идёт загрузка...
Флот 
30 декабря 2020

Инцидент в заливе Петра Великого

ВМС США пытаются взять на понт ВМФ России

Этот инцидент получил широкий резонанс. А дело было так. 24 ноября в 13 часов 17 минут (06.17 – московского времени) американский эсминец John McCain (DDG-56) типа Arleigh Burke (об этих кораблях смотри подробнее журнал «Национальная оборона» №4/2012) вторгся в российские территориальные воды в заливе Петра Великого, углубившись, как говорилось в сообщении Министерства обороны РФ, «за линию морской границы на 2 км», то есть на расстояние чуть больше мили. Находился он там недолго. Получив по международному каналу связи от большого противолодочного корабля «Адмирал Виноградов» Тихоокеанского флота уведомление о недопустимости подобных действий и предупреждение о возможности применения против него «таранного маневра», американский эсминец поспешил ретироваться и ушел в нейтральные воды.

Американская сторона, как нетрудно догадаться, иначе трактует этот эпизод. Как указывается в сообщении службы по связям с общественностью 7-го флота США, развернутого в западной части Тихого океана, эсминец John McCain провел успешную «операцию по обеспечению свободы навигации (freedom of navigation operation – FONOP)». Далее объясняется, почему она была осуществлена. «В 1984 г. СССР установил исходные линии вдоль своих берегов, включая прямую исходную линию, охватывающую залив Петра Великого, в качестве заявленных внутренних вод. Эта линия протяженностью 106 морских миль, охватывающая воды залива, не соответствует нормам международного права, отраженным в Конвенции по морскому праву, – растолковывает служба по связям с общественностью от имени командования 7-го флота. – Проводя эту замкнутую линию, СССР пытался претендовать на владение большей акваторией, чем той, на какую имел право. Россия продолжает политику притязаний времен СССР. Проведя эту операцию, Соединенные Штаты продемонстрировали, что эти воды не являются территориальным морем России и что Соединенные Штаты не согласны с утверждением России о том, что залив Петра Великого является «исторической бухтой» согласно международному праву».

Залив Петра Великого с обозначением линии государственной границы РФ.

Тут требуются комментарии. В сообщении службы по связям с общественностью 7-го флота США трижды упоминается Конвенция ООН по морскому праву 1982 года. Ее признают 168 государств мира. Но среди них нет Соединенных Штатов. Поэтому здесь Вашингтон можно посылать в баню по принципу «чья бы корова мычала, а твоя бы молчала». Но все-таки попробуем разобраться.

Залив Петра Великого врезается в континентальную часть российского Приморья между мысом Поворотный на северо-востоке и устьем реки Туманной, что почти у границы с Северной Кореей, на юге-западе. Еще 4 июля 1957 г. постановлением Совета Министров СССР в силу особых географических условий и оборонного значения залива Петра Великого, а также исторической принадлежности его вод Российской империи и впоследствии Советскому Союзу были установлены правовой режим исторического залива и границы его внутренних вод. В 1984 г. СССР еще раз закрепил этот режим. Затем, после распада Советского Союза, Российская Федерация также подтвердила данное правило.

Да, Конвенция по морскому праву не оговаривает границы «исторических вод», но о них достаточно четко говорится в других документах Организации Объединенных Наций. И отказ Соединенных Штатов признавать международные законы и правила вовсе не означает, что их не существует.

Американский эсминец John McCain.

Предвижу возражения. Ведь в Конвенции существует право мирного прохода гражданских и военных судов одной страны через территориальные воды другой. Например для того, чтобы сократить путь и время для достижения порта третьего государства. То есть для реализации мирного прохода требуется судоходная необходимость. В случае с эсминцем John McCain такой необходимости не было, поскольку как не прокладывай его курс в точке пересечения границы, он все равно упрется в российский берег, где его не ждали и куда его не приглашали.

В некоторых российских средствах массовой информации появились предположения, что американский эсминец вторгся в российские воды по неосторожности или разгильдяйству. А, дескать, задним числом была придумана история с «операцией по обеспечению свободы навигации», дабы как-то оправдать неуклюжие действия корабля.

На самом деле штурманская подготовка американских морских офицеров не отличается высоким качеством. Как показала печальная практика, они имеют смутное представление о Международных правилах предупреждения столкновения судов в море (МППСС-72), а личный состав нередко плохо знаком с вверенной ему материальной частью. Самое яркое тому подтверждение – история самого эсминца John McCain.

