства при высокоскоростном воздействии «растягивают» поглощение энергии удара во времени, не позволяя импульсу (ускорению) достигать критических для человека значений. Тут надо оговориться, что в данном случае речь идет о изделиях профессиональных российских производителей бронеодежды.

Конечно, есть средства поражения, воздействующие своей кинетической энергией на баллистический шлем, которые могут не только сломать позвоночник, но и в целом оторвать голову. Но все же основная защита не от попадания артиллерийского боеприпаса.

Как и с бронежилетом, наиболее опасные поражающие элементы на поле боя – это осколки… и вторичные поражающие факторы (куски арматуры, зданий, камней и элементов взорванной бронетехники и т.п). Так вот эта «вторичка» представляет значительно большую угрозу переломов шеи или основания черепа при низкоскоростном ударе.

И в таких случаях спасает правильная качественная «подтулейка». Поэтому застежка сейчас на шлеме именно «фастекс», а не петля с кнопкой или металлическая пряжка на кожаном ремне.

Еще недавно титановые или стальные шлемы с мощными пуленепробиваемыми забралами были атрибутом штурмовых подразделений спецназа (например, «Алтын» с пенопластовой вставкой) (Фото 5). Именно подобные шлемы, на которых не оставалось особых видимых следов от удара, могли фатально сместить шейные позвонки.

Фото 5. Шлем «Алтын» и внутренняя защитная пенопластовая вставка. Фото 5. Шлем «Алтын» и внутренняя защитная пенопластовая вставка.
Фото 5. Шлем «Алтын» и внутренняя защитная пенопластовая вставка.

Физика такова, что современные материалы, как было сказано выше, «мягко ловят» и перераспределяют ударную нагрузку пули или осколка. Хочется привести пример. Военнослужащий в шлеме АО «ФОРТ Технология» «Кивер» (Фото 6) в зоне СВО попал под обстрел дальнобойной артиллерии противника.

Фото 6. Шлем «Кивер» от АО «ФОРТ Технология» с осколочным попаданием. Фото 6. Шлем «Кивер» от АО «ФОРТ Технология» с осколочным попаданием.
Фото 6. Шлем «Кивер» от АО «ФОРТ Технология» с осколочным попаданием.

Осколок 155-мм снаряда попал сзади, в затылочную часть бронешлема в зоне мозжечка с энергией, сравнимой с нокаутирующим ударом доской по голове, от чего спецназовец на секунды даже потерял сознание. СВМПЭ (сверхвысокомолекулярный полиэтилен), материал, из которого сделан корпус шлема, выдержал данное испытание очень достойно.

Поражающий элемент, судя по четкому отпечатку на шлеме, был размером примерно 10х10 мм и весом от 7 до 20 граммов (в зависимости от толщины стенки снаряда в месте осколкообразования). С учетом того, что артиллерийские снаряды образуют высокоскоростные осколки с большой кинетической энергией, вмятина на корпусе имела всего 3 мм в глубину. С внутренней части выпучина едва ощутима и составляла около 1-2 мм. Шлем бойцу заменили на новый такой же, и он успешно продол­жил выполнять свои воинские обязанности без вреда для здоровья.

Солдатские мифы существовали во все времена, существуют сегодня и наверняка останутся в будущем. Не случайно лучшему полководцу и реформатору армии на рубеже 16-17 века Морицу Оранскому приписывают знаменитое эмоциональное обращение к собственным рейтарам «Болваны, не снимайте кирасы! Убьют вас!».

Основная задача борьбы с подобными, опасными для жизни, мифами лежит в первую очередь на грамотных командирах подразделений среднего звена. Небезразличные к здоровью подчиненных офицеры должны сами активно изучать тактико-технические характеристики современных СИБЗ, проводить разъяснительную работу и привлекать к обучению специалистов от непосредственных производителей.

Конструкторы современных российских СИБЗ постоянно совершенствуют средства защиты для обеспечения максимальной эффективности на поле боя.

Главная цель солдата на войне – выполнить поставленную боевую задачу! При достижении этой цели шанс на личное выживание дает только экипировка, которая правильно надета.