идёт загрузка...
Интервью 
24 марта 2021

«Мы сумеем достичь успехов не только во внешней политике, но и в укреплении роли России в мировых делах»

Наступивший 2021 год привнесет в мировую политику тенденцию отхода от нездоровой и уже давно исчерпавшей себя санкционной политики

ИгорьКоротченко

На вопросы журнала «Национальная оборона» отвечает председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий.

— Леонид Эдуардович, каковы итоги прошедшего года и ваши ожидания на 2021 год?

— 2020 год оказался для России – собственно, как и для остального мира, – очень непростым. Он прошел под знаком беспрецедентного вызова для всего человечества – пандемии COVID-19, которая, кроме всего прочего, выявила ущербность  навязываемой Западом модели выстраивания межгосударственных отношений.

Тем не менее 2020 год стал весьма успешным с точки зрения продвижения российских внешнеполитических интересов и укрепления позиций нашей страны на мировой арене. Россия находится на переднем фланге борьбы с коронавирусной инфекцией. Мы оказали помощь многим странам в противодействии вирусу и первыми создали вакцину. В результате спасены тысячи жизней. И я горжусь тем, что руководимый мной «Российский фонд мира», крупнейшая неправительственная организация в нашей стране, принимала в этих усилиях самое активное участие. Мы, в частности, поставили большое количество аппаратов искусственной вентиляции легких (стационарных и портативных), медицинского оборудования и инвентаря в Италию, Иран, Сербию и ряд других государств.

Москва и Вашингтон смогли пролонгировать СНВ-3 до истечения его срока действия 5 февраля 2021 года.

Уверен, что 2021 год станет годом победы над пандемией. Однако важное условие для реализации такого сценария – способность международного сообщества к объединению. Не должно быть места разделительным линиям, которые насаждают наши «стратегические друзья» на Западе, в том числе путем маргинализации, деформации образа России в мире. Мы просто обязаны работать вместе, а не вводить в обход ООН противоправные односторонние санкции, наносящие существенный ущерб гуманитарной ситуации. В современном мире рестрикции – это рудимент, который  необходимо навсегда исключить из  практики международных отношений.

Со своей стороны еще в апреле 2020 года мною были направлены обращения к зарубежным парламентариям и политикам с призывом к отмене введенных без одобрения со стороны ООН санкций, особенно в отношении стран, наиболее пострадавших от пандемии COVID-19. Мною были получены ответы от генсекретаря ООН Антониу Гутерреша, от спикеров парламентов, премьер-министров, руководителей крупных НПО и фондов из целого ряда государств. Все они поддержали мою идею.

Вместе с тем мы видим, что некоторые коллеги на Западе пока не готовы отказаться от политики санкционного сдерживания. Оговорюсь, речь не идет о неких уступках в адрес России. Мы не собираемся использовать борьбу с коронавирусом в качестве повода для достижения тех или иных целей. Наша страна давно адаптировалась к санкциям и достигла успехов в области импортозамещения. Дело в другом: само по себе применение рестрикций в сегодняшнее время создает искусственные сложности, работает на снижение взаимного доверия между участниками международного общения. Уверен, что 2021 год привнесет в мировую политику тенденцию отхода от нездоровой и уже давно исчерпавшей себя политики санкций.

Нынешний год, на мой взгляд, должен стать годом сотрудничества, в том числе в парламентской плоскости. Несмотря на потуги откровенных русофобов в США, мы остаемся в контакте со многими американскими политиками, конгрессменами, представителями крупнейших фондов, университетов. Здравомыслящие люди есть везде. И далеко не всем в США  по душе тот антироссийский маховик, который был запущен еще при Обаме и продолжал раскручиваться при Трампе.

— Что изменится с отношениях с США после избрания Джо Байдена президентом?

— Мы не ожидаем «Перезагрузки 2.0», но есть сферы, в которых возможно конструктивное и прагматичное сотрудничество. Это, прежде всего, стратегическая стабильность и безопасность, контроль над вооружениями, борьба с пандемией коронавирусной инфекции, мирный космос.

Россия рассматривает возможность сотрудничества с новой администрацией США во главе с Дж. Байденом по вопросам стратегической стабильности и безопасности, контроля над вооружениями, борьбы с пандемией коронавирусной инфекции, мирного космоса.

И ярким тому подтверждением служит весьма оперативное продление Договора о мерах по дальнейшему сокращению стратегических и наступательных вооружений (СНВ-3). Комитет по международным делам принимал в этом непосредственное участие. Пришлось даже, будучи в конце января в командировке на зимней сессии ПАСЕ в Страсбурге, срочно по системе видеоконференцсвязи проводить заседание по вопросу ратификации соглашения о продлении ДНСВ еще на пять лет. Обмен нотами между РФ и США, как вы знаете, состоялся 3 февраля, что дало возможность пролонгировать СНВ-3 до истечения его срока действия 5 февраля 2021 года.

