Ереси американского флота
Провозглашенная президентом Трампом программа создания флота в 350 единиц трещит по швам

Атомный авианосец Harry S. Truman в соответствии с концепцией «динамического развертывания силы» вернулся в Норфолк

21 июля – почти на четыре месяца раньше планового срока.

Волны ересей захлестывают ВМС США. Еще три-четыре года назад подобное трудно было представить. Подлежат сомнению, критике, а то и осмеянию основы американской военно-морской стратегии и военно-морского строительства. Причем эти основы нередко подвергаются ревизии не какими-то «отщепенцами», а руководящими деятелями флота и Министерства обороны Соединенных Штатов.

Александр Мозговой

«ДИНАМИЧЕСКОЕ РАЗВЕРТЫВАНИЕ» ДЖЕЙМСА МЭТТИСА

Вот самый яркий пример. Министр обороны США Джеймс Мэттис и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных Сил США генерал морской пехоты Джозеф Данфорд недавно выдвинули концепцию «динамического развертывания силы» (Dynamic Force Employment), которая, как утверждается, позволит американскому флоту «оставаться непредсказуемым» для потенциальных противников.

Эта концепция уже прошла обкатку. 11 апреля этого года атомный ударный авианосец Harry S. Truman под эскортом крейсера Normandy, эсминцев Forrest Sherman, Arleigh Burke, Bulkeley, Farragut и немецкого фрегата Hessen покинул военно-морскую базу Норфолк и отправился на боевую службу, или как называют подобные мероприятия американцы – «развертывание», в Средиземное море. Вернуться к родным берегам ударное соединение должно было в соответствии со сложившейся практикой через семь месяцев. Но его отозвали домой через три. Почему?

Министр обороны США Джеймс Мэттис и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных Сил США генерал морской пехоты Джозеф Данфорд – авторы концепции «динамического развертывания».

Как разъяснил адмирал Кристофер Грейди, приказ авианосцу на возвращение – это «прямое отражение концепции использования динамической силы и присущей ВМС США маневренности и гибкости». Он уточнил также, что «все возвращающиеся корабли на 100 процентов выполнили свою миссию. По возвращении в базу они будут поддерживать свою готовность к немедленной передислокации в соответствии с оптимизированным планом реагирования (Optimized Fleet Response Plan)».

На наш взгляд, «оптимизированный план» фактически подразумевает сокращение присутствия ударных сил ВМС США в потенциально «горячих» точках мира, экономию материальных и финансовых ресурсов на обеспечение развертывания флотских соединений вдали от берегов Соединенных Штатов. Но это объяснение, так сказать, лежит на поверхности. Есть в этом «оптимизированном плане» и глубинный смысл.

Когда авианосная группа прибывает к месту развертывания, она действует на относительно ограниченной акватории. То есть ее удобно отслеживать, а значит, на нее проще наводить оружие. А сейчас появились ударные средства, специально ориентированные на уничтожение авианосцев.

Пусковая установка с противокорабельной баллистической ракетой DF-21D на параде в Пекине.

Так, Китай располагает противокорабельными баллистическими ракетами Dong-Feng («Восточный ветер»)   DF-21D, которые называют символом завершения «эры авианосцев». Они способны поражать плавающие аэродромы на дистанции более 1500 км. Отразить их удар практически невозможно. Сейчас в КНР ведется отработка новой противокорабельной баллистической ракеты DF-26, которая предназначена для поражения целей на дальности до 4000 км.

К слову сказать, вовсе не DF-21D «стала первой в мире» противокорабельной баллистической ракетой, как утверждают современные зарубежные источники. 3 ноября 1973 г. ракета Р-27К, запущенная советской дизель-электрической субмариной К-102 проекта 605, успешно поразила судно-мишень. Р-27К могла атаковывать авианосцы, находящиеся на расстоянии 900 км.

Сейчас у России имеется широкий выбор средств уничтожения авианосцев. В июле на Каспии прошли учения, во время которых состоялись очередные испытания комплекса Х-47М2 «Кинжал». Ракета уверенно поразила цель. Напомним, что гиперзвуковые аэробаллистические ракеты Х-47М2 в тандеме с истребителями МиГ-31К предназначены для уничтожения береговых и морских целей, прежде всего авианосцев, на дальности до 2000 км. В то же время радиус действия американских палубных истребителей F/A-18 Hornet составляет 500 миль (926 км), а перспективных F-35 – 550 миль (1019 км). То есть перехватить МиГ-31К при всем желании они не смогут.

