«Где фрегаты?» – Их нет. Но, может быть, будут
Дискуссия в США по поводу перспективных надводных боевых кораблей

Фрегат Ford – один из последних представителей кораблей семейства FFG 7.

Мэтр американской маринистики Норман Полмар на страницах журнала Военно-морского института США Proceedings напоминает, что в годы «холодной войны» в случае возникновения какой-либо кризисной ситуации в мире лидеры Соединенных Штатов первым делом спрашивали: «Где авианосцы?». Теперь все чаще, по словам Полмара, звучит вопрос: «Где фрегаты?». Но дело в том, что кораблей этого класса в составе американского флота практически не осталось.

Александр МОЗГОВОЙ

Из 51 ракетного фрегата типа Oliver Hazard Perry (FFG 7), построенных в 1977-1989 гг. для ВМС США, службу несут только 11 единиц. Остальные списаны или переданы флотам дружественных Вашингтону государств. В этом году, а также в следующем и имеющиеся в наличии фрегаты типа Oliver Hazard Perry будут выведены из действующего состава.

НАСЛЕДИЕ ЭЛМО ЗАМВОЛТА

Эти корабли стоят того, чтобы о них рассказать. Их «крестным отцом» был начальник военно-морских операций (главком) ВМС США адмирал Элмо Замволт-младший. Он был горячим сторонником строительства недорогих кораблей, поскольку справедливо считал, что в войне на море большое значение имеет не только качество, но и количество боевых единиц. Однако ему всячески противодействовали корпорации, заинтересованные в получении многомиллиардных заказов на суперкорабли. Поэтому из «малобюджетных» начинаний Элмо Замволта в металле были воплощены только два проекта: ракетные катера (РКА) на подводных крыльях типа Pegasus и ракетные фрегаты типа Oliver Hazard Perry. Но серию «пегасов» ограничили шестью единицами, поскольку после отставки Замволта многие его сослуживцы сочли строительство РКА «слепым подражанием Советам», а вот фрегаты были поставлены флоту в достаточно большом количестве.

Фрегат Ingraham задерживает у берегов Колумбии полупогруженный катер наркоторговцев.

Как отмечает на страницах того же журнала Proceedings младший лейтенант Захари Ховитт (несмотря на свое скромное звание, он является членом группы оперативного анализа при начальнике военно-морских операций ВМС США), «хотя фрегаты типа Oliver Hazard Perry не являются платформами, которыми вы хотели бы располагать во время серьезных боевых действий, они способны эффективно решать широкий круг задач, прежде всего эскортных и противолодочных». Не зря фрегаты этого типа называют «последними эскортниками», поскольку главное их предназначение – защита на переходе морем гражданских судов, военных транспортов и десантных кораблей. Весьма часто они привлекались и к охране ударных авианосных групп.

При полном водоизмещении 4100 т и длине 137 м фрегаты развивают максимальную 29-узловую скорость и могут на экономических 20 узлах преодолеть 4500 миль (8300 км). Вооружение соответствует назначению. Имеются ангар для размещения двух противолодочных вертолетов, два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата Mk 32 для стрельбы противолодочными торпедами. Поиск подводных целей осуществляется подкильной ГАС SQS-56 и буксируемой SQR-19.

Для обеспечения противовоздушной обороны охраняемых кораблей использовались ЗУР комплекса Standard SM-1MR с боезапасом 40 ракет, имевших дальность поражения до 46 км. Посредством балочной пусковой установки Mk 13, расположенной в носовой части кораблей, кроме стрельбы SM-1MR можно было запускать противокорабельные ракеты Harpoon. То есть фрегаты могли выполнять не только оборонительные, но и ударные функции.

ЛБК типов Freedom (на заднем плане) и Independence (на первом плане) оказались плохими вояками и в литоральной, и в океанской зонах.

Во время ирако-иранской войны в 80-х годах прошлого века корабли этого типа дважды попадали в серьезные переделки в Персидском заливе. 17 мая 1987 г. иракский самолет по ошибке выпустил две ракеты Exocet по фрегату Stark, сопровождавшему танкеры. Обе поразили цель. Погибли 37 американских моряков, а корабль получил серьезные повреждения, хотя и не затонул. В ходе расследования выяснилось, что экипаж недооценил ситуацию и, в известной степени, проявил халатность, что и привело к трагедии. А менее чем через год – 14 апреля 1988 г. – фрегат Samuel B. Roberts напоролся на иранскую мину, которая проделала пятиметровую пробоину в его корпусе. Взрывом повредило киль, вода залила машинное отделение. Пять часов экипаж боролся за живучесть и победил. Корабль даже самостоятельно мог развить 5-узловый ход.

Оба эти фрегата после восстановительных ремонтов снова вернулись в строй ВМС США. Эти драматические случаи, по мнению американских экспертов, свидетельствуют о прочности и надежности конструкции кораблей типа Oliver Hazard Perry. Нет надобности опровергать это утверждение. Заметим только, что оба эпизода произошли на спокойном море, относительно недалеко от берега и базы, откуда пришла необходимая помощь.

