идёт загрузка...
Геополитика 
26 мая 2021

Стамбульский канал раздора

Посредством Стамбульского канала Анкара хочет повысить свой мировой политический статус

АлександрМозговой

Фрегат «Адмирал Григорович» проходит Босфором.

В апреле 2021 года средства массовой информации огласили содержание открытого письма 104 отставных адмиралов ВМС Турции. В нем говорилось, что старые «морские волки» «с беспокойством следят за обсуждением темы создания канала «Стамбул» и Конвенции Монтрё в контексте юрисдикции отмены международных договоров». Они призвали прекратить любые дискуссии о возможности выхода Анкары из Конвенции Монтрё. Отставные адмиралы также указали на необходимость сохранения действующей конституции Турции на фоне инициативы президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана о разработке нового основного закона страны.

Реакция президента Эрдогана была мгновенной. «Недопустимо, чтобы 104 адмирала собрались и в один миг распространили подобный документ. Этот акт нельзя считать проявлением свободы слова, – заявил он. – Проект строительства канала «Стамбул» призван усилить права Турции над суверенитетом пролива Босфор. И те, кто выступает против этого проекта, являются истинными врагами нашей республики и Ататюрка». Ни больше ни меньше! А раз есть враги, то они должны быть уничтожены или по меньшей мере сидеть в тюрьме. 5 апреля турецкая полиция задержала десять адмиралов, подписавших коллективное письмо. Одного из них – Эргуна Менги, которого сочли зачинщиком, – арестовали. Девять человек отправили под домашний арест. Еще четверых «подписантов» вызвали на допрос в прокуратуру. 

Впрочем, суд Анкары оказался не столь жесток. Он освободил из-под стражи десять ранее задержанных адмиралов. Меру пресечения им заменили на подписку о невыезде. 

Американский эсминец Donald Cook спешит к Черноморским проливам.

Из-за чего случился «бунт адмиралов»?

Уже после того как задержанные отставные адмиралы обрели свободу, президент Эрдоган заявил: «Нет ни малейшей связи проекта канала «Стамбул» с Монтрё. Монтрё – это соглашение, касающееся Босфора. Поэтому здесь мы получаем собственную независимость, суверенитет». Впрочем, чуть ранее глава турецкого государства говорил несколько иное: «Мы намерены продолжить выполнять положения Конвенции Монтрё, по крайней мере до тех пор, пока не появится подходящей замены». А еще ранее пресс-секретарь президента Турции – Ибрагим Калын – утверждал, что «Стамбульский канал не отменяет действие Конвенции Монтрё и не нарушает положения соглашения, а потому страна не будет обсуждать его пересмотр».

Итак, строительство Стамбульского канала и Конвенция Монтрё служат яблоком раздора. «Бунт адмиралов» случился именно из-за их отрицательного отношения к перспективам денонсации одного из важнейших международных соглашений в связи с предстоящим созданием нового канала, соединяющего Мраморное море с Черным.

Президент Эрдоган сердится.

Тут позволю небольшое отступление, связанное с российско-турецкими военно-морскими отношениями. Эту историю рассказал мне, к сожалению, ныне покойный Василий Петрович Алдакушкин, который был фотокорреспондентом журнала «Морской сборник» и сотрудничал с «Национальной обороной». Это случилось во время одного из первых визитов турецких высокопоставленных военно-морских офицеров в Москву, где тогда размещался Главный штаб ВМФ РФ. Проходя по коридорам штаба, зарубежные гости обратили внимание на старинные картины, развешанные на стенах, и принялись расспрашивать о сюжетах на них запечатленных, чем поставили хозяев в некоторое затруднение. И все-таки прошлось отвечать. «На этой картине запечатлено сожжение русскими кораблями турецкого флота в Чесменской битве». «На этой – эскадра адмирала Федора Ушакова громит численно превосходящий турецкий флот у мыса Калиакрия». «Там корабли адмирала Сенявина расстреливают турецкий флот во время Афонского сражения». «На этом полотне запечатлено потопление турецкого флота в Синопской бухте кораблями адмирала Нахимова». Настроение у турецких офицеров упало. У них пропала охота разглядывать картины. Однако кто-то из россиян позвал их к еще одному полотну, где был запечатлен штурм острова Корфу, оккупированного французскими войсками, совместной российско-турецкой эскадрой под командованием «Ушак-паши», как уважительно именовали турки адмирала Ушакова. Это привело гостей в восторг.

