идёт загрузка...
Флот 
26 января 2021

Россия совершенствует ядерную триаду на фоне активизации в США работ в области ПРО

Период существования угрозы взаимного гарантированного уничтожения и уязвимости был ужасным, но в каком-то сюрреалистическом смысле он был также стабильным.

АлександрМозговой

Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-551 «Владимир Мономах» проекта 955 «Борей», находившийся в Охотском море, осуществил 12?декабря 2020 г. залповый пуск четырех БРПЛ «Булава» из подводного положения. Квартет ракет, преодолев более пяти с половиной тысяч километров, точно поразил назначенные цели на полигоне Чижа в Архангельской области. Это событие, разумеется, не прошло мимо внимания зарубежных экспертов и средств массовой информации.

На Западе быстро подсчитали: каждый из четырех «Бореев» российского Военно-морского флота несет 16 БРПЛ «Булава», а каждая ракета оснащена шестью боевыми блоками по 150 килотонн, то есть мощность одной боеголовки эквивалентна мощности восьми атомных бомб, сброшенной американцами на Хиросиму в августе 1945 года.

«Хорошо, что это было всего лишь испытание», – таково общее мнение зарубежных СМИ. А довольно известный и в нашей стране американский журнал Popular Mechanics («Популярная механика») назвал залповую стрельбу БРПЛ «Булава» «превью конца человеческой цивилизации», или, проще говоря, конца света.

Разумеется, российские залповые пуски не могут не сравнивать с испытанием американской противоракеты RIM-161D Standard Missile-3 (SM-3) Block IIA 16 ноября прошлого года. В тот день в 19 часов 50 минут местного времени со стартовой позиции на атолле Кваджалейн в центральной части Тихого океана, где когда-то США проводили испытания ядерного оружия, стартовала баллистическая ракета-мишень, имитировавшая МБР. Американские разведывательные спутники зафиксировали ее яркий огненный шлейф и дали сигнал тревоги. Его приняли на базе ВВС США Шривер в штате Колорадо.

РПКСН «Владимир Мономах» проекта 955 «Борей».

Система управления и контроля C2BMC рассчитала траекторию полета, скорость и прочие параметры цели. Эти данные в автоматическом режиме передали на эсминец John Finn (DDG 113), находившийся в Тихом океане к северо-востоку от Гавайев. Когда корабельная РЛС SPY-1D(V) системы Aegis взяла на сопровождение мишень, открылась одна из крышек вертикальной пусковой установки Mk 41. При приближении цели к зоне поражения стартовала противоракета SM-3 Block IIA. Она уничтожила прямым попаданием макет боевого блока, когда тот находился еще за пределами атмосферы.

Прямой кинетический перехват в космосе – это несомненный успех Агентства по противоракетной обороне США (US Missile Defense Agency – MDA), ВМС США, американской корпорации Raytheon и японской Mitsubishi Heavy Industries, которые более двадцати лет ведут разработку ракеты-перехватчика морского и берегового базирования. По свидетельству газеты The Washington Post, «проведенные испытания дали Пентагону еще один эшелон обороны, показав, что системы морского базирования, первоначально предназначавшиеся для поражения баллистических ракет средней дальности, могут перехватывать и МБР большей дальности».

Старт ракеты-перехватчика SM-3 Block IIA с борта эсминца John Finn.

А все началось в середине 90-х годов прошлого века. Окончание «холодной войны» повлекло снижение военных расходов во всем мире. Это, в свою очередь, вызвало падение доходов американских военно-промышленных корпораций. Тогда же, при Борисе Ельцине, происходила деградация Вооруженных Сил России. Она не могла не затронуть Ракетные войска стратегического назначения, а также морскую компоненту сил ядерного сдерживания РФ. Именно тогда в недрах американского ВПК родилась идея о создании противоракетного щита над территорией США. Логика была проста и доходчива. При снижении стратегического ядерного потенциала России Соединенным Штатам вполне по силам развернуть противоракетный щит и тем самым добиться абсолютного стратегического превосходства над миром.

