Балтийский флот готов к дальним ракетным ударам по объектам противника
Вызовы со стороны НАТО требуют соответствующих решений со стороны России

На фото, сделанном спутником NASA, хорошо видно, как Балтийское море дугой глубоко врезается в Северо-Западную часть Евразии. На берегах его полузакрытой и преимущественно мелководной акватории проживают народы девяти государств. Российской Федерации принадлежит не самая протяженная береговая линия: когда-то еще пробитое Петром Великим «окно в Европу» в восточной окраине Финского залива и западного анклава – Калининградской области – на юге Балтики.

Александр МОЗГОВОЙ

Еще недавно Балтика считалась морем мира. Воевать в нем с использованием современных высокоточных и разрушительных средств поражения представлялось неприемлемым. Но вот за последние несколько лет все поменялось. Североатлантический альянс превратил Балтийское море и берега, его окружающие, в одну из самых горячих точек. И не только в Европе, но и в мире. Бесконечная череда морских, авиационных, сухопутных и комбинированных маневров НАТО, словно хоровод злобных ведьм, постоянно кружит над этим районом.

ХОРОВОД ЗЛОБНЫХ ВЕДЬМ

В текущем году североатлантический шабаш начался особенно рано. Уже 21 января у Калининграда объявились американские эсминцы Gravely и Porter. «Корабли, способные нести до 56 крылатых ракет Tomahawk, оказались вблизи территориальных вод России с целью демонстрации силы», – констатировала лондонская газета Daily Star. Чтобы охладить эту «демонстрацию», Балтийский флот направил к американским эсминцам корветы «Бойкий» и «Сообразительный» с противокорабельными ракетами Х-35, а также привел в полную боевую готовность береговые ракетные комплексы (БРК), которые, что называется, «взяли на прицел» американские эсминцы.

Gravely и Porter в Балтийском море, которое встретило заокеанских гостей неласково – ледяным ветром и низкой облачностью, не задержались. Они поспешили ретироваться.

Американский эсминец Porter во время январских учений на Балтике

Но чуть потеплело, как натовское воинство вновь принялось мутить воду. 26 февраля Gravely снова зашел в Балтику, но ненадолго. Зато во второй половине апреля тот же американский эсминец в компании трех фрегатов других государств Североатлантического альянса около 20 суток играл в войну в южной Балтике. В первых числах мая к ним присоединился отряд противоминных кораблей НАТО.

Командование Балтийского флота организовало контручения. «В целях оперативного реагирования на возможные нештатные ситуации в акватории Балтийского моря силами и средствами Балтийского флота выполняется комплекс мероприятий по контролю за действиями кораблей НАТО», – говорилось в сообщении Национального центра управления обороной РФ. В море вышли корабельные ударные группы, а БРК «Бастион» и «Бал» отработали действия по ликвидации угрозы с моря. Более десяти самолетов Су-24 нанесли условные удары по кораблям «противника».

Не успели закончиться морские маневры, как в Эстонии состоялись киберучения Locked Shield 2019 («Заблокированный щит-2019») и авиационные Ramstein Alloy 19-1 («Сплав Рамштайн 19-1»). Затем начались комбинированные маневры Spring Storm 19 («Весенний шторм2019»). Они были организованы на территории Ляэнеского и ИдаВируского уездов, а также в водах Рижского и Финского заливов. Ляэнеский уезд находится на западе Эстонии. Он взял на себя роль «принимающей стороны», куда прибывали воинские контингенты 12 государств Североатлантического альянса для «отражения вторжения». А в Ида-Вируском уезде, что на северо-востоке страны у самой границы с Россией, разыгрывались основные сражения «Весеннего шторма». С кем? Это и без объяснений ясно. Но кто кому больше угрожает? Как заметил несколько лет назад бывший спикер палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич, «Эстония находится в пригороде Санкт-Петербурга». Другими словами, от места проведения маневров, в которых были задействованы 9000 военнослужащих, до российской Северной столицы рукой подать.

Британский танк Challenger 2 неподалеку от российской границы на учениях «Весенний шторм-2019».

РАКЕТЫ В ЗАСАДЕ

Репетиции боевых баталий впритирку к российской границе – фирменный стиль учений «Весенний шторм». Но в этом году на них появился и новый сюжет. 29 апреля польский десантный корабль Gniezno принял в Гдыне на борт шесть машин, похожих на обычные грузовики, и морем доставил их в Таллин. Там «грузовики» съехали на берег и, преодолев 150 км, прибыли в поселок Виртсу на берегу пролива Суурвяйн. Далее гражданский паром перевез их на остров Муху. Откуда они по дамбе добрались до конечного пункта назначения – острова Сааремаа. Некогда он назывался Эзель, и за него шли ожесточенные бои в Первую и Вторую мировые войны. Именно с Эзеля в августе-сентябре 1941 г. вылетали бомбардировщики Балтийского флота для нанесения первых авиаударов по Берлину.

Польские боевые машины с пусковыми установками противокорабельных ракет NSM своим ходом загружаются на борт десантного корабля Gniezno.

Теперь Сааремаа – уютное курортное место, куда съезжаются туристы из разных стран. Кругом море и леса. Вот в этих лесах и нашли себе пристанище расчеты польских противокорабельных ракет NSM с радиусом действия до 200 км, прибывшие на шести грузовых автомобилях. С острова Сааремаа они могут «доставать» российские корабли и суда в Финском заливе и на Балтике.

«Выход из Финского залива, через который проходит единственный морской путь, соединяющий основную территорию России с Балтийским морем, оказался в радиусе поражения польских ракет, – пишет обозреватель польской газеты Polityka Марек Щверчиньский, – они способны потопить или, по крайней мере, подвергнуть угрозе российские надводные корабли, выходящие с базы в Кронштадте». Действительно, малозаметные, подлетающие на низкой высоте к цели норвежские ракеты NSM – серьезное оружие. И позиция на острове Сааремаа выбрана в НАТО для них не случайно. Если расчетам ПКР хорошо видны морские цели, то с моря, и особенно из Финского залива, стартовую позицию NSM трудно обнаружить. И не только потому, что ракеты прячутся в лесу. Сааремаа загораживает со стороны Финского залива эстонский остров Хийумаа. Он создает естественную помеху для обнаружения NSM радиолокационными средствами. «Роли поменялись, – злорадно отмечает Марек Щверчиньский, – уже не Россия блокирует Североатлантический альянс своими ракетами, а он сам решил показать, что способен заблокировать Россию при помощи польских пусковых установок морской ракетной части, размещенной на эстонском острове». И здесь Министерству обороны РФ придется подумать, каким образом решить эту проблему.

