США воссоздают 2-й флот. Сможем ли мы соответствовать?
Необходимый минимум средств ведения подводной войны должен присутствовать, хотя бы для того, чтобы склонять наших западных партеров к поиску диалога

Американский эсминец Bainbridge патрулирует в Датском проливе.

С 1 июля этого года в Норфолке, штат Вирджиния, – главной военно-морской базе ВМС США на Атлантическом побережье Соединенных Штатов – начнет действовать штаб 2-го американского флота. Впрочем, пока это скорее организационная группа, которая будет состоять из 15 человек – 11 офицеров и 4 уорент-офицеров. В скором будущем штат предполагается довести до 85 офицеров, 164 военнослужащих сержантского и рядового состава и семи гражданских лиц, то есть до 256 человек, что, по большому счету, для такого рода объединения тоже не очень много. Но, как говорится, лиха беда начало. Все будет зависеть от России, точнее от развития ее Военно-морского флота.

Александр МОЗГОВОЙ

ПО ВОЛНАМ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Нумерация военно-морских объединений ВМС США предполагает их разделение на две группы – Тихоокеанского театра и, соответственно, командования, и Атлантического. Первым присваиваются нечетные номера, вторым – четные.

Силы 7-го оперативного флота развернуты в западной части Тихого океана с главной базой в японском порту Йокосука. Его задача – «сдерживать» Китай. 3-й флот с главной базой в Сан-Диего считается «тыловым», хотя его корабли и авиация занимаются не только подготовкой личного состава для действий в отдаленных от Соединенных Штатов акваториях, но и отвечают за оборону западного побережья США.

Главная арена 5-го оперативного флота с пунктом базирования в Манаме (Бахрейн) – Аравийское и Красное моря, а также Персидский залив. Он формируется на ротационной основе кораблями Тихоокеанского и Атлантического командования и подчиняется Центральному командованию Вооруженных Сил США, в сферу ответственности которого входит Ближневосточный регион, Центральная Азия и Восточная Африка. 31 мая этого года министр обороны США Джеймс Мэттис объявил о переименовании Тихоокеанского командования в Индо-Тихоокеанское во главе с адмиралом Филиппом Дэвидсоном. Не исключено, что ему в подчинение перейдет и 5-й флот.

Зоны ответственности флотов ВМС США.

На Атлантическом театре у США имеется 4-й флот, предназначенный для операций в Карибском море и Южной Атлантике, с пунктом базирования Мейпорт во Флориде. Широко известный 6-й флот со штаб-квартирой в Неаполе распространяет свою оперативную зону на европейские воды и акватории, примыкающие к Северной и Западной Африке.

В составе ВМС США есть еще особый 10-й флот. По номеру он относится к Атлантическому театру, однако подчиняется непосредственно главному командованию американских военно-морских сил. У него нет своих кораблей и самолетов. Но на него работают все другие флоты. Его личный состав занимается отработкой методов войны в киберпространстве и радиоэлектронной борьбой в интересах ВМС, электронной разведкой и криптографией, развитием информационных технологий (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №2/ 2010).

Вновь образуемый 2-й флот имеет достаточно давнюю историю. Его сформировали в 1947 г. на базе 8-го флота, которым командовал легендарный герой войны на Тихом океане вице-адмирал Марк Митшер. Его зона ответственности простиралась от Северного полюса до Карибского моря. На «счету» 2-го флота Кубинский кризис 1962 г., когда для блокады Острова Свободы США сосредоточили целую армаду кораблей, которые затруднили, но не пресекли действия пяти советских дизель-электрических подводных лодок.

Авианосец 2-го флота ВМС США Independence в 1983 г. обрушил свою мощь на крошечное государство Гренада, которое осмелилось сопротивляться политике Вашингтона.

