идёт загрузка...
Геополитика 
24 марта 2021

Хроники белорусского кризиса: почему оппозиция «потеряла улицу»?

Власть продолжает достаточно жестко реагировать на проявления протестной активности, проведение т.н. «дворовых маршей» пресекается сотрудниками МВД

АлександрШпаковскийДиректор неправительственного аналитического центра «Актуальная концепция», член Научно-экспертной группы при Государственном секретариате Совета Безопасности Республики Беларусь

Текущая внутриполитическая ситуация в Республике Беларусь характеризуется затуханием протестной активности граждан, заметной в период август – ноябрь 2020 года. На настоящем этапе протестное движение имеет маргинальный характер, массовые многотысячные митинги и шествия уступили место локальным проявлениям в виде т.н. «дворовых маршей», «флэшмобов», разного рода коллективных «прогулок», «чаепитий» и пр., максимальное количество участников которых не превышает нескольких десятков человек.

С высокой долей вероятности можно предположить, что подобные бессмысленные с точки зрения давления на власть акции направлены на сохранение протестной повестки в информационном поле страны, так как оппозиционно настроенные электронные ресурсы и особенно т.н. «новые медиа» (каналы в YouTube и Telegram) по-прежнему доминируют в сети Интернет, хотя и теряют свою аудиторию.

В частности, ведущий оппозиционный Телеграм-канал NEXTA, выполнявший функцию коллективного агитатора и коллективного организатора протестов в Беларуси, теряет в среднем по 5 тысяч подписчиков в сутки. Например, в период с 26 января по 22 февраля текущего года количество подписчиков NEXTA сократилось с 1 565 000 до 1 482 982, то есть более чем на 80 тысяч человек, и эта тенденция выглядит достаточно устойчивой.

При этом успешное проведение Всебелорусского народного собрания 11-12 февраля, которое противники власти окрестили «съездом правящей партии», начавшийся суд над банкиром Виктором Бабарико, считавшимся наиболее популярным из числа лидеров оппозиции, не стали катализатором возобновления протестной активности, несмотря на соответствующие призывы эмигрантских центров в Варшаве и Вильнюсе.

Светлана Тихановская.

Кроме того, локализация протестов связана с сознательным выбором данной тактики со стороны организаторов, когда на базе т.н. «дворовых чатов» предполагалось отработать практику мобилизации актива через дистанционное управление сетью «отрядов», сформировать параллельные органы местного самоуправления, а также через соседские и иные связи масштабировать протест и вовлечь в него широкие массы. При этом посредством создания множественных эпицентров протестной активности планировалось добиться распыления сил и средств правоохранительных органов по образцу «бархатной революции» в Армении в 2018 году.

Однако по ряду объективных причин (отсутствие реальной народной поддержки, погодные условия, эффективная работа органов правопорядка, «закрытость» как особенность национального менталитета белорусов и соответственно низкий уровень соседских связей) данная тактика не привела к успеху протестующих. Относительно заметные дворовые чаты существуют лишь в г. Минске, однако и в столице количество участников чатов на фоне общей численности населения микрорайонов выглядит маргинально, а еще меньшее количество людей участвует в локальных акциях протеста.

Например, в чате спального микрорайона Минска «Сухарево 97» до его захвата сотрудниками интернет-разведки МВД состояло около 3 тысяч участников при населении более 200 тыс., в аналогичном чате «97% Серебрянка» состоит около 4 тысяч при населении порядка 120 тыс. человек.

Серьезным поражением оппозиции также необходимо признать провал идеи т.н. «общенациональной забастовки», объявленной Светланой Тихановской в конце октября прошлого года. По факту ни одно предприятие в Беларуси не остановило работу, за исключением нескольких субъектов малого и среднего бизнеса, занятых в сфере услуг г. Минска. При этом все флагманы белорусской государственной промышленности (МАЗ, МТЗ, БЕЛАЗ, Нафтан, Беларуськалий, МЗКТ, БМЗ, Гродно – Азот и пр.), где в первую очередь планировалась организовать массовое стачечное движение, продолжают работать в штатном режиме, обстановка на предприятиях государственного сектора в целом контролируемая.