После снятия в 2003 г. с вооружения устаревше-го комплекса Standard SM-1MR было принято решение о консервации на остающихся в строю кораблях ПУ Mk 13. То есть фрегаты лишились главного ударного и противовоздушного оружия. Над недействующей Mk 13 появилась довольно странная ажурная металлическая конструкция. Венчает эту «эйфелеву башню» 25-мм автоматическая пушка Mk 38 Mod 2 с дистанционным управлением. Она предназначена для противодействия «ассиметричным угрозам», под которыми подразумеваются скоростные маломерные катера террористов и диверсантов. Для того чтобы увеличить сектор обстрела 25-миллиметровки, и пришлось соорудить для нее «подставку». Кроме того, на фрегатах остались штатные 76-мм универсальная и шестиствольная 20-мм обороны ближнего рубежа автоматические артиллерийские установки на надстройке.

НЕ СОСТОЯВШАЯСЯ ЗАМЕНА

При такой конфигурации фрегаты типа Oliver Hazard Perry утратили функции полноценных «эскортников», а стали фактически играть роль патрульных кораблей с противолодочным уклоном. Что в мае этого года подтвердил у тихоокеанского побережья Колумбии фрегат Ingraham, когда обнаружил и перехватил полупогруженный катер с наркотиками. Из его трюма было извлечено 2380 кг кокаина на сумму $107 млн. Это, конечно, немалый «улов», но он не остановит наркоторговцев. Переброска ядовитого зелья в США такими катерами и мини-подлодками, пусть и достаточно примитивными, остается самым рентабельным транспортом мафиозных кланов. Береговой охраной и флотом «вылавливается» не более 15% наркосубмарин, отправляемых из Латинской Америки в Соединенные Штаты. И само привлечение кораблей ВМС к операциям по пресечению наркотрафика свидетельствует об остроте проблемы.

Старт ЗУР ESSM из носовой подпалубной пусковой установки австралийского фрегата Newcastle типа Adelaide.

Предполагалось, что в ВМС США часть функций фрегатов возьмут на себя так называемые литоральные боевые корабли (ЛБК) с модульно-контейнерным составом вооружения. Но из этой затеи ничего путного не вышло. Полноценные противолодочные и ударные модули для ЛБК до сих пор не отработаны и неизвестно, когда они появятся у американского флота. Некоторые специалисты утверждают, что их удастся довести до ума не ранее 2025 года.

Кстати, концепция литоральных боевых кораблей появилась как альтернатива и противовес советским ракетным катерам типа «Молния». Но американский флот стал получать очень дорогие и слабо вооруженные единицы, не способные завоевать господство в ближней морской зоне.

Безусловно, ЛБК типов Freedom (LCS 1) и Independence (LCS 2) вызывают восхищение своими великолепными скоростными и неплохими маневренными качествами. Этим их достоинства и исчерпываются. Но боевые корабли – не спортивные скутеры, предназначенные для рекордов. У них другие задачи.

Вариант глубокой модернизации фрегата типа Oliver Hazard Perry. Синими кружками обозначены образцы новых систем и вооружения, черными – модернизированные.

В дальней морской и океанской зонах ЛБК тоже беспомощны, поскольку не имеют гидроакустических станций, противокорабельных ракет и ЗРК малой-средней дальности. То есть при встрече с любым серьезным подводным, воздушным или надводным противником они обречены на поражение.

Разочаровавшись в ЛБК, Пентагон сначала сократил программу строительства литоральных боевых кораблей с 55 до 52 единиц, а в этом году урезал до 32. Не исключено, и это количество еще будет уменьшено. Вместо них американское военное ведомство намерено построить серию многоцелевых фрегатов по цене примерно $500 млн. за единицу.

ЕСЛИ НЕ МУДРСТВОВАТЬ ЛУКАВО

По поводу того, каким должен быть такой фрегат, и ведется дискуссия американскими военно-морскими специалистами.

Норман Полмар считает, что не нужно мудрствовать лукаво, а следует взять в качестве базовой платформы корабли проекта FFG 7. Более того, по его мнению, для экономии средств и времени можно провести глубокую модернизацию остающихся в строю и даже выведенных из боевого состава фрегатов типа Oliver Hazard Perry. Для этого их корпуса нужно удлинить на 5-7 метров, чтобы смонтировать в носовой части блок восьмиконтейнерных вертикальных пусковых установок для ЗУР Evolved Sea Sparrow (ESSM) с эффективной дальностью стрельбы 50 км – для поражения подлетающих на малых высотах ПКР. Такое внедрение было уже произведено на четырех австралийских фрегатах типа Adelaide, построенных на Пятом континенте по проекту FFG 7. Тут надо сказать, что фрегаты типа Oliver Hazard Perry собирались не только на верфях США и Австралии, но и Испании и Тайваня. И, как правило, зарубежные аналоги американского корабля по сравнению с прототипом имеют более сильное вооружение.

Кроме внедрения ЗРК ESSM Норман Полмар предлагает радикально обновить электронное вооружение кораблей, реанимировать на фрегатах пусковую установку Mk 13, но заменить ЗУР Standard SM-1MR на Standard SM-2MR с дальностью стрельбы до 166,7 км. Разумеется, в боезапас вернутся и ПКР Harpoon. В случае необходимости часть площади обширного ангара можно переоборудовать для размещения бойцов морского спецназа и хранения их снаряжения. То есть обновленные корабли типа Oliver Hazard Perry будут привлекаться к операциям специального назначения.

