идёт загрузка...
Вооружения 
30 июня 2021

«Байрактар»: история успеха

По состоянию на январь 2019 г. турецкая армия и жандармерия располагали 75 единицами ВТВ2, на май 2020 – 107 ед., а сегодня их парк может достигать полутора сотен

ВладимирКарнозов
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган позирует на фоне ударного беспилотника Bayraktar, являющегося символом успеха национального военно-промышленного комплекса.

Окутанный славой побед в Карабахе, Ливии, Сирии и Ираке беспилотник «Байрактар» – предмет национальной гордости турок и редкий пример высо­котехнологичного экспорта национальной оборонной промышленности.

Хотя результаты его боевой работы прессой сильно преувеличены, а порой приписываемые «волшебные свойства» – вымышлены, он представляет хорошо задуманный, качественно изготовленный и надежный в эксплуатации ударно-разведывательный комплекс тактического звена, по совокупности качеств не уступающий американскому MQ-1 Predator 25-летней давности.

Полное название комплекса Bayraktar Tactical Block2 часто сокращается до BTB2, а фирма-разработчик и производитель Baykar Makina – ограничивается первым словом. Почему среди множества других беспилотных систем в мировом арсенале именно он удостоился столь широкой известности как у себя в стране, так и за рубежом?

Свою роль сыграли субъективные факторы. Технический директор фирмы Сельчук Байрактар (Selзuk Bayraktar) женат на Сумейи – дочери президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. А сама Baykar Makina, основанная в 1984 г. предпринимателем Оздемиром Байрактаром (отцом Сельчука), – одно из подразделений быстрорастущего семейного бизнеса.

Частная инициатива

Как свидетельствует практика, частные компании порой показывают себя более гибкими и прогрессивными структурами в ходе реализации амбициозных проектов, особенно когда пользуются покровительством и поддержкой «на самом верху». Так получилось и в данном случае. Разработанный небольшим (несколько десятков человек) коллективом творчески мыслящих и хорошо мотивированных инженеров-конструкторов BTB2 оказался лучше других приспособленным к серийному выпуску и практическому применению в составе Вооруженных Сил Турции. Здесь он превзошел десятки других типов летательных аппаратов, созданных конкурирующими компаниями, включая государственного гиганта Turkish Aerospace Industries (TAI).

БЛА Bayraktar Tactical Block2 в полете.

В этом смысле Baykar Makina стала примером того, как частный сектор может успешно «встроиться» в ВПК страны, состоящий в основном из крупных казенных предприятий и компаний, где основной пакет принадлежит государству либо контролируется его структурами.

При всех заслугах частных владельцев Baykar Makina, своим успехом проект BTB2 в немалой степени обязан другим его участникам с преимущественно государственной формой собственности.

Управляемые боеприпасы поставляет Roketsan, сенсорные системы – Aselsan. Без их продукции программа, если и получилась, была бы качественно иной.

Между тем турецкая промышленность не смогла полностью укомплектовать беспилотник, и пришлось закупать иностранные комплектующие, главным образом – канадского производства. Основными являются поршневой двигатель Rotax 912 мощностью 100 л.с. и инфракрасный прибор на стабилизированной платформе от L3Harris WESCAM.

Использование канадских комплектующих в турецких «байрактарах», задействованных в операциях против сирийских курдов и в Нагорном Карабахе, привело к скандалу среди членов Североатлантического альянса. Ввиду неритмичных поставок из Канады, фирма-изготовитель была вынуждена переориентироваться на турецкие аналоги, не все из которых пока доступны в требуемых количествах.

Классический подход

Концептуально BTB2 ничего особенного не представляет. Это – классический БЛА типа MALE (Medium Altitude Long Endurance – средневысотный большой продолжительности полета) с боевой нагрузкой на внешней подвеске со всеми присущими плюсами и минусами. Он обладает прямым (не стреловидным) крылом большого удлинения и неубирающимся трехстоечным шасси. Хвостовое оперение выполнено в форме «перевернутого V». Оно крепится к фюзеляжу двумя хвостовыми балками, между которыми установлен поршневой мотор с толкающим воздушным винтом. Благодаря большим зализам, фюзеляж плавно переходит в крыло. Планер изготовлен из композиционных материалов, в основном – углепластика, с применением кевлара и т.н. «гибридных композитов». Бортовое оборудование включает инфракрасную и электронно-оптические камеры, лазерный дальномер и целеуказатель.

