идёт загрузка...
Спецслужбы 
19 февраля 2021

Литовская ССР, 1988-1990 годы: перестройка или предательство?

Хроника катастрофы глазами офицера КГБ

ЮрийКобяков

30 лет назад, в январе 1991 года, произошли трагические события  в  Вильнюсе. Лидерами сепаратистского движения «Саюдис» были спровоцированы массовые беспорядки возле телецентра, а боевиками этой организации  был открыт огонь по толпе, в результате чего погибли 13 человек и более 140 были ранены. Националистами и западной пропагандой немедленно была развернута кампания по обвинению в «расстреле мирных демонстрантов советскими оккупационными войсками». Эти события стали некой чертой, пересечение которой сделало  практически невозможным дальнейшее пребывание Литвы в составе Союза ССР.

К тому времени дезинтеграционные процессы в СССР продолжали нарастать и ускоряться. Под прикрытием провозглашенных М.С. Горбачевым лозунгов о «перестройке», «демократизации», «политическом плюрализме», «толерантности» и т.д. начался развал нашего многонационального государства с перспективой ликвидации социалистического строя и реставрации капиталистических порядков.

Практически во всех союзных республиках возникали различного рода «народные фронты» и «национальные движения», по сути своей и конечным целям – легальные объединения националистов и сепаратистов, которые, как правило, немедленно получали моральную, организационную, информационную и материальную поддержку из-за рубежа.

Основная задача, которую решал «Саюдис» в ходе горбачевской «перестройки» – создание параллельных структур власти на территории Литовской ССР.

Пример Литвы с этой точки зрения весьма показателен. В республике действовала влиятельная общественно-политическая структура «Саюдис» (Sаjыdis, «Движение»), созданная с благословения команды М.С. Горбачева, А.Н. Яковлева и их единомышленников из национально-ориентированной (а фактически сепаратистской) части руководства литовской компартии во главе с тогдашним первым секретарем ЦК КП Литвы Альгирдасом Бразаускасом. Характерно, что первоначально эта организация называлась «Литовское движение за перестройку», но затем о «перестройке» благополучно забыли и стали именовать его яснее – «Литовское движение», или просто «Саюдис».

Если в середине 1988 г. деятели этой «перестроечной» структуры еще лукаво говорили лишь о «культурном возрождении, демократизации, экономической самостоятельности республики, охране окружающей среды», то уже 16 февраля 1989 г. руководство «Саюдиса» открыто заявило, что главной целью для них является «восстановление независимости Литвы».

Всего за год при поддержке горбачевско-яковлевской команды власть в Литве де-факто все больше переходила к сепаратистам «Саюдиса», которые получали полное содействие со стороны вышедшей в декабре 1989 г. из состава КПСС

т.н. «самостоятельной Компартии Литвы» во главе с Бразаускасом. Главный результат такого рода «перестройки» – на выборах в Верховный Совет Литовской ССР в феврале 1990 г. «саюдисты» получили 101 депутатский мандат из 141. На первом же заседании этого Верховного Совета 11 марта был принят «Акт восстановления независимости Литвы». Одновременно на территории республики было объявлено о прекращении действия Конституции СССР и возобновлении действия литовской конституции 1938 года.

В Литве, да и в остальных республиках, полным ходом шел запущенный Горбачевым губительный процесс уничтожения целостности СССР как единого федеративного государства.

Альгирдас Бразаускас.

В те годы мне довелось работать в секторе органов госбезопасности аппарата ЦК КПСС, а к числу моих должностных обязанностей относилось, в частности, изучение обстановки в Литве, Латвии и Эстонии, в том числе с выездами туда в командировки. Естественно, объем информации из этих республик, в т.ч. по линии органов КГБ, давал возможность руководителям КПСС понимать, что в действительности происходит в Прибалтике и других регионах и чем все это неминуемо может закончиться.

И тем не менее курс Горбачева и его команды на т.н. «перестройку» и устранение руководящей роли КПСС продолжал тупо проводиться, без учета реалий жизни огромной многонациональной страны, тех рисков и угроз ее целостности, которые существовали и лишь только обострялись в те годы.

Горбачев как сугубо провинциальный партийный функционер средней руки оказался не на своем месте, был просто неспособен понять проблемы СССР как колоссального федеративного государства. У него не хватило ни знаний, ни способностей, ни государственного кругозора, ни воли для руководства КПСС и сверхдержавой на сложнейшем историческом этапе ее существования.

