идёт загрузка...
Флот 
26 марта 2021

Как Китай загнал ВМС Соединенных Штатов в цугцванг

Вашингтонский «мятеж», случившийся 6 января нынешнего года, шокировал США, да и весь мир тоже.

АлександрМозговой

Еще бы! Нечто подобное случилось лишь более 200 лет назад. Тогда, 24 августа 1814 г., британские войска под командованием генерал-майора Роберта Росса захватили американскую столицу, сожгли Белый дом, Капитолий и ряд других административных зданий. Но в то время Соединенные Штаты были третьестепенной державой, только недавно получившей независимость от британской короны. Поэтому ущерб от оккупации Вашингтона и сожжения законодательных и правительственных учреждений армией генерала Росса был чисто материальный. 6 января текущего года Соединенные Штаты получили колоссальный моральный урон. Страна, заявляющая о своих претензиях править миром, не может справиться с собственными проблемами.

Цифры, пугающие американцев

Естественно, это событие затмило в США ряд неотложных вопросов, требующих решений. Это относится и к военно-морскому строительству, которое во второй половине прошлого года выдвинулось на передовые позиции. Взрывной характер интереса к военно-морским проблемам спровоцировали доклады исследовательской службы Конгресса «Военно-морская модернизация Китая» (в течение прошлого года появилось несколько изданий этого документа, в котором сведения по ВМС НОАК уточнялись и дополнялись) и Пентагона от 1 сентября 2020 г. «Развитие Вооруженных Сил и служб безопасности Китайской Народной Республики 2020». В последнем отчете впервые официально признавалось, что КНР обладает крупнейшим в мире военным флотом.

На самом деле Китай уже много лет опережает США по количеству боевых кораблей. Но преимущественно за счет прибрежных ракетных и патрульных катеров. Однако в последние годы стали происходить качественные изменения за счет пополнения ВМС НОАК современными ударными кораблями и подводными лодками океанской зоны. По данным доклада «Военно-морская модернизация Китая» от 1 сентября 2020 г., на середину прошлого года в составе ВМС Китая насчитывалось без учета океанских судов снабжения (combat logistics vessels) и кораблей поддержки флота (fleet support ships) 333 боевых корабля и катера. Правда, 86 из них приходились на ракетные катера. В то же время ВМС США располагали 296 боевыми кораблями и судами снабжения и поддержки. Перевес очевиден.

Но еще большие опасения в США вызывают перспективы развития ВМС НОАК. В прошлом году они пополнились двумя ПЛАРБ типа 094, как минимум одной НАПЛ типа 039С и 24 надводными кораблями и судами. В их числе головной эсминец типа 055, который в Соединенных Штатах классифицируют как «крейсер», три эсминца типа 052DL, 15 (!) корветов типа 056A, два десантно-вертолетных корабля-дока типа 071, тральщик-искатель мин типа 082II и два госпитальных судна типа 919. Для сравнения: в прошлом году ВМС США получили две многоцелевые АПЛ типа Virginia, один УДК Tripoli, один эсминец типа Arleigh Burke и два литоральных боевых корабля, чья боевая ценность дискуссионна.

Обращает на себя внимание тот факт, что цифры, приводимые в докладах Конгресса и Пентагона, имеют избирательный характер. В китайские ВМС они почему-то не включают вспомогательные суда поддержки, к которым относятся корабли управления и гидроакустического наблюдения, спасательные буксиры, плавбазы подводных лодок, так называемые экспедиционные морские базы и другие суда специального назначения. Нет в списках и судов обеспечения, без которых немыслима деятельность боевых кораблей в океанах. А это весьма многочисленные единицы: танкеры-заправщики, корабли комплексного снабжения, транспорты амуниции и вооружения и т.д. В отчетности же по корабельному составу ВМС США они включаются. Почему? Ответ, на наш взгляд, достаточно прост: если вывести эти плавединицы из списков корабельного состава ВМС США, то картина получится совсем мрачная. Это видно из нашей таблицы, где приведены данные только по количеству боевых кораблей двух стран на начало текущего года.

Американское ударное авианосное соединение во главе с авианосцем Theodore Roosevelt.