Сегодня подобные аппараты составляют основную массу беспилотной авиации США и армий стран НАТО и, вместе с китайскими аналогами, широко применяются на Арабском Востоке. Они хорошо себя показали в Афганистане и против ИГ (террористическая организация, запрещена на территории РФ), поскольку противоборствующая сторона вообще не имела РЛС, систем РЭБ и ЗРК, а для задач ПВО использовала лишь пулеметы и скорострельные зенитные пушки.

Турецкие военные активно применяли «байрактары» в ходе операций «Щит Евфрата» (2016-2017), «Оливковая ветвь» (2018) и «Родник мира» (2019). При полном отсутствии систем ПВО у исламских террористов и курдских повстанцев, эти БЛА показали себя с самой лучшей стороны. Однако попытки турецких войск применить BTB2 против высокотехнологичного противника закончились неудачно.

При весе 650 кг и размахе крыльев 12 метров  «Байрактар» обычно несет на внешней подвеске нагрузку из двух-четырех управляемых боеприпасов. Медленно летящий (крейсерская скорость – 130 км/ч, максимальная – 250 км/ч) и хорошо заметный на экранах радиолокаторов и тепловизоров, он представляет отличную мишень для зенитчиков. Первая потеря датируется маем 2017 г., когда полуэкспериментальный «Байрактар» был сбит комплексом «Панцирь-С1» при выполнении разведывательного полета вблизи авиабазы Хмеймим. Однако она не отрезвила заказчиков, и закупки подобной техники продолжились.

Серийные БЛА данного типа затем применялись против Сирийской арабской армии и Ливийской национальной армии, понеся тяжелые потери. Выяснилось, что зенитные ракетные комплексы «Тор-М2», «Панцирь-С1» и «Бук-М2» легко «расправляются» с подобными аппаратами. Хотя планер «Байрактара» и подобных ему беспилотников делают из композиционных материалов, они тем не менее обладают достаточно высокой заметностью по причине использования сравнительно мощного мотора (а он выполнен из металла), укомплектованного воздушным винтом большого диаметра.

Грамотная тактика

Надо отдать должное турецким военным: они разобрались с причинами высоких потерь и предприняли меры для их снижения. Были внесены коррективы в тактику применения групп БЛА. Несколько аппаратов выделялись для демонстративных действий с задачей заставить противника включить радиолокационные системы на излучение и вывести средства поражения на боевые позиции. При этом другие БЛА выполняли заход на обнаруженные цели с неожиданных для противника направлений.

Одновременно с выходом в атаку задействовались средства радиоэлектронной борьбы, «ослепляя» вражеские средства ПВО. Для этого использовались комплексы РЭБ типа «Коралл» и др. Помимо этого, отмечались случаи скоординированных действий с пилотируемой авиацией, барражирующими боеприпасами и артиллерией.

Грамотная тактика применения как самих БЛА, так и других средств вооруженной борьбы во взаимодействии с ними стала основной причиной в целом успешного использования «байрактаров» против армянских войск осенью 2020 года.

Согласно данным азербайджанской стороны, в ходе 44-дневной Второй Карабахской войны с помощью беспилотников турецкого производства было уничтожено примерно 200 танков, 90 других единиц бронетехники и 182 артиллерийских орудия. Армянская армия обладала средствами ПВО и РЭБ (в основном устаревшими и небольшим числом достаточно современных), но не смогла эффективно ими распорядится.

Управляемые боеприпасы и ракеты позволяют BTB2 поражать широкий класс целей.

