От «Куба» до «Бук-М3»
НИИП имени Тихомирова создает самые совершенные комплексы ПВО средней дальности

Успешное создание зенитной ракетной системы ПВО Москвы С-25, а затем и возимых комплексов С-75 сыграло важнейшую роль в развитии отечественных средств противовоздушной обороны. Опыт войсковой эксплуатации нового оружия, а затем и проверка его в боевых условиях продемонстрировали огромный потенциал зенитного ракетного оружия, которое, по сути, ставило под вопрос возможность достижения противником господства в воздухе.

Иван КАРЕВ

Однако на рубеже 1950-1960 гг. встал вопрос о создании мобильных зенитных ракетных средств, способных защитить части сухопутных войск (в первую очередь – танковые) от самолетов тактической авиации, действующих на малых и средних высотах. Резервы повышения боевых характеристик зенитной артиллерии в связи с развитием реактивной авиации были в значительной степени исчерпаны, уже имеющиеся на вооружении ЗРК могли вести огонь только со стационарных позиций.

Изначально перед конструкторами были поставлены сложнейшие задачи: комплекс должен в любых условиях обеспечивать высокую вероятность поражения воздушных целей, движущихся со скоростями до 600 м/с в диапазоне высот 100-7000 м на дальности до 20 км; иметь аппаратуру опознавания «свой-чужой»; обладать малым временем реакции, а также высокой мобильностью, соответствующей скорости перемещения танковых частей. Кроме того, необходимо было, чтобы обслуживание таких комплексов было простым, а их серийное производство – сравнительно дешевым.

Генеральный конструктор ОКБ-15 В.В. Тихомиров.

Обеспечить такие характеристики на уровне технологий 60-летней давности было делом весьма нелегким. Показательно, что все существующие на тот момент советские КБ, работавшие в сфере зенитных ракетных средств ПВО, уклонились от выполнения этого заказа военных, считая такую задачу невыполнимой на существующей технологической базе. И тогда разработка комплекса войсковой ПВО средней дальности была поручена Виктору Васильевичу Тихомирову, генеральному конструктору ОКБ-15. Это Особое конструкторское бюро, от которого ведет свою историю Научно-исследовательский институт приборостроения, целенаправленно создавалось для разработки авиационных РЛС.

Может показаться, что решение Военно-промышленной комиссии поручить разработку комплекса вой­сковой ПВО именно ОКБ-15 было принято от безысходности. Но с другой стороны, оно вполне логично, ведь мобильный зенитный ракетный комплекс по определению должен быть довольно компактным, а ОКБ-15 уже обладало опытом проектирования легких и предельно компактных локаторов для истребителей.

Для того чтобы обеспечить решение комплекса сложнейших научных и конструкторско-технологических задач, ОКБ-15 необходимо было провести внутреннюю реструктуризацию для переориентирования на решение новых задач – ведь ранее заданные разработки никто не отменял, а также организовать работу смежных структур.

Разработка самоходного ЗРК, получившего условное название «Куб», была задана совместным Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР №817-389 от 13 июля 1958 г. Энтузиазм В.В. Тихомирова и его соратников позволил на начальном этапе задать очень высокий темп работы – уже в августе 1959 г. на полигон были вывезены первые макетные образцы.

При создании комп­лекса решались весьма сложные научно-технические задачи, многое делалось впервые. Например, аппаратуру командного радиоуправления заменили полуактивной доплеровской радиолокационной головкой самонаведения (ГСН). Сверхзвуковую зенитную управляемую ракету (ЗУР) решили делать полностью твердотопливной, что исключало возможность регулировки расхода топлива в соответствии с высотой и скоростью ее полета, как это делалось на жидкостных ЗУР. Кроме того, она не имела отделяемых ускорителей: заряд стартового двигателя был размещен в камере дожигания основного прямоточного двигателя.

Дивизион ЗРК «Куб».