Турецкие «морские волки» прекрасно знают историю и не хотят ее повторения. С 1711 г. Османская империя не выиграла у русских ни одного сражения. Мы выводим за скобки бои Крымской войны 1853-1856 гг., в которых первую скрипку играли объединенные силы Англии и Франции.

Турецкие отставные адмиралы хорошо знают, что в современной войне чем большая ударная мощь используется за меньшее время, тем вернее победа. И средствами ведения такой войны Россия располагает. Поэтому не стоит дразнить «русского медведя».

Денонсация Конвенции Монтрё может послужить сильным раздражителем для Москвы, под каким бы предлогом она не осуществлялась.

Сам этот документ официально называется «Конвенция о режиме проливов 20 июля 1936 г., Монтрё (Швейцария)» и в свое время являлся поправкой к 23-й статье Лозаннского мирного договора 1923 г., ныне утратившего силу. В этом документе разъясняется, что под «проливами понимаются   пролив   Дарданеллы, Мраморное море и Босфор». То есть эти три водные артерии представляют собой единое и неразрывное целое. Обратим на это внимание.

Взрыв турецкого корабля во время Чесменского сражения. Картина Якоба Филиппа Гаккерта, 1771 г.

Заметим также, что Конвенция была принята по инициативе Турции, которая опасалась, что фашистский режим в Риме может предпринять попытку захватить проливную зону или взять ее под контроль. И для этого основания были. При этом, как отмечал тогдашний турецкий министр иностранных дел Тевфик Рюшту Арас, «наиболее заинтересованные державы заявляют о существовании угрозы всеобщего пожара».

Конвенция Монтрё заменила Лозаннский договор 1923 г., открывший проливы для неограниченного гражданского и военного транспорта под руководством Международной комиссии Лиги Наций. Однако к 1936 г. ситуация резко изменилась, и поэтому, как разъяснял тот же Арас, «механизм коллективных гарантий был слишком медленным и неэффективным».

Конвенция в полном объеме сохраняет суверенитет Турции над проливами. Гражданские суда имеют неограниченные возможности прохода через водную артерию как в мирное, так и в военное время. Анкара может отказать в транзите торговых судов лишь тех государств, которые находятся в состоянии войны с Турцией. Власти страны могут закрыть проливы всем иностранным военным кораблям в военное время или в случае угрозы агрессии. Для военных кораблей причерноморских стран в мирное время проход свободный.  А вот общий тоннаж плавединиц ВМС других государств в Черном море не должен превышать 30 000 т или при особых обстоятельствах – 45 000 т. Одновременно могут пройти не более девяти иностранных военных кораблей общим водоизмещением 15 000 т. Ни один военный корабль или судно водоизмещением более 10 000 т не может попасть в Черное море. Срок пребывания в его акватории – не более 21 суток.

Конвенция Монтрё эффективно работает уже 85 лет, хотя была рассчитана на 20. Каждые двадцать лет она автоматически пролонгируется, если одна из сторон за два года до истечения действия соглашения не настаивает на ее денонсации. Следующий такой рубеж наступит в 2034 году.

Конвенция позволила Турции сохранить нейтралитет в годы Второй мировой войны и избежать множества жертв и разрушений. Конечно, время от времени у государств, подписавших это соглашение, возникали претензии к данному документу. Но Анкара твердо следовала фарватером Конвенции и избежала многих бед. После вступления в НАТО некоторые союзники Турции требовали для себя особых условий. Однако, даже не испытывая никаких симпатий к СССР, турецкие политики не позволили подорвать Конвенцию, хотя некоторые партнеры по Североатлантическому блоку позволяли себе «по мелочи» нарушать некоторые пункты соглашения.

104 турецких отставных адмирала вовсе не испытывают пророссийские чувства. Но они не хотят, чтобы над их страной нависла страшная угроза.

Схема прокладки Стамбульского канала.

«Или канал, или Стамбул»

Считается, что впервые о намерении построить новый канал, связывающий Мраморное и Черное моря, объявил Реджеп Тайип Эрдоган в 2011 г., еще в бытность премьер-министром Турции. Но на самом деле эта тема зазвучала уже в 2006 г. во время переговоров тогдашнего государственного секретаря США Кондолизы Райс с тогдашним турецким министром иностранных дел Абдуллой Гюлем. И не случайно. Соединенные Штаты – главное заинтересованное лицо в изменении режима Черноморских проливов. В случае изменения их статуса Вашингтон надеется на неограниченный проход своих военных кораблей, в том числе авианосцев, в акваторию Черного моря.