Согласно информации, содержащейся на сайте т.н. «Центра помощи бастующим», созданного для координации стачечного движения, количество «бастующих» на 3 февраля 2021 г. составляет 5992 работника из 414 предприятий. Даже если не принимать во внимание определенные сомнения в достоверности предоставленных сведений, то необходимо отметить, что только по официальным данным Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь за период январь – сентябрь 2020 года в органы по труду, занятости и социальной защите обратились за содействием в трудоустройстве 121,9 тысяч человек, из них 55,4 тыс. были зарегистрированы в качестве безработных. При этом на 1 октября 2020 г. Минтруда располагало сведениями о 78,8 тыс. вакансий.

Фактор российской поддержки является ключевым для стабилизации финансово-экономической, а значит и политической ситуации в Белоруссии.

Также серьезное значение для оценки внутренней ситуации имеет тот факт, что оппозиционным силам не удалось дестабилизировать обстановку в учебных заведениях Республики Беларусь, несмотря на то, что в ряде вузов, особенно находящихся в Минске, были созданы т.н. «стачкомы», призывавшие к остановке образовательного процесса и бойкоту преподавателей, участвовавших в работе избирательных комиссий либо имевших репутацию сторонников власти. Вместе с тем на сегодняшний день все учреждения среднего, средне-специального и высшего образования в Республике Беларусь функционируют в нормальном режиме, хотя в ряде случаев с учетом пандемии  COVID-19 обучение проводится на дистанционной основе.

При этом государство использовало разноплановый арсенал мер для работы со студенческой целевой группой – от отчисления зачинщи­ков беспорядков по причине нарушения дисциплины и низкой успеваемости до встреч со студентами, которые проводили как высшие государственные чиновники (генеральный прокурор, председатель Совета Республики), так и президент страны Александр Лукашенко. Последняя встреча главы государства со студентами Белорусского государственного университета состоялась 29 января 2021 г., ответы Лукашенко на «неудобные вопросы» молодежной аудитории широко освещались как государственными, так и неправительственными СМИ.

Примечательно, что белорусский лидер заявлял о готовности «восстановить» отчисленных студентов в случае раскаяния и желания вернуться к получению образования. Всего, по данным оппозиционных СМИ, «по политическим мотивам» в Беларуси было отчислено около 300 студентов, притом что общее количество лиц, получающих высшее образование на очной основе, составляет порядка 260 тысяч человек.

Исходя из имеющейся информации открытых источников, дальнейшая судьба «отчисленных» разнится: существуют как прецеденты восстановления на учебе, так и выезда за рубеж по различным программам западных стран, а также призыва в Вооруженные Силы и единичные случаи осуждения за организацию и участие в массовых беспорядках, хулиганские действия, насилие в отношении сотрудников МВД. 

Вместе с тем власть продолжает достаточно жестко реагировать на проявления протестной активности, проведение т.н. «дворовых маршей» пресекается сотрудниками МВД. В то же время снижение количества участников уличных акций повлияло на статистику задержаний: на пике протестов во второй половине августа счет задержанных исчислялся тысячами, в сентябре – ноябре сотнями, на настоящем этапе речь идет о десятках человек. Всего, по данным правозащитного центра «Весна», с начала протестов в Беларуси с 9 августа 2020 года по настоящее время было задержано порядка 30 человек. При этом процент рецидива находится на уровне 10-15 процентов. По решению МВД Беларуси создан отдельный банк данных по учету лиц, задержанных в ходе несанкционированных акций протеста, начиная с июля 2020 г. 

Кроме того, государство активно блокирует нежелательный контент в Интернете. До 50 процентов электронных ресурсов оппозиционной направленности, которые получали прямое финансирование из бюджета западных стран либо существовали за счет скрытно получаемых грантов зарубежных фондов, на настоящем этапе заблокированы в белорусском сегменте сети Интернет по решению Министерства информации (польский телеканал «Белсат», «Еврорадио», радио «Свобода», «Хартия 97» и пр.).