В ходе личной встречи в апреле 2021 г. президент Азербайджана вручил Сельчуку Байрактару государственную награду, а тот, в свою очередь, подарил Ильхаму Алиеву фирменную кожаную куртку с нашивками BTB2. «Вместе с моим отцом Оздемиром Байрактаром и моим братом Халуком Байрактаром мы были удостоены чести быть награжденными орденом «Карабах» со стороны президента Азербайджана Ильхама Алиева. Мы продолжим работать во имя общего будущего одной нации, двух государств», – заверил награжденный.

Орден «Карабах» вручается тем, кто продемонстрировал храбрость при уничтожении живой силы и техники противника, а также при выполнении служебного долга в условиях реальной угрозы жизни во время освобождения оккупированных территорий и восстановления государственных границ Азербайджана.

Сельчук Байрактар сказал журналистам, что продукция, продемонстрировавшая свои высокие качества в Нагорном Карабахе – турецкая, включая электронно-оптические системы. По его словам, она была разработана несколько лет тому назад и показала себя с лучшей стороны не только в собственной стране, но за рубежом, куда была поставлена по линии военно-технического сотрудничества.

Размолвка с Западом

Курс Партии справедливости и развития во главе с президентом Эрдоганом, предполагающий активное использование турецких Вооруженных Сил при решении внешнеполитических и экономических задач, встречает растущее противодействие стран Запада. Это находит отражение в сворачивании участия американских, израильских и европейских компаний в долгосрочных программах турецкого военно-промышленного комплекса.

Сотрудничество с Израилем прервалось по чисто политическим мотивам: Анкара встала на сторону палестинцев в конфликте вокруг Иерусалима и оккупированных арабских территорий. Соответственно, прекратились поставки беспилотных аппаратов типа Heron, не получили продолжения совместные программы по модернизации турецкого парка истребителей «Фантом» и бронетанковой техники.

Нежелание Анкары следовать проамериканским курсом привело к тому, что Конгресс США отказался давать «добро» на запросы турецких военных на поставку зенитных ракетных комплексов MIM-104 Patriot и реактивных систем залпового огня типа M270A1, а также беспилотных летательных аппаратов, комплектующих и боеприпасов к ним. Сильным ударом по двусторонним отношениям в оборонной сфере явился отказ Вашингтона передать Турции истребители пятого поколения F-35, включая даже те экземпляры, что уже были собраны и облетаны по турецкому заказу. Анкара планировала приобрести 116 истребителей F-35, после покупки в России ЗРС С-400 конгрессмены запретили сделку.

А самым циничным образом американские «партнеры» проявили себя в ситуации с MQ-1 Predator. Сначала они передали своему «важному союзнику» во временное пользование несколько образцов подобных БЛА для ознакомления и оценки, используя механизмы взаимодействия между членами НАТО. Турецкие военные использовали «предаторы» в ходе учений и контртеррористической операции против повстанцев из запрещенного в стране движения «Курдская рабочая партия». Однако когда Анкара обратилась с запросом на поставку товарной партии в рамках установленной процедуры Foreign Sales, Конгресс США отказался его удовлетворить.

Разозлившись на американцев, Эрдоган запустил обширную программу интенсивного развития военно-промышленного комплекса своей страны. Цель – обрести независимость от Запада в области вооружений и военной техники, а в перспективе выйти на мировой рынок со своей продукцией. За четыре года Турция вложила в оборонную промышленность $35 млрд. Если ранее страна покупала 80 процентов оружия за рубежом и производила остальные 20 процентов, то сейчас данные цифры поменялись местами.

Рождение героя

Помимо MQ-1, турки сумели получить во временное пользование и ряд моделей израильского происхождения. Это дало им представление, какими должны стать беспилотники собственной разработки, сформулировать тактико-технические требования к ним. Среди тех, кто взялся за тему легкого разведывательного аппарата, оказалась и Baykar Makina.

Сначала фирма занималась запускаемым вручную сверхлегким Mini-UAV, затем – более тяжелым разведывательным аппаратом Bayraktar класса MALE, предназначенным для помощи артиллеристам в поиске целей и корректировке огня.

