Горизонты и подводные камни «контракта века»
«Лозунг «любой ценой в поставленный срок!», действовавший в советское время, очень затратен и давно неприемлем

Новейшая многоцелевая атомная подводная лодка «Северодвинск» проекта 885 «Ясень» выходит на испытания.

Средства массовой информации продолжают комментировать подписанный 9 ноября в Северодвинске контракт между Министерством обороны и Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК). Оно и понятно: никогда еще за постсоветскую эпоху не заключалось столь объемное соглашение на сумму более 280 млрд. руб. на проектирование, строительство и модернизацию атомных подводных лодок, кораблей и судов для ВМФ РФ. Нередко можно услышать мнение: мол, Министерство обороны пошло на уступки ОСК, приняв условия корпорации, которая завысила цены на свою продукцию. Так ли это?

Александр МОЗГОВОЙ

Для этого нужно разобраться с этими самыми ценами в контексте существующих экономических реалий в России, а также сопоставить суммы сделок с затратами на аналогичную продукцию за рубежом в долларах США. Последнее немаловажно. Ведь живем мы в условиях рыночной экономики, законы которой, в общем-то, для всех должны быть одинаковыми (суммы в долларах приводятся из расчета 31 руб. за $1).

Самая крупная часть суммарного контракта – 164 млрд. руб. ($5,29 млрд.) приходится на строительство и поставку четырех серийных многоцелевых атомных подводных лодок проекта 885М «Ясень-М». То есть цена одной лодки должна составить 41 млрд. руб. ($1,32 млрд.). Еще 13,4 млрд. руб. ($432 млн.) требуются СПМБМ «Малахит» на разработку технического проекта АПЛ и 47 млрд. руб. ($1,46 млрд.) на строительство «Казани» – головной, а точнее первой серийной субмарины данного типа. Она существенно отличается по комплектации от головной лодки серии – «Северодвинск» проекта 885, которая строится с 1993 г. и в составе которой использованы оборудование и материалы еще из советских заделов, а ряд предприятий, выпускавших эти оборудование и материалы, сейчас находятся за рубежом. «Казань» полностью комплектуется российскими изделиями, на ней устанавливается новая паропроизводящая установка КТП-6-85 и новая паротурбинная установка «Мираж». Для освоения и внедрения на корабль этих, а также ряда других агрегатов и систем требуются дополнительные затраты. Необходима также некоторая перекомпоновка отсеков и магистралей, изменения претерпят и наружные обводы корпуса.

В циклопических цехах Севмаша строятся стратегические и многоцелевые атомоходы.

Для сравнения приведем данные по новейшим американским АПЛ аналогичного назначения типа Virginia. Головная субмарина серии обошлась в $2,7 млрд. (в ценах 2004 г., когда доллар был заметно «тяжелее» сегодняшнего). За счет совершенствования технологий сборки корпорации-строители этих атомоходов – General Dynamics и Northrop Grumman – сократили сроки строительства со 145 месяцев до 64. И тем самым снизили издержки, уменьшив их до $2 млрд. за единицу. Потом с администрацией США был заключен контракт на $14 млрд. на строительство в течение пяти лет 8 АПЛ типа Virginia Block III. За счет закупки больших партий корабельной стали и загрузки предприятий-субподрядчиков на несколько лет вперед достигнут новый рубеж экономии. Цена упала до $1,75 млрд. за единицу.

Поэтому заказ Министерством обороны РФ сразу четырех АПЛ проекта 885М, безусловно, шаг в правильном направлении. Однако у нас в отличие от США подписание контракта отнюдь не означает перевод денег на счета ОСК или Севмаша, где эти лодки предполагается строить. Предстоит еще долгое хождение по инстанциям и кабинетам прежде, чем средства дойдут до исполнителей. А это значительно снижает эффект от такого рода денежного вливания.

