идёт загрузка...
Интервью 
25 декабря 2020

Интервью с Василием Николаевичем Тикменовым

Выполнение гособоронзаказа – наш основной приоритет

ИгорьКоротченко

Генеральный директор АО «НТЦ ЭЛИНС» рассказал о внедрении передовых научно-технических решений с применением элементов искусственного интеллекта.

— Сейчас уже можно подвести предварительные итоги заканчивающегося года. Задачи, поставленные перед предприятием на этот год, решены?

— Я придерживаюсь принципа – ставить задачи сверх наших возможностей.  Амбициозные планы помогают достигать большего, быстрее двигаться вперед, но реализовать их все невозможно. 

Конечно, это не касается наших приоритетных проектов, таких как обязательства по выполнению гособоронзаказа. В этом году, несмотря на непростые условия распространения новой коронавирусной инфекции, Научно-технический центр ЭЛИНС исполнил гособоронзаказ на 100%. В следующем году объем ГОЗ на нашем предприятии вырастет, и у нас есть все возможности для его реализации. Текущие условия заставляют меня в круглосуточном режиме работать в качестве кризис-менеджера, в реальном времени координировать и регулировать реализацию оперативно-календарных планов производства и производственных заданий.

— В одиночку с такой ответственной работой не справиться. Наверное, весь коллектив предприятия – это профессионалы своего дела, главная задача которых – работа по обеспечению обороноспособности страны?

— У нас достаточно молодой коллектив с огромным творческим потенциалом и желанием работать, вкладывать силы в интересное и важное дело. И нам удалось создать на предприятии  атмосферу, которая позволяет молодым специалистам находить применение своим талантам, самореализовываться, заниматься работой с удовольствием, как любимым хобби. То, что сегодня наше предприятие выпускает конкурентоспособную продукцию, – заслуга всего коллектива. В целом нам приходится самим готовить специалистов, это занимает 3-5 лет. Кадровый потенциал – один из важнейших факторов, определяющих дальнейшее развитие и планируемые темпы роста производства в условиях дефицита высококвалифицированных кадров на рынке труда. Заработная плата работников предприятия находится на достойном уровне, реализуется масштабная программа социальной поддержки сотрудников. Мы понимаем, что успех зависит от умения работать с людьми, и вкладываем много сил в развитие человеческого капитала.

— Ваше предприятие участвует в программах модернизации военной техники. Насколько перспективна дальнейшая модернизация ЗСУ «Тунгуска-М1»?

— Мы давно и успешно занимаемся модернизацией военной техники. Это направление имеет большой потенциал и неоспоримые преимущества, начиная от небольшого временного цикла, который проходит от возникновения идеи до получения готового изделия, и заканчивая низкой стоимостью работ, экономией ресурсов.

Что касается применения современной электроники в системах управления огнем – такая модернизация позволяет существенно повысить технические характеристики военной техники, вплоть до уровня новых образцов.

В рамках дальнейшей модернизации ЗСУ «Тунгуска-М1» была разработана система тепло-телевизионная (СТТ). Это полностью цифровая система технического зрения, в которой прием, передача, обработка и вывод изображения выполняются исключительно в цифровом виде, без промежуточных преобразований. В результате минимизировано влияние внешних помех при одновременной работе СТТ и другого радиоэлектронного оборудования ЗСУ.

Особенность изделия, выгодно отличающая его от ближайших отечественных и зарубежных аналогов, состоит в том, что для пеленгации ракеты и сопровождения цели используются видеоизображения с одной и той же камеры – широкого или узкого поля зрения соответственно. Это позволяет повысить точность наведения на цель.

Результаты испытаний подтвердили заявленные характеристики СТТ и показали, что они превышают параметры ближайших аналогов при работе в сложной фоноцелевой обстановке и в условиях применения ложных тепловых помех.

Испытания СТТ на модернизированной ЗСУ «Тунгуска-М1».

—  Что обеспечивает применение современных цифровых систем управления огнем?

— Системы управления огнем (СУО) существуют давно. Что же отличает предложение нашей компании? Например, для БМП-3 мы в инициативном порядке разработали полностью цифровую систему управления огнем. Она обеспечивает управление боевым отделением БМП-3, ее вооружением, а также сетевой интеграцией в единую боевую систему.

В СУО реализованы самые передовые научно-технические и технологические решения с применением элементов искусственного интеллекта. Также в СУО встроена функция дистанционного управления боевым отделением по беспроводному и/или проводному каналам связи. Система управления выполнена в виде открытой архитектуры, обеспечивающей дальнейшее расширение ее функциональных возможностей и дополнительную модернизацию.

Применяемые средства построения СУО позволяют оперативно дополнять базу данных информацией по различным боеприпасам, планируемым к применению, в том числе и управляемым, посредством создания информационного поля лазерно-лучевым каналом управления. Кроме этого, масса оборудования боевого отделения уменьшена на 180 кг.