Из Таблицы 1 явствует, что ВМС НОАК по количеству боевых вымпелов значительно опережают ВМС США, но уступают по числу атомных подводных лодок, авианосцев, крейсеров и эсминцев. Китайский флот насчитывает всего 23 эсминца с системой боевого управления, аналогичной американской Aegis, против 90 кораблей ВМС США. Но срок службы 22 американских крейсеров типа Ticonderoga подходит к концу, и их скоро придется списать. Это относится и к эсминцам типа Arleigh Burke первых серий. В то же время на начало января текущего года на китайских верфях спущены на воду и достраиваются у заводских стенок или проходят испытания 17 эсминцев типов 055 (7 единиц) и 052DL (10 единиц). Некоторые источники утверждают, что все они войдут в строй до конца года, но в это, по правде говоря, слабо верится. Как и в то, что до конца декабря ВМС НОАК пополнят все три универсальных десантных корабля типа 075 (см. Таблицу 2). Головной из них завершает испытания, а второй приступает к их активной фазе. Но третий только 29 января спустили на воду. И одиннадцати месяцев явно недостаточно, дабы довести до ума корабль водоизмещением 40 000 т. Более правдоподобным является, на наш взгляд, следующий прогноз относительно наращивания надводными кораблями ВМС НОАК на рубеже 2021/2022 гг.: два УДК типа 075, три эсминца типа 055 и пять эсминцев типа 052DL. Плюс 10 корветов типа 056A.

Особенно заметно отставание ВМС НОАК от ВМС США по количеству атомных подводных лодок. Но после завершения модернизации Бохайского судостроительного завода Китай получит возможность одновременно строить пять АПЛ разных подклассов. Сообщается, что на предприятии уже началось строительство новых ПЛАРБ типа 096 и многоцелевых атомоходов типа 095.

Не стоит сбрасывать со счетов 57 китайских НАПЛ и ДЭПЛ. Их использование в Желтом, Восточно-Китайском, Филиппинском и Южно-Китайском морях по эффективности более предпочтительно, нежели АПЛ. Сейчас в КНР завершается создание нового судостроительного комплекса в десятке километров вниз по реке Янцзы от города Ухань, предназначенного для массовой сборки НАПЛ со вспомогательными двигателями Стирлинга. Там строятся субмарины не только для ВМС НОАК, но и на экспорт: восемь лодок для ВМС Пакистана и две для ВМС Таиланда.

Эсминец Nanchang ВМС НОАК – головной типа 055. В США его классифицируют как крейсер.

КНР уделяет много внимания модернизации кораблей своего флота. Так, сейчас обновлению подвергаются фрегаты типа 054, эсминцы типов 051B, 052 и проекта 956Э/ЭМ. А на кораблях российской постройки заменяют электронное снаряжение и ракетное вооружение на более современные системы китайского производства. На эсминце Hangzhou проекта 956Э, например, две счетверенные пусковые установки противокорабельных ракет «Москит» заменены на такое же количество китайских сверхзвуковых ПКР YJ-12A с дальностью стрельбы до 400 км. Вместо двух балочных пусковых установок ЗРК «Ураган» с боезапасом 48 ракет появились четыре восьмисекционные блоки вертикальных пусковых установок для ЗУР HQ-16C средней дальности и противолодочных ракет Yu-8. ПВО/ПРО также усилена 24-зарядным ракетным комплексом HHQ-10 обороны ближнего рубежа. Главный калибр оставлен без изменений. Китайцы считают спаренные универсальные 130-мм пушки АК-130 очень удачными, равно годящимися как для морского боя, так и для обстрела берега противника. Оставлены и четыре 30 мм шестиствольные арткомплексы АК-630М. А вот два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата заменены на два трехтрубных 324-мм противолодочных ТА.

По прогнозу исследовательской службы Конгресса, в 2030 г. ВМС НОАК будут насчитывать 425 боевых кораблей основных классов, включая 8 ПЛАРБ, 13 многоцелевых АПЛ, 55 НАПЛ и ДЭПЛ, 65 авианосцев, крейсеров и эсминцев, 135 фрегатов и корветов. И это без учета ракетных катеров и других вымпелов малого водоизмещения, а также вспомогательных судов. Если принимать во внимание и их, то получится что-то около тысячи единиц.

Это, конечно, не «мультидержавный стандарт», достигнутый Соединенными Штатами в год окончания Второй мировой войны, когда ВМС США по количеству вымпелов (почти 7000 единиц) и по боевой мощи значительно превосходили все остальные флоты мира вместе взятые, но тоже очень впечатляет. Кроме того, как нам представляется, в США занижают возможности КНР по военно-морскому строительству. Между тем темпы китайского кораблестроения просто потрясают. Обратимся к британским ежегодникам Seaforth World Naval Review за 2011-й и к только что увидевшему свет за 2021 год. В этом справочнике данные по кораблям основных классов приводятся на середину предыдущего года, то есть 2010-го и 2020 года соответственно.

