идёт загрузка...
Геополитика 
28 октября 2021

России придется вернуться

30 лет назад мы предоставили Центральную Азию самой себе, сегодня эту ошибку нужно исправлять

АлексейКондратьевПолковник запаса

Военнослужащие российской 201-й военной базы в Таджикистане готовы обеспечить безопасность на южных рубежах ОДКБ.

Генерал-майор Крис Донахью из 82-й воздушно-десантной дивизии армии США на рампе самолета С-17, снятый через прибор ночного видения в тогда еще аэропорту имени Хамида Карзая, стал символом краха «Несокрушимой свободы». Последний американский солдат в Афганистане.

Нет теперь и кабульского аэропорта имени Хамида Карзая, закончена операция американцев и их союзников по НАТО «Несокрушимая свобода», имитировавшая борьбу с мировым терроризмом. 20 лет прошли впустую.

Эту горькую действительность пытается осознать и принять мировое сообщество, понимая, что теперь с этим жить и надо выходить из кризиса, решение которого так и не найдено ведущими мировыми державами, декларировавшими принципы свободы и либеральной демократии в средневековой стране.

Наверное, нет смысла рассказывать о том, что происходило в течение 20 лет в Афганистане: какие затраты материальных средств и человеческие потери понесли все стороны конфликта. Эти вопросы требуют отдельного изучения. Наша задача сегодня – понять, как будут развиваться события в Афганистане в ближайшей и среднесрочной перспективе и как они будут влиять на политику России, политику ее союзников и партнеров.

Генерал-майор Крис Донахью из 82-й воздушно-десантной дивизии армии США на рампе самолета С-17.

Завершение вывода сил коалиции НАТО из Афганистана, эвакуация иностранных граждан воздушным транспортом из аэропорта Кабула в суматохе бегства, предательства союзников из числа афганцев, работавших на американцев и других «покорителей Афганистана», огромные человеческие жертвы как в результате терактов со стороны боевиков, так и в результате беспорядочного применения оружия американцами (в аэропорту по безоружным людям, а также в ходе бестолковой операции возмездия с помощью беспилотника, когда погибли дети) – все это формирует у неподготовленного человека иллюзию хаоса и неуправляемости происходящих событий. Однако это далеко не верное впечатление. Это всего лишь нравственный показатель отношения солдат НАТО к людям из тех стран, которые не входят в «цивилизованный» мир, в данном случае афганцев: их жизнь не стоит ни цента.

«Восемь глаз»: разведчики обсуждают Афганистан

Какова же сегодня ситуация и из чего она складывается? Примечательным и во многом показательным аспектом является встреча глав разведок стран, заинтересованных в сохранении контроля над ситуацией в Афганистане. Как сообщила 12 сентября 2021 г. газета India Todаy, в Исламабаде состоялись переговоры глав разведок России, Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Туркмении, Пакистана, Ирана и Китая. По имеющимся данным, инициатива исходила от главы пакистанской ISI (Межведомственная разведка Пакистана) генерала Фаиза Хамида. Ранее пакистанские власти уже проводили подобное мероприятие, но российская сторона воздержалась от участия в нем.

Отныне талибы – полноправные хозяева в Афганистане.

По словам спецпредставителя Пакистана по Афганистану Мохаммада Садика, участники совещания «были единодушны в том, что мир в Афганистане жизненно важен для безопасности, стабильности и процветания всего региона». Было отмечено, что для реализации потенциала Афганистана, а также чтобы решить общие проблемы, необходим общерегиональный подход. По словам Мохаммада Садика, именно мирная обстановка в Афганистане придаст импульс экономической интеграции, прочным связям между людьми, расширению торговли и региональной взаимосвязанности.

