Нарастить силы на всех ТВД
Настоящее и будущее Военно-морского флота России

Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

После распада СССР и тяжелых 90-х годов, чтобы компенсировать потери и сохранить себя в клубе передовых морских держав, Россия сделала ставку на разработку и производство ударных морских вооружений, которые превосходят зарубежные аналоги.

Василий АЛИШИН

На флот стали поступать сверхзвуковые высокоманевренные противокорабельные ракеты «Оникс» с дальностью стрельбы до 600 км. Сначала они включались в состав береговых ракетных комплексов (БРК) «Бастион», потом на атомные подводные лодки проекта 885/885М и фрегаты проекта 22350, а также корветы проекта 20385. Дивизионы БРК «Бастион» часто работают в тандеме с БРК «Бал», оснащенными дозвуковыми противокорабельными ракетами Х-35 с дальностью стрельбы 120 км и Х-35У радиусом действия 260 км. Такой альянс легко объясним: ПКР «Оникс» дороги, а ПКР Х-35 и Х-35У относительно дешевы – ими можно поражать ракетные катера, десантные суда и тральщики противника. А вот на долю «ониксов» придутся фрегаты, эсминцы и прочие крупные и хорошо защищенные корабли.

На российском флоте активно внедряются многофункциональные ракетные комплексы семейства «Калибр». Ими можно вооружать надводные корабли («Калибр-НК»), включая сравнительно скромного водоизмещения, а также подводные лодки («Калибр-ПЛ»), в том числе дизель-электрические. Разные модификации «калибров» способны поражать морские цели на дальности до 375 км, а береговые – на дистанции 1500-2600 км. Мощь этого оружия неоднократно была продемонстрирована в боевых действиях против террористов в Сирии.

«Калибризация» ВМФ РФ вызвала серьезное беспокойство на Западе. Но это оказался не последний сюрприз. На Севере проводятся испытания новейшего гиперзвукового комплекса «Циркон». Уберечься от его удара невозможно. Готовится к испытаниям скоростной автономный самоходный подводный аппарат «Посейдон», способный нести ядерный заряд огромной мощности.

В немалой степени в интересах ВМФ происходит и модернизация Воздушно-космических сил России. На вооружение ВКС поступают самолеты МиГ-31К с гиперзвуковыми ракетами Х-47М2 «Кинжал», которыми можно поражать морские цели, включая авианосцы, на дальности до 2000 км. Недавно в России с борта сверхзвукового бомбардировщика Ту-22М3 состоялся испытательный пуск новой гиперзвуковой управляемой ракеты, предназначенной прежде всего для нанесения ударов по надводным боевым кораблям. Ракета войдет в номенклатуру вооружения новейшей модернизированной версии бомбардировщиков Ту-22М3М. Их вооружение также будет включать ПКР Х-32 с дальностью стрельбы до 1000 км и скоростью полета 4,6 М.

РПКСН «Князь Владимир» проекта 955А.

В 90-е годы боевую авиацию, находившуюся в подчинении ВМФ, за исключением противолодочных самолетов и вертолетов передали командованию ВВС. Вероятно, тогда это было правильное решение. Финансирование Вооруженных Сил в то время стремительно падало, авиатехнику ремонтировать стало не на что. Для экономии бомбардировочную авиацию флота объединили с Дальней авиацией ВВС. Таким образом удалось сохранить хотя бы часть сверхзвуковых самолетов Ту-22М3. Сейчас началась их глубокая модернизация под перспективные ударные системы вооружения. Наверное, настало время рассмотреть вопрос об их возвращении флотской авиации. Это не просто перетягивание каната, а насущная необходимость. Полеты над морем и война на море сильно отличаются от аналогичных действий над земной твердью. Пилотам требуются дополнительные навыки и опыт, а их лучшим образом они могут получить в специализированных летных училищах и авиачастях. Тем более, что процесс, как говорится уже пошел. Истребительно-бомбардировочная авиация (бомбардировщики Су-24М и истребители Су-30СМ, а также Су-27) в приморских регионах страны уже передана флотскому командованию.