Полномасштабная разработка Bayraktar Block 1 началась в 2007 г., и через пару лет опытный прототип совершил первый вылет. А спустя еще два года турецкое правительство выдало фирме контракт, разбив его выполнение на два этапа. Первый – выпуск ограниченной партии в варианте для разведки и патрулирования. Второй – создание вооруженного варианта.

Согласно техническому заданию беспилотник должен нести на внешней подвеске средства поражения общей массой до 150 кг. Выполнение этих требований привело к увеличению максимальной взлетной массы летательного аппарата с 450 до 650 кг (+44 процента), а размаха крыла – с 9 до 12 метров (+33 процента). Этот БЛА получил обозначение Bayraktar Tactical Block 2 (сокращенно – BTB2).

Турция активно работает над продвижением своих БЛА на мировой рынок вооружения.

Первый полет BTB2 состоялся в апреле 2014 г. На пилонах под крылом аппарат несет максимум четыре «умных мини-боеприпаса» (Smart Micro Munitions) c наведением по лучу квантового оптического генератора. Корректируемая авиабомба серии MAM-L весом 20-25 кг может комплектоваться бронебойной, термобарической или осколочно-фугасной боевой частью. Ракеты MAM-C и Cirit представляют управляемый вариант 70-мм реактивного снаряда. Есть и более тяжелая противотанковая UMTAS.

Рекламные данные производителя приводят высотность «Байрактара» – 8000 метров. Скорее всего, так высоко заберется только «пустой» аппарат, а с 150-кг грузом – максимум 4-5 тыс. метров, что вполне достаточно для основного сценария боевого применения с учетом возможностей оптики и лазерного целеуказателя. На такую высоту более разумно забираться с авиабомбами – благодаря аэродинамическим поверхностям траекторию можно подправить для прямого попадания. Ракеты же лучше пускать с малых высот, чтобы использовать энергетику для наведения и дополнительного (к боевой части) кинетического воздействия на цель.

Подоспел вовремя

Испытания прошли в ускоренном режиме, заняв всего один год. Машина понравилась заказчику за простоту (по сравнению с более тяжелым БЛА ANKA) и малое число «недоделок», коими изобиловали конкурирующие проекты. Военные «приближали, как могли» момент, когда станет возможным опробовать BTB2 на реальном противнике – вооруженных отрядах Рабочей партии Курдистана, действующих внутри страны, а также их базах на севере Ирака и Сирии. Это произошло в 2016 г. Таким образом, Турция стала седьмой в мире страной после США, РФ, КНР, Израиля, Пакистана и Ирана, которая самостоятельно создала ударный БЛА и использовала его в обстановке реального боя.

Опробовав BTB2 на курдских повстанцах внутри страны, турецкая армия ограниченно применила беспилотники против ИГ*. Следующая операция – «Оливковая ветвь» (Operation Olive Branch) против сирийских курдов. Боевые действия начались 20 января 2018 г. По данным местных СМИ, к тому времени Вооруженные Силы Турции получили 34 BTB2. Кроме того, еще по шесть «байрактаров» находились в распоряжении полиции и жандармерии. Из общего числа 46 BTB2 только 23 были оборудованы узлами навески оружия.

Фирма-производитель выделила группу специалистов для оказания технической поддержки турецким военным, которая в ходе боевых действий внесла многочисленные улучшения в программное обеспечение и выполнила его перезагрузку в компьютеры БЛА и станций управления ими. Согласно промышленности и военным, машины семейства Bayraktar наносили высокоточные удары в простых и сложных метеоусловиях, включая снегопад, порывистый ветер, туман и сплошную облачность.

Турецкая пресса описывает BTB2 как «один из наиболее совершенных в мире ударных беспилотных летательных аппаратов своего класса» в плане технических характеристик и автоматизации выполнения полетного задания. СМИ приводили цифры налета часов по всему парку «байрактаров» с момента их поступления в эксплуатацию в 2015 году, который составил: на апрель 2018 г. – 42 тыс. ч, июль 2019 г. – 100 тыс. ч. Почти пять лет BTB2 оставался единственным разработанным в Турции ударным беспилотником.

