Почему вспомнили о пятидесяти тоннах ярости
По мнению Эдмунда Эрнандеса, катера, аналогичные торпедным эпохи Второй мировой войны, должны возродиться в современном флоте

Американский торпедный катер фирмы Elco PT-594. На верхушке мачты хорошо видна антенна РЛС SO-3. 1945 год.

В сентябрьском номере за этот год американский военно-морской журнал Proceedings опубликовал статью заведующего кафедрой совместных операций Военно-морского колледжа США, где ведется подготовка старших офицеров американского флота, профессора Эдмунда Эрнандеса «Пятьдесят тонн ярости: верните торпедный катер» (Fifty Tons of Fury: Bring Back the Patrol Torpedo Boat). Автор публикации не кабинетный ученый, а офицер – кэптен, то есть капитан 1-го ранга по званию, который прежде чем стать профессором, командовал минным тральщиком Patriot (MCM 7) и ракетным эсминцем Milius (DDG 69), 3-м дивизионом тральщиков. Другими словами, он прошел обширную практическую школу военно-морского дела.

Александр МОЗГОВОЙ

По мнению Эдмунда Эрнандеса, катера, аналогичные торпедным (Patrol Torpedo Boat – PT Boat) эпохи Второй мировой войны, должны возродиться в современном флоте. «Это не ностальгия или романтика, – подчеркивает профессор, – а ключ к практическому решению серьезных и даже досадных проблем». Нынешний американский флот, дабы оспаривать и удерживать контроль над морем, пишет автор Proceedings, полагается на эсминцы, строительство и эксплуатация каждого из которых обходится в миллиарды долларов. Но они не должны быть «единственным выбором» ВМС США. Военно-морские силы нуждаются в альтернативных платформах, которые можно заказывать большими сериями и которые будут доступными по цене. Такие платформы, безусловно, внесут свой вклад в битву за контроль над морем. Быстроходные катера, выполняющие функции PT Boat, способны дополнить и сбалансировать имеющийся флот так называемых капитальных кораблей. «Ведь пити-боты прошли суровую проверку», – добавляет Эдмунд Эрнандес.

ВЫБОР НА КОНКУРСНОЙ ОСНОВЕ

Что же представляли собой американские торпедные катера (ТКА) эпохи Второй мировой войны? Как известно, США вступили в нее значительно позже своих будущих союзников. Основная территория Соединенных Штатов находилась вдали от сухопутных театров военных действий. Считалось, что линия борьбы с противником пройдет по двум океанам. Поэтому флоту, дескать, требовались преимущественно корабли класса «эсминец» и выше. Вот почему в составе ВМС США торпедные катера появились позже, чем во флотах других воюющих государств.

Первый американский торпедный катер PT-1 фирмы Fogal Boat Yard. 1939 год.

Конечно, эксперименты с торпедными катерами американцы проводили. В июне 1939 г. ВМС заключили контракт с флоридской фирмой Fogal Boat Yard на строительство торпедных катеров PT-1 и PT-2 конструкции Джорджа Крауча. За форму корпуса типа «глубокое V», которое в корме переходило в плоскую оконечность, они именовались «морскими санями» (Sea Sled). Еще два катера были построены фирмой Fisher Boat Works в Детройте. Затем к созданию опытных ТКА подключились верфи Higgins Industries в Новом Орлеане, Philadelphia Navy Yard, а также Huckins Yacht Corporation в Джексонвилле, что в штате Флорида. Однако испытания поставленных ими плавединиц выявили ряд недостатков. Они больше годились для поисково-спасательных операций и участия в водноспортивных соревнованиях, но не для боя.

Наиболее продвинутые идеи и технологии, как это часто случалось в американской истории, пришли с другой стороны Атлантики. В феврале 1939 г. владелец фирмы Electric Launch Company (Elco) Генри Сутфэн вместе с четырьмя корабельными конструкторами по заданию ВМС США отправился в Соединенное Королевство, дабы познакомиться с британскими ТКА, которые классифицировались там как моторные торпедные катера (Motor Torpedo Boat – MTB). Им удалось купить у компании British Power Boat Company 21-метровый ТКА PV70, позже получивший в американском флоте тактический номер PT-9, конструкции Хюберта Скотта-Пейна. PT-9 послужил прототипом всех позже построенных катеров фирмы Elco. ВМС США сразу же заказали 11 ТКА типа PT-9, но на хорошей волне и они часто выглядели не лучшим образом.

