Польша бьет в барабаны и гонит волну
В последнее время Польша в Североатлантическом блоке стала одним из главных застрельщиков военной истерии

Попадание ПКР NSM в корабль-цель Trondheim.

В начале января Варшава назвала участников тендера по созданию системы ПВО малой дальности по программе Narew. Переговоры будут вестись с немецкой компанией Diehl Defence (ЗРК IRIS-T SL), франко-западноевропейским консорциумом MBDA/Thales (ЗРК MICA-VC), американской корпорацией Lockheed Martin (ЗРК MEADS), израильским консорциумом IAI/Rafael (ЗРК Spyder и Iron Dome), турецкой фирмой Aselsan (ЗРК Atilgan) и норвежской компанией Kongsberg Defence & Aerospace (ЗРК NASAMS II). Победителя конкурса должны объявить в начале 2016 года.

Александр ФЕДОРОВ

Программа Narew, названная в честь реки, протекающей на северо-востоке Польши, станет частью комплексной системы ПВО Tarcza Polski («Польский щит»), которая обойдется в 7,1 млрд. евро.

«Щит» должен стать на защиту не только территории Польши, но и элементов американской системы ЕвроПРО, начало развертывания которой на территории этой страны намечено, по словам государственного секретаря США Джона Керри, на 2018 год. Впрочем, в Варшаве подумывают и о создании собственного противоракетного забора, тоже под «речным» названием – Wisla. На получение контракта в $8 млрд. претендуют MBDA/Thales и американская компания Raytheon. Последняя, кстати, – главный поставщик противоракет SM 3 для американского флота и ЕвроПРО. Определиться с будущим этой сделки польские власти собираются в текущем году.

Старт ПКР NSM.

Вообще в последнее время Польша в Североатлантическом блоке стала одним из главных застрельщиков военной истерии и локомотивом нового этапа гонки вооружений среди европейских союзников Вашингтона. В Варшаве постоянно звучит воинственная по отношению к России барабанная дробь. И планы по развертыванию оборонительных систем подкрепляются принятием на вооружение ударных комплексов, прежде всего военно-морских. Это, конечно, не случайно, поскольку такое оружие обладает высокой гибкостью и многовариантностью применения.

Недавно Министерство национальной обороны Польши подписало контракт с норвежской компанией Kongsberg Defence & Aerospace на сумму 1,3 млрд. норвежских крон ($173,5 млн.) на поставку силам береговой обороны Польши второго комплекта противокорабельных ракет NSM (Naval Strike Missile – «Морская ударная ракета»). Эта малозаметная, то есть выполненная с использованием stealth-технологий ПКР, оснащенная 125-килограммовой боевой частью, поражает цели на дальности до 185 км. Относительно небольшая масса заряда не должна вводить в заблуждение. Взрывчатое вещество обладает большим разрушительным действием. При учебной стрельбе по устаревшему и выведенному из состава ВМС Норвегии фрегату Trondheim ПКР NSM разнесла все его надстройки и повредила значительную часть корпуса. Если бы дело происходило в условиях реального боя, то корабль был бы обречен. Ракета еще раз подтвердила свою высокую эффективность на прошлогодних военно-морских учениях RIMPAC 2014, когда норвежский фрегат Fridtjof Nansen нанес удар NSM по кораблю-цели, в роли которого выступал списанный американский десантный корабль-док Ogden. Попадание было точным и разрушительным. Сейчас ВМС США рассматривают вопрос о принятии ПКР NSM на вооружение американского флота. Пробные успешные пуски ракеты были осуществлены осенью прошлого года с борта литорального боевого корабля Coronado.

Пусковая установка и командный пункт берегового ракетного комплекса с ПКР NSM.

Первые шесть пусковых установок на колесном шасси и 12 ракет были поставлены в Польшу в 2013 году. Они поступили на вооружение берегового ракетного дивизиона. Всего по двум контрактам заказано 12 ПУ и 50 ПКР NSM. При развертывании у границ с Россией эти ракеты могут наносить удары по кораблям Балтийского флота, находящимся прямо в главной его базе – Балтийске, а также по важным наземным целям в Калининградской области. То есть они представляют серьезную угрозу этому западному российскому анклаву.