Конечно, даже большие корабли противника, находящиеся за сотни километров от места пуска оружия, плохо «видны» с борта летающих в стратосфере самолетов. Поэтому чрезвычайно важно развитие космических и загоризонтных средств обнаружения. В последние годы ВС РФ получили целый ряд загоризонтных РЛС. Большинство из них работает и в интересах ВМФ. ЗГРЛС «Подсолнух», «Контейнер» и «Резонанс-Н» обеспечивают дальнее обнаружение морских и воздушных целей.

Все активнее флот осваивает средства РЭБ, которые не только глушат средства связи противника, но и подавляют работу его электронных средств наведения ударного оружия. Комплексы РЭБ «Самарканд» и «Мурманск-БН» «ослепляют» электронику другой стороны на дальности до 5000 км. Как утверждали норвежские СМИ, во время испытаний средств РЭБ фрегата «Адмирал Касатонов» вышла из строя связь в северной части территории этой скандинавской страны.

На этом фоне выглядит, мягко говоря, неудовлетворительно положение в НАТО по обеспечению противолодочной обороны. Дело дошло до того, что американский посол в Норвегии Кеннет Брейтуэйт, ныне ставший министром ВМС США, совершал «круизы» на борту норвежской субмарины к российским берегам, дабы следить «за деятельностью российских подлодок».

ВМФ РФ нуждаются в средствах обнаружения неприятельских подводных лодок в акваториях морей, омывающих берега нашей страны. Необходимо развитие стационарных комплексов освещения подводной обстановки. 20 существующих малых противолодочных кораблей проекта 1124М и шесть 1131М вступили в строй еще в советские времена.

Очевидно, противолодочную защиту ближней морской зоны сегодня необходимо выделить в качестве одной из приоритетных задач развития российского ВМФ. В качестве первого шага требуется возобновить на отечественных верфях строительство МПК проекта 1124 – по модернизированному проекту с использованием современных средств гидроакустического обнаружения и поражения субмарин.

Требует качественного скачка противолодочная авиация.

Возможно использование при охране военно-морских баз и крупных портов дизель-электрических подводных лодок проекта 677 «Лада». Довести их до уровня противолодочных, как то предусматривалось первоначальным проектом, вполне возможно.

Нельзя не сказать о корабельной энергетике, включая ВНЭУ. Преимущества их настолько очевидны, что в ближайшей перспективе ни одна страна не будет заказывать неатомные подлодки без ВНЭУ. А наиболее оптимальными, по мнению специалистов, станут субмарины с ВНЭУ и литиево-ионными аккумуляторами, которые способны увеличить и длительность, и скорость подводного хода.

Вот почему нужна государственная программа корабельного двигателестроения. Она должна охватывать не только ВНЭУ, но и системы электродвижения, а также дизели.

15 июня 2020 г. в рамках учений НАТО BALTOPS 2020 пара американских стратегических бомбардировщиков B-52H Stratofortress совершила дальние многочасовые полеты над Балтикой. Самолеты прошли над Ригой, Таллином, а также над эстонским островом Вайндлоо в Финском заливе, который расположен примерно в 180 км от Санкт-Петербурга. Над Финским заливом их отслеживали российские истребители Су-27. В случае угрозы Северной столице России наши самолеты сбили бы «стратосферные крепости» янки. Но это в военное время. А если бы угрожаемый период B-52H высыпали ночью в Финский залив несколько сотен донных мин Mk 62 QuickStrike («Быстрый удар»)? На учениях BALTOPS 2017 американские бомбардировщики выставили учебные мины в 50 км от российской военно-морской базы Балтийск.

Главнокомандующий ВМФ России адмирал Николай Евменов на церемонии вручения дипломов выпускникам Военно-морской академии.

Кроме одного новейшего морского тральщика «Александр Обухов» проекта 12700 Балтийский флот располагает четырьмя базовыми тральщиками проекта 1265 и шестью рейдовыми тральщиками проекта 10750. Их количества недостаточно для миноопасного Балтийского театра. В этой связи требуется увеличить темп строительства МТЩ проекта 12700, а также развернуть серийное строительство РТЩ на базе проекта 10750Э (один корабль этого типа построен для ВМС Казахстана) с новейшими средствами обнаружения и уничтожения мин. Острый дефицит современных кораблей противоминной обороны испытывают все другие российские флоты.