Примерно так будет происходить атака американских авианосцев китайскими ПКБР DF-21D.

Крайне маловероятно, что авианосной группе удастся отразить удар авиационных противокорабельных ракет Х-32, имеющих дальность стрельбы порядка 1000 км и скорость полета в пределах 3,5-4,6М. На завершающем этапе Х-32 круто пикирует и атакует цель практически вертикально, что делает невозможным ее перехват.

Могут серьезно угрожать американским авианосным группам сверхзвуковые высокоманевренные противокорабельные ракеты «Оникс», которые входят в состав береговых ракетных комплексов «Бастион» и вооружения подводных лодок. Масса их боевой части – 300 кг, дальность стрельбы – 120-500 км (в зависимости от профиля стрельбы), скорость полета – 2,6М (на высоте) и 2М (у поверхности моря). «Оникс» используется при волнении моря до 7 баллов.

Думается, именно этими обстоятельствами вызвана концепция «динамического развертывания силы». То есть «ересь» Мэттиса-Данфорда продиктована практическими соображениями. Очевидно, в Пентагоне полагают, что, применяя авианосные группы в отдаленных районах, действуя по схеме «пришел – ударил – отвалил», можно будет уберечь их от возмездия. Полагаем, что это ошибочная концепция. Выход авианосных групп отслеживается с момента, когда они отдают швартовы. И в любое время они могут подвергнуться атаке из-под воды или с воздуха.

Авиационная противокорабельная ракета Х-32.

Чтобы за примерами далеко не ходить, обратимся к ударному соединению с Harry S. Truman во главе. Эта группа действовала преимущественно в восточной части Средиземного моря. Если бы ее действия угрожали России или гражданам РФ в Сирии, то, наверняка, был бы получен отпор. МиГ-31К могли бы нанести удар «Кинжалом», даже не выходя за пределы воздушного пространства Российской Федерации. Бомбардировщики Ту-22М3 – носители ПКР Х-32 – нередко можно встретить в этом районе. Наверняка, не остались бы в стороне и «бастионы». Вот почему держать долгое время в Средиземном море авианосец Harry S. Truman и сопровождающие его крейсер и эсминцы было бы неосмотрительно. Для этого и изобрели концепцию «динамического развертывания силы».

ПКБР DF-21D и DF-26, крылатые ракеты «Оникс» и Х-32, гиперзвуковой комплекс «Кинжал», а в перспективе и гиперзвуковые ПКР «Циркон» обнуляют американскую авианосную мощь. И никакие «оптимизированные планы реагирования» не смогут уберечь их от гибели в случае войны.

Истребители МиГ-31К с гиперзвуковыми ракетами Х-47М2 «Кинжал» на параде в Москве.

ДЖО КОРТНИ ТРЕБУЕТ СМЕНЫ СТРАТЕГИИ

Еще дальше Джеймса Мэттиса и Джозефа Данфорда пошел член палаты представителей Конгресса США от демократической партии Джо Кортни – влиятельный деятель подкомитета по вопросам морской мощи и проецирования силы. Выступая в Институте Хадсона (Гудзонский институт) – организации, специализирующейся на исследованиях в области оборонной политики и на отношениях с Россией, законодатель заявил, что со времен президентства Рузвельта ВМС США «ни разу не представили Конгрессу логичного взгляда на морские проблемы». По его мнению, требуется безотлагательный пересмотр американской морской стратегии, составными элементами которой должны стать планы развития гражданского флота, а также строительства ледоколов.

Старт «ониксов» берегового ракетного комплекса «Бастион».

Особый упор Джо Кортни сделал на реализацию программы доведения количества кораблей в составе американского флота до 355 единиц с нынешних 286 вымпелов. Он считает достижение этой цели непростой задачей. Особенно если будет сделан акцент на строительство малых кораблей. Тут следует заметить, что в США под «малыми» подразумеваются, например, литоральные боевые корабли (ЛБК) водоизмещением более 2500 т. Действительно, с ЛБК у американцев как-то не сложилось, поскольку они оказались слабыми боевыми единицами. Эти корабли, хотя и развивают высокую скорость хода, но явно недостаточно вооружены. Обозреватель американского электронного издания T&P Джаред Келлер, даже назвал их «плавучими кучами мусора». Это, конечно, преувеличение. Но нельзя не согласиться с автором T&P, когда он пишет, что «после того, как были потрачены 16 лет и миллиарды долларов, ВМС США, похоже, наконец-то признали, что программа ЛБК выглядит абсолютным провалом». Между тем эти корабли продолжают массово строиться, несмотря на признание американских моряков, включая представителей командования ВМС, в их непригодности для флота.

