США нарушают положения Конвенции о запрещении химического оружия
США остаются единственной страной, которая сохраняет значительный арсенал химического оружия

Полное уничтожение химического оружия является одной из важнейших проблем мирового сообщества в сфере обеспечения международной безопасности, поскольку его применение в современных условиях может привести к неисчислимым человеческим жертвам.

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

Александр ДЕВАХИН

Ирина НОВИКОВА

Для решения этой проблемы действует режим нераспространения оружия массового поражения (ОМП), основными инструментами которого являются: Женевский протокол 1925 года; «Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении» (Далее – Конвенция или КЗХО), вступившая в силу 29 апреля 1997 г.

Женевский протокол 1925 года (Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств) стал первой действенной попыткой мирового сообщества объявить вне закона использование химического и биологического оружия во время военных действий. В этом заключается его главное военно-политическое  и стратегическое значение, которое сохраняет свою актуальность и в настоящее время.

Со времени вступления Конвенции в силу к ней присоединились 193 государства-участника, однако в настоящее время осталось одно государство, которое подписало Конвенцию, но не ратифицировало ее в силу различных военно-политических причин (Израиль), а также три государства, которые не подписали и не присоединились к Конвенции (Южный Судан, Египет и Корейская Народно-Демократическая Республика).

Основной причиной неприсоединения к Конвенции является возрастание роли и места химического оружия в обеспечении безопасности государств как основного сдерживающего фактора при возможной внешней агрессии. Кроме того, функционируют режимы экспортного контроля и резолюции Совета Безопасности ООН.

«Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении» запрещает разработку, производство, приобретение, накопление, сохранение и передачу химического оружия, определяет порядок декларирования его запасов и их уничтожения, предусматривает меры надзора за этим процессом и состоянием химической промышленности. Каждый ее участник обязался ликвидировать все свои запасы и объекты производства не позднее чем через 15 лет со времени вступления соглашения в силу (к 29 апреля 2012 года). За время своего действия КЗХО стала одним из наиболее эффективных и реально функционирующих разоруженческих механизмов, в рамках которого происходит ликвидация целого класса ОМП.

США остаются единственной страной, которая сохраняет значительный арсенал химического оружия, а его ликвидация под различными предлогами преднамеренно затягивается.

В целях осуществления всеобъемлющего контроля за процессом уничтожения химического оружия, ликвидацией объектов по его производству и состоянием мировой химической промышленности в Гааге действует международная Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), ее основным исполнительным органом является технический секретариат.

На международном уровне подчеркивается, что Российская Федерация выполнила свои международные обязательства по ликвидации химического оружия и занимает однозначную позицию в вопросе недопустимости его применения в мире. В то же время Соединенные Штаты остаются единственной страной – участницей Конвенции, которая сохраняет значительный арсенал химического оружия, а его ликвидация под различными предлогами преднамеренно затягивается. Тем не менее военно-политическое руководство (ВПР) США на различных международных форумах заявляет о пунктуальном выполнении Конвенции и уничтожении более 90% запасов химического оружия первой категории.

НАРУШЕНИЯ США ПОЛОЖЕНИЙ КОНВЕНЦИИ О ЗАПРЕЩЕНИИ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ

Результаты анализа зарубежных и российских информационных материалов и оценки МИД РФ ежегодных докладов Госдепа США позволяют сделать следующие выводы о нарушениях ВПР США положений Конвенции, регламентирующих нераспространение химического оружия и  избирательности выполнения своих обязательств.

1. Так, США ратифицировали Конвенцию с 28 оговорками, которые противоречат положениям этого документа и позволяют свести к нулю механизмы их реализации. Такие ограничения предоставляют им возможность отказа в приеме международных инспекций, если те «создают угрозы национальной безопасности». Кроме того, США являются одной из немногих стран, сохраняющих свою оговорку к Женевскому протоколу 1925 года, которая предоставляет право на ответное применение химического оружия (ХО), что нашло отражение в указе американского президента №11850, разрешающем ВС США применять «нелетальные» виды химического оружия. При этом степень его «нелетальности» определяется военным руководством США самостоятельно.

2. США допускают нарушения механизмов реализации международных соглашений. В соответствии с подпунктом «b» пункта 1 ст. III КЗХО американцы обязаны информировать технический секретариат о всех фактах оставления химического оружия на территории других государств. Поскольку данное требование не было выполнено после ратификации Конвенции, администрация США стремится не допустить обнародования данных сведений третьими странами.