Неудивительно поэтому, что дальнейшая отработка «Куба» пошла тяжело: конструкторам приходилось решать множество непредвиденных, неожиданных проблем. Так, на стендовых испытаниях случилось три прогара камеры сгорания. На этапе летных испытаний ракеты выявилась необходимость изменения хвостового оперения и воздухозаборников. Из-за проблем в антенном комплексе радиолокатор обзора не обеспечивал необходимую дальность обнаружения воздушных целей. При испытании станции сопровождения и подсвета цели разработчики столкнулись с проблемой «антипода» – отражения излучения цели от подстилающей поверхности. С этим справились путем изменения траектории захода ракеты на цель. Исследование двух опытных образцов головки самонаведения тоже показало ряд недостатков, в частности, была выявлена недостаточная мощность привода головки, конструктивный просчет в исполнении обтекателя, вызывавшего искажения сигнала и появление синхронных помех, приводивших к нарушениям работы контура стабилизации. Это потребовало от специалистов ОКБ-15 в кратчайшие сроки – к апрелю 1961 г. – спроектировать и изготовить новую модификацию ГСН.

Самоходная установка разведки и наведения ЗРК «Квадрат» – экспортный вариант комплекса «Куб».

Проведение дополнительных исследований, выполнение многочисленных доработок по результатам натурных испытаний занимало время. В 1961 г. стало понятно, что создание комплекса не вписывается в заданные директивные сроки. В феврале 1962 г. состоялась коллегия Минрадиопрома, на которой В.В. Тихомирову был задан вопрос: «Сколько времени понадобится для достижения «Кубом» заданных характеристик?» Ответ был: «Два года». Срок руководителям отрасли показался большим, было предложено завершить работу за год. Тихомиров сказал, что это невозможно. В результате в начале лета 1962 г. появилось распоряжение об отставке Виктора Васильевича с должности начальника ОКБ-15 в связи с невыполнением заданных сроков разработки ЗРК «Куб». Но прогноз В.В. Тихомирова полностью сбылся: именно через два года, 14 февраля 1964 г. (эта дата в НИИП отмечается как рождение «Куба»), и телеметрическая, и боевая ракеты комплекса полностью выполнили боевую задачу – радиоуправляемая мишень (бомбардировщик Ил-28) была успешно поражена.

Основными боевыми элементами ЗРК «Куб» к тому времени стали: самоходная установка разведки и наведения (СУРН) 1С91 и самоходная пусковая установка (СПУ) 2П25 с ракетами 3М9. Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 23 января 1967 г. зенитный ракетный комплекс «Куб» был принят на вооружение.

За разработку комплекса многие его создатели удостоены высоких государственных наград. Главные конструкторы боевых средств и систем комплекса В.К. Гришин, А.А. Растов, А.И. Акопян, А.Л. Ляпин стали лауреатами Ленинской премии. Ю.Н. Фигуровскому, сменившему на посту руководителя ОКБ-15 В.В. Тихомирова, было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Зенитная ракета 9М38 стартует с самоходной огневой установки ЗРК «Бук».

Почти сразу же развернулись работы по дальнейшему совершенствованию ЗРК. В результате первой модернизации была увеличена зона поражения, введены прерывистые режимы работы радиолокационной станции СУРН для защиты от воздействия противорадиолокационных ракет «Шрайк», повышена защищенность головки самонаведения от уводящих помех, улучшены показатели надежности боевых средств комплекса, уменьшено время работы в режиме излучения приблизительно на 5 секунд. В 1972 г. завершились испытания модернизированного комплекса, в январе 1973 г. этот ЗРК под обозначением «Куб-М1» был принят на вооружение. А всего в период серийного производства с 1967 по 1983 гг. было проведено семь модернизаций «Куба», было изготовлено более 600 комплексов. Его экспортный вариант – «Квадрат» поставлялся в 25 стран мира, среди которых Алжир, Ангола, Болгария, Куба, Чехословакия, Египет, Эфио­пия, Гвинея, Венгрия, Индия, Ку­вейт, Ливия, Мозамбик, Польша, Румыния, Йемен, Сирия, Танзания, Вьетнам, Сомали, Югославия и др.