ТКА PT-9 был куплен фирмой Elco у британской компании British Power Boat, а затем был включен в состав американского флота.

С 21 по 24 июля 1941 г., то есть тогда, когда война в Европе полыхала со все большим накалом, в районе Нью-Лондона в открытом океане состоялись испытания девяти опытных ТКА разных фирм. Это тестирование у катерников получило название «Фанерное дерби», так как корпуса пити-ботов изготовлялись из слоеной фанеры красного дерева.

По результатам испытаний ВМС США приняли к серийному строительству катера трех предприятий: фирмы Elco, компании Higgins Industries и Huckins Yacht Corporation (ТКА последней строились малой серией в 18 единиц). Кроме того, в Соединенных Штатах было налажено производство катеров британской фирмы Vosper, которые, впрочем, поставлялись исключительно на экспорт.

Все ТКА оснащались бензиновыми двигателями Packard разных модификаций, а корпуса изготавливались из дерева, точнее – высокопрочной многослойной фанеры. В зависимости от модели полное водоизмещение ТКА колебалось от 43 до 60 т, а длина – от 23,5 до 24,4 м. Они развивали максимальную скорость до 43 узлов. Вооружение включало 2-4 трубных или бугельных 533-мм торпедных аппаратов, одну 20-мм автоматическую артиллерийскую установку Oerlikon, два спаренных 12,7-мм пулемета Browning, 1-2 7,62-мм пулемета. Позже многие из них довооружили сначала 37-мм авиационными или противотанковыми пушками, а затем 40-мм автоматами Bofors, имевшими скорострельность 120 выстрелов в минуту и стрелявшими почти на пятикилометровую дальность. ТКА оснащались 6-8 малыми глубинными бомбами для борьбы с подводными лодками. К концу войны на некоторых пити-ботах разместили по две восьмиконтейнерные пусковые установки Mk 50 для стрельбы 130-мм реактивными снарядами. Как отмечают военно-морские историки, ко времени окончания Второй мировой войны американские торпедные катера имели больше «огневой мощи на тонну водоизмещения», чем любые другие корабли ВМС США.

Однако 533-мм торпеды Mk 8, состоявшие на вооружении ТКА до середины 1943 г., были чрезвычайно капризны. Они часто при стрельбе просто не выходили из торпедных аппаратов. А если вдруг и попадали в цель, то из-за дефектных взрывателей просто не срабатывали. И только после переоснащения пити-ботов торпедами Mk 13 главное оружие американских ТКА заработало должным образом.

Торпедный катер PT-80 компании Higgins Industries. 1942 год.

Вскоре после начала серийного строительства пити-ботов на некоторых из них в качестве эксперимента стали устанавливать радары SCR-517A, созданные фирмой Westinghouse на базе армейских РЛС типа S. Они позволили увеличить дальность обнаружения целей. В 1943 г. им на смену пришли катерные РЛС серии SO, отличавшиеся наперсткообразными обтекателями станций. С их помощью можно было обнаруживать надводные цели днем и ночью на дальности до 20 миль (37 км), а низколетящие самолеты – на дистанции 15 миль (28 км). Они размещались на всех новых ТКА, поступавших на флот. К концу войны на американских катерах появились РЛС типа SO-3, отличавшиеся компактностью и простотой конструкции. Для обеспечения скрытности на катерах имелась дымовая аппаратура.

Экипаж пити-ботов в зависимости от вооружения, которое они несли, состоял из 12-17 человек. К главным недостаткам ТКА американские моряки относили «отсутствие холодильников большой емкости для хранения достаточного количества скоропортящихся продуктов».

Катер Elco перед спуском на воду. На верхушке мачты виден обтекатель РЛС SO-1. 1943 год.

За время войны ВМС США получили 531 торпедный катер. Они широко использовались практически на всех театрах: в суровых приарктических водах у Алеутских островов, в жарких тропиках, в Мексиканском заливе и Средиземном море. При этом каких-то особенно выдающихся побед американские катерники не достигли. Пожалуй, самым известным из американских ТКА стал PT-109, которым командовал младший лейтенант Джон Кеннеди – будущий президент Соединенных Штатов. Но эта известность была скорее следствием личности командира пити-бота, нежели результатом боевого успеха катера.