Почему так происходит? Мощные лобби корпораций Lockheed Martin и General Dynamics, под чьей эгидой происходит строительство ЛБК, просто не дают выгодным заказам «соскочить с крючка».

Впрочем, и Джо Кортни, по сути дела, является лоббистом General Dynamics. Он представляет в Конгрессе штат Коннектикут, где находятся крупнейшие верфи этой корпорации по строительству атомных подводных лодок. В своем выступлении законодатель посетовал, что в обозримом будущем количество многоцелевых АПЛ в американском флоте сократится с 52 до 48 единиц, и призвал не допустить этого.

General Dynamics принадлежат также верфи, на которых строятся гражданские суда и возможна сборка больших ледоколов. То есть причины «ереси» Кортни понятны. Он выступает в роли ярого защитника интересов судостроительного сектора американского военно-промышленного комплекса. И ради «работодателя» требует новой стратегии для ВМС США. А ведь последняя версия военно-морской стратегии Соединенных Штатов была обнародована недавно – в марте 2015 г. (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №4/2015), то есть чуть более трех лет назад. Да и предыдущий документ на ту же тему вошел в силу не бог весть когда – в октябре 2007 г. (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №1/2008). Так часто доктринальные постулаты не меняют. Значит, что-то неладно в американском царстве-государстве.

Между тем Джо Кортни не одинок в своей «ереси». Намекал на необходимость «коррекции стратегии» и начальник военно-морских операций (главком ВМС США) адмирал Джон Ричардсон.

Конгрессмен Джо Кортни требует безотлагательно поменять морскую стратегию США и строить больше атомных подводных лодок.

ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ПРО?

Впрочем, американский главком отличился и «собственной» запомнившейся ересью. Он тоже заговорил о «динамике», а точнее о «динамическом маневре». Недавно начальник военно-морских операций заявил, что обеспечение противоракетной обороны в ряде районов мира – непомерное бремя для ВМС США. «Прямо сейчас, когда мы разговариваем, шесть моих многоцелевых крейсеров и эсминцев заняты выполнением задач ПРО», – заметил Ричардсон. По словам адмирала, эти корабли «не могут привлекаться к выполнению разнообразных тактических миссий». Как заметил обозреватель Defense News Дэвид Лартор, «слова Ричардсона прозвучали на фоне растущего раздражения ВМС США из-за необходимости кораблям неделями подряд накручивать «восьмерки» в море, тратя ресурс и снижая оперативный потенциал, которые лучше было бы использовать для противостояния растущим серьезным угрозам, исходящим от Китая и России».

Оперативное напряжение плавсостава ВМС США постоянно растет. Ведь дабы обеспечить присутствие крейсеров и эсминцев на противоракетных позициях требуется на самом деле не шесть, а 18 кораблей. Помимо тех, что непосредственно несут службу, еще десять единиц находятся на переходах к месту постоянного базирования или к району развертывания. Еще два корабля проходят ремонт или заняты отработкой задач по восстановлению боевой готовности.

Литоральные боевые корабли развивают высокую скорость хода, но они никудышные бойцы.

Или вот другой пример. В авианосной ударной группе во главе с Harry S. Truman эскорт, как нам известно, состоял из пяти американских и одного немецкого кораблей. Обычно в состав АУГ входит как минимум одна многоцелевая атомная подводная лодка. То есть для охраны авианосца были задействованы шесть-семь кораблей охранения. Если учесть, что в составе ВМС США числятся десять авианосцев, то нетрудно подсчитать, сколько боевых единиц «выпадает» из прочей оперативной деятельности флота.