Пусковая установка ПКР NSM.

Следует также обратить в этой связи внимание на учения НАТО Formidable Shield 2019 («Грозный щит-2019»), которые проводились практически одновременно с маневрами Spring Storm 19. И, хотя их операции разворачивались довольно далеко от Балтики – в водах Шотландии, а точнее у берегов Внешних Гебридских островов, они напрямую связаны с североатлантическими экзерсисами «балтийской серии». На Formidable Shield 2019 велась отработка противовоздушных и противоракетных действий корабельных соединений, причем с реальными стрельбами. Понятно, что на Балтике такие стрельбы провести затруднительно. К учениям привлекались 13 кораблей ВМС Канады, Дании, Франции, Италии, Нидерландов, Норвегии, Испании, Великобритании и США, 10 самолетов и 3300 человек личного состава натовского воинства. Апофеозом «Грозного щита» стал пуск противоракеты SM-3 американским эсминцем Roosevelt.

Не подумайте, что этим хоровод злобных ведьм завершился. За Spring Storm 19 и Formidable Shield 2019 последовали сухопутные учения Noble Jump 2019 («Благородный прыжок2019»). И хотя они проводились на польских землях, на острие противостояния «русским» оказались немецкие танки Leopard 2A6 9-й танковой бригады Бундесвера. Почти одновременно с маневрами Noble Jump развернулись учения Dragon 2019. Как пишет та же газета Polityka, это «самые крупные учения польской армии в текущем году». Они развернулись практически на всей территории Польши, а военные действия велись на земле, в воздухе, на море и в киберпространстве. В них приняли участие 15 000 польских военнослужащих и 3000 человек личного состава из США, Германии, Испании, Чехии, Великобритании, Италии, Болгарии, Норвегии, Венгрии, Хорватии, Румынии и Словакии.

Пока на польских полигонах грохотали танки и изрыгала огонь артиллерия, в Балтику зашли натовские корабли, участвовавшие в учениях Baltic Protector 2019 («Балтийский защитник-2019»). В них приняли участие 17 кораблей и судов ВМС семи европейских государств НАТО, а также Швеции и Финляндии. Флагман маневров – британский десантный корабль-док Albion под командованием коммодора Джеймса Паркина. 176-метровый Albion водоизмещением 19 560 т способен перебрасывать до 700 морских пехотинцев и высаживать их на берег с помощью десяти десантных катеров и двух вертолетов.

Корабли под командованием коммодора Джеймса Паркина представляли объединенные экспедиционные силы НАТО. На первом этапе они обеспечивали перевозку воинского контингента в восточную часть Балтики. На втором – они слились с главными маневрами Североатлантического блока в этом регионе – учениями BALTOPS 2019 («Балтийские операции-2019»).

С «ХУАНОМ КАРЛОСОМ I» НАПЕРЕВЕС

Мы неоднократно писали об учениях BALTOPS (см. журнал «Национальная оборона» №№7/2015, 6/2016 и 6/2017). Накал страстей происходит по нарастающей. Если в 2015 г. «Балтийские операции» кипели вокруг Калининградской области, то в 2016 г. они сместились чуть ли не в прямую видимость Санкт-Петербурга. В 2017 г., по словам командовавшего маневрами американского вице-адмирала Кристофера Грейди, одна из главных целей учений состояла в «отработке интеграции военно-морских сил альянса с действиями ВВС». В прошлом году BALTOPS снова взяли калининградский крен.

Старт противоракеты SM-3.

BALTOPS 2019, которые состоялись 9-21 июня, отличались от предыдущих учений этой серии. Во-первых, руководил маневрами командующий вновь воссозданного в минувшем году 2-го флота ВМС США вице-адмирал Эндрю «Вуди» Льюис. Прежде учения проводились под управлением адмиралов 6-го флота США. То есть Балтика вместе с Северной Атлантикой и арктическими водами окончательно выделена Пентагоном в особую зону для более эффективного обеспечения военно-морских операций у границ России. Во-вторых, подготовка к маневрам началась за полгода до их начала. 4-6 декабря прошлого года в польской Гдыне под руководством заместителя командующего 2-го флота ВМС США контр-адмирала Джона Мастина состоялось совещание представителей 14 ведущих государств, задействованных в маневрах. На нем рассматривались предварительные сценарии учений и структура сил и средств к ним привлекаемых.

29 мая этого года, выступая в Норфолке – главной базе атлантических сил ВМС США – вице-адмирал Эндрю Льюис заявил, что 2-й флот достиг первоначальной боевой готовности. То есть его командование может самостоятельно руководить операциями в назначенных зонах ответственности. Особо остановился адмирал на учениях BALTOPS 2019. «Эти маневры – наша коллективная возможность содействовать миру и безопасности посредством сотрудничества, взаимодействия и недвусмысленного проявления силы в Балтийском регионе», – сказал он.

«Содействия миру» на BALTOPS 2019 как-то не наблюдалось. Зато «недвусмысленного проявления силы» было в избытке.

31 мая в Балтийское море вошел корабль управления ВМС США Mount Whitney. Вслед за ним потянулись другие корабли и суда. Некоторые уже находились в акватории Балтики. Всего в учениях, которые проходили у берегов Германии, Польши, Литвы, Латвии, Швеции и Дании, приняли участие 50 кораблей, две подводные лодки, 36 летательных аппаратов и 8600 человек личного состава из 16 стран НАТО, а также Швеции и Финляндии.

Начались учения BALTOPS 2019 достаточно традиционно – с отработки противоминных операций. В них приняли участие более 15 минно-тральных и вспомогательных кораблей разных типов, около 70 водолазов-минеров, 15 необитаемых подводных аппаратов, 5 дистанционно управляемых катеров, а также несколько вертолетов. На «Балтийских операциях» текущего года отработали несколько противоминных новинок, в том числе американский автономный необитаемый подводный аппарат Mark 18 Mod 2 и воздушный лазерный обнаружитель мин – Airborne Laser Mine Detection System (ALMDS), установленный на вертолете MH-60S Seahawk. От противоминных учений, впрочем, была и реальная польза. Тральщики обнаружили несколько донных мин эпохи Второй мировой войны и уничтожили их.