Что касается стратегических сил ВМФ РФ, то происходит плановая замена атомных подводных лодок – носителей межконтинентальных баллистических ракет. В начале июня в состав Северного флота вошел РПКСН «Князь Владимир» – четвертый в семействе «Бореев» и головной модернизированного проекта 955А. Еще четыре такие лодки строятся на Севмаше, на две подписаны контракты и еще на две предполагается контракты подписать в ближайшее время. Таким образом общее количество РПКСН типов «Борей» и «Борей-А» будет доведено до 12, что позволит заменить РПКСН проектов 667БДР и 667БДРМ.

На Севмаше также ведется серийное строительство многоцелевых АПЛ проекта 885М «Ясень-М». Всего в работе шесть единиц. В этом году должны быть заложены еще два корпуса. То есть с учетом головной субмарины серии – «Северодвинска» проекта 885 – ВМФ будет иметь 10 лодок этого типа, способных выполнять тактические, оперативно-тактические и стратегические задачи с использованием ракет «Оникс», «Калибр-ПЛ» и «Циркон» (общий боезапас – 32-40 единиц).

На очереди – новая многоцелевая АПЛ проекта 545 «Лайка». Она является дальнейшим развитием АПЛ «Ясень» с более широким использованием модульных элементов. Ее водоизмещение – 112 340 т, скорость подводного хода – 35 узлов, глубина погружения – 600 м. Вооружение будет включать крылатые ракеты «Калибр-ПЛ», «Оникс» и «Циркон», противолодочные ракеты комплекса «Ответ-ПЛ», скоростные подводные ракеты «Хищник» – наследницы легендарного «Шквала», торпеды УСЭТ-80 и «Физик-1», анти-торпеды «Ласта», мины-ракеты ПМР-2 и мины-торпеды МПТК-1, ПЗРК «Игла» или «Верба».

Сейчас на «Адмиралтейских верфях» ведется строительство шести ДЭПЛ проекта 06363 «Палтус» для Тихоокеанского флота. Головная субмарина подсерии «Петропавловск-Камчатский» в прошлом году была передана заказчику, а в июне текущего года начались испытания «Волхова» – второй лодки тихоокеанского семейства. Ранее – в 2014-2016 гг. – Черноморский флот пополнился шестью ДЭПЛ этого проекта. Они хорошо зарекомендовали себя в Средиземном море, нанося удары ракетами «Калибр-ПЛ» по целям террористов в Сирии и отгоняя корабли и подводные лодки НАТО от пункта базирования ВМФ РФ Тартус.

Через какое-то время этим ДЭПЛ потребуется замена –  речь о перспективной российской НАПЛ пятого поколения типа «Калина». Важно также учесть, что 14 остающихся в строю ДЭПЛ проекта 877 близки к предельным срокам эксплуатации.

Надводные корабли – любимая тема СМИ. Ряд изданий опубликовал в последнее время статьи, в которых резкой критике подвергается программа строительства малых ракетных кораблей проектов 21631 «Буян-М» и 22800 «Каракурт». Мол, на них отсутствует противолодочное и зенитное ракетное вооружение. Но настаивать на этих аргументах – все равно, что сетовать на отсутствие развитого парусного вооружения на подводных лодках. Во-первых, МРК предназначены для действий в акваториях, прикрываемых «зонтиком» береговых средств ПВО/ПРО – и авиационных и береговых ракетных. Во-вторых, хотелось бы посмотреть за действиями субмарины, решившей атаковать скоростной малый ракетный корабль.

Еще один довод выдвигается против этих кораблей – дескать, после выхода США из Договора по ракетам средней и меньше дальности в них нужда вообще отпала, поскольку соответствующие крылатые ракеты можно теперь размещать на наземных подвижных установках. Но как российские, так и зарубежные эксперты признают, что отслеживать передвижение мобильных пусковых установок современными средствами разведки легче, чем МРК. Эти маленькие корабли обладают высокой маневренностью и скоростью, а главное – феноменальной ударной мощью на тонну водоизмещения. По критерию «стоимость – эффективность» в мире нет морского оружия, сравнимого с «буянами» и «каракуртами». Недаром их называют «ракетными катерами стратегического назначения». Ныне в радиусе поражения их ракет находится вся Европа. А в недалеком будущем в «зоне влияния» МРК окажется Япония и Аляска. Поэтому строить их нужно больше и быстрее, если, конечно, удастся решить проблему с дизелями.