«Динамический маневр» Джона Ричардсона предполагает «передачу» противоракетных задач береговым комплексам ПРО Aegis Ashore, первый из которых уже функционирует в Румынии, второй строится в Польше, а третий предполагается разместить в Японии. Однако, несмотря на неординарный демарш начальника военно-морских операций, «маневр» вовсе не предусматривает отказа от противоракетного оружия на кораблях. «Мы по-прежнему будем нуждаться в противоракетной обороне на море, – говорит начальник военно-морских операций, – поскольку, используя ее, мы сможем прорываться в пространства, которые сейчас закрыты для нас». То есть «ересь» Ричардсона направлена на то, чтобы переориентировать корабельную ПРО с интересов Агентства противоракетной обороны США в пользу флота. И вовсе не случайно Пентагон заключил 20 июля с корпорацией Raytheon контракт на поставку ВМС 44 новейших ракет-перехватчиков SM-3 Block 1B, предназначенных для уничтожения баллистических ракет.

БУКЕТ СЮРПРИЗОВ ОТ PROCEEDINGS

Но целый «букет» ересей в этом году преподнес своим читателям журнал Proceedings – самое авторитетное военно-морское издание Соединенных Штатов, которое считается «фабрикой мысли» ВМС США.

В Гротоне, штат Коннектикут, находятся крупнейшие верфи по строительству АПЛ для ВМС США.

Уже в январском номере журнала была опубликована статья специалиста по национальной безопасности Питера ван Блейчерта «Береговой охране нужны противоминные возможности». В ней указывается на дефицит противоминных кораблей (ПМК) в американском флоте. По словам Блейчерта, тральщиков (их в составе ВМС США осталось 11 единиц – прим. автора) и устаревших вертолетов-тральщиков критически недостаточно для нейтрализации минной угрозы. Действительно, ПМК типа Avanger вводились в строй с 1987 г., то есть сроки их службы близки к предельным. Предлагаемые им на замену ЛБК, мягко говоря, не очень подходят для этой цели, поскольку могут оснащаться исключительно необитаемыми подводными аппаратами для обнаружения и уничтожения мин. Эти средства используются только на малых скоростях. Тогда зачем ЛБК водоизмещением более 2500 т и стоимостью более полумиллиарда долларов нужна 40-узловая скорость? Традиционные контактные, магнитные и электромагнитные тралы для применения с ЛБК вообще не предусмотрены.

Противоракета SM-3 стартует с борта крейсера Lake Erie.

Вот почему для ликвидации дефицита противоминных кораблей Питер ван Блейчерт настоятельно рекомендует привлекать корабли Береговой охраны США. Для этого они должны получить соответствующее оснащение, а их экипажи пройти обучение по эксплуатации минно-трального снаряжения.

Да, многочисленные куттеры БОХР типа Sentinel водоизмещением в 353 т нетрудно переоборудовать в случае надобности в рейдовые тральщики. Только прежде нужно провести комплекс мероприятий по их мобилизационному дооснащению и подготовке соответствующих специалистов.

В майском номере Proceedings очередную ересь выдал кэптен Дэвид Рамассини в статье под названием «Построить Великий белый флот!». В ней тоже речь идет о кораблях Береговой охраны. Напомним, что «Великим белым флотом» в Соединенных Штатах именуют выкрашенные белой краской 18 броненосцев ВМС США, по приказу президента Теодора Рузвельта совершивших в 1907-1909 гг. беспрецедентное кругосветное плавание, возвестившее превращение североамериканской страны в великую мировую державу. Сегодня корабли и катера БОХР США тоже выкрашены белой краской.

По утверждению Дэвида Рамассини, требуется усилить вооружение куттеров, прежде всего больших (ПСКР 1-го ранга – по российской классификации), для их успешных действий в Мировом океане. Они должны нести универсальные вертикальные пусковые установки Mk 41 с зенитными и противолодочными ракетами, а также крылатыми класса «корабль-земля», ЗРК обороны ближнего рубежа SeaRAM. Естественно, цена таких кораблей вырастет. А ведь стоимость строительства больших куттеров типа Legend водоизмещением 4500 т и без того немалая – $735 млн. за единицу.

Но, пожалуй, самым насыщенным ересями оказался июньский номер Proceedings. Остановимся только на двух – самых показательных публикациях.

Кэптен Уэйн Хьюз-младший в статье «Построить флот «зеленой воды»!» пишет, что ВМС США необходимо радикально пересмотреть и перестроить всю структуру флота. Ссылаясь на исследование «Новая боевая машина ВМС» контр-адмирала Бредли Фиске и его последователей, автор, словно в пику Джо Кортни, рекомендует строить больше некрупных кораблей и подводных лодок «зеленой воды» (green-water combatants), то есть ближней морской зоны – по российской классификации, за счет уменьшения закупок кораблей «синей воды» (blue-water fleet), под которыми подразумеваются силы ВМС дальней морской и океанских зон. Подобный «комбинированный» флот будет гораздо более эффективным и сможет успешно действовать там, где ему сегодня вход заказан, например, у берегов России и Китая.