У Анкары на сей счет имеются свои соображения. Посредством Стамбульского канала она хочет повысить свой мировой политический статус. Делая ставку на особый суверенитет этой водной артерии, Эрдоган хочет играть по своим правилам и по своему произволу устанавливать и регулировать режим прохождения кораблей по новому каналу.

Его проект окончательно одобрили в конце марта текущего года. Об этом заявил министр окружающей среды и градостроительства Турции Мурат Курум. Канал пройдет в европейской части страны к западу от Босфора, частично по северной окраине Стамбула. Его протяженность составит 51 км (по другим данным – 48 км), глубина – 25 м, а ширина – 150 м. Канал пройдет через водохранилище Сазлыдере, озера Кючюк-Чекмедже, Сазлысу и Дурусу и выйдет в Черное море к востоку от Теркосской дамбы. Ежедневная пропускная способность – около 160 судов в день, включая танкеры дедвейтом до 300 000 т. Как утверждают в Анкаре, строительство обойдется в $10 млрд.

Зона «турецкого влияния» к 2050 году. По?прогнозу американской компании Stratfor.

В Турции существует весьма сильная оппозиция строительству канала. Во главе движения стоит мэр Стамбула Экрем Имамоглу. Он даже выдвинул лозунг «Либо канал, либо Стамбул» и составил перечень из 25 причин, из-за которых прокладку этого водного пути нужно запретить. Самое доходчивое объяснение – в канале нет реальной необходимости ввиду сокращения количества судов, проходящих через Черноморские проливы. Действительно, из-за санкций, введенных странами Запада против России, и пандемии коронавируса, товаропоток через Босфор, Мраморное море и Дарданеллы упал. Между тем стоимость строительства нового канала по независимым оценкам составит не $10 млрд., а по меньшей мере $25 млрд.  Таких денег у Турции, находящейся в состоянии тяжелой экономической депрессии, нет. Займы на канал не предусматриваются, поскольку Эрдоган клятвенно обещал проложить водную артерию исключительно за счет внутренних ресурсов. «Затягивание поясов» ради сооружения канала сулит гражданам страны серьезный ущерб.

По мнению Экрема Имамоглу, строительство канала может привести к экологической катастрофе. Очень вероятно загрязнение пресного озера Дурусу, из которого берется 20% питьевой воды для снабжения города. Будут уничтожены сельскохозяйственные угодья и лесные массивы. Гидротехнические работы приведут к засаливанию подземных вод, более частым наводнениям, изменению солености и видового состава Мраморного мо-

ря. Исследования специалистов стамбульского отделения Союза инженеров и архитекторов Турции показали, что прокладка канала повысит риски землетрясений в Стамбуле. Эта организация даже подала иск в суд с требованием остановить реализацию проекта. По утверждению мэра, на время работ будет вообще парализована нормальная жизнь 15-миллионного города. Вот почему опросы общественного мнения в Стамбуле показывают, что 80,4% граждан выступают против строительства канала и только 7,9% за его возведение.

Оппозиция говорит о неизбежных коррупционных схемах. Собственно, они уже вырисовываются. Так, зять Эрдогана – Берат Албайрак – скупил участки земли на маршруте прокладки канала. За них при строительстве придется платить из государственного кошелька.

Естественно, оппозиция говорит и о военно-политических последствиях сооружения и ввода в строй канала в случае отказа Анкары от Конвенции Монтрё. «Бунт адмиралов» – тому свидетельство. Более того, турецкий президент усмотрел в письме «ста четырех» угрозу личному существованию в кресле главы государства. Как считают корреспонденты катарского телеканала Al Jazeera, Эрдоган увидел в нем «недопустимое давление и намек на возможность государственного переворота». Отсюда его быстрая и болезненная реакция с задержаниями старых «морских волков» и их допросами.

Министерство обороны Турции немедленно выступило с осуждением письма адмиралов и заявило, что авторы обращения «ослеплены завистью и не хотят видеть успехи Вооруженных Сил страны», а само оно «направлено на нанесение урона армии и демократии». Эрдоган не забыл события 15-16 июля 2016 г., когда группа турецких военных подняла мятеж. Тогда президент лишь чудом остался в живых. Сегодня глава государства понимает, что только военные могут быстро отстранить его от власти. Многие из них учились в западных военных академиях и не приемлют идеологию «неоосманизма», которую проповедует Эрдоган.

