Главное достоинство чешской разведки – ее незаметность
Конечным потребителем добытой UZSI секретной информации по России являются спецслужбы США

Специальные службы Чешской Республики генетически выросли из весьма эффективных структур социалистического периода. Но в наше время от старой системы осталась только форма государственной подчиненности: как и в ЧССР, современная чешская разведка официально подконтрольна Министерству внутренних дел, хотя на практике является самостоятельной организацией. Просто глава МВД (сейчас это Ян Гамачек) ответственен за некоторые кадровые назначения и гражданский контроль. Также ему приходится отдуваться на пресс-конференциях, поскольку в последние годы чешские разведка и контрразведка весьма активны, часто привлекают к себе общественное внимание, причем зачастую в негативном контексте.

Евгений КРУТИКОВ

После 1991 г. чешская внешняя разведка Urad pro zahraniиnн styky a informace (UZSI) – Управление по внешним связям и информации, была полностью переформатирована с помощью западных консультантов и постепенно избавлена от сотрудников, учившихся в СССР или имевших другие связи с Москвой. С 1 января 1993 г. ее перезапустили практически с нуля, при этом почти все 90-е годы чехи испытывали кадровый кризис, поскольку по законам о люстрации старые кадры оказались под запретом на профессию, а новые – обученные в США – поступали на службу неравномерно.

Затем кадровый кризис прошел естественным путем, поскольку просто подросло новое поколение сотрудников, целиком привязанное к западным методикам, технологиям и ценностям. Сейчас практически невозможно найти какого-нибудь высокопоставленного сотрудника чешских спецслужб, который не обучался бы в США. В худшем случае подготовку проходят в различных европейских разведцентрах.

В настоящее время штатная численность внешней разведки Чехии – около 900 человек. Нынешний генеральный директор UZSI Марек Шимандл – специалист в области кибернетики, до назначения на пост руководителя чешской внешней разведки занимал должность заместителя директора Национального управления кибернетической и информационной безопасности.

Организационно UZSI почти копирует ЦРУ за исключением одной важной детали: в чешской внешней разведке отсутствует дееспособное аналитическое управление. Функции анализа отданы на аутсорсинг всякого рода дружественным или аффилированным НКО, или же получаемая информация в «сыром» виде сразу же поступает «старшим партнерам» – ЦРУ или разведкам ведущих стран НАТО. При этом чехи обижаются, когда им указывают на то, что их специальные службы работают не столько на Прагу, сколько на «чужого дядю», с которым состоят в «родственных» отношениях посредством членства в Североатлантическом альянсе.

Резидентуры UZSI действуют во всех регионах мира «под крышей» посольств Чехии в зарубежных странах. Одна из основных резидентур чешской внешней разведки функционирует в Москве, где ее сотрудники со свободным владением русского языка используют дипломатические, журналистские и другие должности прикрытия. Московская резидентура UZSI традиционно специализируется на добывании информации военно-технического и экономического характера, в том числе о проводимых и планируемых в РФ оборонных НИОКР, об испытаниях новых российских образцов вооружения и военной техники, экспорте российской продукции военного назначения и т.д.

В рамках разработки и внедрения новых форм и методов ведения разведывательной деятельности  в последние годы UZSI практикует создание независимых экспертно-аналитических центров, учредителями которых являются кадровые сотрудники внешней разведки, использующие различные легенды прикрытия.

Сейчас на фоне скандала с арестом органами ФСБ советника главы Роскосмоса и бывшего журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в государственной измене путем передачи секретной информации Праге, именно утверждения в том, что конечным получателем добываемых Сафроновым данных были американские спецслужбы, вызвало в UZSI волну негодования.