По аналогичной схеме можно строить и новые корабли. Существует великое множество вариантов на платформе FFG 7.

НА ДРОЖЖАХ ЛБК

Но далеко не все разделяют такую концепцию. Корпорации Lockheed Martin и General Dynamics, возглавляющие консорциумы по созданию ЛБК, не желают расставаться с потенциальными доходами, которые сулили программы полной реализации строительства литоральных боевых кораблей. Вот почему они предлагают свои варианты фрегатов на базе существующих ЛБК.

Варианты перспективного фрегата на базе Oliver Hazard Perry.

На международной выставке вооружений IDEX 2007 в Абу-Даби корпорация General Dynamics представила проект Multi-Mission Combatant – MMC («многоцелевого боевого корабля»). Его водоизмещение – 3100 т, а скорость полного хода – более 40 узлов. Этот тримаран, разработанный на базе ЛБК Independence, должен нести гораздо более мощный состав вооружения, нежели прототип. В носовой части MMC – две счетверенные пусковые установки противокорабельных ракет Harpoon. По бортам у надстройки размещаются по два блока (2х4 – каждый) с вертикальными пусковыми установками Mk 41 для стрельбы зенитными и противолодочными ракетами (общий боезапас – 32 ракеты). Управление оружием возложено на многофункциональную боевую систему Aegis с облегченным радаром SPY-1F. На крыше вертолетного ангара – две многоствольные артиллерийские установки обороны ближнего рубежа, а в носу – универсальное 57-мм автоматическое орудие.

Презентация MMC была рассчитана на богатую Саудовскую Аравию, которая не жалеет средств на военные нужды. Однако Эр-Рияд не клюнул на эту «золотую рыбку», поскольку цена каждой единицы получалась никак не ниже $1 млрд. Теперь консорциум во главе с General Dynamics не прочь протолкнуть этот несколько «подретушированный» проект ВМС США.

А еще раньше группа компаний во главе с Lockheed Martin пыталась продать модернизированный вариант своего однокорпусного ЛБК Израилю. В 2005 г. было подписано соглашение о создании для ВМС этой страны боевого корабля на базе ЛБК Freedom. Израильтяне хотели при его строительстве уложиться в $300 млн. Но из этого ничего не получилось. Затраты неудержимо стремились вверх. И сделка была расторгнута.

Тогда Lockheed Martin с партнерами предложили международному рынку корабль Freedom International, опять же, главным образом, ориентированный на богатые государства Ближнего Востока. По сравнению с ЛБК Freedom у экспортного фрегата надстройка более развитая. Ее венчает малогабаритный антенный пост многофункционального радара SPY-1F системы Aegis. По бортам кормовой части вертолетного ангара – по два блока ракетных установок вертикального пуска Mk 41 для стрельбы ЗУР средней дальности и ПЛУР. Артиллерийское вооружение по желанию заказчика может включать универсальную 76-мм АУ OTO Melara, 57-мм BAE Systems, 35-мм Rheinmetall и 20-мм шестиствольный автомат обороны ближнего рубежа Phalanx фирмы Raytheon.

Многоцелевой боевой корабль корпорации General Dynamics.

И этот проект из-за своей дороговизны оказался невостребованным. Впрочем, в Lockheed Martin не опустили руки и явили миру целую линейку проектов корветов и фрегатов на базе ЛБК Freedom водоизмещением от 1650 до 3500 т. Последний должен оснащаться РЛС AN/SPY-1F с АСБУ Aegis, а средний корабль и самый маленький – радаром CEAFAR. Все они имеют ГАС для обнаружения подводных лодок. Но, очевидно, из-за разницы в водоизмещении и размерах кораблей станции эти не одни и те же. На всех трех в носовых вертикальных пусковых установках – ЗУР ESSM. Но количество их разное: на корвете – четыре ячейки, на корабле среднего водоизмещения и на фрегате – восемь. На каждом также по ЗРК обороны ближнего рубежа SeaRAM. На всех модификациях на надстройке – по две счетверенные пусковые установки ПКР Harpoon. На фрегате и корабле среднего водоизмещения за лацпортами побортно размещено по трехтрубному 324-мм торпедному аппарату для стрельбы противолодочными торпедами. Артиллерийские системы: по одной 127-, 76- или 57-мм носовой установке и несколько 25-мм автоматов и крупнокалиберных пулеметов. На всех есть вертолетные площадки с ангарами.

3500-тонный фрегат отличается от «братьев своих меньших» наличием еще четырех восьмиконтейнерных блоков УВП Mk 41 в районе ворот вертолетного ангара. Они предназначены для размещения ЗУР средней или большой дальности, ПЛУР ASROC и крылатых ракет для стрельбы по береговым целям. На надстройке зарезервированы также объ-емы для размещения оружия в сменных модулях.