21 августа 2017 г. в 5.24 утра местного времени, то есть вскоре после рассвета, в ясную погоду этот корабль в Южно-Китайском море восточнее Малаккского пролива на подходе к Сингапуру подставил свой левый борт под удар форштевня и бульба либерийского танкера Alnic MC длиной 183 м и дедвейтом 50 760 тонн. Удар пришелся ближе к корме. Надводные повреждения эсминца оказались не очень значительными – чуть порвана обшивка в верхней части борта в месте, куда врезался форштевень либерийского судна. А вот в подводной части образовалась восьмиметровая пробоина. Она пришлась на каюты личного состава, где погибли десять американских моряков (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №10/2017).

Пробоина, полученная эсминцем John McCain 21 августа 2017 года.

При этом на мостике и в ходовой рубке находились тогдашние командир корабля коммандер Альфредо Санчес и старпом коммандер Джесси Санчес (эти офицеры не родственники, а однофамильцы). Позже выяснилось, что при виде приближавшегося танкера командиры отдавали приказы, еще более усугублявшие ситуацию, а рулевые неправильно понимали и выполняли команды. Когда было ясно, что столкновения не избежать, никто из них и вахтенных не дал сигнал тревоги.

Понадобилось более двух лет ремонтных работ и испытаний, прежде чем John McCain вернулся в строй. И вот корабль чуть было снова не нарвался на неприятность.

Мы не являемся сторонниками версии случайного захода американского эсминца в российские воды. Это была провокация. Не очень ладно спланированная. Сейчас командование 7-го флота утверждает, что никто корабль John McCain «не изгонял», а он, выполнив миссию, сам ушел.

Давайте прикинем. Максимальная скорость эсминцев этого типа – 32 узла (приблизительно 59 км/час), а экономическая – 20 узлов (32 км/час). Для того чтобы углубиться в российские территориальные воды на 2 км, эсминцу потребовалось 2-6 минут, то есть незначительное время. Столько же ушло на обратный путь. Другими словами, вся «операция по обеспечению свободы навигации» заняла не более четверти часа.

Однажды сильно покоцаный John McCain не стал искушать судьбу. Тем паче, что предупреждение о возможном «таранном маневре» ему направил БПК «Адмирал Виноградов», хорошо известный американским морякам.

Российский БПК уже имел близкую встречу с кораблем 7-го флота США, которая врезалась в память американцам. Случилось это в 11.35 местного времени (6.35 – московского) 7 июня 2019 г. в Филиппинском море в 350 милях к востоку от Тайваня и в 200 милях к юго-западу от Окинавы. Неожиданно американский крейсер Chancellorsville (CG-62) типа Ticonderoga изменил курс и пошел на сближение с «Адмиралом Виноградовым», который осуществлял слежение за авианосным соединением 7-го флота и в тот момент находился справа от крейсера. Корабли сближались на высоких скоростях.

Опасное сближение американского крейсера Chancellorsville (на фото справа) с?БПК «Адмирал Виноградов» 7 июня 2019?года.

Согласно 15-му правилу МППСС-72, судно, с правой стороны которого находится другой корабль, должно уступить ему дорогу, дабы избежать неблагоприятных последствий. Между тем Chancellorsville не сворачивал. Двигался неизменным курсом и «Адмирал Виноградов». Корабли продолжали сближаться. Вот между ними 100 м, 30 м, 20 м. В наиболее драматический момент их разделяли всего 15 м. Командир американского крейсера не выдержал и дал «полный назад», чтобы пропустить вперед «бешеного русского».

Представитель 7-го флота Клэйтон Досс тут же заявил, что российский корабль «совершил небезопасный маневр», поскольку, дескать, Chancellorsville готовился к приему вертолета и должен был идти неизменным курсом. Еще резче высказался тогдашний начальник военно-морских операций, то есть главком ВМС США, адмирал Джон Ричардсон. По его словам, «поведение командира российского противолодочного корабля в Филиппинском море было безответственным и безрассудным».

Так вот насчет вертолета. Согласно МППСС-72, судно, готовящееся к приему воздушного аппарата, должно выставить соответствующие предупреждающие знаки. Ничего подобного на американском крейсере не было. Действительно, в небе барражировал вертолет MH-60 Seahawk, поднявшийся с палубы Chancellorsville, но он находился не сзади по курсу крейсера, как то требовалось при посадке, а впереди. С него была произведена видеосъемка сближения двух кораблей, которая легла в основу американских «обвинений» в адрес российского БПК.