Подоплека подобной реакции понятна: если внешняя разведка не работает на национальные интересы Чешской Республики, то зачем она нужна вообще? Чешские разведчики искренне обиделись на такую постановку вопроса, а их отставники – «говорящие головы» и главные ньюсмейкеры – принялись в очень резкой форме отстаивать важность и нужность разведки и ее полезность для Праги. Сейчас в чешских СМИ это едва ли не главная тема обсуждения в контексте ареста Ивана Сафронова. Само событие и его детали никто не обсуждает или употребляют дежурные выражения про «российскую провокацию».

С 1993 г. и по сей день отношения чешской внешней разведки и соответствующих российских структур носили и носят подозрительно-настороженный характер. Официально существует институт офицеров связи, работающих в штате посольств. Этот канал общения ни разу за это время не прерывался, но и нет данных, чтобы общение по данной линии принесло что-то конструктивное.

Эмблема внешней разведки Чехии.

Было бы, однако, неправильно низводить роль UZSI до сугубо декоративной и дорогостоящей государственной функции. У уважающей себя страны должна быть внешняя разведка, как и исторически обусловленные герб и флаг. Конечно, у чехов нет таких технических возможностей, как у «больших» разведок, или такого безграничного бюджета, как у ЦРУ. Но главное преимущество «малых» разведок стран Центральной и Восточной Европы – как раз в их незаметности.

Психологически это работает очень просто. Условный россиянин скорее пойдет на контакт с чехами, нежели с американцами. Обусловлено это привлекательностью самой Чехии как доступного европейского туристического рая, и ретроспективными положительными эмоциями. Чехия и большинство стран ЦВЕ не воспринимаются как источник угрозы. А наша историческая привычка относиться к восточноевропейцам несколько снисходительно снижает критическое мышление. В силу этих обстоятельств разведки восточноевропейских стран стали важными инструментами в агентурной системе НАТО и отдельно Лэнгли (московская резидентура ЦРУ в последние годы существенно потеряла в разведывательных возможностях после известных высылок). Существует и формальное разделение по географическому признаку, но в целом реальными получателями информации в итоге все равно оказываются американцы.

Еще один фактор, работающий на такое «разделение труда»: фактическое отсутствие у отдельно взятой Чехии каких-либо внешних угроз или ярко выраженных национальных интересов за пределами границ. То есть просто нет целей, против которых следовало бы работать. А заниматься чем-то надо.

В свою очередь, сейчас в Праге настаивают на том, что UZSI выполняет важные государственные функции чуть ли не во всем мире. Основные спикеры чешской внешней разведки, такие как бывший замглавы ведомства и в конце 1990-х – начале 2000-х гг. офицер связи в Москве Ян Падьярек, сейчас рассказывают, что ведомство поддерживает оперативные возможности в самых опасных регионах мира, поскольку там случайно может оказаться какой-нибудь чешский гражданин и ему надо помогать. Речь идет в том числе и о тех странах, с которыми Чехия не поддерживает дипломатические отношения.

Штаб-квартира Управления по внешним связям и информации в Праге.

Это, конечно, сказки про Джеймса Бонда, но чешская внешняя разведка реально неоднократно засвечивалась на Балканах. Чехи, как и поляки, работали «в поле», в частности, во время войны в Боснии в начале 1990-х гг. (сейчас Балканами занимается едва ли не самое крупное подразделение в структуре UZSI). Его, правда, сопровождают скандалы в связи со странным и не всегда профессиональным поведением сотрудников.

Например, один офицер, дослужившийся впоследствии до руководящих позиций в UZSI, умудрился еще в 1990-х зарегистрировать свою коммерческую фирму на адрес секретного обUекта в центре Праги. Прямо в тихом квартале пражского района Дейвице, неподалеку от российского посольства, находится особняк, окна которого всегда наглухо закрыты жалюзи, на крыше установлено множество антенн, вUезд на территорию перегораживает шлагбаум, а периметр просматривается видеокамерами. Мало того, что офицер не имел права заниматься бизнесом, так он еще и принадлежавшую ему фирму на этот адрес зарегистрировал.