Потом была агрессия в 1983 г. против крошечного островного государства Гренада в Карибском бассейне. Для ликвидации еще одного «вируса марксизма» Соединенные Штаты создали мощную группировку, ядро которой составляли как раз корабли 2-го флота США во главе с авианосцем Independence (CV-62). При поддержке с воздуха на остров был высажен десант морской пехоты и парашютистов 82-й воздушно-десантной дивизии. 25 октября операция Urgent Fury («Вспышка ярости»), хотя и не без потерь для США, была победно завершена.

В первую и вторую войны США против Ирака, именовавшиеся операциями Desert Storm («Буря в пустыне») в 1991 г. и Iraqi Freedom («Свобода Ираку») в 2003 г., корабли и подводные лодки 2-го флота составляли более половины сил агрессии с моря. Они наносили удары крылатыми ракетами Tomahawk, а их самолеты, поднявшиеся с палуб авианосцев, бомбили позиции и объекты иракской армии.

ПОДВОДНАЯ ЧАСТЬ АЙСБЕРГА

Но это, так сказать, видимая верхушка айсберга. На протяжении нескольких десятилетий основные усилия 2-го флота были сосредоточены на противодействии советским подводным лодкам в Атлантике. Не случайно на эмблеме 2-го флота на фоне контура Северной Атлантики и знака атома был изображен трезубец, нацеленный на северо-восток.

Эмблема 2-го флота ВМС США.

Большинство операций «третьей битвы за Атлантику», как сейчас принято называть в США противостояние двух великих держав под водой, до сих пор засекречены. Известно только, что стартовала эта «битва» в августе 1949 г., когда к берегам Кольского полуострова подошли подводные лодки 2-го флота Cochino и Tusk. Обе они относились к дизель-электрическим субмаринам типа Balao, прошедшим модернизацию по программе GUPPY. Лодкам предстояло зафиксировать пуски советских ракет и перехватывать переговоры в зоне действия советского Северного флота. Но миссия провалилась и обернулась трагедией. В то время никакие советские ракеты на Севере не испытывались. А в Баренцевом море разыгрался сильнейший шторм. 25 августа на Cochino вследствие попадания забортной воды через шноркель в кормовой аккумуляторной яме вспыхнул пожар, что привело к взрыву одной из батарей. 14 часов экипаж боролся за живучесть. Но после того как 26 августа взорвалась вторая аккумуляторная батарея, командир подлодки коммандер Рафаэл Бенитес отдал приказ покинуть борт. На помощь Cochino пришли моряки Tusk. Во время спасательной операции, осуществлявшейся в штормовых условиях, погибли шесть человек из команды Tusk и один гражданский специалист-гидроакустик, приписанный к Cochino.

В активную фазу «холодная война» под водой вступила на рубеже 60-х годов прошлого века. В мае 1959 г. американской ДЭПЛ Grenadier под командованием кэптена Тэда Дэвиса удалось обнаружить неподалеку от Исландии советскую дизель-электрическую ракетную подводную лодку типа Zulu V (проект АВ611), которая возвращалась в базу после автономного плавания к берегам Америки.

Подводная лодка 2-го флота США Cochino погибла у берегов Кольского полуострова в 1949 г., когда собирала разведданные о военной деятельности СССР.

Такие игры в «кошки-мышки» в океанских глубинах были достаточно опасными. Иногда они приводили к столкновениям советских и американских подводных лодок. Но даже, когда аварийные ситуации и не случались, при обнаружении потенциального противника командир каждой из субмарин мог неправильно истолковать действия своего «визави» и применить оружие. Только выдержка и отличная подготовка экипажей не позволили допустить трагедии.

В конце 50-х–60-х годах прошлого века ВМС США развернули в Атлантическом и Тихом океанах систему противолодочного гидроакустического наблюдения SOSUS (SOund SUrveillance System). Сетью донных гидроакустических станций перекрывались огромные акватории. Эта затея обошлась американским налогоплательщикам в $16 млрд., что по текущему курсу составляет почти в десять раз большую сумму.