А в середине января этого года ВМС Польши и шведская компания Saab завершили успешное тестирование противокорабельной ракеты RBS15 Mk3 на ракетном катере Orkan проекта 660. Испытания подтвердили работоспособность всех систем управления стрельбой. Реальные пуски не производились, была только их имитация. Но вот что заявил руководитель подразделения ракетных систем Saab Стефан Оберг: «Мы завершили морские приемо-сдаточные испытания первого из трех кораблей класса Orkan с ракетами RBS15 Mk3. Теперь Польша имеет противокорабельные ракеты, способные поражать цели на дальности более 200 километров».

Ракетный катер Orkan, вооруженный ПКР RBS15 Mk3.

Контракт на вооружение польских катеров проекта 660 ракетами RBS15 Mk3 был подписан в 2006 г., но  по ряду причин, прежде всего финансовых, реализация его растянулась почти на девять лет.

Стоит сказать несколько слов о самих катерах. Их проект 151 (Balcom 10 – по классификации НАТО) был создан в 80-х годах прошлого века конструкторами ГДР совместно и при активном участии специалистов ЦМКБ «Алмаз». Водоизмещение РКА – 369 т, длина – 48,9 м, скорость полного хода – 36 узлов, дальность плавания – 1620 миль. Вооружение должно было состоять из двух счетверенных пусковых установок ПКР «Уран», 76-мм универсальной автоматической артиллерийской установки АК-176, шестиствольного 30-мм автомата АК-630 и двух ПЗРК «Стрела-2М». Предполагалось, что катера этого типа будут строиться массовой серией для замены РКА проекта 205 во всех  флотах государств Варшавского Договора, в том числе и Советского Союза. Первые корпуса были заложены и спущены на воду на верфи Peenewerft в Вольгасте (головной РКА – Sassnitz).

Пуск ПКР RBS15 Mk3 ракетным катером.

Реализацию программы тормозили трудности, возникшие у верфи при строительстве головных кораблей серии, и неготовность ПКР «Уран». А вскоре произошло крушение ГДР, а вслед за ней и Советского Союза. К тому времени на Peenewerft в разных стадиях готовности находилось 10 корпусов РКА проекта 151. Власти ФРГ распорядились ими следующим образом: два катера (Sassnitz и Binz) после переоборудования и снятия вооружения вошли в состав германской Береговой охраны, три корпуса продали Польше, где их достроили по проекту 660 и назвали Orkan, Piorun и Grom, переквалифицировали в корветы, а затем в малые ракетные корабли, остальные катера, находившиеся в невысокой степени готовности, разобрали.

В бытность премьер-министром Дональда Туска программа военно-морского строительства ВМС Польши была радикально пересмотрена.

После того как Польша стала членом НАТО, надеяться на получение от России ПКР «Уран» было уже затруднительно. Поэтому-то выбор и пал на  только что созданную RBS15 Mk3.

Катера прошли модернизацию по программе французского концерна Thales. Обновлению подверглась главным образом электроника, в том числе на кораблях установили компактную РЛС обнаружения Sea Giraffe 3-D. Но самих ракет долгое время на катерах не было.

ПКР RBS15 Mk3 стартовой массой 630 кг оснащена турбореактивным двигателем, способным развивать скорость полета 0,9 М. Дальность стрельбы – более 200 км, масса осколочно-фугасной боевой части с готовыми поражающими элементами – 200 кг. Наведение – комбинированное: инерциальное, по данным GPS и активной радиолокационной головки самонаведения на конечном участке.

RBS15 Mk3 отличается от других ПКР этого семейства не только вдвое большей дальностью стрельбы, но и способностью наносить удары не только по морским, но и береговым целям. То есть этими ракетами так же, как и  NSM, можно атаковывать объекты на территории Калининградской области. А если учесть высокую мобильность катеров проекта 660 и возможность их базирования в портах бывших советских прибалтийских республик – ныне странах НАТО, то они в недалеком будущем вполне готовы угрожать Санкт-Петербургу, Кронштадту и Ленинградской области.