Другой сотрудник UZSI из этого же здания представлялся в социальной сети LinkedIn как «менеджер и консультант, специализирующийся на Румынии, Болгарии, Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине и Македонии».

Глава UZSI Марек Шимандл (он занимает этот пост с 2018 г.) нехотя признал, что подразделение, работающее в этом офисном здании, занимается Балканами.

Руководитель военной разведки Чехии бригадный генерал Ян Бероун.

Бывший шеф военной разведки Чехии Андор Шандор считает, что подобные утечки – риск для любой спецслужбы мира. «Какое бы то ни было рассекречивание обUектов и сотрудников – всегда серьезная проблема. Помимо прочего, за данным обUектом могли и ранее следить вражеские спецслужбы и вычислять сотрудников, которые затем моли становиться мишенью различных атак», – подчеркнул Шандор в интервью «Чешскому Радио».

Ранее с подобным скандалом уже сталкивалась чешская контрразведка, которая в 2000-х по недосмотру опубликовала данные о принадлежащих ей обUектах в кадастре недвижимости. В результате в 2004 г. издание MFDnes опубликовало адреса ее явочных квартир и учебных центров.

Другое ведомство, ответственное за разведдеятельность – Vojenskй zpravodajstvн (VZ), военная разведка, организационно входит в Министерство обороны Чехии. Штатная численность – около 2 тысяч человек. Это классический тип военной разведки, правда, слегка отформатированный под принципы НАТО.

Штандарт Vojenskй zpravodajstvн (VZ).

VZ отвечает за своевременное информирование военно-политического руководства Чехии и партнеров по НАТО о потенциальных угрозах и планах государств, находящихся в зоне интересов Чехии и Североатлантического альянса, а также за руководство силами и средствами стратегической разведки чешских Вооруженных Сил и частей непосредственного подчинения. Кадровые сотрудники  VZ являются военнослужащими по контракту.

В отличие от внешней разведки, VZ активно занята публикацией разнообразных докладов и прогнозов. В частности, военная разведка Чехии утверждает, что задолго до известных событий 2014 г. она «предсказали аннексию Крыма» и развитие событий на Украине.

Основной же своей функций  VZ называет работу в так называемых «кризисных регионах» мира, которые трактует очень широко. В частности, в кризисные регионы записано все постсоветское пространство.

В связи с особой формой демократии в Чехии, доведенной порой до абсурда, деятельность VZ и кадровые назначения внутри этой структуры часто вызывают удивление. Сейчас военную разведку возглавляет бригадный генерал Ян Бероун, ранее никакого отношения к армии не имевший. Он – полицейский, прошедший обучение в школе ФБР в Квантико в США, и большую часть своей карьеры работал в уголовном розыске Праги. В частности, руководил службой агентов под прикрытием, которые внедрялись в банды, а затем управлением по защите свидетелей.

В 2002 г. он оказался во внешней разведке, где был вовлечен в скандал вокруг обнародования видеозаписей встреч лоббистов во время одной из предвыборных кампаний. Тем не менее в 2011 г. Ян Бероун уехал в Вашингтон офицером связи с ЦРУ, что в странах Центральной и Восточной Европы обычно критично важно для дальнейшей карьеры. И вот в 2014-м он совершенно неожиданно становится главой военной разведки Чехии, проиграв выборы на позицию полицейского комиссара Праги (там полицейских выбирают – такая демократия).

Правда, уже менее чем через год стал вопрос о его отставке. В Бейруте в августе 2015 г. были похищены пятеро граждан Чехии, среди которых как минимум один был идентифицирован как кадровый сотрудник военной разведки. Генерал Бероун так и не смог обUяснить, что там делал его подчиненный, какова была его миссия в Ливане. Тем не менее очень американизированный руководитель VZ сохраняет свой пост до сих пор. В его анкете, кстати, указано, что знает русский язык «пассивно».