Развертывание американской системы противолодочного гидроакустического наблюдения SOSUS на линии GIUK в Северной Атлантике.

Особенно плотной система SOSUS была в Северной Атлантике. Там был выстроен целый противолодочный забор на так называемой линии GIUK (Greenland – Iceland – United Kingdom). Рубеж простирался от берега Гренландии через узкий, но весьма трудный по погодным условиям Датский пролив к Исландии. Оттуда тянулся через Фарерские острова к Шотландии. Эту сеть еще называют Фареро-Исландским рубежом.

Но это отнюдь не первая линия обороны США от советской подводной угрозы. Еще далее на восток располагался рубеж мыс Нордкап – остров Медвежий. Там вместе с американцами «русские субмарины» стерегли ВМС Норвегии и некоторых других стран НАТО.

Вскоре после развертывания системы SOSUS на линии GIUK выяснилось, что наряду с преимуществами эта сеть обладает и недостатками. Погрешности в определении координат, обнаруженных SOSUS целей, были велики и не способствовали эффективности противолодочных операций. Во-вторых, система SOSUS под воздействием агрессивной океанской среды довольно быстро приходила в негодность и требовала огромных затрат для ее поддержания и ремонтов. Кроме того, «русские» отработали ряд тактических приемов, которые вводили в заблуждение стационарные гидроакустические станции. Наконец, появление у СССР малошумных подлодок третьего поколения практически свело на нет усилия США и других государств НАТО по их обнаружению с помощью SOSUS.

Вот почему для усиления Фареро-Исландского рубежа была построена целая эскадра кораблей буксируемой гидроакустической системы наблюдения (Surveillance Towed Array Sensor System – SURTASS), состоящая из 18 судов типа Stalwart полным водоизмещением 2285 т каждый.

По аналогии с самолетами дальнего обнаружения AWACS эти суда не несли вооружения. Корабли SURTASS тащили за собой буксируемые антенны пассивных гидроакустических станции UQQ-2, длина кабеля которых достигала 1800 м. Суда гидроакустического наблюдения типа Stalwart призваны были обнаруживать советские субмарины и наводить на них противолодочные силы НАТО.

Судно гидроакустического дозора Persistent типа Stalwart.

По расчетам, эти суда, чьи экипажи состояли из 20 гражданских моряков и 5 военных специалистов, должны были проводить на боевой службе 90 суток, буксируя за собой на скорости 2-3 узла антенну ГАС. Но из-за чрезвычайно плохих условий в Северной Атлантике, в том числе штормовых, экипажи противолодочных «аваксов» более 60-70 суток не выдерживали. Да и кабели антенн UQQ-2 тоже.

Для того чтобы избавиться от этих пороков, был разработан новый проект, по которому были построены четыре судна-катамарана типа Victorious полным водоизмещением по 3440 т. Их мореходность заметно улучшилась, а гидроакустическое вооружение было усилено за счет оснащения наряду с UQQ-2 опускаемыми низкочастотными гидроакустическими станциями типа LFA, работающими в активном режиме. Их импульсы, отраженные подводными целями, улавливаются антеннами UQQ-2. То есть вероятность обнаружения увеличилась.

Затем началось строительство еще более совершенных катамаранов типа Impeccable полным водоизмещением 5360 т.  Однако к тому времени Советский Союз рухнул, а подводные лодки ВМФ РФ перестали выходить в Атлантику к берегам «дружественных» Соединенных Штатов. Большую часть американских судов гидроакустического обнаружения из-за ненадобности списали или переоборудовали по другому назначению. В строю остался один Impeccable, который стал шпионить за китайскими субмаринами в Тихом океане.

Катамаран гидроакустического наблюдения 2-го флота Effective в доке.

