идёт загрузка...
Главная тема 
5 ноября 2021

Эшелонированная система ПВО: новым задачам – новые решения

Каждая из тактико-технических характеристик ЗРК «Тор-М2» и ЗРК «Бук-М3» оптимальна именно для его зоны ответственности. И попытка расширить эту зону может привести к утрате целого ряда преимуществ. Именно по этой причине увеличение их возможностей осуществляется благодаря совместной работе.

Аналитический центр по вопросам воздушно-космической обороны

В России продолжается развитие специализированных ЗРК малой и средней дальности.

Одной из главных тенденций в развитии современных Военно-воздушных сил является рост числа типов средств воздушного нападения и разнообразия их тактического применения. При этом галопирующими темпами развиваются такие виды вооружений, как высокоточное оружие и БПЛА. Достаточно отметить, что в структуре СВН стран НАТО в настоящий момент пилотируемая авиация занимает лишь 15% общего состава. Еще 5% «выделено» баллистическим ракетам – тактическим, оперативно-тактическим и среднего радиуса действия. Между тем как на ВТО приходится 60%, а на БПЛА – 20%.

Одной из главных тенденций в развитии современных Военно-воздушных сил является рост числа типов средств воздушного нападения и разнообразия их тактического применения. При этом галопирующими темпами развиваются такие виды вооружений, как высокоточное оружие и БПЛА. Достаточно отметить, что в структуре СВН стран НАТО в настоящий момент пилотируемая авиация занимает лишь 15% общего состава. Еще 5% «выделено» баллистическим ракетам – тактическим, оперативно-тактическим и среднего радиуса действия. Между тем как на ВТО приходится 60%, а на БПЛА – 20%.

Развитие этих СВН идет в самых разнообразных направлениях – одни типы демонстрируют снижение заметности, другие – рост скорости, третьи – уменьшение цены. При этом, стоимость СВН также можно считать тактико-технической характеристикой – низкая цена малых БПЛА, при их существенных боевых возможностях, позволяет в максимальной степени массировать воздушный удар и обеспечить количественное превосходство нападающей стороны над обороняющейся.

Более того, именно низкая стоимость ряда современных БПЛА становится серьезным фактором дестабилизации международной остановки, поскольку позволяет иметь собственный парк СВН не только крупным странам, но даже отдельным террористическим группировкам. Все это существенно затрудняет организацию эффективной ПВО. Становится критически важным не просто перехватить СВН, а сделать это максимально экономным способом.

Разумеется, ЗРС С-400 или ЗРК «Бук-М3» в состоянии поразить практически любое СВН. Но расход полутонных ЗУР СД и тем более почти двухтонных ЗУР БД на малый беспилотник не только экономически не оправдан, но и опасен – растратив боекомплект на подобные цели, система ПВО практически перестает существовать. Даже тратить ЗУР ЗРК малой дальности во многих случаях оказывается слишком расточительным.

Комплексы же ближнего дейст­вия, оснащенные недорогими ЗУР, не имеют достаточных разведывательных возможностей для обнаружения малозаметных БПЛА. Все это, не снимая задачи совершенствования существующих ЗРК и ЗРС, выдвигает на первый план дальнейшее развитие эшелонированной системы ПВО и отработки новых методов взаимодействия.

Идее эшелонированной ПВО почти столько же лет, как самой ПВО. Уже в 20-х годах прошлого века было реализовано «разделение труда» между крупнокалиберными зенитными орудиями дальнего боя и скорострельными зенитными автоматами. В 70-годах, уже на новой, ракетной базе, в СССР была создана система ПВО, в которой для ЗРС и ЗРК различных типов предусматривалось четыре основные зоны ответс­твенности: большой, средней и малой дальности и ближнего дейст­вия. Столь глубокого эшелонирования не имела тогда ни одна армия мира.

Это демонстрирует правильность понимания характера грядущих воздушных боев военным руководством и конструкторской мыслью. Однако, будучи великой державой, СССР и готовился к великой войне, в которой «на острие главного удара» должны были действовать армии и фронты, прикрываемые сотнями ЗРК и ЗРС, ведущими бое­вую работу побатарейно и также побатарейно сопрягаемыми со средствами ПВО вышестоящих и нижестоящих звеньев посредством БКП и АСУ.

В современном мире угроза не сосредоточена в, как сказали бы немецкие стратеги, некоем конкретном «шверпункте» – она размыта по всей планете. И держать на всех угрожаемых участках целые полки и дивизии ПВО не всегда возможно и уместно.