Цифровые системы обеспечивают рывок вперед, и их необходимо внедрять. Такие программы модернизации особенно востребованы на постсоветском пространстве, а также в странах, продолжающих эксплуатировать советскую технику.

— В современных военных конфликтах особенно актуальным является вопрос противодействия массированной атаке беспилотных летательных аппаратов. Какие решения предлагают специалисты вашей компании для борьбы с БПЛА?

— Опыт локальных конфликтов последних лет показал, что малоразмерные БПЛА составляют значительную часть средств воздушного нападения. Использование зенитных управляемых ракет для борьбы с такими аппаратами в случае их массированного применения экономически нецелесообразно. Стоящие на вооружении Российской армии средства артиллерии используют осколочно-фугасные и бронебойно-трассирующие снаряды. Для поражения малоразмерных БПЛА требуется прямое попадание в цель. Вероятность прямого попадания штатными зенитными боеприпасами по малоразмерной цели ничтожно мала.

Альтернативой является использование для борьбы с малоразмерными БПЛА зенитной артиллерии, которая должна стать полноправным элементом системы войсковой ПВО. Зенитные комплексы (установки), оснащенные системой программируемого дистанционного подрыва боеприпасов, будут способны создавать облако поражающих элементов, обеспечивая гарантированное уничтожение малоразмерных БПЛА.

Уничтожение БПЛА снарядами c дистанционным подрывом.

— Расскажите подробнее о системе программируемого дистанционного подрыва боеприпасов в заданной точке траектории их полета.

— Да, конечно. Следует отметить, что решать проблему борьбы с малоразмерными БПЛА нужно быстро и бюджетно, модернизируя имеющиеся средства вооружения и не ломая сложившуюся структуру войсковой ПВО. В настоящее время АО «НТЦ ЭЛИНС» в инициативном порядке ведет работы по созданию системы программируемого дистанционного подрыва боеприпасов и ее внедрению в штатные зенитные средства войсковой ПВО.

На сегодняшний день известны несколько способов программирования взрывателей. По моему мнению, наиболее рациональным является программирование взрывателя по радиочастотному каналу до ввода снаряда в патронник ствола. Такой способ не требует доработки ствола. Установка радиочастотного программатора в непосредственной близости от места ввода данных в снаряд снижает требования к мощности радиоканала и его стоимость. Такой радиоканал обеспечивает большую скрытность, помехозащищенность и высокую скорость записи для поддержки темпа стрельбы. По собственной инициативе мы проводим модернизацию 23-мм осколочно-фугасного снаряда путем замены штатного взрывателя на программируемый.

Ввод времени подрыва осуществляется по радиочастотному каналу в запоминающее устройство через встроенную малогабаритную антенну. После выхода снаряда из ствола таймер считывает значение времени подрыва и начинает обратный отсчет. По окончании отсчета выдается сигнал инициализации на огневую цепь, что обеспечивает дистанционный подрыв боеприпаса в заданной точке траектории с предельной погрешностью 1 м. Во взрывателе предусмотрены все меры гарантированного обеспечения безопасности, в том числе и от воздействия средств РЭБ.

Для получения энергии в снаряде используется инерциальный твердотельный кратковременный источник электропитания на пьезоэффекте. Эта разработка молодых конструкторов нашего предприятия. При испытании таких снарядов мы используем собственную, встроенную в снаряд малогабаритную телеметрию. Обработанные с ее помощью данные полностью подтвердили предварительные расчеты и оценки.

Уничтожение живой силы противника снарядами с?дистанционным подрывом.

— В каком ключе вы видите дальнейшее развитие предприятия? Какие задачи ставите перед сотрудниками на будущий год?

— Наш основной приоритет – выполнение гособоронзаказа. Помимо уникальных систем управления, мы уже начинаем разработку вооружения, боевых комплексов с дистанционным управлением. Выйти на этот уровень нам позволил имеющийся у нас задел и собственные наработки.

Мы планируем разработать и испытать специальные боеприпасы калибров 23, 30 и 57 мм с готовыми поражающими элементами типа «шрапнель» и донным подрывом. Это очень перспективное направление.

Для внедрения в состав штатных средств вооружения системы программируемого дистанционного подрыва также необходимо провести модернизацию системы управления огнем. Цель модернизации – обеспечение программатора времени подрыва исходной информацией. Например, для зенитной установки ЗУ?23 необходимо проведение модернизации в части установки системы управления огнем и системы программируемого дистанционного подрыва. Введение в состав аппаратуры «электроспуска» позволит вести боевую работу дистанционно в автоматическом режиме.

В качестве отдельного направления можно выделить работы по внедрению системы программируемого подрыва боеприпасов в артиллерийские и минометные системы.

Впереди много интересных задач, и у нас есть необходимый опыт, знания, а главное – желание их решать.