Так, до сих пор не признана принадлежность оставленных Пентагоном в Панаме (о. Сан-Хосе, архипелаг Лас-Перлас, 70 км юго-восточнее г. Панама) семи авиабомб и одного выливного авиационного прибора, снаряженных фосгеном и хлорцианом, несмотря на подтверждение их американского происхождения экспертами техсекретариата ОЗХО. США при содействии юридической службы данной организации добились заявления от руководства Панамы, что указанные боеприпасы – это «старое химическое оружие» (то есть произведено до 1946 г., сог­ласно пункта 5 ст. II Конвенции), с принятием на себя обязательств по их ликвидации. При этом техсекретариат ОЗХО под предлогом «несущественности» для режима нераспространения «не заметил», что два из подлежащих объявлению снарядов произведены намного позднее 1946 г.

Полное уничтожение химического оружия является одной из важнейших проблем мирового сообщества в сфере обеспечения международной безопасности.

Значительное количество оставленного американцами химического оружия периода вьетнамской войны обнаружено в Камбодже. Так, в 2012 г. в провинции Мондолькири было найдено 58 американских боеприпасов с веществами «Си-Эн» и «Си-Эс» (реактивных и артиллерийских снарядов, ручных гранат), а также 12 выливных авиационных приборов с контейнерами для транспортировки отравляющих веществ. Специальная комиссия ОЗХО установила, что они принадлежат Соединенным Штатам. Однако Пномпень под давлением Вашингтона тогда не стал официально объявлять о данном факте, рассчитывая на американские экономические «бонусы».

В 2017 г. в провинции Свайриенг было выявлено уже 34 места захоронения химического оружия: в частности, снаряженные ирритантом «Си-Эс» авиационные бомбы Мк 82 ВВС США, сбрасываемые кассеты и бочки с дистанционными взрывателями. Однако американцы отказываются обсуждать с камбоджийской стороной негативное влияние токсичных химикатов на местное население, флору и фауну и игнорируют просьбы о помощи в их утилизации. В целях оказания содействия в ликвидации оставшихся на территории страны американских химических боеприпасов камбоджийские власти направили подробную документированную информацию в техсекретариат ОЗХО.

3. Давление на международные институты для скрытия фактов нарушения США Конвенции. По данным зарубежных источников, американские и британские специалисты в период с 2003 по 2011 гг. обнаружили в Ираке более 4,5 тыс. артиллерийских и реактивных химических снарядов, а также авиабомб, оставшихся после падения режима Саддама Хусейна, и скрытно уничтожили боеприпасы в одностороннем порядке без верификации со стороны технического секретариата ОЗХО (нарушение подпункта «а» пункта 1 ст. III Конвенции). Основной причиной засекречивания их утилизации стало нежелание Вашингтона афишировать свой вклад в иракскую военно-химическую программу. Отчет о таком нестандартном методе уничтожения химснарядов США официально передали в ОЗХО с целью убедить руководство этой организации в том, что принятые ими меры строго соответствовали положениям Конвенции. Там отказались от проведения расследования якобы ввиду «чрезвычайного характера ситуации» и отсутствия положений, регламентирующих порядок ликвидации отравляющих веществ в условиях боевых действий.

В действительности американское руководство еще в 2003 г. неофициально уведомило ОЗХО о своей деятельности в Ираке. По его просьбе техсекретариат сначала негласно обеспечил координацию работ по утилизации химснарядов, а впоследствии принял меры по обоснованию их легитимности, что подтверждает сговор руководства этой организации с Вашингтоном.

Кроме того, свыше 600 реактивных химических снарядов калибра 122-мм к БМ-21 «Град» американские спецслужбы выкупили в 2005-2006 гг. у представителей иракских криминальных группировок. Большая часть полученных боеприпасов была уничтожена на месте, однако несколько единиц было вывезено на территорию США. Нес­мотря на публикацию сведений о проведенной операции в средствах массовой информации, техсекретариат до настоящего времени не запросил у Вашингтона официальные разъяснения.

Таким образом, США добились исключения оценки своих действий международным сообществом. Общее количество найденных, утилизированных на месте и вывезенных в США боеприпасов не поддается точной оценке.

4. Легализация использования химических средств борьбы с беспорядками для достижения военных целей. Пентагон принял ряд нормативных документов (в частности, общевойсковой устав 2007 г. №FM-3-22.40 «Нелетальное оружие» и инструкцию Комитета начальников штабов CJCSI 2030.01D 2015 г. «Руководство по реализации положений КЗХО»), легализующих использование условно-токсичных химических средств борьбы с беспорядками (ХСББ) для решения ряда военных задач (нарушение п. 5 ст. I КЗХО).