Все это, конечно, впечатляет, но учитывая то обстоятельство, что консорциум Lockheed Martin решил не отказываться от накрученных наукоемких технологий и оставить у этих кораблей высокую 40-узловую скорость (в противном случае они в значительной мере теряют свою привлекательность), не приходится сомневаться в том, что локхидовские суперкорабли окажутся очень дорогими: порядка $700 млн. – $1,5 млрд. за единицу. А это вряд ли устроит зарубежных партнеров Соединенных Штатов, а также американскую администрацию и Конгресс.

Корабль Freedom International корпорации Lockheed Martin.

НА ПЛАТФОРМЕ «ЛЕГЕНДЫ»

Тем временем крупнейшая американская кораблестроительная корпорация Huntington Ingalls Industries (HII) начала продвижение своего варианта фрегата. И тоже с международного рынка. На выставке Euronaval 2010 в Париже впервые была продемонстрирована модель патрульного фрегата (Patrol Frigate) проекта 4501. Он практически не отличается от так называемых куттеров национальной безопасности (National Security Cutter – NSC) океанской зоны типа Legend (они получают имена легендарных моряков американской Береговой охраны), которые корпорация HII серийно строит для БОХР США. На патрульном фрегате кормовой кран мостового типа, предназначенный для спуска на воду и подъема на ходу катера-перехватчика, заменен на более простой и легкий кран с переломной стрелой. В этой связи претерпела некоторые изменения и конструкция слипа, посредством которого осуществляется спуск-подъем катера. Вот и все перемены.

«Легенды» имеют полное водоизмещение 4600 т, длину – 127 м, ширину – 16,46 м. Комбинированная дизель-газотурбинная энергетическая установка (по схеме CODAG) позволяет развивать максимальную 28-узловую скорость. Экономической 12-узловой скоростью куттер способен преодолеть колоссальное расстояние – 12000 миль (22000 км). Автономность тоже большая – в зависимости от запасов провизии от 60 до 90 суток. Экипаж состоит из 122 человек, из которых 14 – офицеры. Предусмотрены места для размещения еще 26 человек.

У корабля – развитое электронное вооружение, включающее средства связи, радиолокации и постановки помех. Имеется вертолетная площадка размером 24х15 м с ангаром для размещения двух вертолетов MH-65C Dolphin или четырех БЛА (в другой комбинации: один MH-65C Dolphin и два БЛА). Кроме катера-перехватчика с устройством спуска-приема в корме есть еще два катера жестко-надувного типа на шлюп-балках. Артиллерийское вооружение достаточно скромное: носовая 57-мм автоматическая артиллерийская установка, 20-мм шестиствольный автомат обороны ближнего рубежа Phalanx на надстройке, четыре 12,7- и два 7,62-мм пулемета. Средняя стоимость такого куттера – $684 млн. Заложенный недавно седьмой NSC, который будет передан заказчику в 2018 г., законтрактован за $497 млн.

Ясно, что военно-морские силы ни одной страны не купят слабо вооруженный патрульный фрегат проекта 4501 ни за $684 млн., ни за $497 млн. Поэтому на салоне Euronaval 2012, а затем на выставке DIMDEX 2014 в Катаре уже появилась модель «международного патрульного фрегата» (International Patrol Frigate) проекта 4921.

Линейка боевых кораблей на базе ЛБК Freedom.

Размерениями и водоизмещением он не отличается от куттера типа Legend (по данным некоторых источников, водоизмещение корабля все-таки «подросло» до 5070 т, что, очевидно, более соответствует действительности), а вот состав вооружения существенно изменился. За носовой 76-мм артиллерийской установкой разместился 12-контейнерный блок вертикальных пусковых установок Mk 56 для ЗУР ESSM. В корме вместо слипа – две счетверенные пусковые установки ПКР Harpoon и трехтрубный 324-мм противолодочный торпедный аппарат. На крыше ангара – 11-ствольная пусковая установка ЗРК обороны ближнего рубежа SeaRAM. По бортам – 25-мм автоматические пушки Mk 38 Mod 2. Появились подкильная и буксируемая ГАС. Для обнаружения воздушных целей предполагается использовать активный радар с фазированной решеткой CEAFAR, а для обзора водной поверхности применять РЛС X- и S-диапазонов. Фрегат способен принимать и размещать в двух ангарах многоцелевой вертолет SH-60 Seahawk и два БЛА. В противолодочном варианте винтокрылая машина несет торпеды Mk 54, а в ударном – ракеты AGM-114 Hellfire для поражения небольших кораблей и катеров.

Можно утверждать, что цена этого корабля, во всяком случае головного, дотянет до $800 млн., а то и перевалит за эту сумму. При этом дальность плавания на экономической 12-узловой скорости сократится до 8000 миль (14816 км), что очень неплохо (для сравнения: дальность плавания ЛБК Freedom составляет 3500 миль, а ЛБК Independence – 4300 миль, автономность обоих – 21 сутки; у основных боевых кораблей американского флота эсминцев типа Arleigh Burke дальность плавания – 4400 миль, а автономность – 30 суток), но на 4000 мили все-таки меньше, чем у Legend.

Однако вооружение фрегата проекта 4921 все-таки оставляет желать лучшего. Оно годится лишь при использовании корабля в войнах низкой интенсивности. Главными же достоинствами этого фрегата являются высокая мореходность, большие дальность плавания и автономность.