ДЭПЛ Condor типа Kobben ВМС Польши.В этом году все четыре лодки этого типа будут списаны.

К концу текущего года пройдут испытания, аналогичные тем, что недавно завершились на Orkan, на ракетных катерах Piorun и Grom, которые будут нести по восемь RBS15 Mk3. Таким образом, в составе ВМС Польши формируется многоцелевая ударная группировка.

Сочетание подвижных береговых ракетных комплексов NSM и ракетных катеров типа Orkan с ПКР RBS15 Mk3 придают Вооруженным Силам Польши совершено новое качество – значительно усиливают их ударный потенциал и делают возможным гибкое его применение.

Но, пожалуй, самый амбициозный проект ВМС Польши – это приобретение трех дизель-электрических подводных лодок, вооруженных крылатыми ракетами для стрельбы по береговым целям на дальность до 800 км. Об этом заявил 19 января в Варшаве министр обороны страны Чеслав Мрочек. Впрочем, планы эти имеют достаточно давнюю историю.

Сейчас ВМС Польши располагают пятью подводными лодками: ДЭПЛ Orzee проекта 877Э «Варшавянка», которая вступила в строй в 1986 г., четырьмя бывшими норвежскими субмаринами типа Kobben водоизмещением 485 т, построенными еще в середине 60-х годов прошлого века западногерманской верфью Nordseewerke по проекту 207. Как нетрудно догадаться, эти подлодки устарели, особенно типа Kobben, чей возраст достиг уже пятидесяти лет. Да и разместить дальнобойные крылатые ракеты на лодках-малютках просто невозможно. Поэтому до конца этого года все их предполагается списать. Orzee останется в строю до 2022 г. – преимущественно для тренировки противолодочных сил НАТО, поскольку ее характеристики близки к тем, что имеются у ДЭПЛ Российского флота.

ДЭПЛ Carrera типа Scorpene. ВМС Чили.

Первая попытка обновить подводный флот была предпринята Варшавой в марте 2011 года. Тогда был подписан протокол о намерениях с французской фирмой DCNS о совместном строительстве с польской верфью Stocznia Marynarki Wojennej SA субмарин типа Scorpene. Но в казне денег не оказалось, и дело не получило развития. Однако в феврале 2012 г. тогдашний польский премьер-министр Дональд Туск, ныне занимающий пост председателя Европейского совета, объявил о новом плане военно-морского строительства. Он распорядился остановить сборку корветов  проекта 621 Gawron, которые создавались как один из вариантов корветов MEKO А-100 германской судостроительной фирмы Blohm+Voss. По мнению Туска, эти корабли очень дороги (1,5 млрд. злотых или 360 млн. евро за единицу), но недостаточно эффективны и слишком уязвимы на балтийском театре. «Огромная сумма денег по-прежнему тратится на военные цели, которые просто не имеют ничего общего с обороной», – утверждал премьер-министр. Только один первый корпус проекта 621 – Slazak – сейчас достраивается в качестве патрульного корабля.

НАПЛ Papanikolis типа 214 ВМС Греции.

ВМС Польши избрали новый вектор развития, который условно можно назвать шведско-финским. Он предусматривает отказ от пополнения флотов большими надводными кораблями (БНК) класса «корвет» и выше, поскольку Балтийское море относится к числу полузакрытых и мелководных, где БНК лишь являются удобными целями для противокорабельных ракет. Шведско-финская концепция развития предполагает создание небольших, но достаточно мощных объединений, оснащенных ракетными катерами или легкими ракетными корветами (малыми ракетными кораблями) и современными неатомными подводными лодками с воздухонезависимыми энергетическими установками (ВНЭУ), позволяющими долгое время находиться под водой. Третий компонент – тральщики с дистанционно управляемыми аппаратами для обнаружения и уничтожения мин. Корабли должны быть вооружены самыми современными средствами удара и зашиты, а архитектурно они выполняются с использованием передовых stealth-технологий.