СПАСЕНИЕ НА ОСТРОВЕ СЛИВОВОГО ПУДИНГА

Экипаж этого ТКА, состоявший из 13 человек, выбрал для своего корабля мрачноватый девиз – «They were expendable», то есть «Они были одноразовыми», намекая на то, что их катер при встрече с сильным противником не выдюжит. Так и случилось.

Катер PT-109 вступил в строй в конце 1942 г. и был зачислен во 2-й дивизион ТКА, базировавшийся на остров Тулаги в архипелаге Соломоновых островов. Он принял активное участие в боях за Гуадалканал (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №1/2013).

Младший лейтенант Джон Кеннеди в открытой рубке катера PT-109.

Джон Кеннеди только при содействии своего отца – бизнесмена и политика Джозефа Кеннеди – смог попасть на военную службу, поскольку в его медицинской карте значились астма и язва. В декабре 1942 г. после получившего скандальную известность романа с датской журналистской Ингой Арвад, которую подозревали, впрочем, безосновательно в работе на разведку нацистов, он закончил ускоренный курс подготовки командиров ТКА в штате Род-Айленд и добился назначения в самое пекло – на Соломоновы острова, где шли ожесточенные бои американского и японского флотов, морской пехоты и армии США с отборными частями Страны восходящего солнца.

14 апреля 1943 г. Кеннеди-младший принял командование PT-109. Как раз в это время его дивизион перебазировался севернее – на остров Рендова. Перед катерами была поставлена задача атаковывать ночью «токийские экспрессы» – караваны японских кораблей и судов, доставлявших живую силу, боеприпасы и продовольствие гарнизону на острове Новая Джорджия.

Вечером 1 августа 15 катеров Elco, в том числе PT-109, предприняли попытку атаковать у острова Коломбонгара отряд японских эсминцев. Из примерно 30 выпущенных ими торпед Mk 8 ни одна не поразила противника.

В 2 часа ночи 2 августа PT-109 и два других катера дивизиона продолжали патрулирование у Коломбонгара. Командирам ТКА было приказано действовать в режиме радиомолчания. РЛС на этих пити-ботах отсутствовали. Катер Кеннеди шел малым ходом на одном работающем двигателе, дабы не выдавать своего присутствия кильватерным следом. И вдруг сигнальщик обнаружил двигавшийся на катер полным ходом корабль. Ни отвернуть, ни завести свои моторы времени не оставалось. Японский эсминец Amagiri водоизмещением более 2000 т примерно в 2 часа 27 минут местного времени врезался в PT-109.

От удара катер раскололся. Бензин находившийся в его топливных баках взорвался и загорелся, окружив американский пити-бот огненным кольцом. В результате погибли торпедист Эндрю Киркси и моторист Гарольд Марни. Несколько моряков получили ранения и сильные ожоги.

Находившийся рядом ТКА PT-169 выпустил две торпеды Mk 8 по японскому эсминцу и, как водится, безрезультатно. Другой катер PT-162 и стрелять не стал, чувствуя бесполезность этой затеи. Вскоре оба пити-бота ушли в базу, сочтя, что экипаж PT-109 погиб вместе со своим кораблем. Но моряки этого катера продолжали бороться за жизнь.

Эсминец Amagiri относился к кораблям типа Fubuki.

Джон Кеннеди лично спас из огня троих своих подчиненных. Если кормовая часть катера быстро затонула, то носовая продолжала держаться на воде. Там и обустроили зону выживания. Но после полудня стало очевидным, что и носовая часть скоро уйдет на дно. Для тяжелораненых сколотили нечто вроде плота, и в 13.30 экипаж покинул корабль. Через четыре часа 11 моряков добрались вплавь, преодолев три с половины мили (5,6 км) вод, где в обилии водились акулы и крокодилы, до необитаемого острова Плам Пудинг (Сливовый пудинг). Там десерт их не ждал, но появилась возможность немного передохнуть. Однако никакой пищи и пресной воды на острове не было. Поэтому пришлось вплавь перебраться на остров Оласана (расстояние от Плам Пудинга – 6,04 км), где росли кокосовые орехи. Затем Кеннеди с энсином (мичманом) Джорджем Россом совершили вылазку на остров Нару, где американские моряки нашли брошенное японцами небольшое каноэ с пакетами сухарей, а также конфет и самое главное – с большой бутылью пресной воды. В конце концов через аборигенов удалось довести до американского командования, что большая часть членов экипажа PT-109 жива. Только 8 августа ТКА PT-157 снял с острова Оласана оголодавших и обессиливших моряков команды Кеннеди.