Адмирал Джон Ричардсон призывает освободить флот от несения противоракетной вахты.

За те же деньги можно довести количественный состав ВМС до 600 единиц утверждает Уэйн Хьюз-младший. В качестве массовых боевых единиц он предлагает строить относительно небольшие скоростные высокоавтоматизированные корабли типа Minuteman с экипажем из 12 человек. Они будут нести восемь противокорабельных ракет и автоматическую пушку. Дальность их плавания – 3000 миль. На этих кораблях, а точнее больших катерах, предусмотрены кубрики для размещения 20 спецназовцев или морских пехотинцев. То есть они могут использоваться для доставки диверсионных групп и бойцов первого эшелона десанта.

Автор также приводит доводы летчика пилотажной авиагруппы ВМС «Синие ангелы» Фрэнка Вайссера, утверждающего, что легкие авианосцы (CVL) водоизмещением 28?000 т, оснащенные 20 самолетами укороченного взлета и вертикальной посадки F-35B, а также вертолетами различного назначения, будут более полезными для флота, нежели современные тяжелые атомные авианосцы (CVN). По расчетам Вайссера, в большинстве сценариев войны на море два или три легких авианосца CVL, работающие вместе, или один, взаимодействующий с CVN, обеспечат более высокую и эффективную огневую мощь, чем ударная группа с одним CVN во главе.

Продолжением этой публикации может считаться статья Майкла Уокера и Остина Круша «Найдется дело и для дизелей». Под последними имеются в виду дизель-электрические подводные лодки, предназначенные для действий преимущественно в «зеленой воде». Авторы подчеркивают ту огромную роль, которую сыграли и продолжают играть атомные субмарины в качестве ведущего средства вооруженной борьбы на море. Но в итоге приходят к «еретической» для американцев идее о необходимости сочетания в военно-морской практике АПЛ и ДЭПЛ. «Атомные подводные лодки оказались одной из самых эффективных платформ в ВМС США с момента появления АПЛ Nautilus, но это не означает, что флот должен зацикливаться на одном типе платформ для выполнения многочисленных миссий, – подчеркивают они. – Дизель-электрические подводные лодки – очень эффективные платформы, которые могут дополнить атомный флот, чтобы выполнять ряд миссий. Они дешевле, снижают риски и могут быть построены в короткие сроки, что позволит Соединенным Штатам быстрее наращивать флот. Нация должна пересмотреть свою подводную стратегию и использовать комбинацию атомных и обычных подводных лодок, поставляя ВМС больше подводных лодок за меньшие деньги и с большим выбором возможностей».

Противоракетный комплекс Aegis Ashore уже действует в Румынии.

Куттеры типа Sentinel можно переоборудовать в рейдовые тральщики.

Тема необходимости строительства для ВМС США неатомных подводных лодок (НАПЛ) – не новая. За океаном она обсуждается последние десять лет. Даже выдвигалась идея для «удешевления программы»: строить для американского флота НАПЛ типа Soryu в Японии и организовать их базирование там же – в Стране восходящего солнца, а также в Южной Корее. Но теперь, кажется, наступил момент, кода подобные инициативы могут воплотиться в реальность.

ФЛОТ В 355 ЕДИНИЦ. НЕДОСТИЖИМЫЙ РУБЕЖ

Все дело в том, что провозглашенная президентом Дональдом Трампом программа создания флота в 350 единиц, позже подкорректированная командованием ВМС и доведенная до 355 вымпелов, трещит по швам. Причин тому много. Назовем главную.

Американское военное кораблестроение очень дорогое. И даже новые многомиллиардные вливания в отрасль не могут заметно повысить темп строительства боевых единиц. Особенно это заметно на фоне феноменального наращивания военно-морской мощи Китая и оживления деятельности ВМФ РФ.

Прототипами для перспективных малых кораблей Minuteman могут послужить ракетные катера типа Ambassador MK III, построенные в США для ВМС Египта.