Уже в 1973 г. ЗРК «Квадрат» получил боевое крещение. В ходе «Войны Судного дня» сирийским зенитчикам удалось сбить 64 израильских самолета, израсходовав 95 ракет.

«Квадрат» использовался в 1981-1982 гг. во время боевых действий в Ливане, в конфликтах между Египтом и Ливией, на алжиро-марокканской границе, в 1986 г. при отражении американских налетов на Ливию, в 1986-1987 гг. в Чаде, в 1999 г. в Югославии.

Состав боевых средств комплекса «Бук-М1» (слева направо): командный пункт, станция обнаружения и целеуказания, самоходная огневая установка, пуско-заряжающая установка.

Широкое применение ЗРК «Квадрат» раскрыло его возможности перед потенциальным противником. В боевых действиях проявился и ряд недостатков комплекса (которые также стали известны за рубежом). После форменного разгрома, который зенитчики Сирии и Египта устроили израильским ВВС в 1973 г., Армия обороны Израиля провела работу над ошибками, разработав новые тактические приемы борьбы с зенитными ракетными средствами советского производства. Свою лепту в это внес и предатель Адольф Толкачев, работавший в одном из московских оборонных институтов и в течение 1978-1984 гг. передавший ЦРУ совершенно секретную информацию о системах ПВО СССР. В результате в ходе Ливанской войны летом 1982 г. сирийские ЗРК «Квадрат» понесли тяжелые потери. Были выведены из строя 13 батарей, а поразить удалось шесть целей. Сыграли свою роль и ошибки: сирийское командование ПВО держало подвижные комплексы в стационарном положении, что позволило израильтянам заранее разведать дислокацию зенитных ракетных батарей.

В СССР также сделали выводы из опыта боевого применения «Квадратов». Основным недостатком комплекса было признано то, что боеспособность батареи целиком зависела от одной боевой машины – самоходной установки разведки и наведения 1С91. При ее выводе из строя противником или неисправности все четыре самоходные пусковые установки 2П25 теряли возможность вести огонь. Еще одной проблемой, выявленной в ходе боевых действий на Ближнем Востоке, стало то, что на четырех пусковых установках батареи располагалось всего 12 ракет, перезаряжание ПУ посредством транспортно-заряжающей машины (ТЗМ) 2Т7 требовало по нормативу не менее 9 минут. В батарее имелись две ТЗМ, соответственно возвращение дивизиону боеготовности занимало более получаса. В результате имелись случаи, когда после израсходования боезапаса батареи безнаказанно уничтожались авиацией противника.

Генеральный директор НИИП им. В.В. Тихомирова Юрий Белый.

Поэтому в 1970 г. МО СССР выдало заказ на разработку комплекса нового поколения, получившего название «Бук». Разработчиком ЗРК «Бук» (шифр 9К37) в целом был опять определен Научно-исследовательский институт приборостроения, директором которого тогда являлся С.А. Печерин (с 1974 г. – В.К. Гришин). Главным конструктором комплекса 9К37 в целом был назначен А.А. Растов, командного пункта (КП) 9С470 – Г.Н. Валаев, самоходных огневых установок (СОУ) 9А38 – В.В. Матяшев, полуактивной доплеровской головки самонаведения 9Э50 для ЗУР – И.Г. Акопян.

Завершить создание нового комп­лекса планировалось в 1975 г., но для ускорения работ принятие на вооружение было решено разделить на два этапа. Первый этап предусматривал введение в состав комплекса 2К12 «Куб-М3» самоходной огневой установки 9А38 – по одной машине в каждую батарею. СОУ имела три ракеты, однако это были уже новые ЗУР 9М38, кроме того, машина оснащалась РЛС 9С35, а также телевизионно-оптическим визиром. Прогресс, достигнутый в области создания СВЧ-приборов, кварцевых и электромеханических фильтров, а также цифровых вычислительных машин, позволил объединить в РЛС сантиметрового диапазона 9С35 функции станции обнаружения, сопровождения и подсвета цели. Станция объединяла два передатчика (импульсного и квазинепрерывного излучения) и имела единую антенну. Благодаря введению СОУ 9А38 количество целевых каналов ЗРК по сравнению с «Куб-М3» увеличилось вдвое, а боеготовых ЗУР в батарее – до 15.