Под нажимом лоббистов из ВПК администрация президента Джорджа Буша-младшего в 2001 г. заявила о выходе из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года. В 2002 г. это важнейшее соглашение утратило силу. К тому времени под эгидой американского Агентства по противоракетной обороне уже активно велись работы по созданию систем, способных перехватывать МБР и БРПЛ. Для прикрытия и оправдания этой затеи был выдвинут тезис о «ракетной угрозе» со стороны Ирана и Северной Кореи.

Действительно, на первом этапе работа велась над комплексами американской ПРО, способными бороться с ракетами меньшей и средней дальности. Но это объяснялось не столько угрозой со стороны Тегерана и Пхеньяна, сколько техническими проблемами, связанными с перехватом МБР и БРПЛ.

Эсминец John Finn, который запустил ракету SM-3 Block IIA, сбившую мишень, имитировавшую МБР.

Впрочем, велись разработки и дальних перехватчиков для уничтожения боевых блоков МБР на среднем участке траектории. Корпорации Orbital Sciences, Boeing и Space & Security создали трехступенчатый перехватчик GBI (Ground-Based Interceptor). Длина этой противоракеты составляет 16,61 м, ширина – 1,28 м, масса – 21,6 т. Теоретически ее кинетической боевой частью, то есть без заряда взрывчатого вещества, можно перехватывать боевые блоки МБР на дистанции от 2000 до 5500 км и высоте до 2000 км. К настоящему времени на базах Форт-Грили на Аляске и Вандерберг в Калифорнии развернуто всего 44 противоракеты GBI. Это объясняется тем, что ракета получилась тяжелой, дорогой и не очень надежной. Тем временем появилась еще одна ракета ПРО – более компактная SM-3 морского базирования.

США сделали ставку на этот комплекс по тем же причинам, что в свое время на преимущественное развитие морских стратегических систем. Высокая мобильность при достаточно высокой скрытности позволяет перебрасывать эти ракеты в те районы, где наиболее высока вероятность перехвата МБР и БРПЛ противника, в том числе на разгонном участке траектории. При развертывании «плавающих батарей» в море отводится угроза упреждающих ударов по территории Соединенных Штатов.

Ракета-перехватчик GBI загружается в шахтную пусковую установку.

Существует две основные модификации Standard Missile-3: SM-3 Block IB, предназначенная для уничтожения преимущественно баллистических ракет средней дальности, и SM-3 Block IIA, главная цель которой – ликвидация боевых блоков МБР и БРПЛ. Ракета длиной 6,55 м и шириной 0,343 м (SM-3 Block IB) или 0,53 м (SM-3 Block IIA) имеет трехступенчатую тандемную компоновку. Стартовый твердотопливный двигатель выводит перехватчик на боевую траекторию, маршевый двухрежимный РДТТ доставляет его к границе атмосферы, наконец, третья ступень, разогнавшись до скорости 8-13 М, забрасывает кинетический перехватчик в околоземное пространство. Максимальная дальность поражения целей – 700 км (SM-3 Block IB) и 2500 км (SM-3 Block IIA) при высоте 500 км (SM-3 Block IB) и 1500 км (SM-3 Block IIA). Кинетический перехватчик с инфракрасной головкой самонаведения LEAP (Lightweight Exo-Atmospheric Projectile) и системой маневрирования с компактными реактивными двигателями осуществляет выведение перехватчика на встречный курс с целью. При столкновении энергия удара составляет 130 мегаджоулей, что эквивалентно детонации 31 кг тротила.

Первый громкий успех SM-3 был достигнут 21 февраля 2008 года. Ракета SM-3 (вероятно, модификации Block IB или какого-то ее улучшенного варианта), запущенная крейсером Lake Erie в Тихом океане, через три минуты после старта уничтожила на высоте 247 км аварийный американский разведывательный спутник USA-193, летевший со скоростью 7580 м/с. Тем самым был продемонстрирован потенциал SM-3 не только как противоракетного, но и как противоспутникового оружия. Во всяком случае сбивать космические аппараты на низких траекториях эта ЗУР может.