Не смотря на призывы оппозиции к забастовке, крупнейшие белорусские предприятия продолжают ритмично работать.

При этом по-прежнему значимым риском информационной безопасности Беларуси является распространение экстремистского контента в YouTube, Telegram, Facebook, Instagram, TikTok и пр. Также подобная информация тиражируется в русскоязычных социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники», которые входят в список наиболее популярных в Беларуси. Данный аспект наряду с проблематикой зеркальной блокировки в РФ интернет-ресурсов, запрещенных в Беларуси, может быть предметом договоренностей   между Москвой и Минском в области информационной безопасности.

Отдельного внимания заслуживают попытки белорусской оппозиции и их зарубежных координаторов принять меры к радикализации протестов, чему способствовал провал «мирных маршей» и «общенациональной забастовки». По данным МВД, с 9 августа в Беларуси совершено 1750 преступлений, связанных с массовыми беспорядками, угрозами, насилием, сопротивлением сотрудникам правоохранительных органов. Кроме того, после призывов в радикальных Телеграм-каналах и чатах к совершению действий, направленных на срыв функционирования Белорусской железной дороги (БЖД), зарегистрирован 161 факт противоправных посягательств на ее объекты.

По информации незарегистрированного правозащитного центра «Весна» (финансируется из средств западных фондов), в рамках расследования уголовных дел, возбужденных по факту совершения вышеперечисленных преступлений, задержано порядка 650 человек, на конец 2020 года было вынесено 103 обвинительных приговора. При этом 166 человек из списка задержанных признаются «Весной» в качестве т.н. «политических заключенных».

Кроме того, подразделениями КГБ и МВД были задержаны две преступные группы, совершавшие нападения на объекты государственной собственности, акты вандализма и повреждения личного имущества по мотивам политической неприязни, с целью дестабилизации обстановки и свержения конституционного строя. В одном случае речь идет о радикальных анархистах, в другом – о группе ранее судимых лиц во главе с бывшим участником боевых действий в Афганистане Н.  Автуховичем, ранее претендовавшим на заметную роль в оппозиционном движении. Примечательно, что обе группы снабжались оружием и боеприпасами с территории Украины, имели пункты базирования в данной стране.

Также радикалы предпринимают действия по раскрытию установочных данных граждан с целью организации травли и провокации насилия в отношении сотрудников МВД, судей, прокурорских работников, чиновников, журналистов государственных СМИ, патриотично настроенных гражданских активистов. С этой целью созданы Телеграм-каналы «Каратели Беларуси» и «Черная книга Беларуси», а также менее известные ресурсы, где содержатся личные данные нескольких тысяч человек.

Вместе с тем необходимо отметить, что эффективные действия правоохранительных органов по выявлению лиц, нарушающих тайну частной жизни граждан, допускавших оскорбления, планировавших и осуществлявших насильственные действия в отношении «пособников режима», в значительной степени ослабили эффект кибер-буллинга, накал которого на настоящем этапе серьезно снизился.

В целом попытки оппозиции радикализировать протест следует признать неудачными. К акциям прямого действия оказались готовы лишь единицы из числа участников протестного движения. Существует мнение, что именно попытка радикализации протеста наряду с иными объективными и субъективными факторами привела к значительному сужению социальной базы поддержки оппозиции.

На настоящем этапе активность лидеров оппозиции, наиболее заметные из которых находятся за рубежом, сводится в основном к деятельности по обеспечению международной изоляции и нанесению максимального экономического вреда Беларуси за счет принятия странами Запада соответствующих санкций. При этом данные действия оппозиционной верхушки, особенно направленные на нанесение вреда экономике, в большинстве случаев негативно воспринимаются населением, включая умеренных противников Александра Лукашенко.

