идёт загрузка...
Вооружения 
23 февраля 2021

Су-57: официально в боевом строю ВКС

Через одиннадцать лет в ходе Единого дня военной приемки 29 января 2021 г. первый серийный Су-57 был передан российским Воздушно-космическим силам

ВладимирКарнозов

Так сложилось, что конец января – во многом знаковое время для российского многофункционального истребителя пятого поколения Су-57. 29 января 2010 г. в Комсомольске-на-Амуре заслуженный летчик-испытатель Российской Федерации, Герой России Сергей Богдан совершил первый полет на прототипе истребителя – первом опытном самолете Т-50-1.

По информации телеканала «Звезда», Су-57 с бортовым номером «01» вошел в состав Государственного летно-испытательного центра Министерства обороны Российской Федерации им. В.П. Чкалова в Ахтубинске. На нем будут проходить обучение военные летчики и инженеры-техники.

За прошедшие годы наиболее богатым на важные для судьбы нового авиакомплекса событиями оказался 2019 г. Выделим среди них следующие:

• Президент России Владимир Путин в мае 2019 г. дал указание закупить для ВКС России партию из 76 Су-57. Соответствующий контракт подписан представителями Минобороны РФ и промышленности на Международном военно-техническом форуме «Армия-2019».

• На аэрокосмическом салоне МАКС-2019 впервые публично демонстрировалась экспортная версия самолета под обозначением «Су-57Э», которая к тому времени получила все необходимые разрешительные документы (паспорт экспортного облика).

• Общаясь на публике с президентом Турецкой Республики, Владимир Путин предложил Реджепу Эрдогану рассмотреть варианты покупки российской авиатехники, включая Су-57Э. А министр обороны Сергей Шойгу за руку препроводил к самолету своего турецкого коллегу, дав Хулуси Акару необходимые пояснения.

Ракеты для размещения во внутрифюзеляжных отсеках вооружения Су-57.

• Опытные самолеты дважды прошли проверку в условиях контртеррористической операции на территории Сирийской Арабской Республики. Боевые вылеты с авиабазы Хмеймим с нанесением высокоточных ударов по позициям незаконных вооруженных формирований выполнялись Су-57 в ходе войсковой операции «Дамасская Сталь» в феврале 2018 г. и затем в 2019-м.

• Очередной этап летных испытаний на летающей лаборатории на базе опытного Су-57 прошел двигатель второго этапа – «Изделие 30». Его установка взамен используемого сегодня АЛ-41Ф1 («Изделие 117») позволит нарастить тяговооруженность самолета, что даст ему возможность быстрее осуществлять взлет и набор высоты, а также выполнять маневры с большой перегрузкой при ведении маневренного воздушного боя. Кроме того, «Изделие 30» обещает пониженный расход топлива, что выразится в увеличении радиуса действия.

• Начались летные испытания беспилотного летательного аппарата С-70 «Охотник», который может использоваться в паре с пилотируемым Су-57. Совместное боевое применение обещает значительное повышение боевой эффективности соответствующего авиационного комплекса.

• При выполнении проверочного полета в конце декабря 2019 г. потерян первый серийный образец, что повлекло за собой массу домыслов в иностранной прессе насчет степени доведенности и технического совершенства Су-57, а также перспектив программы в целом. Как отметил генеральный директор Объединенной авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь, «при испытаниях новой техники всегда возможны инциденты. Су-57 – это новая высокотехнологичная, сложная техника. Прежде чем пойти в эксплуатацию, машина проходит жесткие и многочисленные испытания. Эти самолеты уже налетали несколько тысяч полетов. К сожалению, даже с техникой такого уровня иногда случаются аварии. Конечно, это неприятно. Но ситуация будет детально проанализирована, а результаты работы комиссии по расследованию мы используем для того, чтобы сделать Су-57 еще более совершенным комплексом».

Три критерия

Просматривая публикации о Су-57, легко заметить отличия в характере подачи материала в зависимости от географического положения размещающих их изданий. Так, журналисты из стран Азиатско-Тихоокеанского бассейна больше волнуются насчет финансово-экономических условий приобретения Су-57Э и других передовых комплексов российского происхождения. В них видят средство защиты национального суверенитета и сдерживания агрессора, оснащенного американским оружием.