Этот военный эпизод сделал Джона Кеннеди национальным героем и положил начало его политической карьере. Не обошлось без участия отца катерника. Благодаря его влиянию и деньгам, ведущая американская газета The New York Times вышла с шапкой на первой полосе «Сын Кеннеди – герой Тихого океана после того, как японский эсминец разбил его катер». В том же духе высказывались и другие издания.

Торпедные катера типа Higgins, поставленные по ленд-лизу СССР, в одной из бухт Кольского полуострова.

Да, младший лейтенант проявил недюжинные энергию, находчивость и смелость при спасении членов своей команды. Но почему с ТКА случилась беда? Конечно, можно ссылаться на то, что экипаж катера и его командир очень устали, что стояла темная ночь, но это не объясняет неудовлетворительную организацию вахты на PT-109, приведшую к столкновению с японским эсминцем и потере катера.

СОЖГЛИ, КАК АХЕЙЦЫ, СВОИ КОРАБЛИ

Как уже отмечалось, американские пити-боты воевали на самых разных театрах морской войны, обрушивая «50 тонн ярости» на врага. Да, им не удалось потопить ни одного крупного боевого корабля или транспорта противника. Причин тому много. Прежде всего из-за крайне неудачных торпед Mk 8. Была заметна спешка в подготовке экипажей. Тот же Джон Кеннеди явно недополучил знаний по тактике действий в ночных условиях.

Но пити-боты выполняли много полезной работы. Они отвлекали на себя силы противника, предоставляя благоприятную возможность более крупным кораблям наносить смертельные удары врагу. Так, 24 октября 1944 г. американские торпедные катера в 22 часа 26 минут в проливе Суригао дерзко атаковали соединение «С» вице-адмирала Нисимуры. Они не добились успеха, однако дезорганизовали противника, поскольку ему пришлось в течение трех часов уклоняться от торпед и вести огонь по вертким нападающим. Тем временем американские эсминцы заняли удобные позиции для торпедной стрельбы. В результате их удара линкор Fuso пошел на дно, а флагманский дредноут Yamashiro получил тяжелые повреждения, сделав его недееспособным.

Ленд-лизовский ТКА типа Vosper. Черноморский флот, 1944 г.

Следовавший за соединением «С» Нисимуры 5-й флот вице-адмирала Симы, обнаружив пылающие остовы впереди идущих кораблей, счел за благо повернуть назад. И тут они натолкнулись на американские ТКА. Катеру РТ-171 удалось попасть в легкий крейсер Abukuma, который на следующий день был добит в бухте Дапитане бомбардировщиками ВВС США.

Особенно полезными оказались пити-боты в мелководных акваториях, в которые остерегались заходить эсминцы. Там ТКА перехватывали самоходные баржи и небольшие каботажные суда, перевозившие воинские контингенты, вооружение и снаряжение. Часто катерники не использовали торпеды. Они расстреливали противника из 37- и 40-мм автоматов.

Незаменимыми оказались катера при переброске разведывательных и диверсионных групп в тыл противника. В случае необходимости они оказывали огневую поддержку десанту. Во время высадки войск союзников в Нормандии в 1944 г., ТКА направили к французскому берегу для противодействия «шнельботам» – немецким торпедным катерам. Правда, сколь-нибудь серьезных столкновений с ними не зафиксировано.

Американские пити-боты поставлялись другим государствам по ленд-лизу – главным образом, в Великобританию и Советский Союз. За годы войны США передали СССР 82 катера типа Vosper, 56 – типа Higgins и 60 – типа Elco. Они эксплуатировались на всех флотах, особенно активно на Северном и Тихоокеанском. Некоторые находились в строю до середины 1950-х годов. Пити-боты полюбились советским катерникам. Они превосходили по мореходности, вооруженности, навигационному оснащению и условиям обитаемости отечественные ТКА типов Г-5 и Д-3. Американские торпедные катера послужили прототипами при создании ТКА проекта 183, которые строились большой серией в послевоенные годы и на базе которых были разработаны первые в мире ракетные катера проекта 183Р.