Есть и другие проблемы, неведомые американцам. По словам заместителя генерального директора Севмаша по экономике и программам развития Сергея Кученова, нормативный срок постройки АПЛ типа «Ясень» составляет 72 месяца, а ракетной лодки типа «Борей» – 75 месяцев. Министерство обороны считает, что цена «должна базироваться на твердых неизменяемых конструкторских материалах, – говорит он, – а мы в этой ситуации можем дать только ценовой прогноз – на сегодня просто нет всех конструкторско-технологических материалов, и в лучшем случае они появятся к концу 2012 года». Кроме того, в процессе самой постройки корабля по настоянию заказчика, то есть ВМФ, происходят уточнения, вносятся изменения, и здесь опять требуется корректировка документации. Разумеется, ВМС США тоже вносят изменения в проекты, но не на каждую АПЛ, как нередко практикуется у нас, а на серию. И каждый «чих» оговаривается отдельным контрактом.

Теперь о «бореях» – атомных подводных лодках стратегического назначения проекта 955. В «контракте века» Министерства обороны с ОСК речь идет лишь о дополнительном соглашении с ЦКБ МТ «Рубин» на 39 млрд. руб. ($1,25 млрд.) на проектирование атомной подводной лодки стратегического назначения проекта 955А «Борей». Почему же, спросит знакомый с темой читатель, строительство головной РПЛСН этого типа – «Юрия Долгорукого» – обошлось в 23 млрд. руб. ($742 млн.), а разработка проекта улучшенной модификации будет стоить заметно дороже? Но, во-первых, сама цифра 23 млрд. вызывает сомнения. «Юрий Долгорукий», так же как и «Северодвинск», простоял на стапеле столь долго, что учесть точно затраты на его сборку представляется нереальным. Его строительство то велось, то на долгое время останавливалось, потом опять возобновлялось. За это время многократно менялись не только цены, но и сами деньги.

Во-вторых, по большому счету РПЛСН проекта 955 в металле вообще не существует. «Чистый» 955 проект создавался на рубеже 80-90-х годов прошлого века и подразумевался в качестве носителя 12 межконтинентальных твердотопливных баллистических ракет «Барк», которые по массогабаритным характеристикам существенно превосходили БРПЛ «Булава». Работы по «Барку» из-за проблем на испытаниях (из семи пусков три подряд оказались неудачными) были прекращены. Пришлось переделывать проект его носителя, причем тогда, когда самой новой ракеты, по сути дела, не существовало. А на дворе были «лихие», как принято сейчас говорить, 90-е годы. На оборонку средств практически не отпускалось. В этот трудный период по инициативе Севмаша и ЦКБ МТ «Рубин» было принято решение, не в последнюю очередь для того, чтобы не допустить крушения отечественного подводного кораблестроения, использовать при строительстве «Юрия Долгорукого» и «Александра Невского» имеющиеся заделы недостроенных АПЛ «Рысь» и «Кугуар» проекта 971 разработки СПМБМ «Малахит». Так появился проект 09550. В нем носовые и кормовые оконечности заимствованы у субмарин 971 проекта. Малахитовские элементы хорошо заметны на двух первых рубиновских «бореях».

РПЛСН «Юрий Долгорукий». У стратегических подлодок проекта 09550 в носовой и кормовой оконечностях отчетливо просматриваются элементы, заимствованные у субмарин 971 проекта.

А вот третья лодка серии – «Владимир Мономах» (проект 09951) – строится уже в «собственном» корпусе, который, естественно, отличается от проекта 09550. На лодке установлен штатный гидроакустический комплекс «Иртыш-Амфора-Борей» вместо ГАК «Скат-3М», которым располагают «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский». Значительную перекомпоновку претерпели отсеки и их оборудование.