Но не успели эти корабли отправиться в море, как у российской воздушной границы в Калининградской области появились самолеты-разведчики: шведский Gulfstream и американский RC-135. Они тут же были перехвачены истребителем Су-27 Балтийского флота и, дабы не искушать судьбу, предпочли удалиться.

По данным Национального центра управления обороной РФ, участники BALTOPS 2019 также отрабатывали эпизоды, связанные с радиоподавлением систем радиолокации и радионавигации, что создавало определенные трудности гражданскому судоходству и гражданской авиации. По сообщению некоторых источников, США для разрушения радиолокационного поля над Калининградской областью решили использовать самолет радиоэлектронной борьбы EC-130H Compass Call. Он прибыл на польский аэродром Кшесины с авиабазы Дэвис-Монтана в штате Аризона в канун начала учений BALTOPS 2019. После того как миссия Gulfstream и RC-135 обернулась фиаско, Вашингтон бросил 11 июня в бой EC-130H Compass Call. Ему надлежало, если не подавить, то хотя бы создать затруднения работе РЛС российских средств ПВО. Но из этой затеи ничего не вышло. Развернутый в анклаве комплекс РЭБ «Самарканд» «ослепил» электронику EC-130H Compass Call и тому пришлось убраться. Через неделю пришлось отвернуть от российской границы американскому бомбардировщику B-52H с позывными Hodor 53. Дежурный Су-27 отогнал его.

Надо заметить, Балтфлот моментально выставил серьезные силы для сдерживания «Балтийских операций» у наших берегов. На следующий день после начала BALTOPS 2019 в полигоны боевой подготовки для проведения тактических учений вышли корабельные поисково-ударные и ударные группы в составе корветов «Бойкий» и «Стойкий», малых ракетных кораблей «Серпухов», «Зеленый Дол», «Ливень» и «Пассат» и противолодочного корабля «Алексин». Их экипажи решали задачи по поиску и уничтожению подводной лодки, провели электронные пуски ракетного оружия и отражали налеты авиации. В свою очередь, летчики морской авиации Балтийского флота нанесли условные удары по надводным целям.

В общей сложности в тренировках было задействовано около дюжины самолетов Су-27 и Су-24. Провели тренировки по нанесению условных ракетных ударов по объектам противника расчеты комплексов «Искандер-М». Они выполнили скрытное выдвижение в назначенный позиционный район, где, оборудовав стартовые позиции, осуществили электронные одиночные и групповые пуски по мишеням, имитирующим пусковые установки ракетных комплексов, аэродромы, защищенные объекты и командные пункты. Затем «искандеры» сменили позиционный район, чтобы выйти из-под возможного ответного удара.

Тем временем натовцы приступили ко второму этапу учений BALTOPS 2019 – высадке морских десантов в странах Балтии. С американского десантного корабля-дока Fort McHenry, польского среднего десантного корабля Gniezno, при участии эстонского штабного корабля Wambola, а также пограничного куттера Valve, на пляж бухты Тагалахт, что на северо-западе острова Сааремаа, десантными катерами LCU и гусеничными плавающими транспортерами ПТСМ, кстати, еще советского производства, но до сих пор состоящими на вооружении польской армии, был высажен десант подразделений морской пехоты США, Польши, Румынии и Испании. Похоже, остров Сааремаа полюбился североатлантистам. 102 года назад – в сентябре 1917 г. – как раз в бухте Тагалахт высадился десант германских войск. В операции под кодовым названием Albion 4500 кайзеровских солдат в условиях разваливающегося русского фронта, вызванного дезорганизацией революционными настроениями в бывшей империи, довольно быстро захватили остров Сааремаа.

Натовцы не ограничили себя лишь эстонским островом. Еще более крупные десанты они высадили на побережье Латвии и Литвы. В латвийской части программы BALTOPS 2019 роль флагмана и главного действующего лица играл испанский универсальный десантный корабль Juan Carlos I – самая крупная боевая единица Королевского флота.

Командующий маневрами вице-адмирал Эндрю Льюис сказал, что поскольку США не отправляли авианосец на учения и не планируют делать это в будущем, Испания компенсировала его отсутствие, предоставив УДК, несущий самолеты укороченного взлета и вертикальной посадки Harrier II, способные обеспечить прикрытие десанта с воздуха.

С Juan Carlos I в районе населенного пункта Лиласте на берегу Рижского залива высадился батальон испанской морской пехоты – элиты Вооруженных Сил страны. «Латвийское побережье совершенно отличается от нашего, от того, где мы обычно тренируемся, – посетовал журналистам начальник штаба испанских сил Хуго Сантос. – Кроме того, Рижский залив мелководный, и потребовались усилия, чтобы провести корабль к нужному месту». У этого корабля водоизмещением 26 000 т и длиной более 230 м осадка составляет 6,9 м, то есть маневры в мелководном Рижском заливе ему давались с трудом.

Элита не подвела. На своих двоих бойцы батальона 14 км с оружием и с 25-килограммовыми рюкзаками за плечами добирались до полигона Адажи. А на нем уже отбомбились штурмовики Harrier, поднявшиеся с палубы Juan Carlos I. В Адажи испанские морпехи не задержались. Постреляв для приличия немного на полигоне, они вернулись на борт УДК. Их марш-бросок туда-обратно занял 48 часов. Приняв на борт морпехов, флагман Королевского флота поднял якорь и ушел, но не далеко.

Испания в этом году была весьма заметно представлена на BALTOPS. Помимо УДК Juan Carlos I, в учениях активную роль играли ракетные фрегаты Cristobal Colon и Almirante Juan de Borbon. На Балтику Мадрид также зачем-то направил учебный парусный корабль Juan Sebastian de Elcano. Очевидно для того, чтобы придать маневрам некий романтический флер. Для «обоснования» широкого участия ВМС страны в маневрах у берегов России исполняющий обязанности министра иностранных дел Испании Жозеп Боррель в конце мая этого года в интервью изданию El Periodico назвал Россию «старым врагом», который вновь заявляет о своем присутствии в мире и «превращается в угрозу». Посла пиренейской страны в Москве Вальдеррама Пареха вызвали в МИД РФ, где ему выразили недоумение и попросили разъяснений, а Владимир Путин назвал слова и.о. министра «бредом». Позже Боррель решил поправить ситуацию и заявил, что «эта тема урегулирована и «похоронена» и, дескать, говорил он «не об Испании, а обо всей Европе». Час от часу не легче. Ничего себе дипломаты заправляют нынче в Европейском Союзе!