6 января 2011 г. тогдашний министр обороны США Роберт Гейтс сообщил о расформировании 2-го флота, дабы выделяемые на его содержание средства в трудную посткризисную эпоху направить на приобретение новых кораблей и самолетов для американского флота. 30 сентября 2011 г. в Норфолке состоялась официальная церемония прекращения функционирования этого объединения ВМС Соединенных Штатов.

ПОД АККОМПАНЕМЕНТ «РОССИЙСКОЙ УГРОЗЫ»

Еще год назад тогдашняя глава объединенного командования НАТО в Европе адмирал Мишель Ховард в интервью агентству Reuters утверждала, что «активность российского Военно-морского флота в водах, омывающих Европу, превышает уровень эпохи «холодной войны». Думается, американская четырехзвездная дама сильно преувеличила. Да, с середины 2000-х годов корабли ВМФ РФ стали значительно чаще появляться в Атлантике, но конечно, их количество не идет ни в какое сравнение, скажем, с 70-80-ми годами прошлого столетия.

Президент Дональд Трамп пригрозил потопить российский разведывательный корабль «Виктор Леонов».

Случаи же, когда корабли и суда под Андреевским флагом непосредственно «угрожали» Соединенным Штатам даже трудно припомнить. С большой натяжкой причислить к ним можно только два эпизода. Так, в конце августа 2015 г. океанографическое исследовательское судно (ОИС) «Янтарь», которое не несет никакого оружия, развернуло работы чуть южнее канадского острова Сент-Джонс. И тут же послышались жалобы. Мол, российское ОИС шпионит за базой американских атомных ракетных подводных лодок Кингс-Бей в Джорджии и грозит перерезать подводные линии коммуникаций, связывающие США с Западной Европой. Разумеется, эти домыслы не соответствовали действительности.

В январе этого года ряд американских СМИ стенал по поводу появления у берегов США тоже не вооруженного российского среднего разведывательного корабля «Виктор Леонов», обвинив его экипаж во всех смертных грехах и намерениях. «Лучшее, что можно было бы сделать с «Виктором Леоновым», – это потопить его прямо в 30 милях от нашего берега», – пригрозил на одной из пресс-конференций президент Дональд Трамп, начитавшись и наслушавшись таких сообщений. Впрочем, за российского разведчика заступились Северное командование Вооруженных Сил США (NORTHCOM) и Командование воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD). Их представительница майор Мэри Рикс заявила: «Мы знаем об этом корабле, но мы признаем права всех суверенных стран на свободную навигацию в международных водах».

Главная «страшилка» обывателей в США и Западной Европе – российская многоцелевая АПЛ «Северодвинск» проекта 885 «Ясень».

Особенно нервную реакцию в Вашингтоне, Лондоне и других натовских столицах вызвало появление в составе ВМФ РФ атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955 «Борей», многоцелевой АПЛ «Северодвинск» проекта 885 «Ясень» и дизель-электрических подводных лодок проекта 06363 «Палтус». Но «бореи» только заменят устаревшие РПКСН проекта 667БДР «Кальмар», вывод первых двух из которых из состава ВМФ намечен на следующий год. АПЛ типа «Ясень» пока существует только в единственном числе. Новые дизель-электрические «палтусы», несмотря на их значительно возросшую боевую мощь по сравнению с более ранними субмаринами этого семейства, просто нецелесообразно направлять на боевую службу к берегам Америки, если только не использовать их по схеме «подошел – ударил – отошел».

Часто на Западе истерики устраиваются по пустяковым поводам, а то и без оных. Так, в прошлом году норвежские, британские и французские СМИ вопили по поводу якобы появления у их берегов АПЛ «Казань» – первой серийной проекта 885А. Но эта лодка до сих пор ни разу не выходила в море даже на испытания.

Пуск ракеты «Калибр» АПЛ «Северодвинск».