Новое решение было недавно найдено российскими конструкторами. Они сумели обеспечить прямое, без посредства БКП и АСУ, сопряжение широкого круга средств ПВО друг с другом. Это позволяет сегодня формировать разнообразные «смешанные звенья» ЗРК, в состав которых могут в различной конфигурации входить комплексы ближнего действия, малой и средней, а в ближайшей перспективе – и большой дальности.

«Смешанные звенья» ПВО: могучие и мощные, как «Торы», и скромные, как ЗУР ПЗРК

Одним из примеров нового построения эшелонированной ПВО может служить «смешанное звено», включающее в себя ЗРК малой дальности и комплексы ближнего боя и ПЗРК, напрямую сопряженные друг с другом. Такой режим работы был внедрен для этих боевых машин в 2020 г. благодаря модернизации комплекта средств связи ЗРК «Тор-М2».

АБМ «Тор-М2КМ» весит всего 15 тонн и может транспортировать­ся на любом шасси подходящей грузоподъемности.

Работая в режиме «смешанное звено», одна БМ «Тор-М2» может управлять боевой работой до двух средств ПВО нижестоящего уровня. Возможно сопряжение с КСАС для ПЗРК «Верба», ЗПРК «Тунгуска-М1», БМО «Гибка-С», ЗРК «Багульник», ЗСУ «Шилка-МЭ», ЗАК «Деривация». Доработок ведомых БМ для сопряжения не требуется, БМ «Тор-М2» с их стороны воспринимается как штатный пункт управления.

Новый режим боевой работы позволяет заметно сократить затраты на уничтожение малоскоростных и других типов целей благодаря совмещению эффективной радиолокационной разведки БМ «Тор-М2» с уничтожением целей менее затратными средствами поражения.

Косвенно о росте возможнос­тей при сокращении затрат свиде­тельствует сравнение мощности РЛС и веса ЗУР комплексов малой дальности и ближнего действия. Максимальная выходная импуль­сная мощность станции обнаружения целей ЗРК «Тор-М2» составляет 60 кВт, у ЗПРК «Тунгуска-М1» – 10 кВт.

По сравнению с ЗУР «Тор-М2» ЗУР ЗПРК «Тун­гуска-М1» ве­сят почти в три раза, а ЗУР ПЗРК «Верба» – более чем в десять раз меньше (что, естественно, отражается и в стоимости). Таким образом, возможности разведки и целеуказания для средств ПВО ближнего действия повышаются в разы. Или же, если взглянуть с другой стороны – в разы уменьшаются затраты на поражение целей для ЗРК «Тор-М2». Это позволяет с высокой эффективностью и «по низкой цене» бороться с широким кругом современных СВН.

Звено ЗРК МД/СД вместо средств ПВО «полусредней» дальности

В части борьбы с СВН на дальности в несколько десятков километров сегодня существуют два заметно отличающихся подхода. Ряд западных производителей активно продвигают на рынок ВиВТ комплексы «полусредней дальности» – менее дорогостоящие, чем ЗРК СД, но более дальнобойные, чем ЗРК МД. В ряде случаев речь идет о применении в одном комплексе ЗУР МД и СД одновременно.

Однако «разделение труда» меж­ду комплексами малой и средней дальности продиктовано отнюдь не только расстоянием, на которое может пролететь входящая в состав комплекса ЗУР. Каждая из тактико-технических характеристик того или иного комплекса должна быть оптимальна именно для его зоны ответственности. И попытка расширить эту зону может привести к утрате целого ряда преимуществ.

«Тор-М2» – единственное средство ПВО в мире, способное вести огонь на марше.

Взять, в частности, метод наведения. Для ЗРК МД наиболее оптимальным является радиокомандный метод: на расстоянии в 15-20 км он обеспечивает высокую точность наведения при отсутствии необходимости снабжать ЗУР головкой самонаведения, что кардинально уменьшает ее стоимость. Но уже для комплексов средней дальности ГСН является необходимостью – уменьшающаяся на большом расстоянии точность РК-наведения должна компенсироваться системой самонаведения.

Очевидно поэтому, что простое оснащение ЗРК МД ЗУР СД еще не делает его эффективным комплексом средней дальности. А введение в состав ЗУР ГСН снижает экономическую целесообразность применения их в зоне малой дальности.