Тогда как испытания ANKA-T, Karayel и других моделей БЛА затянулись, BTB2 подоспел как раз вовремя – к началу проведения турецкой армией операций на территории соседних арабских государств. «Турецкое вооружение и военная техника, разработанные и произведенные национальной промышленностью, стали ключом к победам в Сирии», – заявил бывший премьер-министр Бинали Йылдырым.

По его словам, Турция обрела самодостаточность в области некоторых важных видов вооружений, обеспечив себе свободу действий. В области беспилотной авиации помогла инициатива, проявленная Baykar Makina, создав хороший прецедент того, как частный сектор способен поддержать национальные программы в области обороны. «Мы не можем обеспечить достижение поставленных целей, опираясь лишь на компании государственного сектора экономики», – подчеркнул Йылдырым.

Смешанный парк

По состоянию на январь 2019 г. турецкая армия и жандармерия располагали 75 единицами ВТВ2, на май 2020 – 107 ед., а сегодня их парк может достигать полутора сотен. На рубеже 2019-2020 гг. к BTB2 прибавился ANKA-T – вооруженный вариант базового разведывательного аппарата компании TAI. Оба относятся к типу MALE, но ANKA заметно крупнее: максимальный вес 1600 кг (т.е. тяжелее почти в два с половиной раза), размах крыла – 17 метров (увеличение на 42 процента). Эта машина несет большую нагрузку, что позволяет включить в состав бортового комплекса систему спутниковой связи и радиолокатор. А по линии вооружения, в дополнение к сравнительно легким боеприпасам, разработанным для BTB2, ANKA может нести авиабомбы большого калибра.

Таким образом, турецкая промышленность решила поставленную перед ней политическим руководством страны задачу по созданию близких аналогов американских беспилотников выбранных категорий. «Запад отказался поставлять Турции боевые беспилотные аппараты и вооружение для них, но мы сумели самостоятельно разработать и запустить в серию машины не хуже», – отметил Сельчук Байрактар. При этом, по его словам, «полученный эффект лучше измерять не деньгами. Но все же, если говорить о результатах проделанной работы, речь пойдет о миллиардах долларов».

Фирма Baykar Makina получает мощную государственную поддержку, освобождена от НДС и некоторых видов налогов. Эти и другие привилегии даны ей, дабы ускорить реализацию проекта по постройке крупного авиазавода в районе Esenyurt в Стамбуле. Согласно турецким СМИ, на предприятии будет создана тысяча рабочих мест. Соответствующий инвестиционный проект рассчитан на восемь лет. Он получил одобрение правительства. По линии Министерства промышленности и технологий на его реализацию отведено 600 млн. турецких лир (на момент выделения – почти $104 млн.). Помимо БЛА типа ВТВ2, завод также будет выпускать более крупный Akinci, а также станции связи и управления.

Экспорт

Мощности нового завода создаются в том числе и с учетом экспорта. Первая зарубежная поставка датируется 2017 годом: Катар получил шесть летательных аппаратов и три станции управления. Затем настала очередь Азербайджана, но объем, сроки поставок и другие условия не сообщались. Третий покупатель – Украина. Первый заказ был размещен по указанию тогдашнего президента Порошенко, согласно его заявлению, на 12 «байрактаров». Но, по сообщению новостного агентства Anadolu, подписанный в январе 2019 г. контракт (на сумму $69 млн.) предусматривал, что производитель соберет шесть BTB2 и в течение следующего года поставит их заказчику в комплекте с тремя станциями управления и другим наземным оборудованием. Заказанные «байрактары» прибыли на Украину осенью того же года и приступили к полетам с аэродрома у города Ровно. В конце 2020 г. в Киеве рассматривали возможность покупки или совместной сборки дополнительно 48 BTB2.