И хотя начальник военно-морских операций (главком) ВМС США адмирал Джон Ричардсон заявил о воссоздании 2-го флота 4 мая этого года на борту ударного атомного авианосца George H.W. Bush, доминирующей сферой деятельности вновь рожденного объединения станет противолодочная борьба. Бывший командир эсминца, а ныне военный эксперт Брайан Макграт прямо сказал об этом в интервью газете The Washington Post: «Одной из главных задач воссозданного флота станет противостояние угрозе со стороны пока малочисленного флота атомных подводных лодок России, курсирующих в Атлантике. Такие субмарины, как атомная подводная лодка «Северодвинск» проекта 885 «Ясень», вооружены стратегическими крылатыми ракетами Х-101, которые могут достичь большинства городов на восточном побережье США». По словам эксперта, «возрождение 2-го флота – это сигнал о том, что США намерены действовать в Северной Атлантике мощнее и убедительнее».

Тут американский эксперт немного попутал: малозаметные крылатые Х-101 с дальностью стрельбы порядка 5000 км состоят на вооружении российских стратегических бомбардировщиков, а не подводных лодок. АПЛ типа «Северодвинск» являются носителями 32 сверхзвуковых ПКР «Оникс», предназначенных для уничтожения крупных надводных кораблей, и крылатых ракет «Калибр-ПЛ», которыми в снаряжении обычными боеприпасами можно поражать наземные цели на дальности более 1500 км, а в оснащении ядерными боевыми частями – на дистанции до 2600 км. Конечно, такие субмарины будут представлять серьезную угрозу Соединенным Штатам.

Эсминцы и фрегаты ВМС европейских государств НАТО. 2018 год.

Тут нужно обратить внимание на отличия в возможностях советских АПЛ эпохи «третьей битвы за Атлантику» и современных российских атомоходов. Основную массу РПКСН ВМФ СССР составляли подводные лодки проекта 667А «Навага» (34 единицы), вооруженные БРПЛ Р-27, чья дальность стрельбы составляла 2400 км. То есть для гарантированного нанесения ударов по Соединенным Штатам им требовалось выходить в океан – прежде всего Атлантический, поскольку именно Северный флот располагал наибольшим количеством РПКСН. В свою очередь, первоочередной задачей торпедных подводных лодок советского ВМФ являлось противолодочное обеспечение деятельности РПКСН, а АПЛ с крылатыми ракетами – охота на авианосные ударные соединения противника.

Эсминцы, фрегаты и корветы ВМС Великобритании, Франции, Германии, Италии и Испании. 2030 год.

Сейчас ситуация изменилась. Российские РПКСН проектов 955 и 667БДРМ способны наносить удары межконтинентальными баллистическими ракетами из акваторий, примыкающим к своим берегам, в том числе военно-морских баз, а в случае надобности прямо от причальной стенки. То есть их противолодочную оборону нет нужды растягивать. Ее можно обеспечивать гораздо более скромными средствами.

В Вооруженные Силы РФ поступают совершенные средства, предназначенные для уничтожения ударных авианосных соединений и отдельных крупных кораблей противостоящей стороны. Мы имеем в виду гиперзвуковые ракеты Х-47М2 комплекса «Кинжал», сверхзвуковые авиационные ПКР Х-32, летящие со скоростью 4-5,4 тыс. км/ч, то есть практически неуязвимые от воздействия корабельных средств ПВО. В ближайшие годы на вооружение российских АПЛ поступит гиперзвуковая ракета «Циркон», удар которой отразить будет невозможно.

Из вышесказанного вытекает, что преимущественной задачей российских многоцелевых АПЛ становится неядерное и ядерное стратегическое сдерживание. Малошумные субмарины, скрывающиеся в глубинах, способны практически из любой точки Северной Атлантики наносить удары по Американскому континенту. Обнаружить позицию такой «барракуды» очень трудно, если не невозможно. Если бы сейчас Россия имела возможность развертывать в водах, примыкающих к берегам США, 4-5 АПЛ проекта 885, то никаких бы пусков КР Tomahawk американского флота по Сирии не было бы. У ВМС США были бы иные заботы. Но таких лодок пока крайне мало. Однако головная боль в связи с подобного рода потенциальной угрозой преследует вашингтонских стратегов. А если к этому прибавить заботы, связанные с решением непосильной задачи противодействия самоходным подводным аппаратам «Посейдон» океанской многоцелевой системы «Статус-6», то нельзя не признать, что для Соединенных Штатов вопросы ведения войны под водой выдвигаются на первый план.