Но вернемся к УДК Juan Carlos I. Этот корабль вскоре оказался у берегов литовской Паланги, где была осуществлена масштабная десантная операция. Сначала пляж местечка Немирсета, который в сезон пользуется популярностью у нудистов, штурмом взяли морпехи Соединенного Королевства, США, Португалии и Польши. Высаживались они на берег со знакомых нам корабля-дока Fort McHenry и СДК Gniezno. Последнему не повезло. При подходе к берегу он на что-то напоролся подводной частью корпуса и повредил борт. Впрочем, повреждение оказалось не слишком серьезным, и никто не пострадал.

Водолаз-минер готовится к погружению.

Затем настала очередь УДК Juan Carlos I. Плавающими бронетранспортерами и вертолетами с него на берег перебросили основные силы вторжения. По-прежнему от испанцев раздавались жалобы. «Здесь пляжи другие, – заявила журналистам возглавляющая пресс-службу испанской армады лейтенант Анну Ласиду. – Они мелководные, а дно неровное. В следующий раз нам может понадобиться больше солдат перебрасывать вертолетами».

Со стороны моря десантное соединение охраняли патрульные корабли ВМС Литвы типа Flyvefisken датской постройки – Aukstaitis и Dzukas – полным водоизмещением по 420 т и 30-узловой скоростью хода. Они обычно вооружены одной автоматической 76-мм артиллерийской установкой OTO Melara. Но к учениям BALTOPS 2019 их дооснастили опускаемыми гидроакустическими станциями. Против литовских патрульных кораблей на маневрах играла немецкая подводная лодка U-33. Кто взял верх, не знаем. Но Aukstaitis и Dzukas могут быть довооружены противолодочными торпедными аппаратами. Они также способны нести до 60 мин и оснащаться двумя счетверенными пусковыми установками американских противокорабельных ракет Harpoon или норвежских NSM. Так что их «патрульный статус» не должен вводить в заблуждение. У Литвы, правда, на «наборы» подобных вооружений средств нет. А надеяться на помощь особенно не приходится. Сказал же дядюшка Трамп: «Мы готовы, не жалея себя, защищать вас, но за ваши деньги».

Спуск на воду американского автономного необитаемого противоминного аппарата Mark 18 Mod 2 с борта немецкого опытового судна Kronsort.

Подрыв донной мины эпохи Второй мировой войны.

ПЫТАЮТСЯ ВЗЛОМАТЬ ЗОД

Учения BALTOPS и сопровождающие их многочисленные маневры Spring Storm, Baltic Protector, Saber Strike, Anakonda и другие – не признак весеннего обострения психики у командования Североатлантического альянса. Они преследуют цель «прощупать» российскую оборону в Калининградской и Ленинградской областях. Достаточно вспомнить слова нынешнего посла Соединенных Штатов в России Джона Хантсмана, который в бытность председателем «Атлантического совета» – аналитического центра НАТО – призывал «готовиться к глубоким ударам по российской территории с применением американских крылатых ракет воздушного базирования JASSM с дальностью 370 км» и «применять спецназ на российской территории, такой как Калининградская область». По мнению Хантсмана, Калининградская область вообще должна быть отторгнута от России.

Самолет радиоэлектронной борьбы EC-130H Compass Call.

Поскольку натовские учения носят агрессивный характер и чреваты «нештатными ситуациями», Россия вынуждена принимать соответствующие меры по обеспечению своей безопасности. Сначала в Калининградской области появились дивизионы зенитной ракетной системы С-400 «Триумф». Эти ЗРС вместе с флотской авиацией закрывают небо анклава и прилегающих к нему вод от нежеланных гостей. Этот «зонтик» простирается не только над Калининградом, но и над значительной частью акватории Балтийского моря. Затем в самой западной российской области были развернуты пусковые установки оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) «Искандер-М», способного с высокой точностью поражать 480-килограммовыми боевыми частями наземные и морские цели на дальности до 500 км. В ноябре 2016 г. в Балтийске появились малые ракетные корабли «Зеленый Дол» и «Серпухов», совершившие переход с Черного моря на Балтику. На каждом из них – по восемь пусковых установок крылатых ракет «Калибр-НК», которыми из Южной Балтики можно поразить цели в любой европейской стране НАТО. Наконец, для укрепления боевой устойчивости БРК «Бал» в Калининградской области были развернуты БРК «Бастион» с не имеющими аналогов в мире сверхзвуковыми ракетами «Оникс», предназначенными для уничтожения особенно ценных морских целей класса «фрегат» и выше на дальности до 300 км. «Ониксами» можно атаковать и береговые объекты, например, стартовые позиции ПКР NSM. Значительно обновился авиапарк Балтийского флота. Он пополнился истребителями Су-30СМ. Прошли модернизацию самолеты Су-27 и Су-24М.

Румынские морпехи после высадки на берег бухты Тагалахт.

Такую систему построения обороны на Западе окрестили «зоной ограничения доступа» (AntiAccess/Area Denial – A2/AD) – ЗОД. Это, когда атакующая сторона попадает в среду, где она не способна нанести существенный вред противнику и вынуждена ретироваться перед лицом собственных больших потерь. BALTOPS и другие учения НАТО на Балтике и в прилегающих районах в числе прочего призваны «подобрать ключи» к ЗОД, обнаружить слабые места в зоне ограничения доступа и найти инструменты преодоления противодействия. Другими словами, они должны взломать российскую оборону.

Самолет Harrier II садится на палубу УДК Juan Carlos I.