Совещание глав разведок – крайне важный момент, своего рода лакмусовая бумажка происходящего, за которым стоит и восточная хитрость представителя Пакистана, и, казалось бы, не участвующих США и Великобритании. С одной стороны, Пакистан, выступая инициатором этого мероприятия, пытается создать иллюзию миротворца и отгородиться от ответственности за создание и полную поддержку «Талибана» (террористическая организация, запрещена в РФ), разделить ответственность за происходящее с другими региональными акторами. Тем более что буквально накануне совещания в западных СМИ стали появляться сообщения о том, что США якобы «готовили сознательный план передачи Афганистана под контроль Пакистана» и это объясняет столь быстрый захват талибами власти. При всем этом сообщения об участии пакистанской стороны в событиях в Панджшере не позволяют принимать все на веру.

Накануне совещания в Исламабаде госсекретарь США Энтони Блинкен призывал Пакистан не признавать правительство талибов, если оно не выполнит требования мирового сообщества. Но Пакистан уже скован результатами собственной политики и пожинает плоды создания и поддержки движения «Талибан». Недавно в Исламабаде маулана (религиозный деятель) Абдул Азиз поднял флаг талибов. Как отмечают афганские наблюдатели, «он хочет того же, чего хотят 200 миллионов пакистанцев для Афганистана, – правления талибов». Казалось бы, если пакистанцы считают, что режим талибов подходит Афганистану, то тогда и для самого Пакистана он тоже вполне приемлем.

Бегство американцев из Афганистана стало колоссальным имиджевым ударом по администрации Джо Байдена и США в целом.

Однако власти страны все-таки не заинтересованы в значительном укреплении талибов. В Исламабаде не очень хотят видеть сильный Афганистан, который потом вполне сможет консолидировать всех пуштунов. А в Пакистане живет свыше 40 миллионов пуштунов, что на 25 миллионов больше, чем в самом Афганистане. И поэтому перед Пакистаном остро встает вопрос признания линии Дюранда как реальной границы между Пакистаном и Афганистаном. Отсюда и стремление Исламабада втянуть в решение афганской проблемы как можно больше акторов, продавливая при этом выгодные для себя политические, экономические и военные решения.

Важно понимать и то, что единства целей в политике на афганском направлении у зарубежных акторов нет и быть не может.

Китайский интерес

Так, Китай и Узбекистан выступают за признание режима талибов в Афганистане легитимной властью. КНР планирует в самые кратчайшие сроки оказать помощь Афганистану продовольствием и медикаментами на $31 млн., а также выделить три миллиона доз вакцины от COVID-19. Тем самым Пекин демонстрирует готовность стать первой страной в мире, оказавшей реальную материальную помощь талибам.

Пекину нужны природные ресурсы Афганистана, которые имеют огромное значение для экономического развития КНР. Естественно, китайцы не будут вкладываться в сомнительные проекты. Ситуация в провинциях Афганистана остается нестабильной и потенциально опасной для граждан Китая, реализующих здесь инфраструктурные и другие проекты. Если власти талибов обеспечат безопасность, то и экономическая ситуация в Афганистане может стать кардинально иной.

Прежде всего, китайцам нужна инфраструктура, расширяющая возможности проекта «Один пояс, один путь». Требует решения проблема транспортной доступности, прежде всего через узкий Ваханский коридор, который связывает две страны. Он значительно расширил бы возможности Китая по получению доступа к природным ресурсам Афганистана. На сегодняшний день, по оценкам экспертов, Афганистан может иметь извлекаемых запасов минеральных ресурсов на сумму не менее $1 трлн.,

но они остаются запертыми в горах. В стране имеются залежи драгоценных металлов, мрамора, лазурита, каменного угля, марганцевых руд, бериллия, серы, поваренной соли, барита, целестита. Известны месторождения нефти, природного газа, гипса. Запасы железа и меди, по различным оценкам, настолько велики, что способны сделать Афганистан одним из крупнейших производителей этих металлов в мире. Месторождения лития в этой стране превосходят крупнейшее в мире месторождение в Боливии.