А вот американцы свои пити-боты в прямом смысле слова спалили. И если ахейцы сожгли свои корабли у стен Трои, чтобы не поддаться соблазну бежать от воинов царя Приама, то американцы прибегли к огню из чисто практических соображений – дескать, деревянные корпуса ТКА слишком затратно обслуживать при консервации. Само собой, с них предварительно сняли вооружение, моторы и средства навигации. Потом эти «запчасти» безвозмездно передавались союзникам по НАТО и другим военным блокам.

ВОЗНИК ДЕФИЦИТ КАТЕРОВ

После Второй мировой войны ВМС США практически забросили тематику торпедных катеров. В 1950-1951 гг. на разных верфях были построены четыре экспериментальных катера типа РТ-809 с алюминиевыми корпусами полным водоизмещением 92,5 т и 42-узловой скоростью хода. Они отличались друг от друга компоновкой и типами двигателей. Торпедные аппараты на них даже не устанавливались, хотя теоретически их количество могло достигать четырех. Катера несли два 40-мм и два спаренных 20-мм автомата. Прослужили они недолго.

Катер сил специальных операций ВМС США типа Mk V.

В 1962-1968 гг. были частично построены в Норвегии и частично в США 20 80-тонных катеров типа Nasty. Но в отличии от норвежского флота они использовались не как торпедные, а как патрульно-артиллерийские и обозначались PTF. Катера вооружались одним 40-мм, двумя 20-мм автоматами и 81-мм минометом. Все они воевали в Индокитае, где использовались для переброски спецназа к берегам Северного Вьетнама. Шесть из них были потеряны в боях. Несколько единиц США передали ВМС Южного Вьетнама.

После войны в Индокитае Соединенные Штаты строили быстроходные катера только для сил специальных операций и для охраны акваторий баз и пунктов базирования. Но этих плавединиц, судя по публикации Эдмунда Эрнандеса, сегодня недостаточно. По его мнению, сегодня пити-боты должны вооружаться традиционными крупнокалиберными пулеметами, 40-мм автоматами, минометами или гранатометами. А на смену торпедам должны прийти достаточно простые противокорабельные ракеты, которые можно использовать по принципу «выстрелил и забыл».

Что же имеется близкое к PT Boat в наличии у ВМС США? В 1994 г. Командование специальных операций США заказало фирме VT Halter Marine 20 катеров типа Mk V SOC (Special Operations Craft) для транспортировки 16 коммандос на каждом. С сентября 1995 г. они стали поступать на вооружение «морских котиков». При водоизмещении более 57 т и длине корпуса 25 м катера на дизелях MTU 12V396 TE94 развивали максимальную 65-узловую скорость. Их дальность плавания превышала 500 миль. Но изготовленные из алюминия Mk V оказались травмоопасными даже при наличии амортизированных кресел для экипажа и пассажиров. При ходе на волне у них случались травмы позвоночника, суставов и шеи, страдали челюсти и ноги.

В 2008 г. появилась новая версия катера – Mk V.1, чей корпус изготовлен из композитного пластика. Его ходовые характеристики заметно улучшились. Вооружение Mk V и Mk V.1 состоит из 7,62-мм многоствольного пулемета и двух одинарных или спаренных пулеметов калибра 12,7 мм М2НВ и автоматического 40-мм гранатомета Mk 19. Есть пост для стрельбы ПЗРК Stinger. На некоторых катерах установлены 25-мм автоматические пушки Mk 48. В корме находится площадка для четырех резиновых моторных лодок для высадки бойцов спецназа на берег. С катеров может производиться запуск беспилотных разведывательных аппаратов ScanEagle.

Старт противокатерной ракеты Sea Griffin с борта патрульного корабля Thunderbolt (PC 12).

Первым боевым применением катеров Mk V считается их участие в 2003 г. в операции Iraqi Freedom. Тогда они доставили на иракские морские терминалы в Персидском заливе два взвода спецназовцев, которые захватили эти объекты.