Исходя из этих принципов и был сверстан новый план военно-морского строительства Польши. До 2030 г. флот должен полностью обновиться. Пополнение ВМС начнется с приобретения трех подводных лодок, которые отнесены к категории «стратегически важных», а также серии тральщиков-искателей мин типа Kormoran II. Затем будут введены в строй три «корабля обороны побережья» – легких корветов водоизмещением по 1000 т каждый и три патрульных корабля с противоминными возможностями, два корабля радиоэлектронной разведки, два спасательных судна и семь судов обеспечения.

Модель шведской НАПЛ проекта А26.

Первыми откликнулись на польскую программу обновления ВМС немцы. Они предложили Варшаве взять в аренду находящиеся в эксплуатации Бундесмарине НАПЛ типа 212А. Это очень хорошие субмарины с анаэробными установками (ВНЭУ) подводным водоизмещением 1830 т. Они несут торпедное вооружение и мины. Но немецкое предложение было отвергнуто, поскольку оно «не удовлетворяет ранее одобренным требованиям польских ВМС». Очевидно, эти требования в соответствии со «стратегически важным» предназначением этих НАПЛ включали размещение на субмаринах крылатых ракет большой дальности класса «корабль-земля». А этому требованию лодки типа 212А, действительно, не отвечают. Кроме того, эти подлодки хлопотливы и капризны в обслуживании. Так, для замены топливных элементов воздухонезависимой установки субмарины требуется ставить в док из-за того, что эти элементы размещаются в днищевой части корпуса.

Теперь объявлен новый тендер на подлодки для польского флота. Очередь выстроилась длинная, так как речь идет о заказе на 7,5 млрд. злотых ($2,44 млрд.). В числе претендентов на этот приз французские компании DCNS и Thales, испанская Navantia, немецкая ThyssenKrupp Marine Systems (TKMS), шведский консорциум Kockums/Forsvarets Materielverk, польская фирма Kenbit, шведская Saab и норвежская Kongsberg Defence & Aerospace.

Схема применения MdCN.

Из этой разношерстной группы следует выделить DCNS/Thales, TKMS и Kockums/Forsvarets Materielverk вместе с Saab. Дело в том, что испанская фирма Navantia может предложить на конкурс только НАПЛ S-80 или какую-нибудь ее модификацию. Лодка эта спроектирована не очень удачно. Из-за этого сдача головной субмарины ВМС Испании задерживается на несколько лет. И вряд ли поляки будут рисковать. Kongsberg Defence & Aerospace и Kenbit подлодки вообще никогда не строили, поэтому их предложения вряд ли заинтересуют польское военное ведомство (может быть, только в кооперации с кем-то). Отдельно обращаться к Saab нелогично, поскольку фирма Kockums, которая проектирует и строит субмарины, является структурным подразделением Saab.

Поэтому рассмотрим варианты главных претендентов. Консорциумом DCNS/Thales (электронный концерн Thales является совладельцем кораблестроительной компании DCNS), вероятно, снова будет предложена какая-нибудь вариация на тему Scorpene. Эти лодки имеют длину 61,7 и 70 м при наличии ВНЭУ, подводное водоизмещение 1870 т в обычном исполнении и 2000 т при оснащении воздухонезависимой энергетической установкой. Максимальная подводная скорость – 20 узлов, максимальная глубина погружения – более 350 м. Дальность плавания на 8 узлах – 6500 миль. Автономность – 50 суток, при наличии ВНЭУ – 71 сутки. Вооружение включает противокорабельные ракеты SM.39 Exocet, торпеды и мины. Сейчас в строю находятся четыре подлодки типа Scorpene: по две в ВМС Чили и Малайзии. Шесть лодок строятся для ВМС Индии – головная должна быть сдана в текущем году с опозданием на пять лет. Еще четыре собираются на верфи в Бразилии для ВМС этой страны.