Поэтому, стремясь сделать страну ведущей экономикой мира, имеющей доступ к огромным ресурсам, руководители КНР первыми заявили о признании талибов и экономической поддержке Афганистана. Уже 28 июля 2021 г. министр иностранных дел Китая Ван И приветствовал представителей «Талибана» для консультаций в Пекине, а после падения Кабула заявления Пекина были пусть осторожными, но уже дружественными. 16 августа, через день после падения Кабула, официального представителя китайского МИДа Хуа Чуньин спросили о возможном признании. Она сказала: «Мы надеемся, что афганские талибы смогут сформировать и с этническими группами в Афганистане построить широкую и инклюзивную политическую структуру». В тот же день посланник Китая в ООН Гэн Шуан повторил это заявление.

А 18 августа прозвучал самый сильный намек на официальное признание талибов Китаем. «Это общепринятая практика, когда признание правительства происходит после его формирования», – сказал заместитель директора Департамента информации МИД КНР Чжао Лицзянь. 25 августа, когда его спросили о встрече между представителями талибов и послом Китая в Афганистане, он сказал, что Пекин «готов продолжать развивать добрососедство, дружбу и сотрудничество с Афганистаном и играть конструктивную роль в восстановлении Афганистана».

Конечно, Китай не спешит с реальными шагами в Афганистане. На фоне победы талибов сохраняется сепаратистская и террористическая угроза со стороны «Исламского движения Восточного Туркестана» (террористическая организация, запрещена в РФ) в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР.

При этом имеются данные, что китайская сторона проявляет повышенный интерес к авиабазе в Баграме, что, в свою очередь, не может не тревожить американцев. Ключевая база во всей системе размещения войск коалиции в Афганистане, в теперешних условиях, оценивается специалистами Китая как объект дальнейшего использования, в том числе и для обеспечения безопасности китайских граждан. И появление там воинского контингента КНР, по всей видимости, не за горами.

Экспансия на север неизбежна

А что же наши соседи, партнеры по ОДКБ?

Узбекистан и Туркменистан уже возобновили поставки топлива и газа в Афганистан. При этом нужно понимать, что для республик Центральной Азии сохраняется прямая террористическая угроза, и самой страшной стороной этой многогранной, комплексной угрозы является идеология. Пока талибы будут формировать элементы государственности – судебную, законодательную и исполнительную ветви власти, – они устранят любое инакомыслие. В буквальном смысле будет происходить физическое устранение, а через его угрозу – и подавление всех несогласных с режимом. И следует ожидать, что идеологическая работа будет направлена как на жителей Афганистана, так и на сопредельные страны. И с каждым месяцем, с каждым годом эта работа, особенно по радикализации соседей, будет нарастать.

Для этого будут задействованы все возможные силы, средства и ресурсы. Через интернет, телевидение, печатную продукцию, через агитаторов-пропагандистов, в том числе внедряемых на территорию сопредельных стран, включая и Россию, под видом беженцев, мигрантов будет продвигаться идея создания единого исламского мира. И следует понимать, что не последнюю скрипку в этом продвижении сыграют специалисты разведок США и Великобритании. Не для того они уходили из Афганистана, чтобы обеспечить доступ к ресурсам своим конкурентам – Китаю и России. А уж технологии переброски исламских боевиков из региона в регион США и Великобритания отработали до совершенства. И именно поэтому для стран-членов ОДКБ, а также наблюдателей при этой организации наступают тяжелые времена. Конечно, проведение совместных учений на территории Узбекистана и Таджикистана крайне важные и своевременные мероприятия, но вызовы времени диктуют новые правила игры. Мы не должны покупаться на миролюбивые пока что заявления талибов о мире и добрососедстве. Многие члены нового афганского правительства были узниками тюрьмы в Гуантанамо либо проходят по спискам лиц, разыскивающимися за террористическую деятельность.

Волки никогда не будут питаться морковью – это претит их природе. Так и с движением «Талибан». Не стоит уповать, что оно удержится от экспансии на территории соседних Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, Кыргызстана, Казахстана. Начав с радикализации соседей, так или иначе, при внешней поддержке, талибы будут стремиться к объединению с любыми силами, поддерживающими их идеологию объединения в единый эмират. И готовы для этого представить эфемерную, но крайне красивую и привлекательную идею социального равенства.