Фрегаты проекта 22350 очень нужны флоту, как для действий в океанской зоне, так и на границе ближней морской – для защиты подводных лодок, выходящих на боевую службу. И не стоит торопиться со строительством фрегатов проекта 22350М водоизмещением 6500 т. Лучше увеличить серию фрегатов 22350.

В перспективе возможны новые проекты крупных боевых кораблей. Хотя двух «кораблей престижа» – тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» и тяжелого атомного крейсера «Адмирал Нахимов» – более чем достаточно.

Десантные корабли и катера, естественно, необходимы ВМФ, но их параметры и количество зависят от военно-политических предпочтений руководства страны.

Теперь попробуем рассмотреть потребности конкретных флотов.

СЕВЕРНЫЙ И ТИХООКЕАНСКИЙ ФЛОТЫ

Северный и Тихоокеанский флоты близки по кругу выполняемых задач: развертывание РПКСН, обеспечение их боевой устойчивости в ближней и океанских зонах, использование многоцелевых АПЛ и НАПЛ в тактических, оперативно-тактических и стратегических операциях.

То есть помимо 5-7 РПКСН каждому объединению нужны 5-8 многоцелевых АПЛ (с учетом модернизированных) и как минимум по 8-10 НАПЛ нового поколения. Потребности в надводных кораблях тоже немалые: по 6-7 фрегатов проекта 22350 и прошедших модернизацию БПК проекта 1155, 5-6 корветов проектов 20380 и 20385, а также по 12 МПК на базе проекта 1124М. Ударные силы могут быть дополнены 5-6 МРК типа «Каракурт». А вот миннотральных кораблей проекта 12700 или их более поздних модификаций нужно будет больше – никак не меньше дюжины на флот.

Впрочем, у СФ и ТОФ есть свои нюансы. Северный флот отвечает за нормальное функционирование Северного морского пути и охрану недр на дне Ледовитого океана в российской морской экономической зоне. Поэтому объединению требуются боевые корабли и транспортные суда ледового класса. Сейчас на «Адмиралтейских верфях» ведется строительство двух патрульных ледоколов проекта 22550 «Арктика». Они смогут выполнять не только охранные функции, но и ударные – атаковать противника крылатыми ракетами Х-35 или «Калибр-НК», которые размещаются в кормовой части в контейнерах. На выставке, развернутой 24 декабря 2019 г. в Национальном центре управления обороной России, демонстрировалась модель такого ледокольного патрульного корабля с размещением ракетного оружия уже в носовой вертикальной пусковой установке. Очевидно, в перспективе подобные ПК пополнят Северный флот.

А вот Тихоокеанскому флоту нужны большие десантные корабли для доставки личного состава и техники на острова Курильской гряды, Сахалин и другие островные территории. Японское море на Тихоокеанском театре является полузакрытым. Поэтому там рационально использовать ракетные катера на замену РКА проекта 12411, чьи сроки службы близки к завершению. Сейчас на бухту Улисс базируется 11 таких катеров. Им на смену должны прийти РКА нового поколения.

ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ

Черноморский флот не только защищает интересы России в этой акватории, но и является основным «поставщиком» кораблей и подводных лодок для Средиземноморской эскадры. В этом году из его состава выведены сторожевой корабль «Сметливый» и БПК «Керчь» с честью отслужившие и переслужившие все положенные сроки. На очереди СКР «Ладный» и «Пытливый». То есть для боевой службы в дальней морской и океанской зонах остаются три фрегата проекта 11356Р/М. Они новые корабли, но их явно недостаточно. Появились сообщения, что для Черноморского флота построят два-три фрегата проекта 22350.

В марте этого года на «Северной верфи» спущен на воду корвет «Ретивый» проекта 20380. Он предназначен для Черноморского флота. Не исключено, что в Севастополь уйдет и однотипный корвет «Строгий». В перспективе к ним могут присоединиться еще два-три таких корабля.