Крылатая ракета MdCN после старта.

По нашему мнению, некоторые характеристики НАПЛ явно избыточны для Балтики. И стоимость их постоянно растет. Если для Чили и Малайзии средняя цена каждой субмарины составляла около $450 млн., то индийские «скорпены» уже обходятся по $500 млн. Бразилия же заплатит за «квартет» НАПЛ $9,9 млрд., правда, с учетом полной передачи технологий и наличия на них ВНЭУ.

Немецкий концерн TKMS предложит Варшаве НАПЛ типа 214 – экспортную версию лодок типа 212А. У этой субмарины подводным водоизмещением 1860 т и длиной 65 м топливные элементы анаэробной установки размещаются в верхней части корпуса за ограждением выдвижных устройств, что облегчает их обслуживание и замену. Поскольку лодки этого типа предлагаются многочисленным зарубежным заказчикам, то на них предусмотрены разные варианты вооружения, в том числе и ракетного. Максимальная скорость подводного хода – 20 узлов, рабочая глубина погружения – 250 м, что для Балтики вполне достаточно. Дальность плавания – 12000 миль, под ВНЭУ без всплытия на поверхность на 4-х узлах – 1248 миль, что для условий данного театра более чем приемлемо. Из восьми носовых торпедных аппаратов можно стрелять торпедами и ракетами, в том числе ПКР  SubHarpoon (в боезапасе – 4 единицы). У лодок этого типа приемлемая цена – $330 млн. (по состоянию на 2008 г.).

Первыми НАПЛ типа 214 заказали ВМС Греции. Головная – Papanikolis – строилась в Германии. На испытаниях выявилось множество технических проблем. Потребовалось шесть лет, чтобы устранить неполадки. Только в 2010 г. лодка вошла в строй. Еще больше дело не заладилось на греческой верфи Hellenic Shipyards S.A., где первоначально предполагалось собрать пять подлодок типа 214. Но пока в сентябре прошлого года сдана только одна – Pipinos. Вероятно, будут достроены еще две субмарины, а заказы на две последние скорее всего аннулируют. И дело здесь не только в технических проблемах, хотя и таковые тоже возникали, а в финансовой несостоятельности Афин.

Не без скрипа ведется строительство НАПЛ типа 214 и в Южной Корее, для флота которой заказаны девять таких субмарин, четыре из которых уже в строю. Однако высокотехнологичные корейцы быстрее справились с возникшими проблемами. Еще шесть лодок будут строиться в Турции. То есть на сегодняшний день субмарины типа 214 – самые массовые НАПЛ в мире.

Пуск MdCN из-под воды.

У шведов тоже достаточно сильные козыри. Их НАПЛ с анаэробными установками Стирлинга пользуются заслуженным признанием у специалистов. Сейчас фирма Kockums разрабатывает субмарину нового поколения проекта А26. Ее длина составляет 63 м, подводное водоизмещение – 1900 т. Глубина погружения – 200 м, автономность – 45 суток, а под ВНЭУ без всплытия на поверхность – 18 суток. Вооружение будет состоять из 533-мм носовых и 400-мм кормовых торпедных аппаратов с суммарным боекомплектом из 15 торпед и ракет. На лодке предусмотрены места для размещения обитаемых и необитаемых подводных аппаратов, а также шлюзовые камеры для выпуска-приема боевых пловцов. Внедрение средств автоматизации позволит довести численность экипажа до 17-26 человек в зависимости от выполняемых задач. То есть А26 – очень даже подходящий вариант для Польши.