Помимо того, Турция и Украина сотрудничают по Akinci. Для реализации данной программы образовано совместное предприятие. В рамках разделения сфер ответственности запорожские моторостроители отвечают за турбовинтовые двигатели. Турецкие партнеры запросили таковые мощностью 950-1050 л.с. (на основе MС-500В-С), а также 450-630 л.с. (на основе АИ-450С). Первые образцы АИ-450 уже переданы и задействованы на летных испытаниях.

Возможность использования украинских моторов приобретает особую важность ввиду отказа Канады продолжать поставки двигателей турецким оборонным компаниям. Помимо поршневых Rotax 912 на BTB2, важным пунктом канадского экспорта считаются турбовинтовые семейства PT6 производства фирмы Pratt&Whitney Canada. Различные варианты этих моторов с мощностью от 750 до 1250 л.с. широко используются на гражданских и военных платформах, включая турецкий легкий учебный самолет Hьrkuє фирмы TAI. Следуя в русле политики замещения импорта, турецкая компания TUSAЄ Engine Industries (TEI) работает над созданием целого ряда силовых установок для летательных аппаратов местного производства. Например, для Hьrkuє разрабатывается мотор TS1400. Второй опытный прототип этого мотора проходит испытания на опытных вертолетах турецкого производства. Кроме того, турки работают над локализацией выпуска авиационных вариантов немецких автомобильных дизелей.

Скандал в благородном семействе

Канадские сенсоры и двигатели в составе BTB2 послужили поводом для скандала в Североатлантическом альянсе. Правительство Канады 12 апреля 2021 года объявило недействующими ранее выданные лицензии на экспорт в Турцию технологий беспилотных летательных аппаратов и их компонентов. Решение принято по результатам расследования, где приведены конкретные доказательства использования «байрактаров» с канадскими комплектующими в ходе вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе.

«Проведенное нами расследование подтвердило факты использования канадских технологий, ранее переданных Турции, в Нагорном Карабахе. На основе приведенных там выводов, я объявляю об отзыве разрешений, действие которых было приостановлено осенью 2020 года», – говорилось в заявлении министра иностранных дел Канады Марка Гарно. Он пояснил, что подобное использование турецкой техники с канадскими комплектующими «не соответствует ни принципам внешней политики Канады, ни условиям по которым канадские технологии передавались Турции».

Как можно понять из заявления Гарно, данное решение – окончательное. Отметим, что на его принятие Оттаве потребовалось несколько лет. Первый сигнал пришел в 2018 году, когда турецкие беспилотники безнаказанно расстреливали с воздуха мало обученных и плохо вооруженных курдских ополченцев. Они активно использовались в качестве средств огневой поддержки отрядов исламистов, при помощи турецкой армии изгонявших коренное население с мест проживания – городов и поселков на севере Сирии.

Между тем состоявшие в основном из курдов Сирийские демократические силы (СДС) считались главным союзником по борьбе с ИГ* для так называемой международной коалиции во главе с США, в составе которой действовал и канадский контингент. Поэтому в 2019 г. Оттава предприняла попытку «образумить» партнера по НАТО, приостановив поставки оптических комплексов, их элементов и документации. Однако в мае 2020 г. кабинет премьер-министра Джастина Трюдо разрешил компании L3Harris WESCAM провести поставки ранее оплаченных Турцией дополнительных комплектов оптических комплексов. Временный запрет на экспорт указанной продукции был введен снова в октябре 2020 г. после появления в Интернете снимков подобных беспилотников, сбитых в Нагорном Карабахе. На фотографиях четко просматривались элементы оптической аппаратуры: инфракрасная камера CMХ-15D с нанесенной в Канаде заводской маркировкой.

Импортозамещение

Получив от канадских партнеров уведомление об отказе от дальнейших поставок оптических комплексов, фирма Baykar Makina попыталась заместить их турецкой продукцией. За дело взялся Aselsan – один из крупнейших поставщиков страны, значительная часть активов которого контролируется турецким правительством. Тему поддержал президент Эрдоган, посчитавший ее важной составляющей кампании по достижению самодостаточности в области разработки и производства продукции военного назначения.