Позволим привести здесь пространные выдержки из статьи влиятельного американского журнала Foreign Policy, опубликованной 7 марта этого года. «Потенциал российских систем ограничения доступа особенно остро ощущается в Балтийском регионе», – констатируют ее авторы Роберт Дальшо, Майкл Джонсон и Кристофер Берглунд. В то же время они обращают внимание на то, что «хотя российские ракетные системы дальнего действия являются достаточно мощными, с их помощью невозможно воплотить в реальность максималистские заявления Кремля». Что под «максималистскими заявлениями» подразумевается, не очень ясно. Может быть, речь идет о зловещих планах Москвы по порабощению стран Восточной, Центральной и Западной Европы? В качестве примера приводится ОТРК «Искандер-М»: «Число ракет, развернутых в Калининграде, остается довольно небольшим – всего 48 – по сравнению с числом потенциальных целей, особенно если принять во внимание, что некоторые из них – способные нести ядерный заряд ракеты – нужно будет придержать для нанесения ядерного удара» (создается впечатление, что авторы публикации сетуют на малочисленность «искандеров» в Калининградской области, но эту «оплошность» нетрудно исправить – прим. автора). «Альянс может лишить Россию стимула применять ее ракеты, развернутые в Калининграде, посредством политики сдерживания – то есть угрожать самому анклаву, развернув рядом с ним средства для нанесения ответного удара с воздуха или земли», – подчеркивает журнал Foreign Policy. И далее следуют конкретные рекомендации: «Первый и главный вывод – российский потенциал ограничения доступа менее значителен, чем зачастую полагают, и у альянса НАТО есть масса вариантов контрмер, которые он может предпринять… Альянсу НАТО и его союзникам необходимо приложить скоординированные политические и военные усилия, в том числе пересмотреть целый ряд приемов, таких как маскировка и рассредоточение военнослужащих и техники, контроль над работой радиоэлектронных средств (современный вариант обеспечения радиотишины), а также подавление систем противовоздушной обороны противника. Для успеха операций, направленных против российских систем ограничения доступа, необходимо заблаговременное развертывание техники, обеспечение обнаружения целей, а также совместное планирование операций и проведение военных учений. Поскольку многие из требующихся средств в настоящее время принадлежат американцам, необходимость разделить нагрузку может потребовать от европейцев нарастить их потенциал, включая ракеты с радиолокационными головками самонаведения и высокоточного оружия большого радиуса действия… Необходимо будет обеспечить постоянное совершенствование и наращивание потенциала НАТО, включая усовершенствованные противокорабельные ракетные комплексы, зенитные ракеты дальнего действия, разработку средств ведения электронной войны».

Огонь ведет фрегат Cristobal Colon.

В России, конечно, отслеживают эти тенденции и вынуждены принимать контрмеры. В этом году, например, на вооружение 841-го отдельного центра радиоэлектронной борьбы Балтийского флота в Калининградской области поступил комплекс РЭБ «Мурманск-БН». Он ведет радиоразведку, осуществляет перехват сигналов противника и подавляет их по всему коротковолновому диапазону на дальности до 5000 км, а при благоприятных условиях – до 8000 км. Это оружие особенное. В развернутом состоянии комплекс занимает 640 000 м2. Протяженность антенного поля – 800 м. Высота телескопических гидравлических антеннмачт – 32 м. «Мурманск-БН» эффективен как против кораблей, так и против самолетов. Из Калининградской области комплекс способен заглушить связь и системы управления в КВ-диапазоне практически на территории всей Европы и в части Атлантического океана. Может быть, при особенно наглых маневрах НАТО опробовать его?

НУЖЕН ЛИ РОССИИ БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ?

Мы намеренно обходили вопрос о роли Балтийского флота как средства обеспечения сдерживания НАТО и обороны страны с западного направления. Под «флотом» здесь мы имеем в виду надводные корабли и катера, а также подводные лодки, поскольку сейчас в состав Балтфлота в Калининградской области включены практически все зенитные ракетные, авиационные и сухопутные части. О необходимости существования такого флота имеются разные мнения. Так, автор одного российского издания утверждает, что надобности в военно-морских силах на Балтике у России нет. Дескать, потому, что даже без привлечения ВМС США, Великобритании и других небалтийских государств НАТО, корабельный состав военно-морских сил стран региона значительно превышает тот, которым располагает Балтфлот (в 1,7 раза по надводным кораблям и в 10 раз по подводным лодкам). Мол, России для обеспечения своих интересов в мирное время достаточно кораблей и катеров Береговой охраны Пограничной службы ФСБ.

Испанскому универсальному десантному кораблю Juan Carlos I Рижский залив оказался тесноват.

Слов нет, арифметика тут не в нашу пользу. В случае войны, указывает автор публикации о ненужности Балтийского флота, корабли этого объединения могут «или выйти в море и принять бой в попытке продать свою жизнь подороже, или пробовать пробиваться в Финский залив – с очень сомнительными шансами на успех. Флот при массированном нападении будет в любом случае уничтожен, возможно, до своей гибели сумеет нанести некоторый урон противнику, почти не влияющий на общий ход боевых действий». Короче, события будут развиваться по сюжету «Наверх вы, товарищи, все по местам, последний парад наступает!»

Вертолет MH-60R Sea Hawk, поднявшийся с палубы эсминца Gravely, наносит удар ракетой AGM-114N Hellfire по надводной цели.

Думается, выходить в море и принимать бой, равно как и пробиваться в Финский залив, Балтфлот не будет. Во-первых, средства, обеспечивающие ограничение зоны доступа вооруженным силам НАТО в Калининградскую область, на то и созданы и совершенствуются, дабы не могли возникать драматические ситуации, которые рисует фантазия автора вышеприведенного пассажа. Вовторых, Балтийский флот сам уже располагает кораблями, способными охладить пыл североатлантического воинства. Мы имеем в виду два упоминавшихся выше малых ракетных корабля проекта 21631 «Буян-М». Восемь крылатых ракет 3М-14 класса «корабль-земля» с 450-килограммовыми фугасными боевыми частями, размещенных на каждом МРК водоизмещением 949 т, способны поразить цели на дистанции более 1500 км. А вариант тех же ракет с ЯБЧ стреляет еще дальше – до 2600 км. Малые ракетные корабли «Зеленый Дол» и «Серпухов» уже продемонстрировали свое оружие в действии, когда 19 августа 2016 г. выполнили пуски крылатых ракет «Калибр» по целям запрещенной в России террористической группировки «Джебхат анНусра». В результате метких ударов были уничтожены командный пункт и база бандитов в районе населенного пункта Дар-Тааза, а также завод по производству минометных боеприпасов и крупный склад вооружения в провинции Алеппо. Поэтому, когда в октябре-ноябре 2016 г. эти МРК совершили переход из Севастополя в Балтийск, ряд западных изданий утверждал, что эскадра Северного флота во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» тогда же оказалась в Средиземном море исключительно для того, чтобы отвлечь внимание командования НАТО и западноевропейской общественности от переброски на Балтику двух МРК проекта 21631. Действительно, эти небольшие корабли своими «калибрами», особенно в ядерном исполнении, способны нанести очень серьезный урон североатлантистам – гораздо больший, чем любой авианосец.

Бойцы 22-го батальона Корпуса морской пехоты США высаживаются на берег в районе Клайпеды.