Со своей стороны, авторы публикаций в англосаксонской прессе прежде всего пытаются выяснить: а действительно ли Су-57 является истребителем пятого поколения, способным на равных противостоять американским F-22A Raptor и F-35 Lightning II?

Ключом к правильным ответам на поставленный выше вопрос служат критерии отнесения конкретного типа летательного аппарата к тому или иному поколению авиатехники. Во главу угла на Западе ставят тактико-технические характеристики вновь созданных авиационных комплексов, а также применение тех или других передовых конструкторских решений и технологий.

Помимо общего преимущества за счет более высокого уровня технологической платформы, зарубежные эксперты выделяют следующие позиции, отличающие истребители пятого поколения. Первое: сверхзвуковой крейсерский режим полета, достигаемый без применения форсажного режима работы силовой установки. Второе: наличие внутренних отсеков для размещения авиационных средств поражения. Третье: различные по характеру решения, снижающие заметность самолета радиолокаторами и другими техническими средствами обнаружения.

Если рассуждать с точки зрения подобного подхода, то Су-57, безусловно, принадлежит к тому же поколению авиатехники, что и F-22A и F-35. Кроме того, по линии летно-технических характеристик российская машина ни в чем не уступает двум американским моделям, а по ряду технических параметров превосходит их. Например, по тяговооруженности, нагрузке на крыло, начальной скороподъемности и так далее.

Радиолокация

Теперь насчет установленной радиоэлектронной аппаратуры. Американцы особенно гордятся и всячески выпячивают факт наличия на борту F-22A и F-35 радиолокационных станций с активной фазированной антенной решеткой (АФАР). Причем это делается «не просто так», а подается в сравнении с российскими истребителями поколения «4+», на которых применяются радары с пассивными решетками (ПФАР и пр.).

Между тем созданные в НИИП им. В.В. Тихомирова (входит в Концерн ВКО «Алмаз – Антей») БРЛС семейства «Барс» на серийных истребителях Су-30МКИ/СМ и «Ирбис» на Су-35С – равно так же, как и американские радары, – построены на технологиях фазированных антенных решеток, электронного управления лучом и цифровой обработки данных. Соответственно, они способны одновременно обнаруживать и сопровождать множественные воздушные и наземные объекты в широком телесном угле обзора.

Пока что возможности «Ирбиса» продолжают оставаться рекордными для фронтовых истребителей. За счет излучателя передовой конструкции (средняя излучаемая мощность – пять киловатт, максимальная – 20) дальность обнаружения крупной радио-контрастной цели превышает 400 километров. Когда истребители сходятся в лобовой атаке, более мощный радиолокатор позволяет летчику Су-35С первым обнаружить цель и выполнить по ней пуск ракет. Это утверждение относится ко всем известным типам иностранных самолетов, включая F-22A.

По мнению российских экспертов, главным направлением по раскрытию возможностей БРЛС с фазированными антенными решетками и электронным управлением лучом остается создание алгоритмов различных режимов работы аппаратуры и их реализация в виде программного обеспечения. А это требует большого объема работы высококвалифицированных специалистов.

Как бы не принимая в расчет приведенные выше аргументы и факты, американцы в своих маркетинговых усилиях пытаются убедить потенциальных клиентов, что, якобы, наличие у их радаров активных решеток, состоящих из низковольтных твердотельных приемо-передающих модулей, ставит таковые «на класс выше».

На поверку, наличие у американских БРЛС активной антенной решетки не дает им каких-либо практических преимуществ (например, по дальности обнаружения воздушной цели и т.п.), а лишь усложняет конструкцию и повышает закупочную стоимость единицы продукции. Вместе с тем даже такой «аргумент» окончательно теряет силу применительно к Су-57, коль скоро к настоящему времени он остается единственным российским истребителем со штатной БРЛС, оснащенной АФАР.

Скажем больше. По возможностям обзора воздушного пространства созданная в НИИП им. В.В. Тихомирова многофункциональная интегрированная радиолокационная система (МИРЭС) для Су-57, известная под обозначением «Белка», превосходит РЛС американских истребителей (подробнее о «Белке» см. стр 94).