История с похищением в Ливане очень показательна для понимания роли и профессионализма чешской военной разведки, а также степени зависимости от США. В марте 2014 г. в одном из отелей Праги американскими (!) оперативниками был задержан Али Таан Файяд, бывший советник министра обороны Украины, ливанец с украинским паспортом. Против него американцы провели классическую так называемую sting operation, неоднократно опробованную на россиянах. Это когда к человеку под видом каких-нибудь представителей радикальных партизан из Южной Америки или наркоторговцев «подходят» американские агенты и предлагают продать что-нибудь запрещенное (случай Бута и летчика Ярошенко). Чехи были ни сном ни духом, и очень удивились, когда американские агенты доставили ливанца с украинским паспортом в отделение полиции одновременно с предложением экстрадировать его в США.

Эмблема чешской контрразведки.

Пока шло разбирательство, сводный брат Файяда организовал в Ливане похищение пятерых чехов, которые невесть что там делали. Из пятерых похищенных трое имели журналистские удостоверения, включая сотрудника военной разведки Мартина Псика. По легенде они должны были делать репортаж о лагерях беженцев на сирийской границе. После нескольких месяцев переговоров тогдашний министр юстиции Чехии Роберт Пеликан отказал в экстрадиции Али Файяда в США. Украино-ливанец был отпущен из пражской тюрьмы и благополучно улетел в Бейрут, где и живет до сих пор, а пятеро чехов вернулись в Прагу. Под главой VZ Яном Бероуном зашаталось кресло, но, видимо, по соглашению с американцами он свои позиции сохранил.

Вообще вопрос о степени сотрудничества чешских разведывательных структур с американцами превратился в болезненную проблему. Сама Прага никогда не отрицала, что чешские спецслужбы интегрированы в общую систему НАТО. С одной стороны, это элемент престижа, поскольку таким образом Чехия повышает свой статус, а евроинтеграция – что-то вроде фетиша для большинства стран ЦВЕ. С другой стороны, подобная интеграция влечет за собой утрату самостоятельности. Чехия, конечно, не та страна, в которой борьба за национальный престиж или гордость когда-либо была основной в повестке дня. Но все-таки это неприятно, а дело Ивана Сафронова только усилило данный эффект.

Кроме того, разведывательную и контрразведывательную систему Чехии постоянно сотрясают скандалы чисто внутриполитического характера. Классический пример: Bezpeиnostnн informaиnн sluћba (BIS), Служба информации и безопасности – чешская контрразведка (штатная численность – около 3,5 тыс. человек).

С ее некомпетентностью мы познакомились в 2020 г. в связи с «рициновым скандалом» (BIS на полном серьезе заявила, что представитель Россотрудничества в Праге якобы получил задание отравить ядом рицин старосту района Прага-6 Ондржея Коларжа и мэра Праги Зденека Гржиба), хотя и до этого были многолетние поиски «русских хакеров». А это самая модная тема в последние годы. BIS с подачи ее нынешнего руководителя Михала Коуделки откровенно превратилась в инструмент политического влияния США, что регулярно вызывает полемические стычки между Коуделкой и президентом Чехии Милошом Земаном.

Шеф BIS Михал Коуделка – один из немногих профессионалов в чешских спецслужбах, он поступил на службу в контрразведку еще в 1991 г.

Коуделка – один из немногих профессионалов в чешских спецслужбах, он поступил на службу в контрразведку еще в 1991 г. Михал Коуделка удостоился в 2019 г. специальной награды ЦРУ, которую ему лично вручила в Лэнгли Джина Хаспел, тогда еще только глава Оперативного директората (ныне – директор ЦРУ).

Глава BIS вслед за своими американскими партнерами считает главными противниками Россию и Китай. Коуделка развязал в Чехии травлю местной китайской общины, представителей которой лично предупреждал о том, что они могут быть подвергнуты санкциям, если будут действовать в интересах КНР. Коуделка также стал неожиданно известен как доморощенный историк после того, как обратился к министру образования Чехии с предложением пересмотреть школьные учебники истории, поскольку через них Россия ведет против Чехии гибридную войну. Над ним посмеялись, но запомнили.