Если с самими лодками пока определенности нет, то об их ракетном вооружении можно говорить с достаточной степенью уверенности. Вряд ли США поставят Польше крылатые ракеты семейства Tomahawk. Их дальность стрельбы превышает 1500 км. А кроме них западные страны обладают только одним типом КР класса «подводная лодка-земля». Это – MdCN (Missile de Croisiere Naval – «Морская крылатая ракета»). Ее разработал западноевропейский ракетный концерн MBDA для вооружения строящихся для французского флота многоцелевых атомных подводных лодок нового поколения типа Barracuda и фрегатов типа FREMM. Стартовый вес КР MdCN, которая прежде именовалась Sсalp, – 1400 кг, длина – 6,5 м, диаметр – 500 мм. То есть эту ракету можно выстреливать из торпедного аппарата. Наведение комбинированное: по заложенному в программу бортового компьютера рельефу местности, спутниковой навигации GPS, а на конечном участке с помощью радиолокационной и инфракрасной головки самонаведения. При таком наведении КВО (круговое вероятное отклонение) от цели составляет, как утверждают разработчики, 3-5 м. Стоимость одной серийной КР MdCN – 2,4 млн. евро.

А вот дальность стрельбы этими ракетами не 800 км, как говорит польский министр обороны Чеслав Мрочек, а более 1000 км. Он что-то намеренно или случайно напутал. 800 км/ч – это скорость полета  «Скальпа». То есть при развертывании в Балтийском море эти крылатые ракеты способны наносить стратегические удары по важным военным и промышленным объектам, а также органам регионального управления в западных районах Российской Федерации.

Первоначально тендер по подводным лодкам Варшава хотела организовать в этом месяце. Планировалось, что к 2022 г. будут закуплены две субмарины, а к 2030 г. еще одна. Но при таком «рваном» графике можно и не уложиться в $2,44 млрд. Поэтому конкурс на приобретение всех лодок передвинули на август текущего года. Как заявил Чеслав Мрочек, «это решение окончательное и пересмотру не подлежит».


 

НОВОСТИ

Новый трассовый радиолокационный комплекс (ТРЛК) «Сопка-2» поступил в одно из радиолокационных подразделений объединения ВВС и ПВО Восточного военного округа (ВВО) в Забайкальском крае. Он будет введен в эксплуатацию в 2018 г.
Боевым расчетом РВСН с полигона Капустин Яр в Астраханской области 26 сентября проведен испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-12М «Тополь» с целью испытание перспективного боевого оснащения МБР.
В Государственном Кремлевском дворце 12 октября 2017 г. впервые отмечался День московской промышленности.
Российская боевая машина поддержки танков (БМПТ) была опробована в боевых условиях в Сирии, сообщил генеральный директор – главный конструктор АО «Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения» Андрей Терликов.
За проявленное мужество, героизм и высокий профессионализм при испытании и освоении новой авиационной техники министр промышленности и торговли Денис Мантуров посмертно наградил летчика-испытателя Корпорации «МиГ» Сергея Рыбникова высшей государственной наградой – медалью «Золотая Звезда» и вручил орден Мужества летчику-испытателю второго класса Вадиму Селиванову.
В Минобороны России приступили к реализации уникального инновационного проекта по созданию современного высокотехнологичного военного технополиса.
В ходе шестого арктического похода отряда боевых кораблей и судов обеспечения Северного флота во главе с БПК «Североморск» личный состав подразделений арктической мотострелковой бригады отработал высадку десанта с большого десантного корабля «Кондопога» на необорудованное побережье и рейдовые действия в полярных условиях.
Новейшая самоходная артиллерийская установка «Лотос» калибра 120 мм будет принята на вооружение ВДВ России в 2019 г., сообщил РИА «Новости» генеральный директор предприятия-разработчика (ЦНИИточмаш) Дмитрий Семизоров.
Вооруженные Силы РФ в рамках Госпрограммы вооружения 2018-2025 гг. получит 540 модернизированных боевых машин пехоты и десанта БМП-2 и БМД-2, заявил генеральный директор ГК «Ростех» Сергей Чемезов в ходе торжественной церемонии открытия нового цеха модернизации легкобронированной техники на тульском предприятии «Щегловский Вал».
В ходе совместного стратегического учения «Запад-2017» впервые проведена апробация функционирования высокоскоростной защищенной мультисервисной сети передачи данных Вооруженных Сил Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100