Особенно сильно влияют на стоимость активные радиолокационные головки самонаведения. Так, например, ЗУР MICA EM c АРГСН стоит втрое дороже MICA-IR с инфракрасной ГСН (в остальном – точно такой же). В том числе и по этой причине в России продолжается развитие специализированных ЗРК малой и средней дальности. А расширение их возможностей осуществляется благодаря совместной работе.

На форуме «Армия-2021» было продемонстрировано прямое соп­ряжение ЗРК «Тор-М2» и «Бук-М3». Ранее сопряжение этих комплексов осуществлялось посредством ба­тарейного командного пункта «Ранжир» и комплекта средств автоматизации «Барнаул-Т». Выше­упомянутый комплект средств связи нового поколения позволяет обеспечить прямое сопряжение боевой машины ЗРК «Тор-М2» со станцией обнаружения целей и пусковой зенитной установкой ЗРК «Бук-М3». При этом информация от СОЦ и ПЗУ ЗРК «Бук-М3» воспринимается БМ ЗРК «Тор-М2» как поступающая от командного пункта.

Работая в режиме «смешанное звено», одна БМ «Тор-М2» может управлять боевой работой до двух средств ПВО нижестоящего уровня. Например, возможно сопряжение с ЗПРК «Тунгуска-М1».

В свою очередь, ЗРК «Бук-М3» производит целераспределение исходя из специфики обоих ЗРК, в частности, отдавая ЗРК «Тор-М2» приоритет по уничтожению СВН на ближней границе зоны поражения ЗРК «Бук-М3».

Рост эффективности при этом происходит по целому ряду показателей, в том числе и экономических: ЗУР 9М317М не только вчетверо тяжелее ЗУР 9М338К, но и оснащена полуактивной радиолокационной ГСН.

Особенности совместной боевой работы ЗРК МД и СД можно рассмотреть на примере автономного боевого модуля «Тор-М2КМ» и модульной версии ЗРК «Викинг» – оба комплекса активно продвигаются на экспорт и по ним имеется большое количество открытой информации.

Лучший выбор для ПВО стационарных объектов

Автономные боевые модули – еще один способ уменьшить затраты на обеспечения ПВО. Известно, что специализированные гусеничные, да и колесные шасси для ЗРК составляют внушительную долю в их стоимости. При этом, при обороне стационарных объектов, таких как «печально прославившиеся» НПЗ в Абкайке и Хуррайсе, шасси, по сути, являются «мертвым грузом» для ЗРК. Отказ от специализированных шасси, создание комплексов, которые могут транспортироваться любым транспортным средством достаточной грузоподъемности и использоваться с них или стационарно, позволяет существенно уменьшить как затраты на производство, так и эксплуатационные издержки.

Примером подобного решения является автономный боевой модуль ЗРК «Тор-М2КМ», созданный на базе ЗРК «Тор-М2У» – предпоследнего уровня модернизации данного семейства. За счет отказа от самоходной базы АБМ весит всего 15 тонн и может транспортироваться как на любом шасси подходящей грузоподъемности, так и вертолетом. Все ТТХ, кроме маневренных, – идентичны базовой модели. Нет сомнений, что при наличии заинтересованного заказчика конструкторы ИЭМЗ «Купол» способны быстро создать автономный боевой модуль и на базе новейшей модификации – ЗРК «Тор-М2».

Автономный боевой модуль «Тор-М2КМ» и ЗРК «Викинг» в модульном исполнении – лучший выбор для защиты важнейших инфраструктурных объектов.

Еще одним примером является российский ЗРК «Викинг» (экспортная версия ЗРК «Бук-М3»), который также может быть доступен заказчику не только в самоходном, но и в модульном исполнении. Тактико-технические характеристики ЗРК «Тор-М2КМ» и ЗРК «Викинг» демонстрируют, как может быть организована их совместная боевая работа.

Модульный комплекс «Викинг» в целом идентичен базовому гусеничному варианту, хотя и несколько отличается от него. Он включает пункт боевого управления 9С510МЭМ, станцию обнаружения целей 9С38ЭМ и шесть огневых групп, в состав каждой из которых входит РЛС подсвета и наведения 9С36МЭМ, управляющая двумя пусковыми установками 9А316МЭМ. На каждой ПУ размещается 12 транспортно-пусковых контейнеров с ЗУР 9М317МЕ. Автономный боевой модуль ЗРК «Тор-М2КМ» имеет в своем составе собственные станции обнаружения и наведения, боекомплект составляют 8 ЗУР 9М331 или 9М331Д. При создании АБМ на базе ЗРК «Тор-М2» его ТТХ заметно улучшаются, в частности БК составят 16 ЗУР 9М338К.