В составе РЛС 9С35 впервые в СССР была доведена до серийного освоения цифровая система селекции движущихся целей (ЦСДЦ), позволившая значительно повысить технические и эксплуатационные характеристики по сравнению с ранее использовавшейся СДЦ на потенциалоскопах. За разработку ЦСДЦ молодежный авторский коллектив НИИП в 1978 г. был удостоен премии Ленинского комсомола.

ЗРК первого этапа «Бук-1» под шифром «Куб-М4» был принят на вооружение Советской армии в 1978 г., а полностью новый комплекс «Бук» – в 1979 г.

В соответствии с новыми требованиями ПВО СВ, новый комплекс войсковой ПВО дивизионного звена «Бук» должен был поражать цели, маневрирующие с перегрузками 5-6 единиц (что вытекало из опыта боевого применения ЗРК на Ближнем Востоке, когда основными противниками зенитчиков являлись скоростные высокоманевренные самолеты тактической авиации).

СОУ комплекса «Бук-М3».

В состав комплекса «Бук» вошла мощная трехкоординатная когерентно-импульсная радиолокационная станция обнаружения и целеуказания (СОЦ) 9С18 «Купол», способная вести круговой обзор с вдвое большей дальностью действия (до 120 км), чем у РЛС ЗРК «Куб». Антенная система СОЦ осуществляла электронное сканирование пространства по углу места и механическое по азимуту. Информация о воздушной обстановке передавалась на командный пункт 9С470. При выводе из строя «Купола» бое­вые возможности ЗРК «Бук» несколько снижались, но он сохранял способность выполнения поставленной задачи за счет ведения огня по данным собственных РЛС СОУ. При этом расстояние между машинами комплекса могло достигать 10 км, что позволяло рассредоточить их на местности, снизив тем самым эффективность ударов авиации противника.

Новая СОУ 9А310 была создана на базе установки 9А38. Количество ракет на СОУ возросло до четырех, РЛС в целом осталась прежней, кардинально была изменена организация сопряжения с другими машинами комплекса. Сопряжение происходит по телекодовой связи с командным пунктом 9С470, а также пуско-заряжающей установкой (ПЗУ) 9А39 (в отличие от 9А38, где сопряжение происходило с СПУ 2П25М3 и СУРН 1С91М3).

Командный пункт (КП) 9С470 комплекса «Бук» обеспечивал прием и обработку информации о целях, поступавшей от СОЦ 9С18, а также от шести СОУ 9А310 и с КП зенитной ракетной бригады (АСУ «Поляна-Д4»). Командный пункт обрабатывал сообщения о 46 целях, движущихся на высотах до 20 км в зоне радиусом 100 км. Он выдавал на самоходные огневые установки до шести целеуказаний с точностью 1 градус по угловым координатам и 400-700 м по дальности. Работа командного пункта была предельно автоматизирована. Обработка всей информации производилась ЦВМ «Аргон-15». Для контроля работы компьютеров, а также для обеспечения действий экипажа в сложной помеховой обстановке вся информация от ЦВМ выводилась на систему индикации. КП 9С470 стал первым командным пунктом, разработанным в НИИП.

ПЗУ 9А39, совмещающая функции транспортно-заряжающей машины и пусковой установки, имеет четыре ЗУР на пусковом устройстве и еще четыре ракеты на неподвижных ложементах. ПЗУ может перезаряжать как саму себя, так и СОУ 9А310.

В головке самонаведения (ГСН) новой зенитной управляемой ракеты 9М38 был реализован захват цели в полете, после старта и автономного участка продолжительностью до 24 секунд. На автономном участке применялась радиокоррекция, обеспечивающая эффективное наведение ЗУР на маневрирующие цели. В конструкции ракеты было решено отказаться от прямоточного двигателя из-за неустойчивости его работы на больших углах атаки, а также сложности отработки, что в свое время привело к затяжке сроков создания ЗРК «Куб». Ракета 9М38 получила двухрежимный твердотопливный двигатель с общим временем работы около 15 секунд. Для уменьшения разброса центровки по времени полета камеру сгорания двигателя разместили ближе к середине ракеты, сопловой блок имел удлиненный газоход, вокруг которого расположены элементы рулевого привода. ЗУР 9М38 обеспечивала поражение целей на высотах от 25 м до 18-20 км на дальностях от 3,5 до 25-32 км.