Подводные лодки Европейского Союза. 2018 год.

СООТНОШЕНИЕ СТОРОН

Одновременно с воссозданием 2-го флота запланировано оживление деятельности Атлантического командования НАТО, которое войдет в состав 2-го флота ВМС США. Оба штаба предполагается разместить в Норфолке. Таким образом Соединенные Штаты фактически переподчиняют себе военно-морские силы «суверенных» государств Североатлантического альянса. «Их объединение позволит значительно повысить эффективность их участия в военных операциях в Атлантическом океане, – уверяет в комментарии агентству Bloomberg адмирал в отставке Джеймс Ставридис, бывший командующий Европейского командования Вооруженных Сил США и верховный главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами НАТО в Европе (2009-2013). – Британские, французские, немецкие, итальянские, испанские военные корабли наряду с кораблями из других стран Европы будут заходить в американские порты и активно взаимодействовать с силами ВМС США от Арктики до Карибского моря и по всей ширине Атлантики. Оба командования будет возглавлять один трехзвездочный вице-адмирал, и там будут работать штабные офицеры из 29 стран-членов НАТО». По утверждению Ставридиса, «новое командование 2-го флота/НАТО будет отвечать за проведение отдельных операций, направленных на то, чтобы помешать попыткам России занять господствующую позицию на севере Атлантики».

Такое объединение усилий и их централизация необходимы Вашингтону, во-первых, потому, что своих сил не хватает, а, во-вторых, из-за стремления завлечь союзников в сети своей авантюристической агрессивной политики.

Дело не ограничивается лишь организационными мероприятиями. Вот уже несколько лет подряд у берегов Норвегии – в зоне развертывания российских АПЛ при выходе в Атлантику проводятся противолодочные учения США и НАТО Dynamic Mongoose («Стремительный мангуст»). В этом году они стартуют 25 июня и продлятся до 6 июля.

Атомные подводные лодки ВМС США. 2018 год.

Какими же силами располагают США и страны НАТО в Северной Атлантике, с одной стороны, и Россия – с другой? Для наглядности приведем несколько схем ресурса navalanalyses.com. Тут следует заметить, что данные этих таблиц не в полной мере корректны. Так, на схеме по российским подводным лодкам в состав действующих включены РПКСН «Князь Владимир» проекта 955А и многоцелевая АПЛ «Казань» проекта 885М, которые войдут в строй ВМФ РФ в следующем или 2020 году. Но незначительные погрешности не влияют на общую картину.

Начнем с надводных кораблей. В составе ВМС европейских государств НАТО сейчас числятся 115 кораблей классов «эсминец» и «фрегат», 86 из которых преимущественно ориентированы на противолодочную борьбу. 29 единиц – многоцелевые корабли, способные помимо обеспечения ПЛО решать задачи зональной ПВО-ПРО.

В ВМС США подобные функции могут выполнять 22 крейсера типа Ticonderoga и 66 эсминцев типа Arleigh Burke, то есть 88 кораблей. Данными, сколько из них находится в распоряжении Атлантического командования, а сколько Тихоокеанского, мы не располагаем. Но несколько лет назад Пентагоном было принято решение сосредоточить на Тихоокеанском театре до 60% потенциала ВМС США, где находится главный противник Соединенных Штатов – Китай. Исходя из этого обстоятельства, можно сказать, что на Атлантическом направлении развернуто примерно 35 кораблей этих двух типов. То есть на сегодняшний день США и их европейские союзники по НАТО способны привлечь для нужд противолодочной обороны 150 надводных кораблей.