В феврале этого года ВМС США представили Конгрессу свой долгосрочный план, который предусматривает увеличение численности боевых кораблей до 355 единиц к началу 2050-х годов. План предполагает введение в эксплуатацию нового авианосца каждые четыре года, получение ежегодно по две многоцелевые атомные подводные лодки типа Virginia. Одновременно должны строиться 12 атомных подводных лодок стратегического назначения типа Columbia. Предполагается также наращивание темпов строительства эсминцев типа Arleigh Burke версии Flight III. Фрегаты нового поколения FFG(X) до 2020 г. должны сменить на стапелях неудачные ЛБК.

При условии продления сроков службы крейсеров типа Ticonderoga, тральщиков типа Avenger и атомных подводных лодок типа Los Angeles к 2023 г. численный состав флота можно будет довести до 326 единиц. Однако затем из-за массового списания устаревших кораблей это количество снова уменьшится.

Некоторые эксперты предлагают строить для ВМС США НАПЛ типа Soryu в Японии.

В начале июня ВМС США сообщили, что рассматривают возможность продления срока службы всех классов кораблей на 7-13 лет. Для неатомных кораблей срок нахождения в строю может быть доведен до 53 лет. Эсминцы Arleigh Burke версии Flight I, дескать, могут служить до 45 лет, а версии Flight IIA – от 46 до 50 лет, крейсера типа Ticonderoga способны оставаться в строю 42-52 года, литоральные боевые корабли вместо расчетных 25 лет отплавают 32-35 лет, а десантные корабли дотянут до 53 лет.

Продление сроков службы плавединиц достаточно распространенная практика. Если бы эсминцы и подводные лодки списывались в назначенные сроки, то некоторые флоты вообще остались бы без кораблей. Но для поддержания «старичков» требуются дополнительные затраты на модернизацию, обновление оружия и снаряжения, более частые ремонты. А это все весьма затратные мероприятия, которые из-за ограничения ресурсов тормозят строительство новых кораблей. Получается замкнутый круг.

Какой курс выберет американский флот?

Дабы его разорвать, требуются нестандартные решения и смена самой идеологии строительства и использования флота. Вот почему на ВМС США накатила волна ересей. Некоторые предложения, в них содержащиеся, могут дать результат. Однако у военно-политического и военно-морского руководства Соединенных Штатов вряд ли хватит воли отойти от ранее провозглашенных доктрин и закрепившейся десятилетиями практики строительства ВМС.


 

НОВОСТИ

В России разрабатывают современный суперкомпьютер для проектирования перспективных вооружений, сообщила в интервью РИА «Новости» генеральный директор НПО «Молния» Ольга Соколова.
Отдельное подразделение беспилотной авиации формируется в артиллерийской бригаде 2-й общевойсковой армии Центрального военного округа в Оренбургской области.
В ПАО «ВАСО» (входит в дивизион транспортной авиации ОАК) 27 ноября 2018 г. состоялась процедура передачи первого летного образца Ил-112В на летно-испытательную станцию.
Завершается перевооружение очередного полка Йошкар-Олинского ракетного соединения на подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) пятого поколения «Ярс».
Летчики-испытатели Московского вертолетного завода им. М.Л. Миля холдинга «Вертолеты России» в рамках программы предварительных испытаний совершили полет на первом образце вертолета Ми-38Т, изготовленном Казанским вертолетным заводом по заказу Министерства обороны России.
Армейская авиация, подразделения противовоздушной и противоракетной обороны войдут в формирования ВДВ, сообщил заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант Александр Вязников 16 ноября на встрече с военными атташе, на которой присутствовали представители 67 зарубежных государств.
Продолжается работа по переходу ракетных войск и артиллерии в качественно новое состояние – разведывательно-огневую систему, заявил в интервью «Красной звезде» начальник ракетных войск и артиллерии ВС РФ генерал-лейтенант Михаил Матвеевский.
Объединенная двигателестроительная корпорация (ОДК), входящая в госкорпорацию «Ростех», завершила разработку двигателя ВК-2500П для ударного вертолета Ми-28НМ «Ночной охотник». За счет оснащения ВК-2500П модернизированной системой автоматизированного управления удалось существенно повысить безопасность, функциональность и летные характеристики боевой машины.
Доброго здоровья, счастья, благополучия и дальнейших успехов в деле укрепления могущества России
Тяжелый ударный беспилотный летательный аппарат «Охотник» в ноябре совершил первую пробежку по взлетно-посадочной полосе Новосибирского авиационного завода им. В.П. Чкалова (филиал компании «Сухой»), достигнув в соответствии с программой испытаний скорости 200 км/ч, сообщил ТАСС источник в авиастроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100