В декабре прошлого года в состав Балтийского флота вошел МРК «Мытищи», прежде называвшийся «Ураган», – головной проекта 22800 «Каракурт». Это – более мореходный вариант «Буяна-М». При меньшем водоизмещении (800 т) он несет то же количество ракет комплекса «Калибр-НК», что и МРК проекта 21631. Другими словами, количество ракетных пусковых установок на Балтфлоте увеличилось на восемь единиц. Сейчас в районе Калининграда проходит испытания второй корабль этого типа – «Советск» (бывший «Тайфун»).

«Буяны-м» и «каракурты» могут снаряжаться не только крылатыми ракетами класса «корабль-земля», но и ПКР 3М-54-1 с массой боевой части 400 кг, способными поражать надводные цели на дальности порядка 300 км. То есть эти «ракетные катера стратегического назначения», как еще называют МРК данных двух типов, готовы бороться и с надводными кораблями. Кроме всего прочего, они располагают сильной универсальной автоматической артиллерией. МРК проекта 21631 несут 100-мм орудия А-190, а «каракурты» – 76-мм пушки АК-176МА.

Антенны комплекса РЭБ «Мурманск-БН».

В идеале Балтийский флот нуждается в двух десятках малых ракетных кораблей типов «Буян-М» и «Каракурт». Они в качестве главной ударной силы вообще незаменимы в закрытых и полузакрытых морях (Каспий, Балтика, Черное и Японское моря). И тогда более крупные корветы проекта 20380 можно будет перевести на Север для охраны и обороны российских военно-морских баз на Кольском полуострове.

Впрочем, и у МРК нового поколения есть свои противники. Они утверждают, что малые ракетные корабли проекта 21631 и 22800 – «дети случайности». Дескать, эти корабли «непропорционально дороги в сравнении со своим боевым потенциалом», не обладают «значимыми» средствами ПВО, у них полностью отсутствует противолодочное оружие. А размещать истребители-бомбардировщики на палубах МРК не пробовали? Еще один аргумент против малых ракетных кораблей – нужда в них вообще отпадет после того, как действие Договора по ракетам средней и меньшей дальности прекратится.

МРК «Зеленый Дол» проекта 21631 выходит на боевую службу из Балтийска.

МРК «Советск» проекта 22800 на испытаниях.

Тут, конечно, можно привести длинный список цитат западных и восточных военно-морских экспертов, отмечающих высокий боевой потенциал российских МРК нового поколения при низкой себестоимости самих кораблей. Но ограничимся лишь одним самым свежим сообщением. Незадолго до начала учений BALTOPS 2019 авторитетный портал Военно-морского института США USNI News поведал, что воссоздание 2-го флота Соединенных Штатов вызвано «угрозой российских подводных лодок в Атлантике и появлением ударных катеров (под ними подразумеваются МРК – прим. редакции), вооруженных крылатыми ракетами большой дальности, которые угрожают материковой Европе». То есть против одной многоцелевой АПЛ «Северодвинск» проекта 885 и «горстки» МРК проектов 21631 и 22800 Вашингтон выставил целый флот НАТО (напомним, что командованию 2-го американского флота подчиняются все ВМС Североатлантического блока – прим. автора).

Что касается Договора по РСМД, то он пока действует, поскольку стороны соблюдают его условия. Но даже если он рухнет, роль МРК не уменьшится, а увеличится. «Калибры», размещенные на морских платформах, – более гибкие инструменты сдерживания, нежели сухопутные пусковые установки. Последние лишь будут дополнять первые.

А вот отсутствие на МРК высокоэффективных ЗРК малой дальности – это общая беда нашего флота. Рассчитываем, что Ижевский электромеханический завод «Купол» успешно завершит работы по созданию оморяченного варианта ЗРК «Тор-М2». Такой комплекс, безусловно, повысит боевую устойчивость малых ракетных кораблей и других небольших единиц Российского ВМФ.

Главный калибр МРК нового поколения – пусковые установки крылатых ракет комплекса «Калибр-НК»

«РАБОЧИЕ ЛОШАДКИ» И ДРУГИЕ

Что же касается средств противолодочной обороны флота, то не следует «навешивать» на МРК эту функцию. Если пойти на поводу у радетелей многофункциональности, то водоизмещение малых ракетных кораблей увеличится до двух и более тысяч тонн. Ведь надо будет разместить ГАС, противолодочные торпеды или ракеты, средства управления этим хозяйством. Тут лучше следует обратить внимание на практику Воздушно-космических войск РФ, которые, покуда в конструкторских бюро зреют новые модели бомбардировщиков, возобновили на Казанском авиационном заводе выпуск бомбардировщиков модернизированной версии Ту-160М2 и наладили глубокую модернизацию бомбардировщиков Ту-22М3. В часе езды на автомобиле от КАЗ находятся Зеленодольское ПКБ, где в свое время был создан проект великолепных малых противолодочных кораблей проекта 1124/1124М «Альбатрос», и Зеленодольский завод имени А.М. Горького, где эти МПК серийно строились. На всех флотах, где эти МПК до сих пор несут службу, их попрежнему высоко ценят как незаменимых «рабочих лошадок». В портфеле ЗПКБ имеется несколько вариантов новых проектов МПК на базе 1124М. И пока лучше никто ничего не придумал, стоит возродить на мощностях Зеленодольского завода строительство «альбатросов».

На Балтике их, кстати, нет. Есть их братья – построенные еще в ГДР при участии конструкторов Зеленодольского ПКБ шесть малых противолодочных кораблей проекта 1331М. Заниматься их модернизацией не стоит, поскольку они прослужили 30 и более лет, а многие комплектующие, понятное дело, – импортного производства. Им на смену должны прийти новые «альбатросы».

Малый противолодочный корабль Северного флота «Брест» проекта 1124М атакует подводную цель.

Балтийский флот, равно как и другие российские военно-морские объединения, испытывает острую потребность в современных миннотральных кораблях. Базовые тральщики проекта 1265 и рейдовые проекта 10750 физически и морально устарели. Тут нельзя не вспомнить, что в советском ВМФ со второй половины Великой Отечественной войны вплоть до крушения СССР тральщики были самыми многочисленными боевыми единицами флота. И не случайно. На Балтике, как мы знаем, до сих пор находят и ликвидируют мины, выставленные в годы Второй мировой войны.