Таблица 2. По данным ряда китайских источников, корабельный состав надводных сил ВМС НОАК в конце 2021 г. будет выглядеть так.

Как нетрудно убедиться из Таблицы 3, за десятилетие количество боевых кораблей основных классов новой постройки в составе ВМС НОАК более чем удвоилось. И темпы не снижаются. С 3 января по 5 марта текущего года китайский флот пополнился десятью корветами типа 056A. То есть к этому сроку вся серия из 72 единиц этой программы, которая стартовала в мае 2012 г., передана заказчику.

В январе 2018 г. ВМС НОАК получили фрегат Rizhao – тридцатый и последний в серии 054А. Теперь эти корабли строятся для ВМС Пакистана. Известно, что в Китае разработан проект фрегата 057 (054В). Однако сейчас в строительстве кораблей этого класса взята пауза. Во-первых, для того, чтобы ускорить строительство эсминцев типа 055 (семи единиц из восьми) и 052D/052DL (17 – в строю, еще 20 кораблей в различной стадии постройки). Во-вторых, китайцы присматриваются к характеристикам американского перспективного фрегата Constellation («Созвездие»), который создается на базе противолодочной версии итальянского фрегата типа FREMM. Этот, по американской терминологии, «малый надводный боевой корабль» (small surface combatant) полным водоизмещением 7291 т и длиной 150,7 м будет оснащен боевой управляющей системой Aegis с программным обеспечением Baseline 10 и РЛС с тремя плоскими фазированными решетками AN/SPY-6 (V3), двумя новейшими станциями РЭБ AN-SLQ-32(V)6 и четырьмя установками постановки помех Mk 53 mod 9, дизель-электрогазотурбинной энергетической установкой, которая позволит развивать максимальный 26-узловый ход. Его вооружение будет включать вертикальную пусковую установку Mk 41 на 32 контейнера для ЗУР средней-большой дальности SM-2 Block IIIC и малой-средней дальности  ESSM Block II, 21-зарядную пусковую установку ЗРК обороны ближнего рубежа RAM, четыре наклонные счетверенные пусковые установки для противокорабельных ракет NSM (Naval Strike Missile), автоматическую 57-мм пушку Mk 110, а также пулеметы. Имеются ангар и взлетно-посадочная площадка для вертолета MH-60R Seahawk и БЛА.

Эсминец Hangzhou проекта 956Э после модернизации.

Головной Constellation, который должен стать первым в многочисленном семействе «малых надводных боевых кораблей», призванных снять часть нагрузки с эсминцев типа Arleigh Burke, ныне составляющих основу надводного флота ВМС США, предполагается заложить в первом квартале 2023 г., спустить на воду в первом квартале 2025 г. и передать ВМС США в третьем квартале 2026 года. Обойдется фрегат в $1,28 млрд. в ценах 2018 года. Впрочем, при серийном строительстве цена должна упасть до $850-950 млн. Всего американский флот сегодня собирается приобрести 22 корабля этого типа.

Надо полагать, китайцы не хотят уступать своим соперникам. О фрегате типа 057 (054В) по понятным причинам известно крайне мало. Сообщалось, что он будет иметь полное электродвижение, которое позволяет экономить топливо и увеличит дальность плавания. На одном из рисунков перспективного китайского фрегата видно, что все его ракетное оружие (ударное, зенитное и противолодочное) размещено в вертикальных пусковых установках. В носовом блоке – 32 пусковые установки, на надстройке – 16. В носу – 76-мм артустановка в стелсовской башне, на крыше вертолетного ангара – 24-зарядная пусковая установка ЗРК обороны ближнего рубежа HHQ-10, а в носовой части надстройки – одиннадцатиствольный 30-мм ЗАК типа 1130. Торпедные аппараты спрятаны в лацпортах и в походном положении закрыты щитами. На пирамидальной интегрированной мачте – плоские фазированные решетки РЛС. Очевидно, когда проект будет отработан, начнется массовое строительство фрегатов этого типа. И, похоже, они начнут поступать раньше американских «созвездий».