Президент РФ Владимир Путин держит развитие ситуации в Афганистане на личном контроле.

Еще одним интересным аспектом являются взаимоотношения между «Талибаном» и ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ). В этом отношении можно вспомнить имевшие место факты поддержки силами США формирований ИГИЛ в Афганистане, а также заявлениях талибов, что во время боестолкновений с игиловцами в провинции Нангархар последних поддерживала американская артиллерия. Сегодня уже не столь важно, насколько эти заявления соответствуют действительности. Гораздо большего внимания заслуживает то обстоятельство, что талибы выдавливают формирования ИГИЛ к северной границе Афганистана. Имеется информация о сосредоточении сторонников «халифата» в северных провинциях Фарьяб, Джаузджан, Бадахшан – у границ центральноазиатских республик. Обращает на себя внимание тот факт, что талибы вполне себе мирно выпустили из тюрем около двух тысяч сторонников «халифата» и в том числе одного из лидеров регионального филиала ИГИЛ Аслама Фаруки. Примечательно, что талибы не создавали никаких препятствий к перемещению этих лиц к северным границам Афганистана. При этом на его территории формируются новые анклавы ИГИЛ.

Афганистан долгие годы живет во многом за счет гуманитарной помощи, и в случае обострения ситуации с продовольствием недовольство населения быстро может привести к новой череде боестолкновений. И тогда вполне вероятным вариантом развития событий может стать массовая миграция населения на территории соседних центральноазиатских республик и дальше – в Россию. Сколько сторонников ИГИЛ и «Талибан» в этом случае может попасть на нашу территорию? Остается только гадать.

Очень сложная обстановка складывается в Таджикистане. Следует учитывать крайне негативное отношение к талибам президента этой республики Эмомали Рахмона. Хотя  Душанбе готов предоставить свою территорию для переговоров по урегулированию конфликта между этническими таджиками, выходцами из Панджшера, и талибами, тем не менее в Таджикистане не строят иллюзий в отношении «Талибана».

Конечно, у Таджикистана есть рычаги давлению на сопредельную сторону, в том числе и экономические. Рогунская ГЭС питает электроэнергией часть Афганистана, а в рамках проекта CASA-1000 планируется связать энергетические системы Кыргызстана и Таджикистана с Афганистаном и Пакистаном. И вряд ли пакистанские кураторы талибов пойдут в данном случае на обострение.

Отдельным и очень важным сдерживающим фактором является наличие в Таджикистане российской 201-й военной базы и авиационной группировки. Однако современные формы гибридной войны при условии радикализации части населения Таджикистана не исключают, мягко скажем, возникновения очагов напряженности, в том числе и вооруженного противоборства. И поэтому, ведение контрпропаганды, активной информационной борьбы как на территории Таджикистана, так и на сопредельной стороне представляется крайне важным аспектом безопасности в целом.

Продвижение пакистанской стороной идеи разграничения государственной границы между Пакистаном и Афганистаном по линии Дюранда может послужить и дополнительным рычагом включения третьей заинтересованной стороной этнического вопроса. На фоне радикализации под флагом псевдоисламской идеологии может быть разыгран вопрос объединения таджикских территорий как в Таджикистане, так и в Афганистане. Напомним, что в Таджикистане есть Горно-Бадахшанская автономная область, а в Афганистане – провинция Бадахшан. И там и там – живут таджики. И при создании так называемого «управляемого хаоса» на территории региона с попыткой подорвать ситуацию изнутри подобный вариант сможет стать дополнительным механизмом дестабилизации обстановки под видом «права народов на объединение».

Иран традиционно имеет сложные отношения с Афганистаном. В новом правительстве талибов нет ни одного лояльного к Ирану представителя, тем более нет ни одного представителя афганских шиитов, поэтому Тегеран крайне обеспокоен сложившейся ситуацией. В Иране очень внимательно следят за событиями у соседей, не питая иллюзий в отношении талибов. Слишком крепкую память оставил расстрел талибами сотрудников иранского посольства в прошлый приход талибов к власти.