Александр Яковлев.

Горбачев удивительно (даже подозрительно) легко позволял убедить себя в том, что различного рода националистические и сепаратистские движения, «народные фронты» и даже националистические партии, возникавшие в ряде союзных республик, якобы поддерживают затеянную им «перестройку», а не ведут дело к развалу СССР.

И это в то время, когда КГБ СССР регулярно представлял генсеку, Политбюро и Секретариату ЦК КПСС записки, другие аналитические документы, в которых ясно и подробно сообщалось о становлении и активизации националистических и сепаратистских структур, которые до поры до времени прикрывали свою деструктивную деятельность демагогическими заявлениями о «поддержке перестройки». Но Горбачев, видимо, под влиянием таких деятелей как тогдашний секретарь ЦК КПСС А.Н. Яковлев упорно не желал верить оценкам и прогнозам не только КГБ, но и сообщениям ряда отделов ЦК КПСС, основанным на информации местных коммунистов, остававшихся на интернационалистических позициях, выступавших за единство КПСС и целостность СССР.

Ватаутас Ландсбергис.

Мне пришлось в этом убедиться, например, в конце зимы 1990 г. при выезде в командировку в Литовскую ССР в составе бригады сотрудников разных отделов ЦК КПСС для изучения обстановки в республике, а также в связи с расколом Компартии Литвы на две части: одна, «национально-сепаратистская», под руководством А. Бразаускаса фактически вела дело к выходу республики из СССР, а вторая – под руководством М. Бурокявичюса и В. Шведа – оставалась верной и КПСС и единству Советского Союза.

Тщательное изучение обстановки на месте однозначно подтверждало уже имевшуюся информацию о том, что значительная часть руководства «самостоятельной» Компартии Литвы, продолжая заявлять о поддержке «перестройки Горбачева», на деле всемерно поощряет литовских националистов «Саюдиса». Все это происходило при активной поддержке со стороны ряда западных государств, их спецслужб, зарубежных наццентров – финансовые вливания, поставки множительной и прочей техники, пропагандистские кампании, обучение националистов технологиям «мирных революций», подготовка боевиков и т.д.

Интересный эпизод из той поездки в Литву. В один из дней мне сообщили, что со мной хотели бы встретиться в условиях строгой конспирации руководители ЦК Компартии Литовской ССР, остающейся «на платформе единой КПСС». Я, естественно, согласился. Но дело в том, что тогда вокруг здания КГБ в Вильнюсе, где находился мой временный рабочий кабинет, круглосуточно дежурили группы наружного наблюдения, созданные «Саюдисом». Чтобы оторваться от слежки националистов, выезд из здания КГБ был проведен глубокой ночью. Это чем-то напоминало кадры из шпионского фильма: из ворот КГБ одна за другой выехали несколько одинаковых черных «Волг», которые на большой скорости разъехались в разные стороны. Успешно оторвавшись таким образом от слежки националистов, удалось приехать в частный дом под Вильнюсом, где нас ждали руководители литовских коммунистов-интернационалистов.

Они подробно рассказали о двурушнической и предательской позиции Бразаускаса и его единомышленников. А затем вручили мне подготовленный ими документ, в котором на нескольких листах содержался анализ обстановки, а также излагались истинные цели и детальный план «национал-коммунистов» на ближайшие месяцы по дальнейшему движению в сторону отрыва Литовской ССР от Советского Союза и фактической ликвидации в ней советской власти и социализма. Была просьба передать этот документ лично Горбачеву. И я эту просьбу выполнил: документ был ему передан через заведующего Государственно-правовым отделом ЦК КПСС А.С. Павлова. Все, о чем предупреждали советские патриоты из Литвы, сбылось практически на 100 процентов. Так что Горбачев своевременно получал достоверную упреждающую информацию буквально из первых рук.

События января 1991 года в Вильнюсе – одна из последних попыток сохранить Литву в составе СССР.

По результатам поездки в Литву Горбачеву была доложена совместная записка отделов ЦК, где детально излагалась информация о кризисной ситуации в республике, а также о действительной сепаратистской деятельности «Саюдиса» и истинной роли секретаря ЦК раскольнической Компартии Литвы Бразаускаса, покровительствующего националистам.