Впору снова переписывать доктрины

Одним из посулов Дональда Трампа в президентской гонке 2016 г. было обещание увеличить количество боевых кораблей (вместе с океанскими судами снабжения и кораблями поддержки флота) ВМС США с существовавших на то время 272 единиц до 350. Когда новый республиканский глава администрации расположился в Белом доме, то он по просьбе адмиралов согласился увеличить это количество до 355 вымпелов. Однако, когда принялись подсчитывать, сколько времени потребуется для реализации этой затеи при существующих темпах кораблестроения, то выяснилось, что только в течение 30 лет удастся выполнить программу. По данным ресурса Военно-морского института США USNI News, на 1 марта текущего года американский флот включал 297 единиц. То есть по сравнению с 2016 г. увеличился на 25 вымпелов. Этот рост произошел преимущественно за счет поступления малополезных литоральных боевых кораблей (14 единиц) и продления срока службы 11 крейсеров типа Ticonderoga, ранее намеченных к списанию. Были также замедлены сроки сдачи на слом ряда многоцелевых АПЛ типа Los-Angeles.

В прошлом году с нарастающей волной темы китайской военно-морской угрозы в министерствах обороны и ВМС проходили жаркие дискуссии, каким образом сохранить превосходство в океанах за американским флотом и как увеличить корабельный состав ВМС Соединенных Штатов. Не будем перечислять перипетии этих споров, но скажем, что к концу 2020 г. был достигнут определенный консенсус. 9 декабря был опубликован новый долгосрочный план военного кораблестроения, рассчитанный до 2051 финансового года. 17 декабря увидела свет очередная версия доктрины ВМС, морской пехоты и Береговой охраны США. Наконец, 5 января этого года появилась стратегия ВМС и морской пехоты США для Арктики.

Начнем с теоретических документов. Нельзя не заметить, что Соединенные Штаты зачастили с военно-морскими доктринами. Последняя, носящая несколько вычурно витиеватое название «Преимущество на море: преобладание интегрированной военно-морской мощи на всех морских театрах» (Advantage at Sea: Prevailing with Integrated All-Domain Naval Power), – уже третья в XXI веке. Первая «Совместная стратегия морской мощи 21 века» (см. журнал «Национальная оборона» №1/2008) была введена в действие в октябре 2007 года. Вторая под тем же названием, но значительно переделанная, появилась без малого шесть лет назад – в марте 2015 года (см. журнал «Национальная оборона» №4/2015). Такая быстрая перемена означает, что доктринальные документы американского флота, морской пехоты и береговой охраны быстро устаревают, поскольку в них изначально закладываются неверные постулаты и игнорируются реальности современного мира.

Впрочем, доктрина «Преимущество на море» опирается не на предыдущие две, а на принятую на пике «холодной войны» американскую «Морскую стратегию» 1986 г., когда ВМС США активно противостоял Военно-морской флот СССР. В ней ставилась задача абсолютного доминирования ВМС США в морях и океанах. Для этого требовалось довести количество кораблей до 600 единиц, что обеспечивало превосходство над ВМФ СССР и его союзников по Варшавскому Договору.

Перспективный американский фрегат типа Constellation.

В новейшей доктрине нет никаких цифр, но полно рассуждений и трескучих фраз о необходимости «более настойчиво реагировать на повышенный уровень агрессии со стороны Китая и России». Россия упоминается во вторую очередь, и «огонь» сосредоточен прежде всего на Китае, который «подрывает военные преимущества» США. «Для поддержки своего многоуровневого флота Китай также создает крупнейшие в мире ракетные арсеналы, которые включают баллистические, маневренные крылатые и гиперзвуковые ракеты с ядерным потенциалом, которые предназначены для нанесения ударов по силам США и их союзников на Гуаме и на Дальнем Востоке». И что же морской блок США намерен этому противопоставить? – Взаимодействие силовых структур, где корпус морской пехоты будет «больше внимания уделять применению беспилотных средств, а также военно-морских платформ без участия больших десантных кораблей-амфибий» и прочее, прочее в том же духе. Согласитесь, все это как-то несерьезно. Триумвирату американских военно-морских ведомств впору сочинять новую доктрину.

Название новой арктической стратегии Соединенных Штатов тоже имеет «заковыристое» тавтологическое название: «Голубая Арктика: стратегический план для Арктики» (A Blue Arctic: A Strategic Blueprint for the Arctic). Ее острие направлено против России, а Китай отодвигается на второй план. Вашингтон пытается доказать, что Северный морской путь – международные воды, которыми могут вольготно и неограниченно пользоваться все страны, включая в первую очередь Соединенные Штаты. Комментируя документ, последний министр ВМС США в трамповской администрации Кеннет Брейтуэйт заявил, что американский флот намерен препятствовать «наступлению Москвы на Крайнем Севере» и оспорить «китайские притязания». А когда журналисты его спросили, каким образом это будет происходить, то он признал, что у США нет своего ледокольного флота, поэтому его придется арендовать у союзников. Интересно, как это будет осуществляться? Пока же, как и прежде, акцент, по словам министра, будет делаться на подледные плавания атомных подводных лодок.