В 1980 г. разработка ЗРК «Бук» была удостоена Государственной премии. Лауреатами от НИИП стали В.К. Гришин, А.А. Растов и А.И. Акопян. 136 специалистов института были награждены орденами и медалями СССР.

Дальнейшая история комплекса «Бук» в целом схожа с историей «Куба». После того как в 1979 г. новый комплекс был принят на вооружение, НИИП продолжил работы по его дальнейшему совершенствованию. Первая модернизация «Бука» включала расширение зоны поражения, а также увеличение номенклатуры целей: «Бук-М1» получил возможность поражать малоразмерные маловысотные крылатые ракеты, а также зависающие вертолеты. В состав серийных РЛС СОУ впервые в стране была введена принципиально новая система – система распознавания типа цели (самолет, вертолет, баллистическая ракета) с передачей соответствующей информации на радиовзрыватель ракеты для обеспечения момента оптимального подрыва цели. Авторский коллектив этой работы из НИИП и Минского инженерного зенитно-ракетного училища под руководством д.т.н. Т.И. Шеломенцева был удостоен Государственной премии СССР.

ЗРК «Бук-М1» приняли на вооружение в 1983 г. За разработку комплекса более 400 сотрудников НИИП были награждены правительственными наградами, а главный конструктор комплекса А.А. Растов был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

СОУ ЗРК «Бук-М2» на Параде Победы

Затем началась работа над третьим поколением зенитного комплекса дивизионного звена. Предусматривалось создание многоканального ЗРК, способного одновременно обстреливать до 24 целей. Это потребовало введения в боевые средства комплекса РЛС с фазированными антенными решетками (ФАР). К моменту разработки НИИП уже имел опыт создания ФАР, внедрив впервые в мировой практике электронное сканирование луча в БРЛС «Заслон» истребителя-перехватчика МиГ-31.

«Бук-М2» был принят на вооружение в 1990 г., но серийное производство комплекса начать не успели в связи с крушением СССР. Поэтому по инициативе НИИП в 1998 г. была принята на вооружение переходная модель «Бук-М1-2» – от комплекса нового поколения она получила только ракету 9М317. Но если в конце 1970-х гг. ЗРК «Куб-М4» создавали с четким пониманием того, что спустя непродолжительное время завершится создание полностью новой модели, то в конце 1990-х видение будущего у сотрудников института было весьма расплывчатым. Но, учитывая тогдашнюю обстановку в стране и уровень финансирования Вооруженных Сил, приходилось довольствоваться таким половинчатым решением. 

Применение в комплексе ЗУР 9М317 позволило увеличить границу поражения по дальности до 50 км и до 25 км по высоте. Скорость полета ракеты возросла до 1200 м/с. Площадь крыла ЗУР 9М317 была уменьшена, она получила    газодинамические рули и новую систему самонаведения. Общедоступные характеристики экспортного варианта ракеты говорят о том, что основной этап ее полета проходит в инерциальном режиме, а при подлете к цели осуществляется радиокоррекция. Система самонаведения адаптируется под тип цели (самолет, вертолет, наземная, надводная, малозаметная), что в целом повышает эффективность стрельбы. Ракета имеет полуактивную радиолокационную ГСН. Общая концепция ЗУР – нормальная аэродинамическая схема, применение твердотопливного ракетного двигателя остались прежними.