При всех своих замечательных качествах катера Mk V и Mk V.1 не могут в требуемом объеме выполнять функции PT Boat. Кроме всего прочего, они не в полной мере устраивают и командование Сил специальных операций. Оно хотело бы иметь в своем распоряжении пусть менее скоростные, но более устойчивые платформы.

В 1993-2000 гг. для Сил специальных операций ВМС США на верфи Bollinger Shipyards в Луизиане были построены 14 патрульных кораблей типа Cyclone (подробнее о них см. журнал «Национальная оборона» №9/2014). При полном водоизмещении 331 т они имеют длину 52 м, ширину 7,6 м и осадку 2,4 м, развивают максимальный 35-узловый ход. Дальность плавания на 12 узлах – 2000-2500 миль. Экипаж состоит из 28 человек, из которых четверо – офицеры. Имеются помещения для размещения 9 бойцов спецназа. Их обычное проектное вооружение включает две одноствольные (в носу и на кормовой надстройке) 25-мм автоматические пушки Mk 38 Bushmaster с дистанционным управлением, четыре 12,7-мм и два 7,62-мм пулемета, два 40-мм гранатомета Mk 19 и шесть пусковых установок ПЗРК FIM-92 Stinger. Эти патрульные корабли, а точнее большие катера, располагают развитыми средствами наблюдения и обнаружения: радиолокационными, инфракрасными и оптическими. В корме – слип для быстрого спуска на воду и подъема на борт катера жестко-надувного типа. В средней части палубы предусмотрены места для размещения средств скрытной доставки спецназовцев, в том числе подводных буксировщиков.

Очевидно, что эти катера назвали «патрульными» потому, что, с одной стороны, их не могли причислить к боевым единицам с более точной классификацией, а с другой – для того, чтобы не возбуждать общественность тех стран, в порты которых они заходили, принадлежностью к спецназу. Но в настоящее время патрульные корабли типа Cyclone используются действительно как патрульные. Они приписаны к 5-му оперативному флоту ВМС США с базой в Манаме (Бахрейн) и действуют преимущественно в водах Персидского залива и Аравийского моря, примыкающих к берегам Ирана.

Катер типа Mk VI патрулирует у военно-морской базы Сан-Диего.

Для того чтобы противостоять многочисленным катерам ВМС Ирана и Корпуса стражей исламской революции, катера типа Cyclone довооружили двумя четырехконтейнерными пусковыми установками Mk 60 с противокорабельными, точнее противокатерными ракетами BGM-176B Griffin B (Sea Griffin) с лазерной системой наведения, максимальной дальностью поражения целей до 4,5 км и 5,9-килогрммовой боевой частью. К достоинствам комплекса относится то обстоятельство, что из установки Mk 60 можно стрелять, когда она находится в наклонном положении, а также в вертикальном. Таким образом катер способен вести огонь ракетами Sea Griffin в диапазоне 360°.

Однако американские военно-морские эксперты утверждают, что в реальных условиях ракеты BGM-176B Griffin B поражают цели на расстоянии не более 3 км, в то время как ракеты иранских катеров стреляют на большую дальность. Вот почему корпорация Raytheon продолжает совершенствовать Sea Griffin. Новая модификация Griffin C получит инфракрасную головку самонаведения, будет иметь дальность стрельбы 15 км и снабжаться 9,1-килограммовой боевой частью.

Вероятно, эти ракеты поступят на вооружение катеров типа Mk VI, которые тоже первоначально задумывались как средство транспортировки, высадки на берег и эвакуации спецназа. Они поступают на вооружение ВМС США с 2015 года. Однако многие из них используются не по назначению, а в качестве патрульных. Так, катера Mk VI действуют в Персидском заливе и Аравийском море, помогая катерам типа Cyclone осуществлять контроль за их акваториями. На Гуаме в районе американской военно-морской базы Апра они выполняют функции противодиверсионных, а в акватории главной базы Тихоокеанского флота Сан-Диего они совмещают функции дозорных и противодиверсионных средств.