Экономический рост – противовес идее псевдоисламской социальной справедливости

Рассматривая ситуацию в призме интересов России, необходимо подчеркнуть: мы должны понимать всю остроту проблемы, возникшей в нашем южном «подбрюшье» благодаря игре США и их союзников. Для нашей страны ситуация в этом регионе становится стратегической, глобальной проблемой. По этому поводу высказались многие руководители нашей страны. Но хочется особо отметить вклад, сделанный специальным представителем президента России по Афганистану Замиром Набиевичем Кабуловым.

То, что проблему угроз придется решать, – это бесспорно. Но своевременно выстроенный диалог с движением «Талибан» дает нашей стране огромные преимущества. Например, имиджевых – наше посольство в Афганистане, возглавляемое послом России Дмитрием Александровичем Жирновым, работает в штатном режиме, обеспечена безопасность как сотрудников посольства, так и граждан России, находящихся по тем или иным причинам в Афганистане, а также граждан дружественных России стран. Мы не испытали чувства национального унижения, как это было в случае с США, когда весь мир наблюдал унизительную эвакуацию армейскими вертолетами диппредставительства «великой» Америки, и это позволяет говорить, что «худой мир лучше доброй войны».

Российские дальние бомбардировщики Ту-22М3М – важнейший элемент быстрого реагирования в случае попыток экспорта исламского экстремизма из Афганистана на постсоветское пространство.

Диалог с талибами сегодня позволяет продвигать интересы России в Центрально-Азиатском регионе, обеспечивая интересы и наших союзников и партнеров, прежде всего республик постсоветского пространства.

И сегодня, как никогда раньше, важны координация и совместные усилия сторон, направленные на обеспечение военной, политической и экономической безопасности.

Вопросы эффективности мер общей безопасности всех стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности должны стать приоритетом для выработки действий, адекватных складывающейся обстановке. Только единство в подходах к подготовке войск, оснащение их самым современным вооружением и военной техникой, высочайшая выучка и моральный дух являются залогом военной безопасности.

Но, наряду с обеспечительными мерами строго военной направленности, остаются вопросы политики, экономики и идеологии.

Единая политика в регионе должна исключить двойные стандарты во взаимоотношениях между республиками постсоветского пространства. Не только вопросы обмена информацией между разведками и структурами государственной безопасности, но и внятная общая идеология общего сосуществования должны послужить выработке единого подхода к объединению народов наших стран перед лицом общей угрозы. И вопросы дружбы народов на территориях наших республик, их равноправие, прозрачная и внятная миграционная политика, проникновение светских культур, прогрессивное просвещение молодежи и многие другие вопросы должны быть выстроены под решение общей задачи – усиления общей безопасности наших стран.

Нельзя забывать и о развитии общей экономики. Это ключевой аспект развития региона. Активная инвестиционная политика, направленная на повышение уровня благосостояния населения, повышение паритета покупательной способности посредством развития промышленности и сельского хозяйства на современном технологическом уровне и, как результат, рост количества рабочих мест обеспечат действенную конкуренцию псевдоисламской идеологии, которая основывается хоть и на привлекательных, но все-таки абсолютно эфемерных посылах. Нельзя не отметить, что просвещение играет здесь не последнюю роль, и развитие образования, науки и культуры будет только способствовать решению общей задачи.

В целом должна быть создана целая система общего качественного роста всех стран Центральной Азии, позволяющая минимизировать риски раскола и скатывания в вооруженное противостояние с боеспособным противником, идейно готовым к многолетней кровавой войне.

Для решения этой задачи мы должны привлекать всех сторонников, работать со всеми участниками, какими бы разными они ни были. Восток – дело тонкое. Фраза, хоть и избитая, но по-прежнему верная по сути. Для решения задачи общей безопасности все средства хороши. Следует помнить – хочешь мира, готовься к войне.