Иван Сафронов обвиняется в государственной измене. Впереди следствие, приговор (от 12 до 20 лет) и колония строгого режима. В Прагу он теперь вернется не скоро.

Михал Коуделка хорошо говорит по-русски и по-английски, но в целом его ведомству свойственны утечки информации и уж слишком паникерское отношение к любым разведданным. Связано это, в основном, с политической борьбой и с постоянным желанием привлечь к себе внимание на чешской политической сцене.

Общее руководство и координацию деятельности спецслужб осуществляет премьер-министр Чешской Республики через Совет национальной безопасности, а также его постоянный рабочий орган – комитет по разведывательной деятельности, в состав которого входят министр внутренних дел – заместитель председателя комитета, министр обороны, министр иностранных дел, руководители специальных служб и глава управления делами правительства Чехии.

В целом чешское разведывательное сообщество не следует недооценивать. Это серьезный противник, который использует разнообразные формы и методы работы, в первую очередь опираясь на агентуру, а также доверительные источники и НКО.

Единственным собственно чешским разведывательным интересом на данный момент остается сопровождение оружейных сделок, реализуемых Прагой, но это операции разовые. Сбор информации разведкой Чехии в основном носит ситуативный характер, что свойственно большинству разведывательных сообществ восточноевропейских стран. Но это не делает чехов менее опасными, о чем, собственно, и свидетельствует дело Ивана Сафронова.


 

НОВОСТИ

Генеральный директор Объединенной авиастроительной корпорации (ПАО «ОАК», входит в Госкорпорацию Ростех) рассказал президенту России Владимиру Путину о ходе финансового оздоровления ОАК и статусе текущих самолетостроительных программ.
На северодвинском Севмаше выведен из эллинга ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Князь Олег» – первый серийный проекта 955А «Борей-А».
На Выборгском судостроительном заводе состоялась церемония закладки для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ пограничного сторожевого корабля 1-го ранга ледового класса «Пурга» – головного проекта 23550 «Ермак» разработки ЦМКБ «Алмаз».
В Керчи на судостроительном заводе «Залив» спущен на воду малый ракетный корабль «Циклон» проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз».
На Амурском судостроительном заводе (АСЗ) в Комсомольске-на-Амуре заложили четвертый предназначенный для Тихоокеанского флота малый ракетный корабль проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Патрульный корабль «Павел Державин» – третий проекта 22160 разработки Северного ПКБ и первый постройки керченского завода «Залив» приступил к ходовым испытаниям на Черном море.
Балтийский флот пополнился двумя патрульными катерами проекта 03160 «Раптор», построенными на Ленинградском судостроительном заводе «Пелла».
На Средне-Невском судостроительном заводе (СНСЗ) заложили восьмой корабль противоминной обороны проекта 12700 «Александрит» разработки ЦМКБ «Алмаз».
На заводе «Нижегородский Теплоход» спущен на воду очередной рейдовый катер комплексного аварийно-спасательного обеспечения проекта 23040, предназначенный для Северного флота.
Спущен на воду очередной большой гидрографический катер-катамаран проекта 23370Г «Александр Фирсов», построенный АО «КАМПО». Капитан-лейтенант Александр Фирсов в годы Великой Отечественной войны возглавлял Севастопольский район гидрографической службы.

 

 

 

 

 



© 2006 - 2020   ООО "Издательский дом "Национальная оборона"



О журнале

Подшивка

Подписка

Размещение рекламы

Услуги

Поиск

Фотохроника

RSS


 

 

Электронное периодическое издание Оборона.Ру зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17 ноября 2005 года.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-22322

Учредитель: ООО "Издательский дом "Национальная оборона"

 

Адрес редакции: 127015, Москва, ул. Новодмитровская, д. 2, к. 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 3, Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis

 

16+

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100