По данным navalanalyses.com, к 2030 г. только ВМС пяти крупнейших европейских стран Североатлантического альянса – Великобритании, Франции, Германии, Италии и Испании – смогут «выставить» для нужд противолодочной обороны 87 современных кораблей классов «эсминец», «фрегат» и «корвет».

Как известно, самое эффективное средство ПЛО – подводная лодка. И здесь на стороне европейских стран НАТО с учетом Швеции тоже заметное количественное преимущество – 71 единица. Если даже из этого числа исключить 8 ПЛАРБ ВМС Великобритании и Франции, предназначенных для нанесения ударов в ядерной войне, 5 ДЭПЛ Польши и Румынии, которые из-за ветхости или вечного ремонта никогда уже не выйдут в море, то все равно получаем весомые 58 субмарин, в том числе 13 атомных.

Подводные лодки ВМФ РФ. 2018 год.

США вообще располагают крупнейшим в мире атомным подводным флотом – 71 АПЛ. Из них 14 – это ПЛАРБ, 4 – АПЛ с крылатыми ракетами, переоборудованные из ПЛАРБ и предназначенные для ударов по береговым целям, и 53 – многоцелевые атомоходы. Из числа последних – 22 в составе сил Атлантического театра. Это 11 из 15 новейших АПЛ типа Virginia, 11 АПЛ типа Los Angeles.

Ясно, что противостоять ВМС США и НАТО в Атлантике в угрожаемый период или в условиях военных действий сможет только Северный флот ВМФ РФ. Ни из Балтики, ни из Черного и Средиземного морей пройти через узкие проливы в океан будет невозможно. Если вывести за скобки РПКСН, то в составе Северного флота сейчас находятся 3 АПЛ проекта 949А, 1 проекта 885 «Ясень» («Северодвинск»), 6 ПЛА проекта 971, 4 проекта 945 и 945А и 3 проекта 671РТМК, то есть всего 17 АПЛ. Кроме того, имеются 5 ДЭПЛ проекта 877, 1 ДЭПЛ проекта 677, 9 АПЛ специального назначения и 1 опытовая ДЭПЛ. Другими словами, Северный флот располагает 33 ПЛ разного назначения. Многие из этих субмарин проходят ремонт и модернизацию или нуждаются в них. Часть подводных лодок ждет списания.

Надводные силы Северного флота малочислены и представлены кораблями еще советской постройки: ТАКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» проекта 11435, находящемся сейчас в ремонте, двумя тяжелыми атомными ракетными крейсерами проекта 11442, один из которых проходит модернизацию («Адмирал Нахимов»), а другой («Петр Великий») пребывает в ее ожидании, ракетным крейсером «Маршал Устинов» проекта 1164, пятью БПК проекта 1155 и 11551, один из которых фактически выведен из состава флота («Адмирал Харламов»), а еще один находится в затяжном ремонте («Адмирал Чабаненко»), эсминцем «Адмирал Ушаков» проекта 956, которого в дальние походы не пускают. Вот и все надводные корабли дальней морской и океанской зон крупнейшего военно-морского объединения России. Из них, как мы видим, к дальним походам готовы один крейсер и три БПК.

Противостоять натовским армадам они не смогут. Напомним, что в советские времена надводные силы ВМФ СССР, даже при наличии многочисленных качественных крейсеров, БПК, эсминцев и сторожевых кораблей, не считались военно-морским командованием США и Североатлантического блока серьезным противником. Только советские подводные лодки наводили страх и ужас по обе стороны Атлантики.

С тех пор мало что изменилось. Только атомных и дизельных подводных лодок, особенно новых проектов, у России стало критически мало. Темпы подводного кораблестроения удручают. За прошлый год ВМФ РФ не получил ни одной субмарины и в этом году тоже не получит. Такая ненормальная ситуация должна стать поводом для организационных и кадровых решений со стороны высшего военно-политического руководства страны. И не для того, чтобы соответствовать 2-му флоту США. Ведь подводные лодки были и остаются одним из главных видов вооружений оборонного щита страны.