Под дурманом неоосманизма

11 февраля нынешнего года близкий к правительственным кругам частный турецкий телеканал TRT1 показал карту расширения влияния Анкары к 2050 году. Затем ее продублировали некоторые печатные СМИ. На карте обозначены границы неоосманской империи. На западе и на юго-западе они включают территории Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, Египта и Ливии. Греция со всеми островами тоже переходит под юрисдикцию Анкары. К востоку и северо-востоку Турция поглощает Армению, Грузию, Азербайджан, Туркмению и часть территории Казахстана. Юг европейской России с республиками Северного Кавказа, Краснодарским и Ставропольским краями, Ростовской и Астраханской областями, Калмыкией и Крымом, а также часть Украины тоже попадают в эту компанию.

Турецкий корвет Heybeliada типа Ada. Пять таких кораблей будут построены для ВМС Украины.

Стоит заметить, что эта карта – не новая. Ее впервые опубликовал тринадцать лет назад основатель американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor (Strategic Forecasting – «Стратегическое прогнозирование»), которую именуют не иначе, как «теневым ЦРУ», Джордж Фридман в своей книге «Следующие сто лет». В этой работе много чего понаписано. Например, что к 2030 г. Турция и Япония создадут антиамериканскую коалицию, которая около 2050 г. развяжет Третью мировую войну против Соединенных Штатов и их европейских союзников. Разумеется, США в ней возьмут верх.

Но не будем отвлекаться. Судя по всему, определенные силы в Турции, особенно приближенные к Реджепу Эрдогану, восприняли американский прогноз как руководство к действию. Достаточно взглянуть на события последних лет. Турция вторглась на территорию Сирии, Ирака и Ливии. На высоком градусе держатся отношения с Грецией, с которой ведется нескончаемый спор о принадлежности нефтяных месторождений в Восточном Средиземноморье. К спору та и другая сторона привлекает военные корабли. Тут под руку Анкаре попал Израиль, хотя именно благодаря ему во многом произошло становление турецкого военно-промышленного комплекса, и получившие широкую известность беспилотники Bayraktar TB2 – потомки израильских БЛА. Сильно охладились отношения с Египтом из-за поддержки Анкарой «братьев-мусульман» и вторжения в Ливию. Говорят, что Греция, Египет и Израиль создали антитурецкую коалицию, во «втором ряду» которой стоят Франция, Италия и Саудовская Аравия.

Карабахская война выиграна Азербайджаном в том числе благодаря помощи Турции в подготовке его Вооруженных Сил, снабжении современным вооружением и планировании операций.

«Движение на Восток» заметно также при реализации военно-технического сотрудничества Анкары. Например, армия и флот Туркменистана все больше наполняются турецким вооружением. Особенно бурное развитие военно-техническое сотрудничество за последний год получило с Украиной. Киев добился поставок разведывательно-ударных БЛА Bayraktar TB2. Ведутся переговоры об их производстве на Украине.

Президент США Джо Байден разочаровал Эрдогана признанием геноцида армян в 1915 году.

В 2021 году планируется закладка в Турции для ВМС Украины головного корвета типа Ada (MILGEM). Еще четыре таких корабля намечено построить на николаевском судостроительном заводе «Океан» из турецких комплектующих и при активном турецком участии. Полное водоизмещение корвета – около 2400 т, длина – 99,56 м, ширина – 14,4 м, осадка – 3,9 м.

Он будет развивать максимальный 30-узловый ход. Вооружение корабля будет включать две счетверенные пусковые установки для противокорабельных ракет, ЗРК обороны ближнего рубежа, итальянскую универсальную автоматическую 76-мм пушку Oto Melara Super Rapid лицензионного турецкого производства, два дистанционно управляемых 12,7 мм пулемета Aselsan STAMP, два трехтрубных 324-мм противолодочных торпедных аппарата, а также вертолет. Имеются два скоростных катера жестко-надувного типа, предназначенных для переброски на берег разведывательно-диверсионных групп.

Естественно, сотрудничество с Киевом носит антироссийский характер. При этом Анкара заявляет о претензиях на Крым как на бывшую провинцию Османской империи. 