Перспективный фрегат типа 057 ВМС НОАК.

100 000 тонн инерции

Гораздо больший интерес представляет третий документ – 30-летняя программа военного кораблестроения США. В нем намечены конкретные данные по развитию флота. Предполагается, что к 2051 г. ВМС будут состоять из 406 кораблей основных классов, а промежуточный этап в 355 единиц, якобы, достижим в начале 30-х годов нынешнего века.

Естественно, для реализации этой программы потребуются дополнительные финансовые ресурсы. Их Пентагон собирается извлечь из внутренних резервов ВМС за счет перераспределения средств военно-морских сил, а также путем перенаправления части бюджетов ВВС и Сухопутных сил в пользу флота.

С 2022-го по 2026-й финансовые годы предусматривается суммарно увеличить средства на военное кораблестроение с $102 млрд. до $147 млрд., то есть ежегодно на эти цели будет отпускаться более $35 млрд. В том числе планируется увеличение темпов строительства атомных многоцелевых подводных лодок до трех единиц в год начиная с 2025 финансового года. Эта мера должна привести к увеличению количества многоцелевых АПЛ с нынешних 51 единицы до 80 к 2051 году. Фрегаты типа Constellation должны поступать ежегодными темпами в четыре единицы. Значительно увеличится строительство десантных кораблей и вспомогательных судов, но меньших размеров, чем строятся сейчас. Так, предполагается закупка 28-30 так называемых легких амфибийных десантных кораблей LAW (Light Amphibious Warship). При длине около 60 м такой средний десантный корабль, если пользоваться отечественной классификацией, способен перебрасывать на необорудованный берег 75 морских пехотинцев, а также колесную бронетехнику и буксируемую артиллерию. Высадку десанта можно осуществлять как через носовую аппарель, так и кормовую. Дальность плавания LAW – 3500 миль, скорость хода – 14 узлов. Военное ведомство Соединенных Штатов хочет уложиться в $100 млн. при закупке каждого LAW.

Перспективный американский легкий амфибийный десантный корабль LAW.

Наращивание вымпелов должно происходить на фоне массового списания кораблей основных классов и вспомогательных судов. По данным журнала Морской лиги США Sea Power, за пять лет – с 2022 го по 2026 год включительно, из состава флота за ветхостью придется вывести 48 единиц. В их числе атомный авианосец Nimitz, 11 крейсеров типа Ticonderoga, такое же количество многоцелевых атомных подводных лодок типа Los Angeles, две атомные подводные лодки с крылатыми ракетами типа Ohio (SSGN), 10 десантных кораблей-доков типов Whidbey Island и Harpers Ferry, три танкера-заправщика типа Henry J. Kaiser. Сегодня они входят в «золотой фонд» ВМС США. Сумеет ли компенсировать их убыль американская судостроительная промышленность? Крайне сомнительно. Конечно, судпром США способен нарастить свою мощь на 15-20%, но не более того. В то же время с каждым годом набирающая обороты и лидирующая в мире судостроительная промышленность КНР без особого напряжения может увеличить сдачу боевых единиц своему флоту в два-три раза.

Самая затратная статья американского военного кораблестроения – приобретение новых атомных подводных лодок стратегического назначения типа Columbia. На них в 2022-2026 гг. будет отпущено $30 млрд. из $147 млрд. Собственно огромные расходы на ПЛАРБ подвигли Министерство обороны США на увеличение бюджета ВМС. В противном случае «колумбии» съедали бы почти треть ассигнований на военно-морское строительство.

Еще одна расходная статья тридцатилетнего плана – авианосцы. Их количество сохранится на уровне 10-11 единиц. До 2051 г. планируется ввести в строй семь новых плавающих аэродромов, строительство двух из которых уже профинансировано. Правда, план не исключает появления в будущем вместо атомных монстров легких авианосцев (CVL), например, на базе универсальных десантных кораблей типа America.

В преддверии столетия появления первого плавающего аэродрома в составе ВМС США авианосная тема – одна из самых острых в Соединенных Штатах. Дело в том, что в свое время Советский Союз, а сейчас и Китай создали такую систему обороны от американских атомных монстров, что их использование против этих двух стран стало невозможным. Так, КНР выстроила многоступенчатую защиту своих берегов.

Китайские противокорабельные баллистические ракеты DF-21D на стартовой позиции.