В соответствии с требованиями данных документов международный запрет ХСББ в качестве средств ведения войны означает их неприменение вооруженными силами исключительно в ходе наступательных боевых действий. Вместе с тем американским военнослужащим разрешено использовать данные вещества в ходе операций миротворческого, правоохранительного, гуманитарного, контртеррористического характера, при проведении мероприятий по ликвидации стихийных бедствий, освобождении заложников и спасению мирных жителей вне зон вооруженных конфликтов.

Применение указанных химикатов также допускается в ходе «военных действий оборонительного характера», к числу которых относятся: борьба с беспорядками на территориях, находящихся под непосредственным военным контролем США, в том числе в местах содержания военнопленных; отражение нападений с использованием гражданских лиц в качестве прикрытия; операции в отдаленных изолированных районах по спасению военнопленных, экипажей сбитых летательных аппаратов и их пассажиров; защита конвоев от нападений со стороны гражданского населения, террористов или военизированных формирований вне зоны ведения непосредственных боевых действий.

Кроме того, при проведении «операций по урегулированию конфликтов» Пентагон оставляет за собой право наделять их руководителей дополнительными полномочиями по применению ХСББ. При этом в нормативной базе отсутствует запрет на задействование подобных средств в ответ на их использование противоборствующей стороной против американских военнослужащих. ХСББ предусматривается применять с помощью широкого спектра штатных боеприпасов для стрелкового оружия и ранцевых распылителей на дальности от 10 до 1000 м.

Наиболее эффективными в настоящее время признаны боеприпасы комбинированного действия, снаряжаемые химическими рецептурами (по американской терминологии – «пеппербол»). Так, в июне 2018 г. в Сухопутные войска США была начата поставка пневматического ружья «Ви-Кей-Эс», разработанного компанией «Пеппербол текнолоджи» (всего 267 единиц на сумму $650 тыс.), которая также производит для него химические боеприпасы, снаряженные капсаицином и маркерными рецептурами.

Для поражения противника на большей глубине планируется применять артиллерийские и танковые боеприпасы – 81-мм и 120-мм мины, 155-мм артиллерийские и 120-мм танковые выстрелы. Их модификации, снаряженные химическими рецептурами, показали достаточно высокую эффективность. Так, полевые испытания кассетного 155-мм артиллерийского снаряда ХМ1-63 продемонстрировали возможность сковывания действий живой силы противника на площади до 1 гектара при дальности стрельбы до 28 км.

Таким образом, в США сформирована правовая база, определяющая широкий спектр «сценариев» применения ХСББ вооруженными силами и регламентирующая наличие обширной номенклатуры подобных веществ и средств их доставки.

5. При поддержке США в британском Центре химических исследований в Портон-Даун для ВС США продолжается разработка отравляющих веществ временно выводящего действия, которые широко используются специальными службами и в целях самообороны полицией. Кроме того, в лабораториях данного Центра имеются образцы основных поражающих веществ, сильнейших ядов и токсинов, которые предназначены для боевого применения войсками (силами). Следует также отметить, что основной объем работ, проводимых в Портон-Даун засекречен.

Необходимо подчеркнуть, что Вашингтон обвиняет власти Сирии в якобы преднамеренном сокрытии части химического арсенала и применении химического оружия против гражданского населения. Постоянно предъявляются подобные претензии к руководству Сирии в качестве инструмента дополнительного давления на режим Башара Асада. США и их союзники, используя инсценировки применения химического оружия, обвиняют руководство Сирии в нарушении положений Конвенции, а Россию в содействии этому. На этом фоне организована кампания по превращению ОЗХО в политизированную структуру, наделенную полномочиями выносить жесткие обвинительные вердикты в адрес отдельных государств и их руководителей.

США и их союзники продолжают поставки нелетальных химических средств в районы боевых действий. Официально эти средства направляются государственным военным формированиям стран региона, а фактически оказываются на складах и лабораториях террористических организаций. Так, российские специалисты в населенных пунктах, освобождаемых от боевиков, находят боеприпасы и гранаты, оснащенные отравляющими веществами раздражающего действия.

Таков далеко не полный перечень нарушений положений Конвенции, допускаемых США и требующих принятия соответствующих мер со стороны технического секретариата ОЗХО и повышения эффективности работы данной структуры.

Серьезную угрозу представляет возможность захвата химического оружия террористическими организациями и его использование в различных конфликтах на территории Ближнего Востока и Северной Африки.

ВЫВОДЫ

В целом, несмотря на определенные успехи мирового сообщества, достигнутые в реализации положений Конвенции, процесс полного химического разоружения не завершен. Значительные запасы химического оружия, сложность его утилизации, нестабильная обстановка в ряде стран (в первую очередь на Ближнем Востоке), трудности поиска, извлечения и идентификации старых и оставленных химических боеприпасов обусловливают задержку сроков их уничтожения до начала 2030 г.