Эрдоган идет на умышленное ухудшение турецко-российских отношений, дабы улучшить их с Соединенными Штатами, опасаясь экономических санкций с их стороны.  Конечно, США стратегически заинтересованы в Турции. Но непоследовательное поведение турецкого лидера вызывает у Вашингтона, мягко говоря, обеспокоенность. Поэтому и США отвечают двуликой политикой. Судите сами.

22 апреля этого года Соединенные Штаты официально проинформировали Турцию об исключении ее из программы многоцелевых истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35B Lightning II в наказание за приобретение Анкарой российских ЗРС С-400 «Триумф». Турецкие предприятия до недавнего времени производили более 1000 наименований комплектующих для F-35, а страна собиралась закупить 100 таких самолетов. Теперь достраиваемый для ВМС Турции универсальный десантный корабль Anadolu, который планировали использовать в качестве легкого авианосца, остался без ударной авиагруппы.

БРК «Бал» наносит удар по морской цели.

23 апреля американский президент Джо Байден обсудил по телефону с Тайипом Эрдоганом двусторонние отношения и договорился встретиться в июне на полях саммита НАТО. Особо острых тем участники диалога старались не касаться. Не произошло и ранее предсказывавшегося заявления главы Белого дома относительно геноцида армян в Османской империи. Зато это случилось на следующий день, когда Джо Байден официально назвал события, произошедшие в Османской империи в 1915 г., геноцидом армянского народа. Это заявление стало политической пощечиной для Эрдогана. Игра сразу на нескольких досках «неоосманского султана», как его называют некоторые западные СМИ, причем белыми и черными фигурами одновременно, не привела к желаемому результату.

Безумный проект

Теперь борьба за новый канал может стать для турецкого президента принципиально важной задачей. Он собирается использовать доход от него для укрепления Вооруженных Сил и собственной власти. Но, как указывают эксперты, ежегодные поступления в $8 млрд. от эксплуатации водной артерии за счет повышения тарифов за прохождение через него судов – мираж.

Во-первых, трафик через Босфор падает. Во-вторых, сам Босфор остается вполне работоспособным. И никто не может запретить пользоваться этим проливом, стоимость прохода через который составляет порядка $4500 с судна.

Как отмечает ливанский информационный портал Raseef22, турецкий президент одержим мегапроектами. По его инициативе был сооружен третий мост через Босфор с башнями выше Эйфелевой и стоимостью $3 млрд., соединенный с новым шоссе, строительство которого обошлось в $7,3 млрд. Оба эти сооружения не приносят прибыли. Второе начинание Эрдогана – один из крупнейших в мире новый аэропорт Стамбула, способный ежегодно принимать около 200 млн. пассажиров. Почти вплотную к авиагавани должно пройти очередное детище турецкого президента – новый канал. Raseef22 называет его «безумным проектом», поскольку он станет «непосильным бременем для хрупкой турецкой экономики».

БРК «Бастион» берут на прицел каждый корабль НАТО, входящий в Черное море.

Председатель стамбульского исследовательского центра EDAM Синан Ульджен утверждает: «Чтобы возместить средства, вложенные в канал, потребуется наладить большую прибыль, а Конвенция Монтрё сделает это невозможным». Ведь мы знаем, что Дарданеллы, Мраморное море и Босфор представляют собой единое целое. И оторвать одно от другого просто невозможно, даже построив еще один или несколько каналов из Мраморного моря в Черное.

Единственное, что позволит новый канал Анкаре, – это право заранее не сообщать о проходе военных кораблей через эту водную артерию. Но при современных средствах космической и радиотехнической разведки такие уведомления и не требуются.

В принципе для России Стамбульский канал – даже благо, если под каким-либо предлогом не произойдет ревизия Конвенции Монтрё. Впрочем, и сейчас наша страна располагает достаточными средствами для уничтожения любой враждебной цели в акватории Черного моря. Как признавал бывший командующий Вооруженными Силами США в Европе генерал Бен Ходжес, каждый корабль НАТО, прошедший Босфор, «сразу попадает под прицел русских ракет», и удар их будет мгновенным. Сейчас Черное море охраняют авиация, которая несет в том числе гиперзвуковые ракеты «Кинжал», береговые ракетные комплексы «Бастион», «Бал» и «Утес», корабли и подводные лодки, вооруженные крылатыми ракетами «Калибр». Очевидно, в обозримом будущем у Российского флота появятся новые, еще более сокрушительные системы поражения.