ЧФ пополняется преимущественно малыми ракетными кораблями проекта 21631 «Буян-М». Сейчас в составе объединения – три МРК этого типа. Еще один – «Грайворон» – планируется передать флоту до конца текущего года. Три корпуса, тоже предназначенные для ЧФ, строятся. Эти МРК зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Они регулярно хотят на боевую службу в Средиземное море. А два «ракетных катера стратегического назначения» – «Зеленый Дол» и «Серпухов» – при неблагоприятных погодных условиях совершили переход вокруг Европы, усилив Балтийский флот, тем самым развеяв миф об их непригодности в качестве мореходных боевых единиц.

Черноморскому флоту требуются новые малые противолодочные корабли (не менее 6-8 единиц), а также новые ракетные катера для придания остойчивости группировке в прибрежной зоне. Это особенно актуально в связи с намерениями Вашингтона поставить Киеву 12 патрульных катеров типа Mk VI. Они, конечно, не изменят радикально баланс сил на Черном море, однако попортить крови могут много. Эти катера предназначались для сил специальных операций, но были «перехвачены» ВМС США. Они уже несут службу в Персидском заливе и в водах, омывающих остров Гуам, охраняют главную военно-морскую базу американского Тихоокеанского флота Сан-Диего. ВМС США получили около 20 катеров типа Mk VI, а всего заказали 48 единиц. То есть американскому флоту их пока не хватает.

И вдруг такой щедрый жест в адрес Украины! Дело в том, что Mk VI – практически идеальное средство для вооруженных провокаций в районе Крыма. Маневренные и высокомореходные катера полным водоизмещением 72 т способны развивать 45-узловую скорость. Они напичканы современными электронными и электронно-оптическими средствами обнаружения, разведки и целеуказания, а также вооружением. «Главный калибр» – две дистанционно-управляемые 30 мм автоматические пушки Mk 44 Bushmaster II с системой наведения Mk 50. Кроме того на турелях – шесть 12,7-мм и 7,62-мм пулеметов или 40-мм автоматических гранатометов Mk 19. Возможно вооружение Mk VI компактными противокорабельными ракетами Griffin или Hellfire.

Уже заявлено, что часть этих катеров предназначена для развертывания в Азовском море. Нам нужно думать о том, что им противопоставить.

БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ

Балтийский флот –  здесь, пожалуй, наиболее жесткое противостояние с НАТО. В Калининградской области Вооруженным Силам РФ удалось сформировать, прибегая к американской терминологии, «зону ограничения доступа», где любые попытки противостоящей стороны захватить инициативу, неизбежно натолкнутся на мощный отпор. Эта «зона» представляет собой комбинацию ударных и оборонительных средств, многократно и постоянно страхующих друг друга.

Вместе с тем здесь необходимо совершенствовать противоминную оборону. Флоту нужны до шести МТЩ проекта 12700 и около 12-14 РТЩ проекта 10750Э. Требуется замена малым противолодочным кораблям проекта 1331М и ракетным катерам проекта 12411. Есть необходимость в пополнении флота десантными катерами типа «Зубр», которые не только могут быстро доставлять личный состав морской пехоты на отдаленные плацдармы, но и скрытно ставить минные заграждения.

В составе Балтфлота только одна подводная лодка – ДЭПЛ «Дмитров» проекта 877ЭКМ 1986 г. постройки. Но БФ, безусловно, нужны современные НАПЛ. Вероятно, стоит смысл подумать о строительстве серии из 3-5 единиц небольших подлодок проекта П-750Б с единой энергетической установкой подводного и надводного хода – газотурбинным двигателем замкнутого цикла. При водоизмещении около 1450 т и экипажем из 18-20 человек субмарина несет 12 торпед, мин и крылатых ракет «Калибр-ПЛ», предназначенных для поражения морских и береговых целей.

КАСПИЙСКАЯ ФЛОТИЛИЯ

Каспийская флотилия – вовсе не периферийное объединение, как считают некоторые. Еще со времен Петра Великого она играет важную роль в обороне Российского государства. Сегодня флотилия продолжает выступать в роли бастиона южных границ страны.