Но американцев буквально потрясла не видеосъемка с воздуха, а та, что была сделана с борта американского крейсера. На ней запечатлен момент наиболее опасного сближения кораблей. Нервы у американских моряков напряжены в ожидании столкновения, а на вертолетной площадке БПК загорают российские военморы. Казалось, они даже не проявляют интереса к происходящему. Один, уютно устроившийся в шезлонге, даже голову не поднял.

СКР-6 (на фото справа) сейчас столкнется с американским эсминцем Caron. 12 февраля 1988 года.

«Телекомпания CNN осветила сближение российского и американского военных кораблей излишне воинственно, создав при этом картину преднамеренного нападения со стороны России, тогда как загорающие в такой рискованной ситуации российские моряки явно свидетельствуют о том, что все это было случайностью!» – откликнулся один из американских пользователей Сети. «В то время как на военном корабле США, по-видимому, царит абсолютная паника, российские моряки загорают на вертолетной палубе своего эсминца», – вторил ему другой. «Суматоха у американцев и загорающие на палубе русские. Классные ребята!» – добавил третий. И подобных откликов оказалось много.

Аналогичным игнорированием помехи справа стал случай, чуть не приведший к столкновению американского эсминца Farragut (DDG-99) с российским средним разведывательным кораблем «Иван Хурс» 9 января этого года в Аравийском море.  Вследствие неумелых действий командира американского эсминца, российский СРК оказался внутри ордера охранения атомного авианосца Harry S. Truman (CVN-75). Опомнившись, американский офицер решил вытеснить «Ивана Хурса», подрезая его курс слева, что является грубым нарушением МППСС-72. Командир СРК сумел уклониться от таранного удара. Как говорилось в заявлении Министерства обороны РФ по этому поводу, «экипаж российского военного корабля действовал профессионально, предприняв маневр, который позволил предотвратить столкновение с кораблем-нарушителем».

Сторожевой корабль «Беззаветный» (на фото справа) наваливается на борт крейсера Yorktown.

«Адмирал Виноградов» – не «Иван Хурс», вооруженный всего двумя пулеметами. И командир эсминца John McCain после предупреждения вовсе не горел желанием продолжить «операцию по обеспечению свободы навигации». Теперь американские СМИ задним числом пишут, что американский корабль по боевой мощи значительно превосходит российский и, мол, за ним осталась бы победа. Так, известный американский журнал Popular Mechanics утверждает, что John McCain «больше, новее и лучше вооружен», чем большой противолодочный корабль «Адмирал Виноградов» проекта 1155.

Полное водоизмещение эсминца ВМС США составляет 8900 т, а российского БПК – 7480 т, то есть разница не очень большая, а вот по скорости хода они вообще сопоставимы – 30 узлов у американца и 29,5 узла у российского корабля. John McCain, оснащенный системой боевого управления Aegis и вступивший в строй в 1994 г., несет зенитные, противолодочные и крылатые ракеты класса «корабль-поверхность» в 90 вертикальных пусковых установках, две счетверенные пусковые установки противокорабельных ракет Harpoon, одну 127 мм артиллерийскую установку, две шестиствольные 20-мм артустановки обороны ближнего рубежа Phalanx, два 25 мм автомата, несколько пулеметов и два трехтрубных противолодочных 324 мм торпедных аппарата.

Арсенал «Адмирала Виноградова», пополнившего ВМФ в 1988 г., выглядит скромнее: две четырехзарядные пусковые установки противолодочного ракетного комплекса «Раструб-Б», которым можно стрелять и по надводным кораблям на дистанцию до 90 км, два ЗРК малой дальности «Кинжал» (боезапас – 64 ЗУР), две универсальные 100 мм артиллерийские установки АК-100, четыре шестиствольных 30-мм ЗАК АК-630М, два четырехтрубных 533 мм противолодочных торпедных аппаратов, две двенадцатиствольных РБУ-6000 и два вертолета Ка-27ПЛ. Да, John McCain по составу вооружения выглядит предпочтительнее, но и наш вовсе не слабак. И менее впечатляющее вооружение не помешало «Адмиралу Виноградову» соперничать с крейсером Chancellorsville полным водоизмещением 9600 т. Чем оно закончилось, мы знаем. Американский крейсер вынужден был уступить.

В заливе Петра Великого ситуация изначально была на нашей стороне. Если бы John McCain предпринял какие-нибудь враждебные действия в отношении российского корабля, на него немедленно обрушились бы ракеты «Оникс» и Х-35У береговых ракетных комплексов «Бастион» и «Бал», развернутых в Приморье.