И здесь не нужно соревноваться с Западом в количестве. Мы их не обгоним. Но необходимый минимум средств ведения подводной войны должен присутствовать, хотя бы для того, чтобы поддерживать на нужном уровне тонус наших западных партеров и склонять их к поиску диалога. Об этом, кстати, говорит и адмирал Джеймс Ставридис. Перечисляя многочисленные достоинства воссоздания 2-го флота, он неожиданно переходит к другой теме: «Все это повлечет за собой рост напряженности ближе к берегам США. Воды Северной Атлантики станут зоной серьезного потенциального конфликта». И далее продолжает: «На самом широком стратегическом уровне США и их союзники должны продолжить поиски эффективных способов снижения напряженности в отношениях с Россией по всем тем вопросам, по которым между ними существуют разногласия. В противном случае вероятность того, что 2-му флоту придется принять участие в реальных боевых действиях, будет расти». Не стоит забывать, что к переговорам по разоружению с «империей зла» Рональда Рейгана подтолкнули не мирные инициативы Москвы, а наличие в составе ВМФ СССР атомных подводных лодок стратегического назначения 941 проекта. Даже без учета всех других многочисленных советских ядерных вооружений, эти субмарины были способны снести Соединенные Штаты с карты мира.


 

НОВОСТИ

АО «Научно-технический центр радиоэлектронной борьбы» (г. Москва) будет представлять свою продукцию на стенде №1Е6-1.
«То, о чем было сказано в послании Федеральному Собранию – это еще далеко не все. Позже расскажем», – заявил президент России Владимир Путин, говоря о новых российских вооружениях в ходе прямой линии.
Корпорация «УВЗ» на своих медиа-ресурсах распространила информацию о проведении испытательных стрельб БМП-3 с необитаемым артиллерийским модулем АУ-220М, в ходе которых экипаж находился за пределами машины и управлял огнем дистанционно. Такая функция позволяет превратить БМП в высокоэффективную огневую точку, способную бороться как с наземными, так и воздушными целями, фактически – в боевого робота.
В ходе выездное заседание Коллегии Министерства обороны России, впервые проведенного в Крыму, в Севастополе, глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу сообщил, что от общего объема государственного оборонного заказа на текущий год заключено уже более 2800 государственных контрактов, что составляет почти 93% ГОЗ-2018.
Сегодня освоение продукции гражданского назначения – особенно актуальное направление развития отечественной оборонной промышленности. Во время январского совещания о диверсификации производства президент Российской Федерации Владимир Путин подчеркнул, что доля гражданской продукции к 2030 г. должна вырасти до 50% от общего объема изделий предприятий ОПК.
Указом президента Российской Федерации от 13 июня 2018 г. Алексей Криворучко назначен заместителем министра обороны Российской Федерации. Как пояснил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу, представляя нового члена Коллегии Минобороны на заседании в Севастополе, его новый заместитель будет отвечать за организацию военно-технического обеспечения войск и реализацию Государственной программы вооружения.
Вторая эскадрилья истребителей Су-30СМ войдет в состав авиационного полка 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа (ЗВО), базирующегося в Курской области.
В инженерных войсках Вооруженных Сил Российской Федерации принят на снабжение комплекс оперативного развертывания временных дорог (КРВД).
Департамент информации и массовых коммуникаций МО РФ продолжает информировать о поступлении в войска и возможностях авиационного комплекса радиоэлектронного противодействия (КРЭП) «Хибины».
Снайперы соединения ЮВО, дислоцированного в Волгоградской области, приступили к освоению прибора ночного видения четвертого поколения 1ПН141-1 и тепловизора 1ПН140-2 «Шахин», поступивших на вооружение в мае 2018 г.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100