Стратегия НАТО на Балтике предусматривает массированное минирование подходов к российским военно-морским базам и портам как с кораблей, так и с воздуха. На учениях BALTOPS американские стратегические бомбардировщики B-52H Stratofortress не раз отрабатывали сброс практических донных мин Mk 62 QuickStrike («Быстрый удар») на подступах к Балтийску. У США есть и более совершенные мины GBU-62 QuickStrike-ER, оснащенные модулем коррекции и планирования Winged JDAM-ER. Их дальность сброса с B-52 составляет нескольких десятков километров. Очевидно, что старые тральщики проектов 1265 и 10750 не справятся с минной угрозой.

Американский бомбардировщик B-52H Stratofortress «сыпет» в Гданьский залив практические мины Mk 62 QuickStrike во время учений BALTOPS.

В 2016 г. Балтийский флот пополнился базовым тральщиком «Александр Обухов», который позже переклассифицировали в морской ТЩ, – головным проекта 12700 «Александрит». Это современный корабль ПМО, способный обнаруживать и уничтожать мины впереди по курсу. Он частично укомплектован минно-тральным оборудованием импортного производства, которое на серийных кораблях постепенно заменят на отечественное.

Сейчас в районе Балтийска проходит испытания МТЩ «Иван Антонов» – первый серийный тральщик проекта 12700. Однако он предназначен для Черноморского флота. Как было сообщено на церемонии спуска на воду третьего «Александрита» – МТЩ «Владимир Емельянов», в ближайшие годы ВМФ РФ будет располагать двенадцатью тральщиками проекта 12700. Но такое количество необходимо для удовлетворения минимальных потребностей только Балтийского флота.

Очевидно, что для противоминной обороны нужны более массовые и более дешевые корабли ПМО. И проекты их существуют. Для ВМС Казахстана на Средне-Невском судостроительном заводе был построен рейдовый тральщик «Алатау» проекта 10750Э – глубокая модернизация РТЩ проекта 10750. При полном водоизмещении 169 т он несет самое современное минно-тральное вооружение. Для Балтики, особенно Финского залива, – это оптимальный вариант. И еще очень важное обстоятельство – на базе РТЩ проекта 10750Э возможна разработка безэкипажного тральщика, управляемого дистанционно или выполняющего все необходимые операции в автономном режиме по заложенной в него программе.

Беспилотные средства – авиационные (разведывательные и ударные БЛА), безэкипажные катера и корабли (патрульные, противоминные, а в перспективе и ударные), автономные необитаемые подводные аппараты (противоминные, противолодочные и ударные) – окажутся большим подспорьем традиционным средствам ведения войны на море. В России есть много интересных разработок в этой области. Нельзя дать им «увянуть».

МТЩ «Иван Антонов» и «Александр Обухов» во время совместного плавания в Южной Балтике.

На базе РТЩ проекта 10750Э можно создать дистанционно управляемые корабли ПМО.

Сегодня в составе Балтийского флота имеется шесть больших ракетных катеров проекта 12411 «Молния» и четыре МРК проекта 12341 «Овод». Сроки их службы приближаются к предельным. Их нужно заменять. ЦМКБ «Алмаз» располагает модернизированными проектами РКА12418М. Их серия не должна ограничиваться двумя единицами, которые строятся в Рыбинске. В этих небольших ударных кораблях нуждаются все объединения Российского ВМФ. На Балтике они должны «подкреплять», то есть обеспечивать боевую устойчивость МРК типов «Буян-М» и «Каракурт».

Для Финского залива были бы более предпочтительны 300-тонные РКА проекта 20970 «Катран», вооруженные четырьмя ПКР Х-35, 57-мм автоматической пушкой и противодиверсионными гранатометами. Они могли бы выполнят функции не только ракетных, но и патрульных катеров.

В СМИ сообщалось, что существуют планы модернизации четырех балтийских «оводов» по типу тихоокеанского МРК «Смерч». На нем обновлено электронное оборудование, системы связи и боевого управления, две трехконтейнерные пусковые установки с ПКР П-120 «Малахит» заменены на четыре четырехконтейнерные ПУ противокорабельных ракет Х-35 комплекса «Уран». По «родственному» проекту 1234ЭМ ранее были модернизированы МРК ВМС Алжира.

Учитывая достаточно большое водоизмещение этих кораблей (полное – 700 т), на наш взгляд, было бы более рационально перевооружить их на сверхзвуковые ПКР «Оникс» в двух блоках по шесть ракет в каждом, как это было на МРК «Накат» проекта 12347. Это повысило бы огневую мощь флота.

Модель большого ракетного катера проекта 12418М «Молния».

Ракетные катера проекта 20970 «Катран» будут незаменимы в Финском заливе.

Явно недостаточно на Балтфлоте двух малых десантных кораблей на воздушной подушке (МДКВП) проекта 12322 «Зубр», способных не только доставить штурмовые отряды морпехов с бронетехникой на любое необорудованное побережье, но и поддержать десант огнем РСЗО «Огонь». Эти МДКВП являются также скоростными минными заградителями, что весьма важно в условиях Балтики.

В НАТО ТОЖЕ НЕ ДРЕМЛЮТ

Конечно, западные «партнеры» России тоже не дремлют. Они ведут активную разработку средств поражения, способных вскрыть «зону ограничения доступа» в Калининградской области. Две батареи БРК NSM, состоящие на вооружении польских береговых частей, развернуты у границы с Россией. Планируется закупка третьей батареи. Ракеты NSM могут наносить удары по российским кораблям, находящимся в Балтийске и прилегающим к этой базе водах, а также по важным наземным целям в Калининградской области. Этот же БРК принимается на вооружение Корпуса морской пехоты США, чьи части регулярно принимают участие в учениях BALTOPS и других маневрах «балтийской серии».

Для Корпуса морской пехоты и сухопутных частей американской армии корпорация Raytheon создает перспективные баллистические ракеты DeepStrike («Глубокий удар») с дальностью поражения целей 60-500 км. DeepStrike фактически станет аналогом российского «Искандера-М». Ракету рассчитывают принять на вооружение в 2023 году. Ее будут выстреливать из установки М142 HIMARS.

Пусковые установки РСЗО HIMARS, состоящие на вооружении Корпуса морской пехоты США с 2005 г., регулярно принимают участие в маневрах на территории государств Балтии. В обычном снаряжении они оснащаются шестью неуправляемыми реактивными снарядами с дальностью стрельбы от 2 до 80 км. Но вместо НУРС HIMARS могут принимать по одной тактической баллистической ракете семейства ATACMS с дальностью стрельбы до 300 км. И вот теперь, благодаря ракете DeepStrike с боевой частью повышенного могущества, статус HIMARS повысится до оперативно-тактического уровня. Недавно Польша решила за $500 млн. приобрести у США 20 ПУ HIMARS и разместить их в городке Ожиш, в полусотне километров от Калининградской области.