ДЛЯ КОНТРОЛЯ МОРЯ

«Концепция «патрульного фрегата» является интересной отправной точкой, хотя это не совсем то, что нам нужно, – считает Захари Ховитт. – Более глубокое изучение вопроса показывает, что идеальным является создание «фрегата контроля моря» (Sea-Control Frigate – SCF) без существенной переделки корпуса». Автор журнала Proceedings под «корпусом» имеет в виду фрегат проекта 4921.

Куттер национальной безопасности Bertholf – головной типа Legend.

По мнению Захари Ховитта, главное внимание должно быть обращено на усиление вооружения. Упрощенную 12-контейнерную установку вертикального пуска Mk 56 следует заменить на полноценную универсальную ПУ Mk 41 из 16 ячеек. И тогда можно будет использовать не только ЗУР ESSM (при этом в каждой ячейке поместятся по четыре такие ракеты, то есть при полной загрузке – 64 ЗУР), но и противолодочные ракеты ASROC и перспективные противокорабельные ракеты LRASM с дальностью стрельбы более 370 км, начало серийного производства которых намечено на 2015 год. Увеличение боезапаса ЗУР ESSM даст возможность, по утверждению Захари Ховитта, с более высокой степенью вероятности перехватывать такие сверхзвуковые ПКР, как SS-N-22 Sunburn («Москит») или SS-N-27 Sizzler («Калибр»). А замена ПКР Harpoon на LRASM значительно усилит ударный потенциал. В свою очередь, ПЛУР ASROC способны поражать субмарины противника на больших дистанциях, чем на то способны противолодочные торпеды.

Патрульный фрегат проекта 4501 мало чем отличается от куттеров типа Legend.

Как указывает Ховитт, ликвидация пусковых установок ПКР Harpoon в корме и перемещение 324-мм торпедных аппаратов в среднюю часть корпуса снова позволит оборудовать слип для спуска-подъема катеров жестко-надувного типа, на которых «морские котики», то есть бойцы спецназа, будут высаживаться на берег. Там же могут размещаться телеуправляемые безэкипажные катера (БЭК) или необитаемые подводные аппараты (НПА) самого разного назначения: разведывательные, противолодочные, глубоководные ГАС, а также ложные цели. Там же есть возможность для установки контейнера с дистанционно управляемым противоминным комплексом WLD-1 Remote Minehunting System, доводка которого завершается для оснащения литоральных боевых кораблей.

Вооружение патрульного фрегата проекта 4921 усилено ЗРК и ПКР.

Наконец, «перевооружение» патрульных фрегатов с целью их превращения в полноценные боевые корабли, по Ховитту, должно завершиться заменой артиллерийских систем малого калибра. 25-мм автоматические пушки Mk 38 Mod 2 на крыше вертолетного ангара по обе стороны от ЗРК SeaRAM уступят свое место 30-мм автоматам Mk 44 Bushmaster II, чья огневая производительность на 50% выше.

Поскольку фрегату SCF по сравнению с куттером типа Legend придется решать более широкий круг задач и действовать зачастую в самых экстремальных боевых условиях, то необходимо позаботиться об усилении ряда элементов корпуса и надстройки, а также шире использовать технологии малой заметности для снижения эффективной площади рассеивания корабля. Кроме того, необходимо продумать и внедрить систему коллективной защиты от химического и биологического оружия и радиологической угрозы.

Во что это все обойдется? Конечная цена каждого фрегата контроля моря составит, по утверждению Ховитта, порядка $800 млн., что более чем вдвое меньше строительства эсминца типа Arleigh Burke версии Flight IIA ($1,8 млрд.) и втрое меньше перспективного эсминца типа Arleigh Burke версии Flight III ($2,3 млрд.). Стоимость каждой единицы SCF лишь на 30% больше цены одного ЛБК. Но при этом возможности фрегата контроля моря окажутся значительно выше.

И это еще не все. На каждую милю экономического хода фрегат контроля моря будет расходовать 17 галлонов (1 галлон = 3,785 литра) топлива. За ту же милю эсминцы типа Arleigh Burke сжигают 65 галлонов, а литоральные боевые корабли – от 32 до 42 галлонов. При стоимости одного галлона $4 на переход из Сан-Диего до Сингапура протяженностью 8000 миль эсминцу типа Arleigh Burke потребуется на оплату топлива $2 млн., а SCF – в четыре раза меньше.

Экипаж SCF будет состоять из 120-130, максимум 140 человек. Это вдвое меньше, чем на эсминцах типа Arleigh Burke и немногим больше, чем на ЛБК с учетом сменных членов команды. А ведь даже рядовые плавающего состава американского флота получают весьма приличное денежное вознаграждение, а в будущем могут рассчитывать на пенсию или добавку к ней. То есть и здесь вырисовывается заметная экономия, особенно учитывая то обстоятельство, что по боевой эффективности фрегаты контроля моря будут превосходить литоральные боевые корабли. Срок их службы будет доведен до 45 лет, в то время как сейчас боевые корабли ВМС США находятся в строю не более 30-35 лет. Значит флоту потребуется меньше средств для пополнения корабельного состава.