Еще большие изменения предусмотрены проектом 09553 (проект 955А «Борей-А»). Его технический вариант защищен в прошлом году. А еще раньше началась подготовка к строительству субмарины, получившей неофициальное название «Святитель Николай». (Тут следует заметить, что, когда боевые корабли называют именами выдающихся российских исторических, военных и политических деятелей, это закономерно и оправдано. Но вот присвоение имен христианских святых вызывает сомнения. Мы живем все-таки в светском государстве. Да и служить на этих кораблях будут не только христиане, но и моряки, принадлежащие к другим конфессиям). Как сообщил в интервью агентству РИА Новости генеральный директор Севмаша и ЦКБ МТ «Рубин» Андрей Дьячков, на стапеле уже собрано около 80% прочного корпуса корабля. В начале следующего года состоится официальная церемония закладки подводной лодки. Не дожидаясь заключения контракта, начались также подготовительные работы по пятому и шестому корпусам.

Генеральный директор Севмаша и ЦКБ МТ «Рубин» Андрей Дьячков разъяснил некоторые детали «контракта века», подписанного в Северодвинске.

«Борей-А» будет отличаться от своих старших «сестер» большим ракетным боезапасом, который увеличен до 20 ракет. А это значит, что увеличится длина атомохода, изменится и ряд других его параметров. Более совершенным станет радиотехническое вооружение. Все это потребовало радикальной переработки проекта. По сути дела, это вообще новый проект с использованием некоторых элементов проектов 09550 и 09551. В следующем году планируется заключить контракты на строительство РПЛСН серии 955А. Заметим, что стоимость серийных перспективных американских атомоходов SSBNX составит порядка $5-6 млрд., а головной лодки – около $8 млрд.

Нельзя исключить также, что в сумму контракта с ЦКБ МТ «Рубин» включены возможные затраты на разработку вариантов «бореев» в качестве носителей новейших жидкостных БРПЛ «Лайнер», показавших отличные результаты в серии испытаний весной и летом текущего года.

Завершая тему подводных лодок в пакете «контракта века», нельзя не остановиться на дополнительном соглашении Министерства обороны с Центром судоремонта «Звездочка» на средний ремонт РПЛСН «Новомосковск» проекта 667БДРМ. «Весит» он всего 3 млрд. руб. ($96,7 млн.). Но из-за этой суммы велись длительные дискуссии между МО и ремонтным предприятием. Между тем, российские морские силы ядерного сдерживания фактически представлены только субмаринами этого проекта (шесть единиц на Северном флоте, из которых «Новомосковск» застрял на «Звездочке»), поскольку три РПЛСН проекта 667БДР Тихоокеанского флота давно отслужили все положенные сроки и подлежат списанию. И задерживать в этих обстоятельствах доплату за модернизацию «стратега», который может наносить удары межконтинентальными ракетами комплексов «Синева» или «Лайнер», непозволительная роскошь.

Соглашения по надводным кораблям, заключенные в Северодвинске, не столь впечатляющие, но тоже знаковые. На разработку сокращенного технического проекта модернизации тяжелого атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов» проекта 11442 «Орлан», который последние десять лет стоит на консервации на Севмаше, подписан четырехмиллиардный контракт ($124 млн.) с Северным ПКБ. Как разъяснил Андрей Дьячков, первоначально Министерство обороны хотело заключить два контракта: на проведение опытно-конструкторских работ и на ремонт с модернизаций одновременно. Но, в конце концов, стороны пришли к согласию, что без окончательного варианта модернизации осуществлять работы на корабле просто бессмысленно. Известно только, что на крейсере произойдет замена ударного ракетного вооружения. Вместо крылатых ракет комплекса «Гранит», который снят с производства, на «Нахимове» появятся новые ракетные комплексы «Калибр» и «Оникс».

Художник лондонской газеты The Telegraph сравнил размеры старой российской РПЛСН проекта 941 «Акула» (Typhoon – по принятой в НАТО классификации) с новой проекта 09553 (955А «Борей-А») и ПЛАРБ Королевского флота типа Vanguard. «Акула» ошибочно указана как носитель 16 БРПЛ, в то время как на самом деле такие лодки вооружались 20 ракетами.