И вообще российских моряков никогда не останавливало превосходство противостоящей стороны. Достаточно вспомнить яркий эпизод, случившийся на излете «холодной войны» у крымского мыса Сарыч 12 февраля 1988 года. Тогда крейсер Yorktown (CG 48) полным водоизмещение 9600 т типа  Ticonderoga и эсминец Caron (DD 970) полным водоизмещением 8040 т типа Spruance 6-го флота ВМС США, якобы по праву мирного прохода, какового на самом деле не было, поскольку американские корабли, двигаясь намеченным курсом, могли попасть только в советские порты, нарушили государственную границу СССР.

У границы советских территориальных вод американцев встретили сторожевые корабли Черноморского флота «Беззаветный» проекта 1135 полным водоизмещением 3200 т под командованием капитана 2-го ранга Владимира Богдашина и СКР-6 проекта 35 полным водоизмещением 1132 т под командованием капитана 3-го ранга Анатолия Петрова, а также пограничный сторожевой корабль «Измаил» проекта 1124П полным водоизмещением 990 т и вспомогательное судно ледового класса «Ямал», которое, кстати, и сейчас несет службу в составе ВМФ РФ. В 9.45 – за полчаса до предполагаемого входа американцев в Форосский залив – «Беззаветный» передал на Yorktown: «Ваш курс ведет к пересечению территориальных вод СССР. Предлагаю лечь на курс 110». В ответ – тишина.

Бомбардировщик Балтийского флота Су-24 пролетает вблизи американского эсминца Donald Cook 12 апреля 2016 г., чтобы развернуть его в сторону моря.

По приказу начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала Валентина Селиванова «Беззаветный» передал по радио на американский крейсер предупреждение: «Во избежание инцидента настоятельно рекомендую изменить ваш курс с целью предотвращения нарушения территориальных вод СССР». В 10.15 с Yorktown поступил ответ: «Вас понял. Я ничего не нарушаю. Действую согласно международным правилам».

В третий раз «Беззаветный» обратился к американским кораблям со следующим уведомлением: «До входа в территориальные воды СССР – 20 кабельтовых. В случае нарушения вами территориальных вод имею приказ вытеснять вас вплоть до навала». В 10.45 Yorktown повторно ответил: «Курс менять не буду. Пользуюсь правом мирного прохода. Ничего не нарушаю». В тот же момент крейсер пересек советскую границу.

ПСКР «Измаил» поднял сигнал: «Вы нарушили границу территориальных вод СССР». «Беззаветный» и СКР-6 продублировали его и пошли на сближение с нарушителями. На борту американских кораблей столпились свободные от вахты моряки, с интересом наблюдавшие за происходящим. Они вели фото- и киносъемку. Но когда они увидели стремительно приближавшиеся советские сторожевики с выпущенными из клюзов правого борта тяжелыми якорями, их как ветром сдуло. В 11.02 «Беззаветный» навалился под углом 30° на левый борт Yorktown ближе к корме. Раздался скрежет, полетели искры и сбитые леера. Лапой якоря разорвало обшивку борта крейсера. После удара корабли развернуло в противоположные друг от друга стороны, но вскоре они вернулись на прежний курс. «Беззаветный» увеличил скорость и повторно навалился на Yorktown. Форштевень сторожевика «вскарабкался» на корму американского крейсера и, сползая с нее, разбил четырехконтейнерную пусковую установку противокорабельных ракет Harpoon, разломал командирский катер и вызвал локальный пожар на борту Yorktown.

Тем временем СКР-6 догнал Caron. «Весовые категории» были слишком неравными. Американский эсминец по водоизмещению в семь раз (!) превосходил советский сторожевик. И все-таки он дерзко навалился на нарушителя границы, сбив ему кормовые леерные стойки, повредив шлюпку и шлюпбалку, ободрав борт.

Американцы предприняли попытку взять в клещи «Беззаветный», зажав советский сторожевик между своими бортами. Владимир Богдашин приказал зарядить две установки РБУ-6000 глубинными бомбами и демонстративно развернуть их в сторону Yorktown и Caron. Командиры крейсера и эсминца тут же отказались от своего намерения.

В 11.40 находившийся в Москве командующий Черноморским флотом адмирал Михаил Хронопуло передал на оба подчиненных ему сторожевика приказ: «Отойти от кораблей США, передать им требование покинуть территориальные воды СССР. Быть готовыми к повторному навалу». Но он не потребовался. Американцы ушли в нейтральные воды, где легли в дрейф. Через несколько часов они направились в сторону Босфора.