Фрегаты контроля моря предлагается вооружить дальнобойными противокорабельными ракетами LRASM.

Выкладки Захари Ховитта убедительно свидетельствуют в пользу фрегата контроля моря. Однако далеко не все цифры можно достоверно подтвердить. Стоимость сборки головного корабля, несомненно, превысит $1 млрд., а выйти на $800 млн. в текущих ценах удастся лишь при крупносерийном строительстве.

ОШИБКА В РАСЧЕТАХ

И вот в последнем июньском номере журнала Proceedings появилась статья кэптена в отставке, старшего преподавателя-наставника и профессора тактики Военно-морской школы повышения квалификации в Монтерее (штат Калифорния) Вэйна Хьюза «Одноцелевые боевые корабли для литоральной зоны». Этот ветеран американского флота пишет: «В 1952 г. я начал службу на «многоцелевом корабле» – на 2500-тонном эсминце Cushing (DD-797), предназначенном для выполнения самых разных задач, хотя строился он, как и все эсминцы типа Fletcher, введенные в строй в годы Второй мировой войны, для эскортирования больших и более ценных кораблей». Здесь позволим не согласиться с утверждением автора, поскольку эсминцы типа Fletcher задумывались не как эскортные, а как ударные. Они предназначались изначально для торпедных атак корабельных соединений и конвоев противника, а также для отражения артиллерийским огнем атак вражеских эсминцев. На практике же эсминцы типа Fletcher, действительно, исполняли множество ролей: участвовали в противолодочных действиях, обеспечивали противовоздушную оборону, наносили артиллерийские удары по береговым объектам, занимались эскортом авианосцев, линкоров, крейсеров, десантных судов и транспортов, несли радиолокационный дозор, успешно противостояли в боях японским кораблям. И не зря эти эсминцы признаны лучшими в своем классе в годы Второй мировой войны.

Вэйн Хьюз, очевидно умышленно, допускает «натяжку», чтобы доказать, что имеющие ныне широкое хождение термины «многоцелевой» или «многофункциональный» в отношении боевых кораблей на самом деле не имеют под собой веского содержания. По его мнению, «одноцелевые» или «узкоспециализированные» ракетные катера, например, в ближней морской (литоральной) зоне гораздо эффективнее любых многоцелевых и многофункциональных кораблей. Он обращает внимание на то, что Пентагон собирается покупать новые многоцелевые фрегаты по цене $500 млн. или даже более того, но они не способны успешно воевать в литоральной зоне. В морях, омывающих Китай, в восточной части Средиземного моря, Персидском заливе, Аравийском море и Японском, на Балтике, Черном море и Эгейском такие фрегаты окажутся малополезными. Большая доля правды в этих словах есть.

Ракетный катер Ezzat – головной типа Ambassador MK III, построенный в США для ВМС Египта обошелся в $325,5 млн.

Поэтому в стесненных акваториях фрегаты должны заменить, по утверждению Вэйна Хьюза, флотилии из 8-16 небольших ударных боевых кораблей, впрочем, способных выполнять разные задачи. Они будут базироваться на порты дружественных США государств. По мнению профессора, это могут быть корабли двух типов: водоизмещением 500 т по цене $100 млн. за единицу и 1000-тонные по $200 млн. Другими словами, они будут в шесть и три раза дешевле ныне строящихся ЛБК. Таким образом, США наряду с фрегатами, предназначенными для действий в океанской зоне, получат значительное количество ракетных корветов. По цене 20 ЛБК ($10 млрд.) американский флот приобретет 10 фрегатов и 25 корветов для ведения боевых действий в литоральной зоне.

Очевидно, определенный резон в рассуждениях Вэйна Хьюза есть. Ясно, что надежды на многофункциональность модульных ЛБК не оправдались. Им нужна замена. Но вот с цифрами, а точнее с ценами перспективных кораблей явно не складывается. Автор Proceedings, равно как и многие его собратья по перу, забывает, что американское военное кораблестроение сегодня очень дорогое. Мы уже знаем, что строительство будущего фрегата обойдется никак не меньше $800 млн. – $1 млрд. Ударные корветы тоже не удастся купить ни за $200 млн., ни за $100 млн. За примером далеко ходить не надо. Американская компания VT Halter Marine по заказу администрации США в рамках программы военной помощи зарубежным государствам построила для ВМС Египта четыре больших ракетных катера типа Ambassador MK III. Их водоизмещение – около 500 т, длина – 60,6 м, максимальная скорость хода – 41 узел. Корабли вооружены двумя счетверенными пусковыми установками ПКР Harpoon, 76-мм универсальной пушкой Oto Melara, ЗРК обороны ближнего рубежа RAM, многоствольным 20-мм автоматом Phalanx и двумя 7,62-мм пулеметами. Экипаж состоит из 36 человек. То есть они полностью вписываются в параметры малого ударного корвета Вэйна Хьюза. Только обошелся этот «квартет» американскому бюджету в $1,29 млрд., или $325,5 млн. за единицу, что более чем втрое превышает 100-миллионный предел американского профессора.

ЗАКАЖУТ В ИСПАНИИ?