Испытания SM-3 Block IIA проходили с переменным успехом. Так, 3 февраля 2017 г. эсминец John Paul Jones успешно поразил баллистическую ракету средней дальности (БРСД). А вот 21 июня 2017 г. цель тем же эсминцем не была сбита. Но в данном случае сработал человеческий фактор. Моряк, контролировавший передачу данных, ошибочно обозначил мишень как дружественную, что привело к самоуничтожению ЗУР. 26 октября 2018 г.  John Paul Jones с помощью системы Aegis обнаружил и отследил БРМСД, запущенную с полигона Кауаи на Гавайских островах, и ракетой SM-3 Block IIA уничтожил ее. Дважды неудачными были пуски этой ЗУР в июне 2017 г. и в январе 2018 г., осуществленные во время испытаний комплекса ПРО берегового базирования Aegis Ashore. Очевидно, именно поэтому система Aegis Ashore, развернутая в Румынии, пока оснащена 24 ракетами-перехватчиками SM-3 Block IB. Но такой же комплекс, который готовится к вводу в эксплуатацию в Польше, получит уже ЗУР SM-3 Block IIA.

Успешный перехват мишени, имитировавшей МБР, безусловно свидетельствует о прогрессе в создании противоракетного оружия. Но насколько он значителен?

Прежде посмотрим на цель, запущенную с атолла Кваджалейн 16 ноября прошлого года. По свидетельству американских СМИ, речь идет о трехступенчатой ракете-мишени ICBM-T2, созданной на базе первой ступени БРПЛ Trident-C4 и двух ступеней Orion-50. Головная часть представляет собой по сути дела инертную «пустышку», которая не способна маневрировать и не имеет каких-либо средств защиты.

Телеканалу «Звезда» довелось запечатлеть обтекатель гиперзвукового управляемого блока «Авангард».

Сейчас самое время вспомнить, как реагировала Россия на выход США из Договора по ПРО. Москва предупредила Вашингтон, что предпримет ответные шаги, в том числе и не зеркальные. В 2007 г. ракетные крейсера стратегического назначения проекта 667БДРМ «Дельфин» Российского флота получили БРПЛ Р-29РМУ2 «Синева», способные поражать объекты в зависимости от забрасываемого веса на дальность 8300-11547 км. А забрасываемая масса может достигать 2,8 т, в том числе до десяти разделяющихся головных частей индивидуального наведения мощностью по 100 кт каждая (в соответствии с Договором СНВ-3 пока устанавливается не более четырех боевых блоков – прим. редакции) или четыре РГЧ ИН мощностью по 500 кт с усиленными средствами противодействия ПРО.

В 2014 г. на вооружение РПКСН проекта 667БДРМ также принята БРПЛ Р-29РМУ2.1 «Лайнер», являющаяся модификацией «Синевы». Она оснащена новым комплексом средств преодоления противоракетной обороны.

В 2009 г. РВСН приняли на вооружение стратегический комплекс PC-24 «Ярс» с твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой мобильного и шахтного базирования с разделяющейся головной частью. Каждая ракета может нести 3-4 боевых блока мощностью по 300-500 кт или шесть боевых блоков мощностью по 150 кт. Кроме того, имеются ложные цели, а сами боевые блоки покрыты теплоизолирующим и радиопоглощающим материалом, затрудняющим их обнаружение средствами ПРО.

В 2018 г. на вооружение ВМФ РФ приняли БРПЛ Р-30 «Булава», о которой рассказывалось выше и которой оснащаются РПКСН проекта 955/955А «Борей»/«Борей-А». Сама ракета маневрирует на разгонном участке, а ее блоки тоже имеют тепловую и противолокационную защиту и во время полета сопровождаются ложными целями.

Близки к завершению работы по тяжелой МБР РС-28 «Сармат». В нее закладывается технология «орбитальной бомбардировки», которая позволяет нанести удар по территории противника по суборбитальной траектории через Южный полюс Земли в обход средств ПРО. Кроме традиционных боевых блоков и ложных целей общей массой до 10 т, ракета сможет нести гиперзвуковые управляемые боевые блоки (ГУББ) «Авангард» в ядерном и обычном исполнении. Маневрируя по курсу и высоте на скорости до 28 М, они, по мнению аналитиков ВМС США, смогут поражать даже движущиеся корабли. Вначале американские эксперты утверждали, что для уничтожения одного «Авангарда» потребуется не менее 50 ЗУР SM-3 Block IIA, но потом пришли к заключению, что сбить российский гиперзвуковой аппарат практически невозможно.