Ограничения против белорусских предприятий, отмена Чемпионата мира по хоккею, который должен был пройти в Минске, вызывают раздражение значительной части общества. Коллективное письмо с осуждением санкций Евросоюза, инициированное Федерацией профсоюзов Беларуси, к настоящему моменту подписали более миллиона человек, что, несмотря на фактор административного ресурса, является показательным результатом.

Иная стратегическая линия оппозиции заключается в попытке распропагандировать личный состав силовых структур, особенно МВД, флагманом чего выступает находящаяся в Польше инициатива «Белорусская полиция» (BYPOL), периодически публикующая разного рода компрометирующие материалы, записи разговоров и пр., имеющие как реальное, так и вымышленное происхождение. В основе инициативы находятся несколько бывших сотрудников МВД и Следственного комитета Беларуси, которые в силу молодого возраста и личных деловых качеств не выделялись по службе и не пользовались авторитетом в профессиональных кругах. По имеющейся информации, инициатива BYPOL действует под оперативным контролем польских разведывательных служб и используется для легализации их материалов.

Также необходимо отметить, что в риторике лидеров мнений, влияющих на протестное движение, произошли заметные изменения – от прогнозов скорого краха белорусской власти и бегства Лукашенко за границу до подготовки к затяжной борьбе. В частности, один из ведущих оппозиционных аналитиков Артем Шрайбман уже признал, что «Лукашенко останется как минимум до конца 2021 года» наряду с тем, что «нет гарантии, что новые выборы похоронят эту власть».

О долгосрочном противостоянии по опыту польской «Солидарности» заявляли и иные эксперты такого рода, а также руководители оппозиционных структур. В интервью швейцарскому изданию Le Temps экс-кандидат и самопровозглашенный лидер оппозиции Светлана Тихановская признала, что «мы потеряли улицу», «кажется, что мы проиграли», подобные пораженческие настроения характерны на настоящем этапе и для иных оппозиционных политиков.

Еще одним маркером мышления вышеназванных политических кругов является надежда на некую «договоренность между Кремлем и Западом о переменах в Беларуси», которые, в свою очередь, будут способствовать свержению А. Лукашенко и приходу к власти оппозиционных политиков. Задача по втягиванию Москвы в «переговоры» с Западом и оппозицией по белорусскому вопросу остается неизменной с самого начала президентской кампании в 2020 году.

Также в оппозиционной среде бытует мнение о возобновлении массовой протестной активности весной 2021 года. Вероятно, будут попытки проведения заметных уличных акций 25 марта в честь даты неудачной попытки провозглашения Белорусской Народной Республики в 1918 году, а также на фоне судов и вынесения приговоров по делам оппозиционных лидеров В. Бабарико, С. Тихановского, Н. Статкевича, П. Северинца, М. Колесниковой, находящихся в настоящее время под арестом. Потенциальным риском для власти также является возможное появление за границей действительно крупного перебежчика из числа высокопоставленных государственных чиновников и силовиков, способных придать новый импульс затухающему движению.

Прогноз развития обстановки заключается в том, что в краткосрочной перспективе Беларусь продолжит сталкиваться с эксцессами протестной активности, которая весной 2021 года станет более заметной в сравнении с зимним периодом. Вместе с тем повторение событий второй половины августа 2020 года в ходе «второй волны» представляется маловероятным. Власти удалось стабилизировать ситуацию, и в целом руководство страны контролирует обстановку.

Вместе с тем политические предпосылки возникшего кризиса (электоральная усталость, долговременная экономическая стагнация, враждебное отношение стран Запада) остаются прежними, исходя из чего официальному Минску необходимо в срочном порядке совершенствовать информационно-пропагандистскую работу по управлению массами, вводить элементы управляемой демократии, включая институты политических партий и сектора гражданского общества, обеспеченного национальной системой грантов, выделяемых на цели государственной политики в данной сфере.

Иным значимым фактором является ускорение интеграционных процессов с Россией, синхронизация усилий двух стран, столкнувшихся с общими вызовами в области политической безопасности, а также управляемая трансформация государственной системы с целью обеспечения преемственности власти и курса в перспективе ближайших пяти лет.