Американские эксперты, обсуждающие облик будущих фрегатов, не ограничиваются только родными пенатами. Они рассматривают и корабли, которые проектируются и строятся за рубежом, примеривая их для нужд ВМС США.

Обращение к зарубежному опыту и технологиям в последнее время получило в Соединенных Штатах широкое распространение. Так, в основе проекта ЛБК типа Freedom – итальянская разработка, а ЛБК Independence – австралийская. И хотя эти корабли строятся в США, но сами верфи принадлежат итальянскому концерну Fincantieri и австралийской компании Austal.

Испанский фрегат Almirante Juan de Borbon типа Alvaro de Bazan эскортирует американский авианосец George H.W. Bush.

Круг возможных зарубежных претендентов на роль американского фрегата будущего не оказался широким. По общему мнению, наиболее подходящими кандидатами являются два корабля испанской фирмы Navantia: фрегаты типа Alvaro de Bazan (F 100) ВМС Испании и типа Fridtjof Nansen, построенные для ВМС Норвегии.

Первые имеют полное водоизмещение почти 6400 т, длину – 146,7 м, максимальную скорость – 28,5 узла, дальность плавания – 5200 миль на 18 узлах. Они оснащены РЛС AN/SPY-1D и системой боевого управления Aegis корпорации Lockheed Martin, а также блоком универсальных пусковых установок Mk 41 с 48 ячейками для ЗУР Standard SM-2MR Block IIIA и ESSM. Корабли также несут две счетверенные пусковые установки ПКР Harpoon, 127-мм американскую артиллерийскую установку Mk 45 Mod 2, одну 20-мм многоствольную систему обороны ближнего рубежа Meroka, четыре 324-мм противолодочных торпедных аппарата Mk32 Mod 9, вертолет SH-60B Seahawk. То есть почти все вооружение и значительная часть электроники имеют американское происхождение. Поэтому приспособить проект F 100 к нуждам ВМС США большой сложности не представит. Загвоздка в другом. Если первый корабль серии – Alvaro de Bazan – стоил 453 млн. евро, то есть около $600 млн., то пятый и последний в серии – Cristobal Colon – потянул уже на 834 млн. евро или $1,1 млрд. Это «неподъемная» стартовая цена для перспективного американского фрегата. Кроме того, корабль просто большой. Не случайно строящиеся для ВМС Австралии три корабля этого типа с несколько измененным составом вооружения классифицируются как эсминцы.

А вот фрегаты типа Fridtjof Nansen в большей мере отвечают требованиям, предъявляемым к американскому фрегату будущего. Его проект создавался организованным в 2000 г. американо-испанским консорциумом AFCON, в котором ведущую скрипку играла корпорация Lockheed Martin. Полное водоизмещение корабля – 5290 т, длина – 134 м, максимальная скорость – 26 узлов, дальность плавания – 5200 миль на 16 узлах. Имеется АСБУ Aegis с РЛС AN/SPY-1F. Вооружение: УВП Mk 41 для стрельбы ЗУР ESSM, две счетверенные ПУ противокорабельных ракет NSM нового поколения, 76-мм универсальная артиллерийская установка, противолодочные торпедные аппараты, пулеметы и вертолет с ангаром. Каждый корабль обошелся заказчику в $722 млн., то есть сумму вполне приемлемую. Кстати, когда пронесся первый слух о возможности строительства для ВМС США новых фрегатов, мы предположили, что прототипом для них могут стать корабли типа Fridtjof Nansen (см. журнал «Национальная оборона» №5/2011). Не факт, что так и случится, но эти фрегаты пока значатся в списке вероятных претендентов.

Норвежский фрегат Fridtjof Nansen.

КИТАЙСКИЙ ФАКТОР

Пока американские военно-морские специалисты дискутируют об облике перспективного фрегата ВМС США, Китай завершает строительство самой большой в истории КНР серии надводных боевых кораблей основных классов – фрегатов третьего поколения типа 054А Jiangkai II. Головной заложили в 2005 г., а сейчас в строю ВМС НОАК числится 18 единиц. К 2017 году, когда будет завершена программа, количество кораблей этого типа достигнет 24.

Это хорошо сбалансированные фрегаты. Архитектура позаимствована у французских стелс-кораблей типа La Fayette. Полное водоизмещение – 4053 т, длина – 134,1 м. Четыре дизельных двигателя позволяют развивать максимальную 27-узловую скорость. Дальность плавания составляет рекордные 8025 миль, что дает возможность далеко уходить от своих берегов, например, добираться до Бразилии или Черного моря. Электронное оснащение – преимущественно российского и французского происхождения. На кораблях легко обнаружить антенны РЛС «Фрегат» и «Минерал-МЭ». Вооружение тоже достаточно узнаваемо. Это ЗРК HQ-16 – китайская версия российского «Штиля». Только еще десять лет назад 32 ракеты этого комплекса китайцы стали размещать в вертикальных пусковых установках сотого типа (из них можно стрелять и китайскими ПЛУР Changying), в то время как в России первый корабль с такой ВПУ появится в конце этого или в начале будущего года. В носу – в стелсовской башне российская 76-мм автоматическая универсальная артиллерийская установка АК-176. На вертолетной палубе – вертолет Ка-28. А вот два семиствольных 30-мм автомата обороны ближнего рубежа типа 730 скопированы с голландской АУ Goalkeeper. В средней части надстройки – две счетверенные пусковые установки китайских сверхзвуковых ПКР С-803.