При полном водоизмещении 72 т, длине 26 м, ширине 6,7 м и осадке 1,2 м катера типа Mk VI, оснащенные двумя дизелями MTU 16V2000M94 и водометными движителями, развивают максимальный 45-узловый ход. Дальность плавания составляет 750 миль на 25 узлах и 690 миль на 30 узлах. Экипаж состоит из 10 человек, еще 8 – бойцы спецназа. Стандартное вооружение включает одну-две дистанционно управляемые автоматические 25-мм установки Mk 38 Bushmaster, шесть пулеметов калибров 12,7 и 7,62 мм в разных сочетаниях и автоматический гранатомет Mk 19. В кормовой части катера могут размещаться противокатерные ракеты BGM-176B Griffin B, а в перспективе и Griffin C.

Катер Mk VI несет дозор в Аравийском море совместно с патрульным кораблем Hurricane (на заднем плане).

То есть катера типа Mk VI приближаются по своим характеристикам к тем перспективным пити-ботам, о которых пишет в своей статье профессор Эдмунд Эрнандес. Однако он о них даже не упоминает, хотя трудно представить, что заведующий кафедрой Военно-морского колледжа не знает об их существовании. Очевидно, что-то в Mk VI его не устраивает. Осмелимся предположить, что Эдмунду Эрнандесу не по душе тренд последних десятилетий приспосабливания катеров спецназа в боевые. Был бы более логичным и оправданным обратный процесс, как это происходило с пити-ботами в годы Второй мировой войны.

Перспективные боевые патрульные катера должны иметь возможность нести более мощное ракетное вооружение, дабы, как пишет Эдмунд Эрнандес, «бросать вызов всему спектру военно-морских сил противника: от высокотехнологичных платформ капитальных кораблей до катеров морской полиции». По словам профессора, судостроительной промышленности США по силам выполнение задачи создания многочисленных и относительно дешевых боевых катеров. Действительно, если крупные судостроительные объединения, выполняющие сегодня заказы Пентагона, можно пересчитать по пальцам одной руки, то количество верфей, занимающихся строительством моторных яхт и способных собирать пити-боты, исчисляется многими десятками.

ЧТО ПОКАЗАЛ АЗОВСКИЙ КРИЗИС

Азовский кризис, спровоцированный пиратским захватом украинскими пограничниками российского траулера «Норд», демонстрирует дефицит боевых катеров и в Российском флоте. Эта тема не раз затрагивалась на страницах журнала «Национальная оборона» (см. №№10/2014, 1/2015, 7/2015, 6/2016 и 6/2017). Но движений по исправлению ситуации не наблюдается.

После захвата «Норда» в Азовское море с Каспия для усиления группировки Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ были переброшены артиллерийские катера АКА-201 и АКА-248 проекта 1204 «Шмель». Они вооружены 76-мм пушкой в танковой башне, спаренным 25-мм автоматом 2М-3М и 17-ствольной 140-мм РСЗО БМ-14-17. Казалось бы весьма солидно. Но «шмели» катера речные и для действий в штормовом море малопригодны. Не говоря о возрасте этих боевых единиц. Каждый из них служит более 45 лет, то есть их техническое состояние далеко от идеального. Вот почему через некоторое время их отозвали для участия в Главном военно-морском параде в Санкт-Петербурге.

В итоге пришлось тащить с севера на юг по внутренним водным путям пограничные сторожевые корабли «Сыктывкар» и «Кизляр» проекта 10410 «Светлячок», имеющие по одной 76-мм артиллерийской установке АК-176. Черноморские ПСКР того же типа для роли надежного стража не подошли, поскольку вооружены только 30-мм пушками.

Ракетно-артиллерийский катер проекта 20970 «Катран».

А что Российский флот мог отправить в Азовское море? Большие ракетные катера «Молния» или фрегаты Черноморского флота? Нетрудно представить, какой бы вой поднялся на Западе в связи с «очередным актом давления Москвы на Киев». Да и потом у «молний» и фрегатов были и есть более важные задачи, нежели на Азове исправлять дурные нравы украинских пограничников.