Широкая публика любит большие корабли. Для очень многих флот не флот, если в нем нет авианосцев и атомных крейсеров. Но если это единичные экземпляры, как это имеет место в России, то польза от них невелика. Их проектирование, строительство, модернизация и эксплуатация обходятся не просто дорого, а неоправданно дорого. Вместо одного «пафосного» крейсера или авианосца лучше иметь десяток фрегатов и корветов – рабочих лошадок флота.

В свое время «орланы» задумывались как корабли прорыва в Атлантику и Тихий океан. Совместно с авианосцами они должны были проламывать мощные корабельно-авиационные заслоны ВМС НАТО, США и их союзников в Северной Атлантике и на Дальнем Востоке, дабы атомные подводные лодки советского ВМФ могли свободно выходить на оперативный простор. Сейчас такие задачи не ставятся. И для прорыва нужен не один корабль и не два, а гораздо больше. На строительство подобных эскадр средств нет и в перспективе не предвидится. Модернизированные крейсера проекта 11442 более рационально было бы использовать в качестве кораблей противоракетной обороны. Ведь на их борту можно разместить добрую сотню, а то и более, ракет ПРО. Но опять же, таких кораблей требуется не один и не два, а как минимум десяток.

В нашем же ВМФ «орланы» скорее играют роль не ударных, а представительских кораблей – эдаких до зубов вооруженных яхт, на которых любят выходить в море высокопоставленные государственные деятели. Но, честное слово, это слишком дорогое удовольствие.

РПЛСН «Новомосковск» на верфи Центра судоремонта «Звездочка».

Иное дело, спасательное судно «Игорь Белоусов» проекта 21300 «Дельфин», на постройку которого подписан контракт на 11,5 млрд. руб. ($370 млн.) с Адмиралтейскими верфями. Оно было заложено в декабре 2005 г. Сдать его заказчику планировалось в 2010 г., но сейчас сформирован только корпус. Затраты предусматривались в объеме 6 млрд. руб. ($193 млн.). Однако финансирование велось крайне неудовлетворительно. Примерно 25% затрат на постройку судна пришлось покрывать из средств завода. Но и их не хватало. В результате получился долгострой. А он неизбежно оборачивается существенным удорожанием кораблей. Из-за инфляции, которая составляла около 10%, роста тарифов на энергоресурсы, цен на металл и другие конструкционные материалы затраты существенно выросли. Увеличилась и стоимость комплектующего оборудования. Но Министерство обороны не желало считаться с этими обстоятельствами. Когда же судостроители стали выдвигать требования о пересмотре контракта в сторону его увеличения, то в их адрес раздались обвинения, что они, дескать, хотят построить спасательное судно по цене в «пол-Мистраля».

Тяжелый атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов» давно не выходит в море. Он десять лет стоит на Севмаше в ожидании модернизации.

Таким должно быть спасательное судно «Игорь Белоусов» проекта 21300 «Дельфин».

Напомним, что стоимость одного французского «Мистраля» составляет порядка 600 млн. евро, то есть $798 млн. Другими словами, «Дельфин» в соответствии с новым контрактом, действительно, обойдется в «пол-Мистраля». Однако нельзя забывать, что «Игорь Белоусов» – уникальное и гораздо более сложное судно, нежели французский десантный корабль, который, по сути дела, является паромом, приспособленным для приема, хранения и взлета вертолетов. Корпус спасателя проекта 21300 разработки ЦМКБ «Алмаз» выполнен из высокопрочной стали, созданной специалистами ЦНИИ КМ «Прометей». Судно полным водоизмещением 5300 т и максимальной скоростью хода до 15 узлов должно быть насыщено разнообразными средствами обнаружения подводных лодок, терпящих бедствие, а также снаряжением для спасения экипажей с глубин до 700 м. На судне предусмотрено оборудование для декомпрессии пострадавших, их медицинского обслуживания и восстановления. «Дельфин» также может привлекаться для подводно-технических работ народнохозяйственного назначения на морском дне.

По мнению главного экономиста Севмаша Сергея Кученова, существующую систему ценообразования и финансирования госзаказа в кораблестроении необходимо менять.