Китайский фрегат Yi Yang типа 054А. Эти корабли относятся к числу лучших в своем классе.

А в этом году в КНР завершено проектирование фрегата четвертого поколения типа 057, который прежде обозначался как тип 054В. В конце 2014 – начале 2015 годов начнется их строительство. Серия будет состоять из 20 единиц, которые до 2025 г. заменят в ВМС НОАК 20 устаревших фрегатов второго поколения типа 053. Их полное водоизмещение составит 4500-5000 т. На интегрированных стелс-мачтах появятся многофункциональные неподвижные РЛС с фазированными антенными решетками, а на самих кораблях – автоматические системы боевого управления, аналогичные американской Aegis. Внедрение комбинированной электроэнергетической установки позволит повысить экономичность, улучшить маневренность и уменьшить шумность. Вооружение будет состоять из размещенных в носовых и кормовых блоках вертикальных пусковых установок ракет ЗРК HQ-16C или HQ-16D, ПЛУР Changying-3, способных поражать подводные лодки на дистанции до 60 км, а также сверхзвуковых дальнобойных ПКР C-805 и ЗРК обороны ближнего рубежа FL-3000N. Корабль сможет принимать два вертолета.

Как нетрудно убедиться, китайские фрегаты типов 054А и 057, особенно последнего, превосходят по совокупности своих характеристик и боевых возможностей перспективные американские корабли этого класса.

Что же касается кораблей ближней морской зоны, то Китай уже обзавелся почти сотней ракетных катеров-катамаранов типа 022 Houbei водоизмещением 220 т и 36-узловой скоростью. На них размещается по восемь ракет «корабль-корабль» или «корабль-земля». Сейчас в КНР осуществляется программа строительства ракетных корветов типа 056 Jiangdao полным водоизмещением 1440 т и 28-узловой скоростью хода. Они предназначены для выполнения ударных и противолодочных задач. Их вооружение: две двухконтейнерные пусковые установки сверхзвуковых противокорабельных ракет С-803, 76-мм универсальная артиллерийская установка АК-176, пакетная установка ЗРК обороны ближнего рубежа HQ-10, два дистанционно управляемых 30-мм автомата для поражения малоразмерных морских и воздушных целей, два трехтрубных 324-мм противолодочных торпедных аппарата. Имеется площадка для приема вертолета. ВМС НОАК уже получили полтора десятка таких корветов, а через два-три года их количество увеличится до 50 единиц. Поэтому флотилии американских литоральных боевых кораблей или корветов, которые придут им на замену, просто окажутся бессильными у китайских берегов.

Все идет к тому, что лет через десять доминировать в морях и океанах будут ВМС НОАК. И догнать Поднебесную у США не будет никакой возможности.

Примерно так будут выглядеть перспективные китайские фрегаты типа 057.


 

НОВОСТИ

По информации заместителя председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Дмитрия Рогозина, в Коллегии ВПК сформирован оперативный штаб для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса и стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США против оборонных предприятий России.
Зенитчики общевойсковой армии Западного военного округа (ЗВО) на полигоне Капустин Яр (Астраханской обл.) в конце декабря 2017 г. получили комплект ЗРК «Бук-М3», после чего совершили марш комбинированным способом в пункт постоянной дислокации в Курской области.
Министерство обороны России имеет твердый контракт на 35 учебно-тренировочных самолетов производства Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), которые будут использоваться для подготовки курсантов военно-транспортной авиации, сообщил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения предприятия.
В структуре Сухопутных войск (СВ) России сохранятся и бригады, и дивизии, что позволит обеспечить баланс группировок войск, способных выполнять различные задачи, заявил главнокомандующий СВ генерал-полковник Олег Салюков.
В начале января с подразделениями радиоэлектронной борьбы Западного военного округа была проведена тренировка по радиоподавлению средств связи условного противника.
В 2017 г. закупка ракетных комплексов «Ярс» обеспечила устойчивые темпы перевооружения группировок шахтного и подвижного базирования Ракетных войск стратегического назначения.
ОКБ им. Симонова получило контракт от Минобороны РФ на выполнение аванпроекта по созданию перспективного тяжелого высокоскоростного БЛА самолетного типа массой порядка 4-5 тонн и скоростью 750-950 км/ч, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в ОПК.
Специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского (входит в НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») завершили очередной этап испытаний модели среднего военно-транспортного самолета Ил-276 (известен также под обозначением многоцелевой транспортный самолет – МТС, первоначально разрабатывался совместно с Индией).
Компания «Рособоронэкспорт» планирует расширить географию выставочной работы в 2018 г.
«Вопрос газотурбинных установок для флота окончательно закрыт, и мы можем себя чувствовать абсолютно спокойно в этом плане», – заявил заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в ходе визита на рыбинское предприятие «ОДК-Сатурн», где состоялось совещание по развитию российской двигателестроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100