Тут нужны совсем другие корабли. В ряду военно-морской техники, предлагаемой Россией зарубежным заказчикам, есть ракетно-артиллерийский катер проекта 20970 «Катран». При водоизмещении около 290 т и длине 46,1 м он развивает 35-узловую скорость хода, имеет дальность плавания 2200 миль и автономность 5 суток. Главная энергетическая установка – двухвальная дизельная, суммарной мощностью 6790 кВт с приводом на водометы. Корпус выполнен достаточно прочным для плавания в разреженном льду толщиной до 0,4 м. Мореходные качества корабля обеспечивают безопасное плавание при состоянии моря до 7 баллов и эффективное использование оружия на волнении до 4 баллов включительно. Непотопляемость обеспечивается при затоплении двух любых смежных отсеков.

Экипаж «Катрана» невелик – 29 человек. Но катер несет мощное вооружение: две двухконтейнерные пусковые установки корабельного ракетного комплекса «Уран» или «Уран-У» с дальностью поражения целей 130 и 260 км соответственно, 57-мм автоматическую универсальную артиллерийскую установку А-220М, шестиствольный 30-мм автомат обороны ближнего рубежа АК-630М, два 12,7-мм пулемета, турельную зенитную установку «Гибка» с ПЗРК «Игла» и противодиверсионные гранатометы. Трехкоординатная РЛС «Позитив-МЭ 1.2» выполняет функции БИУС по целеуказанию и целераспределению. Автоматизированная система управления включает интегрированную мостиковую систему (автоматизированное рабочее место командира корабля, вахтенного офицера, штурмана и рулевого). На катере имеется опускаемая ГАС «Анапа-М», что позволяет вести эффективную противодиверсионную борьбу.

Для экипажа на катере созданы комфортные условия: предусмотрены каюта командира, двухместные каюты офицеров, четырехместные – для старшин и восьмиместные кубрики для рядовых, кают-компания офицеров и столовая команды.

Системы вооружения и комплектация оборудованием по желанию заказчика могут меняться. На выставке Interpolitex-2004 в Крокус-Сити, например, демонстрировалась компактная противокорабельная ракета «Гном» с дальностью поражения целей до 40 км, разрабатывавшаяся дубнинским ГосМКБ «Радуга». Подобные ПКР сегодня чрезвычайно востребованы на мировом рынке. Подошли бы они и «катранам».

Именно такие катера нужны сегодня на Азовском море. Они крайне необходимы и в Финском заливе, и в Южной Балтике. Потребность в них есть и на Каспии.


 

НОВОСТИ

На реализацию госзаказа в 2019 г. предусмотрено почти 1,5 трлн. рублей, заявил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу в ходе очередного заседания Коллегии Министерства обороны России.
Более 30 комплексов радиоэлектронного противодействия «Хибины-2» получили специалисты наземных служб для оснащения самолетов Су-34 авиационного полка Ленинградской армии ВВС и ПВО Западного военного округа, дислоцированного в Воронежской области.
Тактико-техническое задание на тяжелый ударный беспилотник «Скат» планируется утвердить в Министерстве обороны России до конца года, после чего начнутся опытно-конструкторские работы, заявил в интервью РИА «Новости» генеральный директор РСК «МиГ» Илья Тарасенко.
В рамках учения по обеспечению комплексной безопасности объекта атомной энергетики, проходящего в Смоленской области, военнослужащими войск РХБ защиты был замаскирован объект Смоленской АЭС.
АО «Рособоронэкспорт» обсудило состояние и перспективы экспорта продукции военного назначения в ходе Петербургского международного экономического форума 2019 г.
В Архангельской области началось строительство производственно-логистического комплекса для нужд МО РФ, сообщил заместитель министра обороны России генерал армии Дмитрий Булгаков. По его словам, строительство планируется завершить в 2021 г.
В Свердловской и Челябинской областях специалисты РЭБ Центрального военного округа (ЦВО) впервые апробировали подавление воздушных средств с применением сразу трех наземных комплексов: «Красуха», «Житель» и «Борисоглебск».
В Ульяновске прошел пятый Открытый Корпоративный чемпионат ОАК по профессиональному мастерству в авиастроении по стандартам WorldSkills. Главный Кубок завоевала команда «Сухого».
В День России, 12 июня, работники Компании «Сухой» создали Аллею Авиаторов ОКБ Сухого.
Ижевский электромеханический завод «Купол» (входит в состав Концерна ВКО «Алмаз – Антей») представил на Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» полномасштабный макет ЗРК семейства «Тор» на четырехосном колесном шасси производства Брянского автомобильного завода.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100