Стационарная противовоздушная оборона, эшелонированная по средней и малой дальности и ближнему действию, может включать в себя: РЛС дежурного режима «Небо-СВУ», один ЗРК «Викинг», четыре АБМ ЗРК «Тор-М2КМ», шесть БМ «Тунгуска-М1».

РЛС «Небо-СВУ» обеспечивает ведение воздушной разведки в дежурном режиме с обнаружением целей с эффективной отражающей поверхностью 2,5 м2 на дальности до 360 км, что позволяет своевременно перевести в боевую готовность элементы системы. При этом ЗРК «Тор-М2КМ», время развертывания которого 3 минуты, осуществляет прикрытие ЗРК «Викинг» на период его развертывания, которое составляет 20 минут. Также ЗРК «Тор-М2КМ» и ЗПРК «Тунгуска-М1» осуществляют прикрытие боевых средств ЗРК «Викинг» в «мертвых» зонах этого комплекса (до 3 км от ПУ).

ЗРК «Викинг» обеспечивает поражение аэродинамических целей, летящих на высоте от 15 м до 25 км на максимальной дальности для самолетов четвертого поколения – 65 км, пятого поколения – 40 км; для ракет всех типов – 20-25 км; для вертолетов – 12 км. Максимальная скорость аэродинамических целей – 420 м/с на высоте от 100 м и более, 830 м/с – на высоте от 10 до 25 км. Максимальная скорость поражаемых баллистических ракет – до 1200 м/с. Минимальная эффективная поверхность рассеяния составляет для самолетов – 2-3 м2, для ракет «воздух-земля» – 0,1 м2, крылатых ракет – 0,3 м2, баллистических ракет – 0,05-0,1 м2.

При входе СВН в зону ответственности ЗРК «Тор-М2КМ» осуществляется перераспределение целей. Цели с ЭПР 1 м2 и скорос­тью 300 м/с перехватываются этим комплексом на дальности от 1 до 15 км и высоте от 10 м до 10 км. При скорости цели до 600 м/с зона поражения по высоте от 10 м до 7 км. Высокоточное оружие с ЭПР 0,1 м2, летящее со скоростью до 700 м/с, поражается на дальности от 1,5 до 7 км и высоте от 50 м до 6 км. В своей зоне ответственности «Тор-М2КМ» также имеет возможность значительно быстрее реагировать на изменение воздушной обстановки, чем ЗРК СД – время обзора воздушного пространства в секторе 0-32 или 32-64 градусов составляет у него 3 сек (в узком секторе до 12 градусов – 1 секунда), в то время как у РЛС «Викинга» этот показатель составляет 6 сек. (Все характеристики приведены для АБМ ЗРК «Тор-М2КМ».

При сопряжении ЗРК «Тор-М2» и «Бук-М3» информация от СОЦ и ПБУ ЗРК «Бук-М3» воспринимается ЗРК «Тор-М2» как поступающая от командного пункта.

При создании АБМ на базе ЗРК «Тор-М2» его ТТХ заметно улучшаются. В частности, зона поражения по высоте расширяется до 12 км, максимальная скорость поражаемых целей увеличивается до 800 м/с. Появляется возможность вывода на экран бортовой вычислительной системы информации о воздушной обстановке за пределами радиуса действия РЛС БМ и при выключенной РЛС. Последнее значительно повышает скрытность ведения боевой работы и дает возможность перехвата СВН из «засады».)

Менее сложные цели в ближней зоне перераспределяются в сторону БМ ЗПРК «Тунгуска-М1». При таком построении и составе эшелонированная система ПВО гарантированно обеспечит в своей зоне ответственности уничтожение в течение одного боя до двух с половиной сотен существующих и перспективных средств воздушного нападения, сохраняя высокую живучесть и эффективность.

Очевидно, что работа в рассмотренном направлении будет продолжена и в дальнейшем. В частности, можно ожидать осуществления прямого сопряжения ЗРК «Тор-М2» с ЗРС большой дальности, например, С-400.

Реализация мероприятий по прямому сопряжению ЗРС большой дальности, ЗРК средней и малой дальности и ближнего действия позволяет формировать смешанные звенья ПВО различного состава, в максимальной степени соответствующие характеру ожидаемого воздушного нападения на том или ином угрожаемом направлении.