«Оружейное эмбарго, наложенное на Турцию, стимулирует нашу промышленность на организацию выпуска всего спектра комплектующих для собственной конечной продукции», – сказал Исмаил Демир. Глава Директората оборонной промышленности выступил сразу после объявления решения правительства Канады от 12 апреля с.г. Демир высказал убеждение, что турецкая промышленность справится и очередной раз продемонстрирует способность преодолевать «препоны, поставленные теми, кто не соблюдает взятые на себя контрактные обязательства».

Согласно публикациям турецких газет, в ноябре 2020 г. прошли первые успешные испытания нового варианта BTB2, оснащенного комплексом производства Aselsan. Они завершились уничтожением цели прямым попаданием управляемого боеприпаса. Фирма Baykar Makina сообщила в своем Твиттере: «Bayraktar TB2 успешно выполнил первый пуск с использованием системы CATS разработки Aselsan, предназначенной для электронно-оптической разведки, обзора пространства и наведения».

В подтверждение своих слов разработчики выложили в открытый доступ видео, на котором запечатлен фрагмент испытаний, проведенных в летно-тренировочном центре (Baykar Flight and Training Center) возле города Текирдаг на северо-западе Турции. Там показано, что прототип улучшенного БЛА несет на внешней подвеске управляемый боеприпас типа MAM-L разработки турецкой компании Roketsan. Сообщается, что среди проведенных к настоящему времени тестов были пуски по подвижным целям, сопровождение и подсвет которых выполнялся квантовым оптическим генератором из состава системы CATS.

Название представляет сокращение от словосочетания Common Aperture Targeting System, в переводе с английского – «прицельная система с общей апертурой». Согласно информации разработчика, CATS представляет высокотехнологичную электронно-оптическую систему ведения разведки, обзора, а также наведения управляемых средств поражения, предназначенную для установки на летательные аппараты самолетной и вертолетной схемы, включая БЛА. Словом, подобные высокотехнологические комплексы – «глаза» боевых летающих роботов, без которых те слепы и возложенные задачи выполнить не могут.

Господин  Демир охарактеризовал CATS как «отличный пример усиления позиций отечественной промышленности и практического исполнения политики замещения импорта». 

Это – очередная разработка Aselsan, выполненная по заказу турецких разработчиков конечной продукции и дополнившая созданные ранее электронно-оптические комплексы ASELFLIR 400 и DASS.

Перспектива

Раньше Канады сотрудничать с Турцией по теме беспилотных комплексов отказались Израиль и США. Помимо того, из-за ряда политических разногласий серьезно снизился объем военно-технического сотрудничества с Германией, Францией и Великобританией. На практике это означает, что Турция фактически отрезана от передовых технологий Запада и ей придется развиваться в основном с опорой на собственные силы и сотрудничая «в восточном направлении».

Если вопрос с оптическими системами находит решение в лице CATS, то тема авиадвигателей может оказаться гораздо серьезней. Во время апрельского визита в Анкару президент Украины Зеленский предложил своему турецкому коллеге половину акций моторостроительного завода «Мотор-Сич». Ранее этим предприятием интересовались китайские инвесторы, но им было отказано.

Анкара ищет более тесных связей с Пекином ввиду больших экономических трудностей из-за пандемии и продолжающегося снижения обменного курса лиры. Эрдоган рассчитывает привлечь китайских инвесторов и строителей к крупным инфраструктурным проектам, таким как «Канал Стамбул». Тот может прекрасно вписаться в долгосрочную программу «Один пояс – один путь», активно продвигаемую по всему миру руководством КНР во главе с Си Цзиньпином. Поэтому приобретать завод, который Киев не продал китайцам, Эрдоган, конечно, не будет, опасаясь негативной реакции Поднебесной. Кроме того, у Турции нет свободных средств на такую покупку и, самое главное, в целом на долговременные инвестиции в украинские предприятия как таковые. Словом, нужен поиск решения на каком-то другом направлении. Отсюда и неопределенность, в том числе и по «беспилотной» линии.

* ИГ – террористическая организация, запрещена на территории Российской Федерации.