Первую образуют береговые ракетные комплексы и ракетные катера-катамараны типа 022, способные при участии истребительно-штурмовой авиации гарантированно уничтожить надводного противника на дистанции до 200-350 км от берега. Затем эстафету принимают корветы типа 056/056A, а также НАПЛ и ДЭПЛ. Они предназначены не только для поражения надводных целей совместно с авиацией, но и подводных. На расстоянии 500 км и далее от берега уже действуют фрегаты, эсминцы, АПЛ и бомбардировщики Xian H-6D, вооруженные сверхзвуковыми противокорабельными ракетами C-101, C-301 или C-801.

Еще один рубеж обеспечивают противокорабельные баллистические ракеты (ПКБР) DF-21D и DF-26B с дальностью поражения надводных объектов на расстоянии 2100 и 3860 км соответственно. 26 августа прошлого года Вооруженные Силы Китая провели учения по уничтожению движущейся надводной цели в Южно-Китайском море. Ракета DF-21D стреляла с позиции неподалеку от берега Восточно-Китайского моря в провинции Чжэцзян. А вот DF-26B наносила удар из глубины территории КНР – с полигона в провинции Цинхай на западе страны. Обе ПКБР успешно поразили объект атаки. «Эти испытания в очередной раз указывают на то, что американские авианосцы, издавна считающиеся властелинами морей и океанов, могут столкнуться с реальной угрозой своему существованию, – констатировало в этой связи американское издание We Are The Mighty, специализирующееся на освещении военной проблематики. – Китайские противокорабельные баллистические ракеты способны преодолеть противоракетную оборону авианосца и кораблей сопровождения. В результате авианосцы будут вынуждены держаться подальше от потенциальных китайских и российских целей, а это может сделать их палубную авиацию бесполезной».

К этому выводу приходят многие американские эксперты. Лейтенант-коммандер (капитан 3-го ранга по-нашему) ВМС США Джефф Вандененгель опубликовал в майском номере за прошлый год авторитетного американского журнала Proceedings статью под многоговорящим заголовком «100 000 тонн инерции». «Почти наверняка наступит день, когда нация (то есть Соединенные Штаты – прим. редакции) решит прекратить полагаться на авианосцы. Вопрос для флота заключается не в том, должен ли флот прекратить строительство авианосцев, но может ли он остановиться, когда наступит этот день?» По мнению автора, в США существуют три категории лиц, всячески препятствующие отказу от строительства авианосцев. Это военные, представители оборонного бизнеса и политические лидеры.  Как считает Джефф Вандененгель, снижение зависимости от авианосцев привело бы к переносу многих миссий на надводные корабли и подводные лодки, трансформировав бюджет ВМФ и нарушив баланс сил между «военными сообществами» в рамках Министерства ВМС. Прекращение производства авианосцев сократило бы количество командных постов на авианосцах и воздушных судах, ограничив для офицеров путь достижения новых званий. Мало того, все сообщество офицеров, подготовленных к обслуживанию ядерных силовых установок надводных кораблей, в конечном итоге перестанет существовать.

Один из двух американских опытовых ББНК, на которых отрабатывается концепция «Призрачного флота».

У оборонных подрядчиков также есть веские мотивы для продолжения строительства авианосцев. Коалиция предприятий, занятых в строительстве авианосцев, представляет собой более 2000 компаний. Она делает упор на то, что невозможно нанять квалифицированных рабочих и специалистов на заведомо временную работу. Именно предприятия ВПК – главная лоббистская сила продолжения строительства авианосцев.

Но «даже если военные и оборонная промышленность согласятся прекратить строительство авианосцев, политические реалии будут противостоять этому решению», – констатирует Джефф Вандененгель. По его словам, все дело в «политической инженерии». По состоянию на 2019 г. в строительстве и обслуживании авианосцев участвовали компании из 46 штатов и 293 округов Конгресса, то есть практически каждый сенатор и две трети членов палаты представителей имели сильные стимулы продолжать строительство авианосцев.

Как избавиться от этой тройной зависимости? Джефф Вандененгель предлагает перестроить структуру американского флота, а также мышление старших и младших офицеров. Однако, похоже, сам не верит в эти рекомендации и говорит о самом радикальном методе: «Китайская ракетная атака, которая вывела бы из строя авианосец Gerald R. Ford, дала бы кошмарный импульс для изменения структуры флота».

Впрочем, неизбежные бюджетные ограничения, вызванные пандемией коронавируса и экономическим спадом, растущая китайская военная мощь заставляют военное ведомство Соединенных Штатов искать нетрадиционные решения. Они касаются и военно-морского строительства.