Этот эпизод убедительно продемонстрировал, что связываться с нашими моряками, даже имея значительное превосходство, себе дороже.

7-й флот США не первый день примеривается к Приморью, прощупывая оборонительные возможности российского дальневосточного региона. Два года назад – в начале декабря 2018 г. – американский эсминец McCampbell (DDG 85) приблизился к границе залива Петра Великого, дабы, как утверждалось в Вашингтоне, «бросить вызов чрезмерным морским претензиям России и поддержать права, свободы и законное использование моря, которое находится в распоряжении США и других стран». На перехват вылетели самолеты авиации Тихоокеанского флота и вышел большой противолодочный корабль «Адмирал Трибуц». Радетель американского «права» тут же на полной скорости ушел от российских берегов.

В этот раз провокация была задумана почти по всему периметру российской морской границы. 24 ноября в российские дальневосточные воды, как мы знаем, вторгся John McCain. 26 ноября из польской Гдыни вышел американский эсминец Ross (DDG 71), который, согласно официальной версии, прибыл на Балтику для участия в совместных противовоздушных учениях НАТО. Но прежде чем отправиться на маневры, этот корабль добрался до российско-польской морской границы, затем, по утверждению ряда СМИ, на траверзе Балтийской косы, развив полный ход, вошел в территориальные воды РФ. В них совершил циркуляцию и убрался прочь.

23 ноября в Черное море вошел эсминец 6-го флота США Donald Cook (DDG 75). Этот корабль можно считать чемпионом антироссийских провокаций. Впервые он появился в Понте Аксинском (Негостеприимном море), как называли его древние греки, в апреле 2014 г. – вскоре после того, как стали известны результаты референдума по статусу Крыма, – так сказать, из солидарности с майданными властями Украины. Море оказалось для американского корабля действительно негостеприимным. Его напугали бомбардировщики Су-24 Черноморского флота, близко подлетавшие к эсминцу. Тем не менее Donald Cook не раз и не два наведывался к берегам Крыма и Кавказа. Бывал он и за Полярным кругом поблизости от баз Северного флота. Не обошел этот эсминец и Балтику. Особенно запоминающимся стал визит 12 апреля 2016 г., когда американский эсминец, двигавшийся в сторону Калининграда, был развернут в сторону открытого моря бомбардировщиками Су-24, пролетевшими почти над палубой Donald Cook. Во время своего последнего ноябрьского посещения Черного моря американский эсминец вел себя примерно. На рожон не лез. Видно, почувствовал на себе ласковое «прощупывание» РЛС береговых ракетных комплексов «Бастион» и «Бал», проводивших как раз в это время учения по уничтожению надводных кораблей противника.

Зачем США понадобились все эти провокации? Военно-политическое влияние Соединенных Штатов в мире стремительно падает. Несмотря на то что ВМС США по-прежнему остаются сильнейшими в мире, их мощи не хватает для удержания превосходства на море. ВМС Народно-освободительной армии Китая по численности корабельного состава уже превосходят американский флот. Заметно уступая ему, российский ВМФ получает на вооружение все более совершенные, более дальнобойные и более точные системы вооружений. Крылатые ракеты «Калибр», «Оникс» и Х-32, гиперзвуковые Х-47М2 «Кинжал» и 3M22 «Циркон» в значительной степени девальвируют американскую мощь на море. Более того, как считает командующий 2-м флотом ВМС США вице-адмирал Эндрю Льюис, «территория Америки не является больше безопасной и запретной для ведения боевых действий». Да, российские «калибры» и «цирконы», запущенные подводными лодками в Атлантике и Тихом океане, способны поражать важные военные, государственные и промышленные цели на восточном и западном побережьях Соединенных Штатов, чего раньше представить было невозможно.

Командование ВМС США от всего этого испытывает комплекс неполноценности и, дабы поднять боевой дух личного состава, бросает корабли к российским территориальным водам, а то и запуская свои эсминцы в них. Все это может печально кончиться. «Угроза Третьей мировой снова обострилась после того, как российский военный корабль прогнал американский эсминец», – написала по поводу «визита» John McCain в залив Петра Великого отнюдь не сочувствующая нашей стране британская газета Daily Express. Да, подобный вариант развития событий исключить нельзя. Поэтому США и России следует вернуться за стол переговоров и хотя бы освежить уже подписанные договоренности по обеспечению безопасности на море.