Сейчас «Авангарды», принятые на вооружение в 2019 г., развертываются в шахтных пусковых установках на ракетах УР-100Н УТТХ, получивших на Западе название Stiletto, то есть «Стилет», Домбаровской (Ясненской) ракетной дивизии РВСН в Оренбургской области. В конце минувшего года это соединение пополнили еще два комплекса «Стилет»-«Авангард».

Старт БРПЛ «Синева» с борта РПКСН «Новомосковск» проекта 667БДРМ.

«Мы сейчас разрабатываем планы, как со «Стилетов», на которых «Авангард» размещается, перевести на перспективные разрабатываемые ракетные комплексы боевой маневрирующий блок», – заявил Владимир Путин 21 декабря прошлого года на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ. Как мы знаем, «Авангарды» будут размещаться на перспективных тяжелых МБР «Сармат». Сообщалось также о разработке более компактных гиперзвуковых управляемых боевых блоков для оснащения БРПЛ «Булава» и МБР «Ярс» или их новых модификаций. Они должны появиться в 2022 году.

Тут нельзя не напомнить, что в России ведется создание быстроходного самоходного подводного аппарата 2М39 «Посейдон» с атомной силовой установкой и ядерным зарядом большой мощности. В том же ряду разрабатываемая крылатая ракета глобальной дальности 9М730 «Буревестник» с ядерной энергетической установкой, способная «обходить» противоракетные редуты. Это оружие, равно как «авангарды» и другие российские наступательные стратегические системы, явилось следствием выхода США из Договора по ПРО 1972 года и попыток Соединенных Штатов возвести над Северной Америкой непроницаемый защитный купол.

А еще у России есть принятый на вооружение, но не запущенный в серийное производство «легкий» подвижный грунтовый ракетный комплекс стратегического назначения РС-26 «Рубеж» с новыми управляемыми боевыми блоками для прорыва противоракетной обороны. Была близка к завершению разработка железнодорожного мобильного комплекса ракетного вооружения «Баргузин», но ввиду приоритетности создания ГУББ «Авангард» ее остановили. После появления компактных гиперзвуковых управляемых боевых блоков работы по БЖРК, очевидно, получат развитие.

Конечно, американские военно-промышленные компании, толкнувшие свою страну на противоракетную «дорожку», добились своего. Каждая ракета SM-3 Block IIA стоит $36 387 000, а их для оснащения крейсеров и эсминцев требуются сотни. На очереди ЗУР SM-3 Block-IIB, которая обойдется еще дороже.

«Владимир Мономах» возвращается в Вилючинск после залповой стрельбы БРПЛ.

Испытания SM-3 Block IIA с борта эсминца John Finn вызвали в США и за их пределами не только восторги, но и осуждение, смешанное с ужасом. «Ракеты SM-3 Block IIA не способны существенным образом подорвать ядерное сдерживание Китая или России, а если честно, то это относится даже к Северной Корее, – заявил британскому журналу The Economist ведущий специалист исследовательского центра «Фонд Карнеги за международный мир» Джеймс Эктон. – Однако эти страны, вероятно, будут иначе это оценивать».

«Период существования угрозы взаимного гарантированного уничтожения и уязвимости был ужасным, но в каком-то сюрреалистическом смысле он был также стабильным, – отмечает издание деловых кругов США Bloomberg. – Грядущая эра сомнительного сдерживания и ассиметричной уязвимости будет менее стабильной и поэтому еще более пугающей».

Действительно, схема прямого кинетического перехвата, реализованная в противоракете SM-3 Block-IIA, вряд ли перевесит «превью конца цивилизации». Она влечет и другие неприятные последствия. «Проведенное испытание нанесет сокрушительный удар по перспективам заключения нового договора в области контроля над вооружениями», – считает Лора Грего из организации «Союз обеспокоенных ученых». И с этим трудно не согласиться.