В числе спасательного оборудования – необитаемые подводные аппараты типов Sea Tiger, Venom или Scorpio, нормобарические скафандры для глубоководных работ, декомпрессионный комплекс на 60 человек. Однако «изюминкой» являются самоходный глубоководный аппарат (СГА) проекта 18271 «Бестер-1» и глубоководный водолазный комплекс (ГВК) проекта 22020 разработки ЦКБ «Лазурит». Но в первые два года после завершения технического проекта этих уникальных комплексов финансирования совсем не было. В последующие два года было профинансировано менее 15% от согласованной стоимости работ. А до конца текущего года объем средств был предусмотрены чуть более 30% от требуемого.

Зато со стороны заказчика прозвучали сетования относительно «высокой цены» СГА и ГВК. Стали муссироваться слухи, будто закупка таких средств за рубежом обойдется дешевле. Но аналогичных аппаратов и снаряжения за рубежом просто нет. Наиболее совершенный зарубежный спасательный комплекс NSRS с аппаратом SR Nemo не сможет выполнять работы, для которых предназначен российский СГА «Бестер-1», например, работать на глубинах до 700 м и в автоматическом режиме пристыковываться к комингс-площадке аварийной подводной лодки при ее значительном крене и дифференте. И по стоимости зарубежный «аналог» обойдется дороже – примерно $200 млн. против $130 млн. отечественной разработки.

Подписанное у нас вовсе не означает осуществленное. Мы уже обращали внимание на то, что средства, предусмотренные контрактами, отнюдь не сразу попадут к исполнителям. Тем временем стабильно растут цены на корабельную сталь – «хлеб» судостроения – и на все, что связано с энергетикой. На следующий год правительством «заложена» семипроцентная инфляция, в то время как величина дефлятора, то есть коэффициента, на который будет делаться поправка при расчетах с кораблестроительными предприятиями, составит 3,5%.

Все более острой проблемой становится нехватка технических кадров. По данным газеты «Взгляд», зарплаты сварщиков в некоторых регионах России достигают 150 тыс. руб. в месяц. А сварщики, равно как и монтажники (квалифицированный монтажник уже стоит 70-80 тыс. руб. в месяц), и крановщики – самые востребованные судостроительные специальности. И при дефиците кадров спрос на этих специалистов будет расти, а, значит, придется повышать им жалование, может быть, даже в разы. То же относится и к инженерам и конструкторам. Цены на их труд только разгоняются, но они еще возьмут свое.

Самоходный глубоководный аппарат проекта 18271 «Бестер-1».

Все эти обстоятельства лишь косвенно учтены в «контракте века». Поэтому, вполне вероятно, что, учитывая длительные сроки выпуска кораблестроительной продукции, его придется корректировать в сторону повышения.

Вот почему, по мнению главного экономиста Севмаша Сергея Кученова, сложившуюся систему ценообразования и финансирования госзаказа в кораблестроении необходимо менять, так как она не в полной мере соответствует современной ситуации. «Лозунг «любой ценой в поставленный срок!», действовавший в советское время, очень затратен и давно неприемлем, – считает он. – Всегда в любой проект будут вноситься улучшения и усовершенствования. Наука не стоит на месте, а Министерство обороны, уверен, хочет иметь в строю флота самые современные подводные лодки». Будем считать, что так оно и есть.

 

Скромные успехи

Корвет «Сообразительный».