За счет использования ЗУР 9М317 и некоторых других изменений ЗРК «Бук-М1-2» получил возможность поражать тактические баллистические ракеты типа Lance, авиационные ракеты на дальностях до 20 км, элементы высокоточного оружия, корабли на дальностях до 25 км и наземные цели (самолеты на аэродромах, пусковые установки, крупные командные пункты) на дальностях до 15 км. Модернизированный комплекс получил возможность применения не только в системах ПВО, но и в системах ПРО и береговой обороне. Не лишне отметить, что документация на модернизацию была сделана таким образом, что заводские бригады прямо в войсках, при минимуме затрат, могли доработать «Бук-М1» до «Бук-М1-2».

В 2001 г. Указом Президента РФ В.В. Путина 295 разработчиков ЗРК «Бук-М1-2» были награждены государственными наградами, в том числе 70 сотрудников НИИП. Авторский коллектив основных разработчиков комплекса во главе с главным конструктором Е.А. Пигиным был удостоен Премии Правительства РФ.

К вопросу о разворачивании серийного производства ЗРК «Бук-М2» в России вернулись лишь в начале 2000-х гг., когда руководителем НИИП уже был Ю.И. Белый (с 1998 года). За прошедшие с момента завершения разработки комплекса 15 лет наука и техника ушли вперед, к тому же произошли большие потери в кооперации предприятий советского ОПК, участвовавших в серийном производстве зенитных средств разработки НИИП. Поэтому разработчикам пришлось практически заново поменять элементную базу и комплектацию в аппаратуре комплекса, в частности, он получил бортовую цифровую вычислительную машину третьего поколения серии «Багет».

В состав комплекса была введена РЛС подсвета целей и наведения ракет (РПН) 9С36 с поднимающимся на высоту до 22 м антенным постом, что повысило вероятность поражения целей, летящих на малых и предельно малых высотах, а также обеспечило работу ЗРК в условиях лесистой и горной местности.

Как РПН 9С36, так и СОУ 9А317 получили радиолокационную станцию с фазированной антенной решеткой. Благодаря этому зона обнаружения целей СОУ и РПН составляет: по азимуту – ±45°, по углу места – 70°, по дальности – от 18 до 120 км в зависимости от ЭПР цели. Число обнаруживаемых целей – 10, обстреливаемых – 4.  СОУ 9А317 получила также оптико-электронный канал с тепловизором, что существенно повышает помехозащищенность и живучесть комплекса.

ЗРК «Бук-М2» начал поступать в войска с середины 2000-х гг., экспортная версия комплекса – «Бук-М2Э» – поставлена пяти зарубежным заказчикам. С 2008 г. ЗРК «Бук-М2» участвует в парадах на Красной площади.

В 2013 г. серийное освоение ЗРК было отмечено премией Правительства РФ. От НИИП авторский коллектив лауреатов возглавили главный конструктор Е.А. Пигин и его заместители В.И. Сокиран и С.В. Федоров.

Самым совершенным вариантом ЗРК семейства «Бук» на сегодняшний день является комплекс «Бук-М3». При активном содействии Концерна ВКО «Алмаз – Антей» разрабатывается и экспортный вариант ЗРК, получивший название «Викинг». Как и по предыдущим модификациям «Буков», серийное производство боевых средств ЗРК «Бук-М3»/«Викинг» поручено Ульяновскому меха­ни­­ческому заводу, а производство пусковых установок – Машиностроительному заводу имени Калинина (г. Екатеринбург).

Одним из основных отличий комплекса «Викинг» от предшественников стало размещение ЗУР (нового типа) в транспортно-пусковом контейнере. Это позволяет защитить аппаратуру ЗУР от повреждений и неблагоприятных климатических условий. Использование новой ЗУР позволило увеличить зону поражения аэродинамических целей до 65 км, максимальная скорость ее полета возросла до 1520 м/с. В то же время разработка новой многофункциональной радио­локационной станции, внедрение новых технических решений в системе обработки радиолокационной информации позволили увеличить количество целевых каналов комплекса до 36 и значительно повысить помехозащищенность. Возможность одновременного обстрела 36 целей потребовала увеличения возимого боезапаса, который у нового комплекса составляет 120 ракет, готовых к пуску: на СОУ теперь размещается шесть ЗУР, а на пусковой установке – 12 (в двух независимых пакетах с фиксированным углом пуска 45 градусов).