Горбачев, прочитав эту записку, потребовал немедленно вызвать в Москву Альгирдаса Бразаускаса якобы для «серьезного разговора». Прибывший в Москву Бразаускас был сильно напуган и, вероятно, не исключал, что беседа с генсеком ЦК КПСС может закончиться смещением с партийного поста и даже арестом. Но в последний момент Бразаускас был принят секретарем ЦК А.Н. Яковлевым, а затем уже вместе с ним отправился на беседу в кабинет к Горбачеву. Беседа была продолжительной и о конкретном ее содержании можно только догадываться. Но Бразаускас вышел от Горбачева с сияющим от радости лицом. А своим кураторам из Отдела оргпартработы ЦК заявил, что Михаил Горбачев полностью одобряет работу лично Бразаускаса и возглавляемой им части ЦК КП Литвы, а также благосклонно относится к «перестроечному» движению «Саюдис». С этим он и вернулся в Вильнюс, где лишь активизировал работу по отрыву Литвы от Союза ССР.

В течение 1990-го – в начале 1991 года в Литве органами госбезопасности были выявлены работавшие нелегально сотрудники ЦРУ, британской разведки МИ-6, польских и немецких спецслужб, которые осуществляли руководство «Саюдисом» и другими националистическими организациями, а по сути – управляли процессом, как принято сейчас говорить, «цветной революции» в Литве. Генерал-майором КГБ СССР Вячеславом Широниным были обнародованы данные о том, что в 1990 г. прибывший в Литву американский гражданин Эндрю Эйва стал консультантом лидера «Саюдиса» Ватаутаса Ландсбергиса. Он занимался изучением возможности подготовки повстанческого движения, планировал открыть курсы «рэйнджеров», обучал боевиков из числа националистов использованию гранат и бутылок с зажигательной смесью против советских бронетранспортеров и танков. В апреле 1990 г. за эту деятельность ему был закрыт въезд в СССР, однако в декабре того же года Эйва вновь прибыл в Литву. Вместе с ним в Вильнюс приехала группа агентов ЦРУ, появившихся вскоре в окружении Ландсбергиса. Позднее Ландсбергис заявил, что американский «специалист» Эйва сыграл «положительную роль» в январских событиях.

Обстановка в республике накалялась. Националисты и сепаратисты продолжали захватывать власть. В этой связи 8-9 января 1991 г. в Литву были переброшены военнослужащие 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и других частей. 11 января президент СССР Горбачев был вынужден потребовать отмены антиконституционных актов в Литве и восстановления действия союзной Конституции СССР. Решался вопрос о наведении порядка в Литве и введении особого порядка управления республикой.

Важно отметить, что в эти дни органами госбезопасности был зафиксирован звонок лидеру националистов Ландсбергису (ставшему к тому времени председателем Верховного Совета Литвы) из здания ЦК КПСС, в ходе которого неустановленный московский абонент сообщил ему о детальных планах действий советских силовиков и прибывшей в Вильнюс группы «Альфа», которая должна была вместе с десантниками взять под контроль телецентр и телевизионную башню в литовской столице. После получения этой информации «саюдистами» и их кураторами из западных спецслужб была организована массовая «акция протеста против захвата телебашни», а на крышах близлежащих домов были размещены их снайперы. Именно они безжалостно расстреливали толпу своих соотечественников.

Среди погибших был и лейтенант группы «А» 7-го Управления КГБ СССР В. Шатских, который был убит выстрелом в спину, причем автоматная пуля калибра 5,45 мм прошла между пластинами бронежилета сверху вниз.

В 1997 г. и 2000 г. бывший министр охраны края Аудрюс Буткявичюс (в январе 1991 года он возглавлял отряд боевиков «Саюдиса») рассказал иностранным журналистам о том, что в толпу, окружавшую телецентр в Вильнюсе, стреляли именно его боевики-националисты.

Так еще 30 лет назад западными спецслужбами и литовскими националистами впервые на пространстве Советского Союза, раздираемого в результате горбачевской «перестройки» и прямого предательства, отрабатывались методики будущих «цветных революций», которые затем многократно тиражировались на постсоветском пространстве.

Юрий Кобяков

С 1975 по 1988 гг. работал во 2 отделе Пятого управления КГБ СССР, занимавшегося проблемами борьбы с национализмом и экстремистскими проявлениями на этой почве, с 1986 г. был начальником данного отдела. В 1988-1991 гг., оставаясь офицером действующего резерва КГБ, работал в секторе органов госбезопасности Отдела административных органов (с 1989 года  – Государственно-правового отдела) ЦК КПСС, а затем в Службе информации президента СССР. С военной службы уволился в 1995 году в звании полковника.