Каспийская флотилия – первая получила на вооружение многофункциональный ракетный комплекс «Калибр-НК». Сначала им был оснащен ракетный корабль 2-го ранга «Дагестан» проекта 11661К, затем еще три МРК проекта 21631. Этот квартет и устроил 7 октября 2015 г. потрясшие весь мир стрельбы крылатыми ракетами по боевикам в Сирии. Сейчас МРК КФл несут боевую службу не только на Каспии, но и в Средиземном море. В состав флотилии входит также сторожевой корабль «Татарстан», три малых артиллерийских корабля проекта 21630, ракетный катер «Ступинец», четыре артиллерийских катера проекта 1204 «Шмель», два базовых тральщика проекта 1265, четыре рейдовых тральщика и шесть десантных катеров. РКА «Ступинец», артиллерийские «Шмели» и все шесть тральщиков устарели и требуют замены.

Следует заметить, что Каспийское море находится на перекрестье путей из Ближнего Востока, Средней Азии и Закавказья. Это крайне неустойчивый в политическом и социальном планах регион. И несмотря на подписанную в августе 2018 г. конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, ситуацию нельзя признать стабильной, особенно в южной части моря. Государства региона продолжают наращивать вооружения, в том числе ударные военно-морские. Не случайно главную базу КФл Министерство обороны РФ перенесло из Астрахани в Каспийск, что рядом с Махачкалой. Поблизости развернуты БРК «Бал», ЗРК «Бук-М3» и антенные поля загоризонтной РЛС «Подсолнух». Сегодня Каспийской флотилии помимо замены устаревших кораблей стоит увеличить количество МРК до 5-6 единиц, а ракетных катеров нового поколения до 3-4 единиц.

Военно-морскому флоту России необходимо нарастить силы на всех ТВД, обеспечивающих боевую устойчивость ударных кораблей и подводных лодок. Тогда флот будет сбалансированным и готовым к отражению любых как нынешних, так и потенциальных угроз.


 

НОВОСТИ

На северодвинском Севмаше выведен из эллинга ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Князь Олег» – первый серийный проекта 955А «Борей-А».
На Выборгском судостроительном заводе состоялась церемония закладки для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ пограничного сторожевого корабля 1-го ранга ледового класса «Пурга» – головного проекта 23550 «Ермак» разработки ЦМКБ «Алмаз».
В Керчи на судостроительном заводе «Залив» спущен на воду малый ракетный корабль «Циклон» проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз».
На Амурском судостроительном заводе (АСЗ) в Комсомольске-на-Амуре заложили четвертый предназначенный для Тихоокеанского флота малый ракетный корабль проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Патрульный корабль «Павел Державин» – третий проекта 22160 разработки Северного ПКБ и первый постройки керченского завода «Залив» приступил к ходовым испытаниям на Черном море.
Балтийский флот пополнился двумя патрульными катерами проекта 03160 «Раптор», построенными на Ленинградском судостроительном заводе «Пелла».
На Средне-Невском судостроительном заводе (СНСЗ) заложили восьмой корабль противоминной обороны проекта 12700 «Александрит» разработки ЦМКБ «Алмаз».
На заводе «Нижегородский Теплоход» спущен на воду очередной рейдовый катер комплексного аварийно-спасательного обеспечения проекта 23040, предназначенный для Северного флота.
Спущен на воду очередной большой гидрографический катер-катамаран проекта 23370Г «Александр Фирсов», построенный АО «КАМПО». Капитан-лейтенант Александр Фирсов в годы Великой Отечественной войны возглавлял Севастопольский район гидрографической службы.
На Иркутском авиационном заводе Корпорации «Иркут» успешно завершена технологическая установка новейших отечес­твенных авиадвигателей ПД-14 на опытный самолет МС-21. Навеска силовых установок подтвердила правильность заложенных в двигатели конструкторских решений.

 

 

 

 

 



© 2006 - 2020   ООО "Издательский дом "Национальная оборона"



О журнале

Подшивка

Подписка

Размещение рекламы

Услуги

Поиск

Фотохроника

RSS


 

 

Электронное периодическое издание Оборона.Ру зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17 ноября 2005 года.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-22322

Учредитель: ООО "Издательский дом "Национальная оборона"

 

Адрес редакции: 127015, Москва, ул. Новодмитровская, д. 2, к. 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 3, Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis

 

16+

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100