Эти вызовы со стороны НАТО требуют соответствующих решений со стороны России. Например, размещения в Калининградской области РСЗО «Торнадо-С» с дальностью стрельбы до 120 км, а в перспективе – до 200 км для нейтрализации на польской территории ПКР NSM и РСЗО HIMARS.

Но, пожалуй, самую серьезную угрозу Балтийскому флоту и воинским частям, размещенным в Калининградской области, создадут американские крылатые ракеты AGM-158 JASSM-ER, оснащенные излучателями электромагнитных импульсов (ЭМИ). В отличие от традиционных средств РЭБ, которые на время глушат электронные средства связи и локации, ЭМИ-оружие полностью выводит их строя. Так, во время испытаний в штате Юта ракета JASSM-ER с ЭМИ, пролетая над бункером, уничтожила электромагнитным импульсом, равным по мощности воздушному ядерному взрыву, все компьютеры. Такие ракеты с широким использованием stealth-технологий атакуют цели в режиме радиомолчания и глушения GPS-сигнала. То есть бороться с ними чрезвычайно сложно.

ВВС США уже получили на вооружение около 20 ракет с ЭМИ-излучателями. Их носителями являются стратегические бомбардировщики B-52H Stratofortress, которым, как мы знаем, хорошо знакомо воздушное пространство над южной Балтикой. Еще 4900 электромагнитных ракет заказаны Пентагоном.

Для борьбы с этой новой угрозой требуется применение разнообразных средств. Прежде всего необходимо создать специальные фильтры для электронной аппаратуры, защищающие ее от больших скачков напряжения. Нужны ЗРК, способные обнаруживать и выводить из строя с помощью ЭМИ-излучателей аналогичные ракеты противника.

Компоновка подводной лодки проекта П-750Е.

Для сдерживания возможной ЭМИ-атаки со стороны НАТО имеется и достаточно традиционное оружие – подводные лодки, которым на глубине нипочем электромагнитные импульсы. Сейчас в составе Балтфлота имеется только одна ДЭПЛ – вошедшая в строй ВМФ в 1986 г. субмарина Б-806 «Дмитров» проекта 877. Она преимущественно занята тренировками противолодочных сил. Ожидается перевод на Балтику после ремонта черноморской ДЭПЛ Б-872 «Алроса» проекта 877В, но, как сообщают, ее предполагается использовать в качестве учебной.

Для ведения подводной войны на Балтике в современных условиях нужны совсем иные субмарины. Они должны быть небольшими, оснащаться вспомогательными воздухонезависимыми энергетическими установками или литиево-ионными аккумуляторами, нести мощное ракетное и торпедное вооружение. Наиболее подходящий прототип такой подлодки – ПЛ проекта П-750. Ее нормальное водоизмещение – 960 т (1100 т с модулем воздухонезависимой установки), длина – 66,8 м (73,3 м), диаметр корпуса – 6,4 м, максимальная подводная скорость – 17 узлов, дальность плавания – 3000 миль, дальность непрерывного подводного хода – 280 миль (1200 миль), глубина погружения – 300 м, автономность – 30 суток, экипаж – 9 человек + 6 боевых пловцов.

У этой субмарины четыре 533-мм торпедных аппарата, из которых можно выстреливать не только торпеды, но и крылатые ракеты. Перезарядка в море торпедных аппаратов не предусмотрена. Зато они постоянно готовы к немедленному использованию для одиночной и залповой стрельбы. На лодках имеется также 8 торпедных аппаратов калибра 400 мм для противолодочных торпед или размещения автономных необитаемых аппаратов. П-750 способна принимать до 24 донных мин в забортных минносбрасывающих устройствах (МСУ). И, наконец, на лодке возможно размещение до четырех вертикальных пусковых установок с крылатыми ракетами, в том числе 3М-14 комплекса «Калибр-ПЛ», предназначенных для ударов по береговым целям. В перспективе на них возможна установка гиперзвуковых ракет «Циркон» с дальностью поражения надводных объектов на дистанции 500 км, а береговых – более 1000 км. Появление шести-восьми таких подлодок-убийц вряд ли вызовет желание у кого-либо вторгаться в российские пределы.


 

НОВОСТИ

На реализацию госзаказа в 2019 г. предусмотрено почти 1,5 трлн. рублей, заявил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу в ходе очередного заседания Коллегии Министерства обороны России.
Более 30 комплексов радиоэлектронного противодействия «Хибины-2» получили специалисты наземных служб для оснащения самолетов Су-34 авиационного полка Ленинградской армии ВВС и ПВО Западного военного округа, дислоцированного в Воронежской области.
Тактико-техническое задание на тяжелый ударный беспилотник «Скат» планируется утвердить в Министерстве обороны России до конца года, после чего начнутся опытно-конструкторские работы, заявил в интервью РИА «Новости» генеральный директор РСК «МиГ» Илья Тарасенко.
В рамках учения по обеспечению комплексной безопасности объекта атомной энергетики, проходящего в Смоленской области, военнослужащими войск РХБ защиты был замаскирован объект Смоленской АЭС.
АО «Рособоронэкспорт» обсудило состояние и перспективы экспорта продукции военного назначения в ходе Петербургского международного экономического форума 2019 г.
В Архангельской области началось строительство производственно-логистического комплекса для нужд МО РФ, сообщил заместитель министра обороны России генерал армии Дмитрий Булгаков. По его словам, строительство планируется завершить в 2021 г.
В Свердловской и Челябинской областях специалисты РЭБ Центрального военного округа (ЦВО) впервые апробировали подавление воздушных средств с применением сразу трех наземных комплексов: «Красуха», «Житель» и «Борисоглебск».
В Ульяновске прошел пятый Открытый Корпоративный чемпионат ОАК по профессиональному мастерству в авиастроении по стандартам WorldSkills. Главный Кубок завоевала команда «Сухого».
В День России, 12 июня, работники Компании «Сухой» создали Аллею Авиаторов ОКБ Сухого.
Ижевский электромеханический завод «Купол» (входит в состав Концерна ВКО «Алмаз – Антей») представил на Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» полномасштабный макет ЗРК семейства «Тор» на четырехосном колесном шасси производства Брянского автомобильного завода.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100