Серьезную угрозу представляет возможность захвата химического оружия террористическими организациями и его использование в различных конфликтах на территории Ближнего Востока и Северной Африки. В настоящее время такая угроза развития ситуации существует в Ливии, где еще сохранились большие запасы отравляющих веществ. Различные экстремистские группировки, находящиеся в Ираке и Сирии, неоднократно применяли против правительственных войск и мирных жителей такие токсичные химикаты, как зарин, фосген и хлор, что привело к значительному числу жертв.

Угрозы применения химического, а также биологического (бактериологического) оружия не только сохраняются, но и формируются новые, не совсем «классические», возникающие на стыке биохимии, генной инженерии, физиологии, использующие достижения робототехники и СМИ. Появилась техническая возможность разработки и использования специализированных микророботов с набором функциональных возможностей для выполнения специфических задач: проведение «точечных диверсий» с использованием химического оружия; организация локальных химических и биологических атак. Наиболее значимым проектом в области нанотехнологий считается проект MFI (Micromechanical Flying Insect – механическое летающее насекомое), разработанный в Великобритании, производство которых возможно, так называемыми «нано фабриками», непосредственно, на поле боя.

По взглядам военно-политического руководства России, деятельность ОЗХО нуждается в значительном совершенствовании в интересах решения таких задач, как: усиление режима контроля за химической промышленностью и оборотом токсичных химикатов;  развитие международного сотрудничества в сфере нераспространения и противодействия химическому терроризму;  обеспечение и контроль выполнения резолюции 1540 Совета Безопасности ООН и глобальной антитеррористической стратегии ООН; повышение эффективности выполнения КЗХО на национальном уровне и ее дальнейшая универсализация; создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМП;  формирование условий для устойчивого развития государств-партнеров, в том числе путем обеспечения безопасности работы химических предприятий и создания экологически чистых производств; укрепление научного потенциала ОЗХО и повышение роли ее научно-консультативного совета.

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ - Генерал-майор, кандидат военных наук, доцент. Заслуженный военный специалист Российской Федерации

Александр ДЕВАХИН - Полковник, кандидат военных наук, доцент

Ирина НОВИКОВА - Кандидат медицинских наук


 

НОВОСТИ

На северодвинском Севмаше выведен из эллинга ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Князь Олег» – первый серийный проекта 955А «Борей-А».
На Выборгском судостроительном заводе состоялась церемония закладки для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ пограничного сторожевого корабля 1-го ранга ледового класса «Пурга» – головного проекта 23550 «Ермак» разработки ЦМКБ «Алмаз».
В Керчи на судостроительном заводе «Залив» спущен на воду малый ракетный корабль «Циклон» проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз».
На Амурском судостроительном заводе (АСЗ) в Комсомольске-на-Амуре заложили четвертый предназначенный для Тихоокеанского флота малый ракетный корабль проекта 22800 «Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Патрульный корабль «Павел Державин» – третий проекта 22160 разработки Северного ПКБ и первый постройки керченского завода «Залив» приступил к ходовым испытаниям на Черном море.
Балтийский флот пополнился двумя патрульными катерами проекта 03160 «Раптор», построенными на Ленинградском судостроительном заводе «Пелла».
На Средне-Невском судостроительном заводе (СНСЗ) заложили восьмой корабль противоминной обороны проекта 12700 «Александрит» разработки ЦМКБ «Алмаз».
На заводе «Нижегородский Теплоход» спущен на воду очередной рейдовый катер комплексного аварийно-спасательного обеспечения проекта 23040, предназначенный для Северного флота.
Спущен на воду очередной большой гидрографический катер-катамаран проекта 23370Г «Александр Фирсов», построенный АО «КАМПО». Капитан-лейтенант Александр Фирсов в годы Великой Отечественной войны возглавлял Севастопольский район гидрографической службы.
На Иркутском авиационном заводе Корпорации «Иркут» успешно завершена технологическая установка новейших отечес­твенных авиадвигателей ПД-14 на опытный самолет МС-21. Навеска силовых установок подтвердила правильность заложенных в двигатели конструкторских решений.

 

 

 

 

 



© 2006 - 2020   ООО "Издательский дом "Национальная оборона"



О журнале

Подшивка

Подписка

Размещение рекламы

Услуги

Поиск

Фотохроника

RSS


 

 

Электронное периодическое издание Оборона.Ру зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17 ноября 2005 года.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-22322

Учредитель: ООО "Издательский дом "Национальная оборона"

 

Адрес редакции: 127015, Москва, ул. Новодмитровская, д. 2, к. 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 3, Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis

 

16+

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100