Вооружение

Следующей «маркетинговой» уловкой является утверждение о техническом превосходстве F-22A и F-35 над российскими истребителями четвертого поколения за счет расположения средств поражения во внутренних отсеках, поскольку это дает снижение радиолокационной заметности. Теоретически это действительно так, но дело, как это обычно бывает, в нюансах.

Наблюдение за применением израильских F-35I (местное обозначение «Адир»), включая недавние налеты на иранские объекты в арабских странах, показывает: зачастую эти машины несут средства поражения типа «воздух-поверхность» на внешних узлах подвески, поскольку более-менее мощные бомбы и ракеты просто не могут разместиться в узких внутренних отсеках данных машин.

Модульная ракета Х-38МЭ.

Кроме того, при дальних полетах самолеты F-35I вынуждены использовать подвесные топливные баки. А они крепятся только на внешней подвеске и тем самым сильно увеличивают величину отражающей поверхности. Словом, выгоды от внутреннего расположения авиационных средств поражения на практике могут получить лишь тяжелые истребители, какими являются американский F-22A, китайский J-20 и российский Су-57.

Коль скоро внутренние объемы у Су-57 существенно больше, чем у F-35, он выглядит гораздо предпочтительнее в качестве ударного самолета, когда требуется провести результативный налет на удаленный, хорошо защищенный объект противника. Тем более что усилиями Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» создается широкий набор новых авиационных средств поражения, изначально рассчитанных на размещение во внутренних отсеках Су-57. Некоторые модели высокоточных боеприпасов успешно прошли полигонные испытания и подтвердили свои высокие боевые качества в Сирии.

По словам первого заместителя генерального директора компании «Сухой», директора ОКБ Сухого, главного конструктора Су-57 Михаила Стрельца, при создании российского истребителя пятого поколения заказчик предъявлял к самолету определенные требования по соотношению боевой нагрузки, которую способен взять истребитель, к его массе – чем больше это отношение, тем выше качество самолета как носителя. То же самое относится к объему, массе и номенклатуре авиационных средств поражения, размещаемых во внутрифюзеляжных отсеках. «По этим показателям Су-57 не имеет аналогов среди всех самолетов пятого поколения в мире», – утверждает Михаил Стрелец.

Следующим аргументом в нашу пользу служит факт разработки беспилотного летательного аппарата С-70 «Охотник», который может применяться совместно с Су-57.

Возможности бортовой аппаратуры данной пары таковы, что летчик может «поручать» своему роботизированному «ведомому» отдельные сложные задания, выполнение которых несет в себе повышенные риски по линии противодействия ПВО противника. Тем самым существенно снижается риск поражения пилотируемого аппарата и, как следствие, потери личного состава.

Большой путь

За 11 лет, прошедших с памятной даты первого полета Су-57 29 января 2010 г., сделано очень многое. Самое главное: программа прошла большой путь от стадии начала летных испытаний опытного образца до постановки серийного производства товарной продукции на авиационном заводе в Комсомольске-на-Амуре и передачи первого готового самолета ВКС РФ. Специалисты ОКБ им. П.О. Сухого и их смежники в промышленности вместе с военными институтами и другими структурами МО РФ «научили» новый самолет летать и стрелять. А это значит, что все бортовые системы, оборудование и вооружение прошли необходимые проверки, целью которых было показать, что все они функционируют в соответствии с требованиями, изложенными в техническом задании.

Третий опытный образец Су-57 используется в качестве летающей лаборатории для отработки БЛА «Охотник», о чем свидетельствует эмблема на киле.

Вместе с рабочими, инженерами-конструкторами и испытателями свой вклад в продвижение программы внесли сотрудники Рособоронэкспорта, занимающиеся реализацией продукции отечественного оборонно-промышленного комплекса на зарубежных рынках. Не стоит забывать, что поставки по линии военно-технического сотрудничества позволят поднять серийность и сократить стоимость единицы продукции, а также заработать средства в твердой валюте.

Отметим, что первая демонстрация самолета для иностранной делегации прошла на аэродроме Раменское ровно семь месяцев спустя со дня первого полета. Члены делегации Республики Индия в частных беседах с журналистами дали новой машине самые лестные характеристики и наделили ее яркими эпитетами. В результате самолет, на то время известный под заводским индексом «Т-50» и по имени программы – ПАК ФА («Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации»), получил хорошие отклики в индийской прессе.