Есть весьма позитивные сигналы от новой администрации США. Буквально на днях Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что Вашингтон готов рассмотреть и другие способы укрепления стратегической стабильности, несмотря на существующие разногласия. Думаю, что диалог здесь действительно возможен.

Однако с большой долей вероятности можно предположить, что США продолжат шельмование России по другим направлениям. Парадигма сдерживания нашей страны возведена в ранг государственной политики по обеспечению мировой гегемонии Соединенных Штатов. Здесь возможны нападки и различные провокации в сфере прав человека, продолжение агрессивной антироссийской политики на постсоветском пространстве с целью разобщения дружественных народов, как мы это видели на примере Украины и Грузии, попытки изоляции в международных организациях. Но могу сказать абсолютно определенно: никакое давление в отношении России никогда не работало и работать не будет. И это должны хорошо понять и усвоить в Вашингтоне.

— Какова роль России в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе?

— Я считаю, что 9 ноября 2020 года достигнуто эталонное решение, которое войдет в мировую хрестоматию в области урегулирования межгосударственных конфликтов. Президенту России удалось убедить обе стороны конфликта – Азербайджан и Армению – пойти на соглашение, которое стало фундаментной основой перехода к мирному процессу в закавказском регионе. Конечно, многое еще предстоит сделать по восстановлению экономики и инфраструктуры Нагорного Карабаха, но уже сейчас могу сказать, что найдена совершенно уникальная формула по выходу из кризиса и достижению устойчивого мира.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе посещения районов, освобожденных от армянской оккупации.

Хотел бы со страниц журнала «Национальная оборона» обратиться к главе Азербайджанской Республики Ильхаму Гейдаровичу Алиеву, который, прислушавшись к президенту России, совершил беспрецедентный мужественный поступок и вернул азербайджанские Вооруженные Силы на исходные позиции, несмотря на их успешное продвижение в Нагорном Карабахе. Тем самым он подтвердил свою роль великого лидера и продолжателя дела своего отца, основателя современного азербайджанского государства Гейдара Алиева.

Сегодня и в Азербайджане, и в Армении, уверен, все понимают, насколько мудро и насколько своевременно было подписание соглашения 9 ноября. И по достоинству оценивают роль России в его достижении. Уже можно с уверенностью сказать, что мир в регионе не так хрупок, как казалось еще совсем недавно. Президентом России достигнута историческая победа.

— Протесты в Белоруссии можно считать завершенными?

— Что касается выборов в Белоруссии, то коллективный Запад очень хотел раскрутить венесуэльский сценарий вблизи российских границ. Не получилось. Александр Лукашенко – эмоциональный, непростой человек. Но это лидер, который имеет серьезнейший авторитет в своей стране. Одной из причин для этого остается стабильное развитие экономики и социальной сферы, которой президент уделял и продолжает уделять большое значение. Народ его действительно уважает.

И как бы ни старались наши оппоненты незаметно вырастить ориентированную на Запад оппозицию в разных регионах Беларуси – Минске, Гродно, Бресте, Гомеле, Могилеве, Витебске, все подобные попытки вмешательства провалились. И оторвать Белоруссию от России, как бы кто ни старался, не получится.

— Какие задачи вы ставите перед Комитетом Государственной Думы по международным делам на 2021 год?

— Мы будем продолжать развивать инициированные Комитетом в этом созыве форматы усилия межпарламентского взаимодействия. Это и совещание спикеров парламентов стран Евразии, которое прошло уже четыре раза в Москве, Сеуле, Астане и Антальи. Это и международный форум «Развитие парламентаризма». Он проводился в Москве уже дважды. И оба раза участников было больше, чем собирает Межпарламентский союз (старейшая организация, представляющая парламентское измерение ООН).

И перед «Российским фондом мира», которым я руковожу, стоит много интересных задач, связанных с реализацией программ миротворчества. А это одна из главных национальных идей, задач России на современном этапе. Мы в Карабахе продемонстрировали, что обладаем уникальным потенциалом миротворческой деятельности и будем работать в этой плоскости и дальше, способствуя урегулированию конфликтов, поддерживая тех, кто нуждается в нашей помощи по сохранению суверенитета и государственной целостности.

Уверен, что 2021 год будет насыщенным и не менее эффективным для внешней политики, чем год прошедший. Нам необходимо устойчивым образом победить пандемию, и более важной цели сегодня просто не существует. Мы сумеем достичь дальнейших успехов не только во внешней политике, которой я занимаюсь профессионально более 20 лет на площадке Государственной Думы, но и в целом в укреплении роли России в мировых делах и глобальной экономике.