Важной особенностью ЗРК «Бук-М3»/«Викинг» является возможность широкой интеграции с другими средствами ПВО, такими как ЗРК «Тор-М2», ЗРК «Бук-М2», ПУ из состава ЗРС С-300В4, БКП типа 9С932, 9С737МК, СОЦ 96Л6 и другими средствами. Все это позволяет соз­дать полноценную эшелонированную систему ПВО/ПРО, способную обеспечить надежную защиту войск и важнейших государственных объектов на всем диапазоне дальностей и от всех типов средств воздушного нападения противника.

Пока «Бук-М3» кажется идеальным комплексом средней дальности для войсковой ПВО. Однако работа над совершенствованием зенитных ракетных средств в НИИП им. В.В. Тихомирова, как и прежде, не прекращается. И, вне всякого сомнения, через какое-то время мы узнаем о создании новых, еще более мощных боевых машин, призванных обеспечить без­опасность военнослужащих Российской армии от нападения с воздуха.


 

НОВОСТИ

Генеральным директором Ракетно-космической корпорации «Энергия» им. С.П. Королева (входит в состав ГК «Роскосмос») назначен Игорь Озар.
«Государственные испытания колесной боевой платформы «Бумеранг» завершатся в 2021 г., идет подготовка к ее серийному производству», – заявил РИА «Новости» гендиректор ООО «Военно-промышленная компания» Александр Красовицкий.
Работники головного предприятия Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» в подмосковном Королеве принимают новые квартиры в доме, построенном в рамках программы по?предоставлению жилья сотрудникам Корпорации.
Заместитель министра обороны РФ – начальник Главного военно-политического управления ВС России генерал-полковник Андрей Картаполов принял участие в церемонии выпуска офицеров Военного университета Минобороны РФ.
Расчеты средств РЭБ Западного военного округа (ЗВО) заступили на боевое дежурство по охране и обороне воздушного пространства в прилегающей территории аэродромов базирования авиации в Воронежской, Белгородской, Курской, Липецкой, Смоленской, Московской, Тверской, Ленинградской областях и Республике Карелия.
Корректировки законодательства в сфере закупок для ГОЗ обсудят профильные специалисты Минобороны России и предприятий оборонно-промышленного комплекса в рамках научно-деловой программы Международного военно-технического форума «Армия-2020».
Проблематику обеспечения энергетической, экономической, технологической и экологической безопасности, а также принципы борьбы с фальсификацией и дезинформацией в информационном пространстве планируется обсудить в ходе круглого стола «Современный миропорядок и его влияние на национальную безопасность Российской Федерации».
Участники круглого стола «Герои и антигерои. Правда и вымыслы о Второй мировой войне» проанализируют формы и способы противодействия фальсификации событий Великой Отечественной войны, дадут экспертный анализ современных подходов к изучению событий на советско-германском и советско-японском фронтах.
С 27 апреля началась продажа билетов и автомобильных пропусков на Международный военно-технический форум «Армия-2020». Билеты можно приобрести на официальном сайте форума (rusarmyexpo.ru).
В ходе испытаний российский истребитель пятого поколения Су-57 (разработан компанией «Сухой», радиолокационный комплекс создан в НИИП им. В.В. Тихомирова) подтвердил практически все требования тактико-технического задания в полном объеме. Об этом в интервью РИА «Новости» заявил заместитель председателя правительства России Юрий Борисов.

 

 

 

 

 



© 2006 - 2020   ООО "Издательский дом "Национальная оборона"



О журнале

Подшивка

Подписка

Размещение рекламы

Услуги

Поиск

Фотохроника

RSS


 

 

Электронное периодическое издание Оборона.Ру зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17 ноября 2005 года.

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-22322

Учредитель: ООО "Издательский дом "Национальная оборона"

 

Адрес редакции: 127015, Москва, ул. Новодмитровская, д. 2, к. 2, этаж 5, пом. XXIVд, офис 3, Бизнес-центр «Савеловский Сити», башня Davis

 

16+

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100