Fifth-Generation Fighter Aircraft

Москва сделала Дели интересное предложение – вместе разработать двухместный вариант ПАК ФА на соответствие специфическим требованиям ВВС Индии. С легкой руки индийских партнеров по ВТС соответствующая версия получила собственное имя – Fifth-Generation Fighter Aircraft (FGFA). На высшем политическом уровне была достигнута принципиальная договоренность, что FGFA будет создан в ходе реализации некоего совместного проекта. Им предполагалось участие инженеров и конструкторов двух наших стран в разработке, испытаниях и серийном выпуске авиатехники.

Учитывая давние дружественные связи между нашими государствами, долгое время эта машина предлагалась только и исключительно Индии. Однако длительные согласования деталей, недостаточное финансирование и медленный ход практической инженерной работы завел проект в тупик. Сторона-партнер затребовала «равноправное участие». При всем уважении к зарубежным коллегам реализовать запрошенное оказалось невозможным из-за значительного «неравенства» в научно-техническом потенциале и накопленном опыте создания передовых образцов авиатехники.

Изначально предполагалось, что FGFA станет эксклюзивной программой для Индии, которая позволит ей не только получить в свое распоряжение современный истребитель пятого поколения, но и освоить передовые авиационные технологии. К сожалению, реализация первоначального замысла наткнулась на многочисленные трудности, а местная пресса сменила тон публикаций с позитивного на негативный.

И дело здесь вовсе не в характеристиках самолета и результатах летных испытаний. Просто наши западные конкуренты по рынку вооружений без устали «подбрасывали» индийским журналистам якобы «достоверную информацию» о несуществующих «провалах» русских, тем самым способствуя росту скептицизма по отношению к данной программе.

Начиная с 2013 г. масштабные модели FGFA стали выставляться на международных выставках на территории третьих стран, включая LIMA на малазийском острове Лангкави. Машина привлекла внимание принимающей стороны и вскоре была предложена ей в качестве кандидата на замену поставленных туда ранее самолетов типа МиГ-29.

Отмечая огромный интерес рынка к истребителю пятого поколения, Москва отказалась от селективного подхода и начиная с лета 2019 г. стала открыто предлагать его экспортный вариант под обозначением «Су-57Э» всем заинтересованным странам. Согласно публикациям СМИ, желание приобрести самолет выразили Алжир, Вьетнам, Турция, Пакистан, Мьянма (Бирма), Перу и др.

Фактор комплементарности

Вскоре после публичной демонстрации Су-57Э и заявлений ответственных российских руководителей о готовности продавать его за рубеж не только Индии, изменился и тон китайских публикаций о нашем истребителе пятого поколения. Если раньше его, в основном, сравнивали с новейшим истребителем J-20 больше для того, чтобы показать преимущества местной продукции, то в настоящее время речь чаще заходит о необходимости продолжения практики закупок передовых образцов вооружения в России.

Сравнение с J-20 продолжается, но получает иную окраску. Отмечается, что китайский самолет спроектирован с упором на сверхзвуковые режимы, борьбу с авиацией противника на больших скоростях и высотах, тогда как в российской машине большое внимание уделено теме «сверхманевренности». Словом, читателей подводят к мысли о «комплементарности» J-20 и Су-57Э, что дает почву для обоснования пополнения авиапарка ВВС НОАК обоими типами.

В КНР признают, что российские технологии по ряду позиций пока превосходят китайские. Этот факт, в частности, находит подтверждение в том, что КНР приобрела российские многофункциональные истребители Су-35С. Согласитесь: если бы у китайцев действительно были все необходимые технологии, они бы вряд ли покупали у России истребители хоть и продвинутого, но все же четвертого поколения.

Наша страна действительно пока опережает Китай по столь важным направлениям, как аэродинамика, двигателестроение, бортовая радиоэлектронная аппаратура, авиационные средства поражения. Здесь технологии, применяемые в Су-35С и Су-57, находятся на самых передовых рубежах, чем и объясняется интерес к этим машинам со стороны Китая и других стран – традиционных покупателей российского оружия. А это значит, что у нашего оборонно-промышленного комплекса есть хорошие шансы закрепить достигнутые позиции на международном рынке вооружений и военной техники.