Помогут ли дроны?

Когда Пентагон уведомил корпорации General Dynamics (GD) и Huntington Ingalls Industries (HII) – ведущие американские кораблестроительные компании – о своем намерении получать от них ежегодно по три многоцелевые атомные подводные лодки, то руководители этих предприятий вежливо промолчали. Дело в том, что нынешний темп по две АПЛ в год их вполне устраивает. А увеличение нагрузки может повлечь неприятные последствия. Верфи General Dynamics Electric Boat уже имеют заказы на две ПЛАРБ и 19 многоцелевых АПЛ. По 20 заказам на сумму $39 млрд. наблюдается отставание от графика. При увеличении нагрузки оно еще более увеличится.

Современные американские надводные корабли (авианосцы и эсминцы) сложны и дороги. Они не очень подходят для так называемых «распределенных операций», когда вместо крупных оперативных соединений предполагается использовать в войне на море небольшие группы из трех-четырех кораблей. Вот почему сегодня ставка делается на фрегаты типа Constellation. Но в Пентагоне понимают, что взять верх над китайцами и этими распределенными группами вряд ли получится. ВМС НОАК смогут противопоставить в несколько раз больше своих «распределенных» соединений.

Американский военно-морской эксперт Х.И. Саттон сравнил американский средний безэкипажный корабль Sea Hunter (на схеме справа вверху) с аналогичным китайским СБНК. Видно, что китайский аппарат имеет большую длину и имеет интегрированную электронную мачту.

Вот почему все явственнее акцент в будущем строительстве флота делается на безэкипажные корабли (БЭК) и автономные необитаемые подводные аппараты (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №5/2019).

В 2017 г. ВМС США приступили к реализации программы Overlord («Повелитель») по развитию больших (Large Unmanned Surface Vessels – LUSV) и средних (Medium Unmanned Surface Vessels – MUSV) безэкипажных надводных кораблей. В тридцатилетнем плане военно-морского строительства они как бы выведены за скобки, то есть их не включили в общий список боевых кораблей. Но это вовсе не означает, что им не уделено внимания. В 2022-2026 финансовых годах предполагается выделить на создание больших безэкипажных надводных кораблей (ББНК) и средних безэкипажных надводных кораблей (СБНК), а также сверхбольших автономных необитаемых подводных аппаратов (Extra Large Unmanned Undersea Vehicle – XLUUV) ассигнования на сумму $4,339 млрд. На эти деньги предусмотрено приобретение 12 ББНК, одного СБНК и восьми сверхбольших АНПА. Но это так сказать на закуску. К 2045 г. ВМС США должны получить 119 единиц ББНК и СБНК и 24 XLUUV, а к 2051 г. это количество должно увеличиться до 166 ББНК и СБНК и до 76 единиц сверхбольших АНПА.

Из приведенных цифр видно, что особенное внимание командование ВМС США уделяет ББНК. Это объясняется несколькими причинами. Считается, что LUSV самым лучшим образом подходят для реализации стратегии распределенных действий, входя в состав небольших по количеству ударных групп, в которых обычные эсминцы и фрегаты будут играть роль кораблей управления ББНК. Во-вторых, LUSV незаменимы для осуществления операций в «серых зонах» и в так называемых зонах закрытия доступа (Anti-Access, Area-Denial – A2/AD), где доминирование ВМС США не очевидно или просто невозможно, например, в Южно-Китайском море или на Балтике в районе Калининграда. В-третьих, в связи с предстоящим выводом из состава ВМС США многих носителей ракетного оружия (к началу 2030-х годов, по данным Defense News, должны быть исключены около 70 кораблей с почти 5500 вертикальными ракетными пусковыми установками) американскому флоту нужны многочисленные и относительно дешевые платформы им на замену.

ББНК должен представлять собой безэкипажный корабль водоизмещением порядка 2000 т, способный нести до 40 т сменной полезной нагрузки, имеющий мореходность в пять баллов и предназначенный для автономных действий в море в течение 90 дней, соблюдая при этом все правила навигации и предотвращения столкновений судов. LUSV должен поддерживать устойчивую связь с береговым командованием и с другими кораблями как имеющими экипаж, так и без него.