Какими кораблями пополнился российский Военно-морской флот в уходящем году? Самый простой ответ – одним, корветом «Сообразительный» проекта 20381, который включен в состав ВМФ 14 октября этого года. Корабль получился хороший. Его архитектура соответствует требованиям stealth-технологий, он комфортен, его вооружение сбалансировано. Корвет способен выполнять широкий круг ударных и оборонительных задач. Но есть одно существенное «но». Зенитный ракетный комплекс «Редут» не готов. Нет, его ракеты летают и даже очень хорошо, а вот РЛС общего обнаружения «Фурке-2» с управлением ими не справляется. На испытаниях комплекса, как принято сейчас, сэкономили, решив проводить их прямо на корабле. Вот и получилась стрельба в белый свет… Другими словами, «Сообразительный» – корабль не боеготовый, то есть его можно считать в составе ВМФ лишь условно. Недавно Министерство обороны заключило контракт с компанией «Фазотрон-НИИР», которая известна как разработчик достаточно компактных авиационных РЛС с фазированными решетками. Теперь эта фирма будет создавать радиолокационные станции и для корветов. Решение МО, безусловно, разумное, но запоздалое. Ведь на создание новой корабельной РЛС, пусть даже на основе достаточно освоенных технологий, потребуется время.

В этом году в состав Каспийской флотилии планировалось включить сторожевой корабль «Дагестан» проекта 11661К. Он отправился на Черное море для испытаний. А там из-за халатности командования Новороссийской военно-морской базы корабль стал жертвой боры – ураганного ветра, внезапно налетающего на город и бухту. Малоопытный экипаж не успел вывести сторожевик в море. Его левый борт разбило о причал. Для ремонта «Дагестан» поставили в док. Когда он сможет возобновить испытания, пока не ясно.

СКР «Дагестан» в доке.

Напомним, что, обращаясь с посланием к Федеральному Собранию в ноябре 2009 г., президент РФ Дмитрий Медведев сказал: «В следующем году необходимо поставить в войска более 30 баллистических ракет наземного и морского базирования, 5 ракетных комплексов «Искандер», около 300 единиц современной бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов, 3 атомные подводные лодки и 1 боевой корабль класса «корвет», 11 космических аппаратов». Тогда, комментируя слова главы государства, мы обратили внимание на недостижимость в силу разных причин этих планов, во всяком случае, касающихся ВМФ (см. журнал «Национальная оборона» №1/2010). Увы, прогноз оправдался. ВМФ не получил ни одной атомной подводной лодки, ни корвета (речь шла как раз о «Сообразительном»). В 2010 г. в состав ВМФ была включена дизель-электрическая подводная лодка «Санкт-Петербург» проекта 677, как недавно выяснилось, – в опытную эксплуатацию без перспектив ввода ее в ближайшее время в число боеготовых, и противодиверсионный катер П-104 проекта 21980 полным водоизмещением в 140 т. К ним можно еще добавить по одному десантному катеру проектов 21280 и 11770. Вот и все.

В послании к Федеральному собранию от 1 декабря 2010 г. президент не стал называть конкретные цифры по пополнению флота в 2011 г., но дал понять, что спросит с тех, кто сорвал выполнение плана и потребовал его выполнения. Руководство ВМФ утверждало, что до конца текущего года в состав флота войдут две атомные подводные лодки стратегического назначения («Юрий Долгорукий» и «Александр Невский»), многоцелевая АПЛ «Северодвинск» и два корвета («Сообразительный» и «Бойкий»). Но снова не сложилось, за исключением недовооруженного «Сообразительного».

И опять подвело оружие. БРПЛ «Булава» не завершила государственные испытания, поэтому две стратегические субмарины не могут быть введены в боевой состав ВМФ. В интервью агентству РИА Новости Андрей Дьячков сообщил, что сдача «Северодвинска» заказчику переходит на следующий год. Дело в том, как и в случае с «Булавой», ракетные комплексы «Калибр» и «Оникс», предназначенные для субмарин этого типа, еще не завершили полный цикл государственных испытаний. Так, в этом году были выполнены лишь первые бросковые испытания новейшей ракеты «Калибр». «После завершения этих испытаний и принятия госкомиссией корабль будет передан Военно-морскому флоту, – сказал генеральный директор Севмаша. – На все это нужно 180 морских суток, то есть 6 месяцев в море. Конец 2012 года – принятие на вооружение. То есть практически весь год корабль будет находиться в море и отрабатывать ракетное оружие и радиоэлектронное вооружение, а также и собственные системы. Сам корабль как носитель оружия показал себя хорошо».


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100