Но таковых ББНК у ВМС США сегодня не имеется. Пока для отработки перспективных больших надводных безэкипажных кораблей, которые получили неофициальное название Ghost Fleet («Призрачный флот»), ВМС США используют для испытаний два судна-снабженца, арендованных у компании SEACOR Marine, специализирующейся на предоставлении в лизинг судов фирмам, ведущим разведку и добычу полезных ископаемых на море. Их водоизмещение – около 1000 т. Как и положено судам этого класса, они имеют сразу за рубкой обширную площадку для размещения полезной нагрузки. Это обстоятельство устраивает ВМС. Там размещаются контейнеры с приборами автоматического управления и связи. Теоретически там может устанавливаться и вооружение. Переоборудование мирных судов-снабженцев в боевые корабли-роботы было осуществлено в 2018 г. по проекту компаний Gibbs & Cox и L3 ASV Global.

Один из «призрачных» кораблей осуществил в прошлом году беспилотный переход от побережья Мексиканского залива к военно-морской базе Норфолк на восточном побережье США и обратно, преодолев 1400 миль. Еще более впечатляющее плавание совершил второй 59-метровый Ghost, построенный на верфи фирмы Gulf Craft в Луизиане. Он вышел из Мобила в штате Алабама, пересек Мексиканский залив, где совершил ряд эволюций, затем форсировал Панамский канал, затем уже на Тихом океане, двигаясь на север, дошел до Порт-Уенема в Калифорнии, оставив за кормой более 4700 миль. 97% плавания прошло в автономном режиме – рекорд для программы. И все-таки в ряде случаев небольшому экипажу из-за сбоев и мелких поломок пришлось вмешиваться в управление.

Вот эти 3% и пугают американских конгрессменов. В целом поддерживая программу Overlord, они требуют, чтобы все, вплоть до маленького винтика, на беспилотных кораблях работало со стопроцентной гарантией. И они категорически против размещения в настоящее время ракетного оружия на ББНК.

Американских законодателей понять не трудно. Их совсем недавно убеждали, что литоральные боевые корабли – уникальное морское оружие. Но сегодня четыре головных ЛБК, не отслуживших и половины положенного срока, готовятся к списанию. Недавно эксплуатация всех ЛБК типа Freedom приостановлена, равно как и приемка вновь построенных кораблей, до тех пор, пока не будет найдено решений по двигательной системе, постоянно выходящей из строя. А сколько дифирамбов звучало в адрес эсминцев типа Zumwalt и атомного авианосца Gerald R. Ford! Но пока эти корабли никаких выдающихся качеств, кроме чудовищно большой стоимости, не демонстрируют.

Для успешных действий американских ББНК у берегов Китая нужно разработать и развернуть новую высокозащищенную сетецентрическую систему. Однако ее создание вызывает сомнения.

Тем временем в Китае тоже создаются безэкипажные боевые корабли. Пока, правда, небольшие. Но есть и довольно крупные экземпляры. Например, БЭК D3000B длиной 30 м, максимальной скоростью хода до 40 узлов и 90-суточной автономностью. Их вооружение включает две счетверенные противокорабельные ракетные установки. По своим параметрам китайские БЭК ничуть не уступают американским. Но предназначены они для оборонительных, а не для наступательных действий за тридевять земель. Вместе с ракетными катерами, корветами и береговой авиацией они будут способны напрочь заблокировать проникновение американских ББНК в воды, омывающие КНР.

Итак, мы считаем, что Китай загнал ВМС США, используя шахматный термин, в цугцванг, когда каждый последующий ход ведет к ухудшению позиции его делающего. Американцы не могут строить, как прежде, атомные суперавианосцы даже не по причине их огромной стоимости, а из-за бесполезности этих монстров. Но и не строить их тоже не могут, поскольку это приведет к потере тысяч рабочих мест и дальнейшей стагнации судостроительной отрасли США. А вот для сборки атомных подводных лодок квалифицированных рабочих рук как раз не хватает. И эта проблема с каждым годом становится острее.

Американский белоголовый орлан – один из символов Соединенных Штатов – не может удержать в когтях добычу.

Переход на массовое строительство фрегатов для привлечения их к распределенным операциям вряд ли даст желаемый результат. У Китая кораблей этого класса значительно больше (на сегодняшний день 48 против 0), и строятся они значительно быстрее, чем в США.

Беспилотные надводные и подводные боевые корабли тоже не позволят Соединенным Штатам перехватить инициативу у Пекина. Потому что Китай сам активно занимается этим направлением военно-морской техники и более рационально.

Вашингтон явно запоздал с восстановлением своей морской мощи. Сейчас уже поздно «пить боржоми», а лучше задуматься о том, как строить оборону Соединенных Штатов с океанских направлений.