Павел СОЗИНОВ: «Глобальная задача – защита от всего спектра средств воздушно-космического нападения»
Интервью с генеральным конструктором Концерна ВКО «Алмаз – Антей» Павлом СОЗИНОВЫМ

Интервью

Игорь КОРОТЧЕНКО

— Павел Алексеевич, в этом году Концерн ВКО «Алмаз – Антей» отмечает 15-летний юбилей. Что послужило основанием для создания Концерна?

— Ключевым фактором являлась необходимость интеграции тех основных профильных промышленных мощностей и коллективов разработчиков, которые смогли пройти через нестабильность 1990-х годов. Не все предприятия на тот момент были в состоянии сохранить свою технологическую платформу. Поэтому руководством страны было принято решение об интеграции целой группы – более 50 предприятий, специализирующихся на разработках и производстве в области радиолокации, зенитных ракетных систем различных видов базирования, в том числе морского, в единую структуру.

Павел Созинов – генеральный конструктор АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей».

Многие предприятия специализировались на работах не только в области противовоздушной и противоракетной обороны, но и занимались тематикой ударных вооружений различных видов базирования. Это направление было сохранено, сегодня оно интенсивно развивается и составляет значительную долю от общего объема производства и разработок Концерна. То есть мы специализируемся не только на разработках и производстве в области воздушно-космической обороны, но и в сегменте ударных вооружений, а также целого ряда обеспечивающих систем, которые формально выходят за рамки темы воздушно-космической обороны, но являются востребованными Министерством обороны Российской Федерации и нашими коллегами за рубежом.

— После Второй мировой войны США планировали массированный ядерный удар по городам СССР. Тогда и было принято решение о построении полноценной системы ПВО страны. 15 лет назад, когда руководство России принимало решение о создании Концерна ВКО «Алмаз – Антей», оно тоже исходило из понимания будущих опасностей и перспектив военных действий?

— Указу президента, в соответствии с которым был образован Концерн, предшествовала определенная работа. В течение нескольких лет помимо формирования и обоснования состава предприятий, которые должны были войти в Концерн, совместно с Минобороны России проводился анализ потенциальных угроз. Крайне важно было обосновать перед президентом и правительством целесообразность развития этой отрасли как таковой, а не просто механически объединить определенное количество предприятий под управлением одной головной компании. Это обоснование строилось на анализе угроз, которые существовали как на тот период времени, так и прогнозируемых перспективных угроз.

Все прекрасно понимали, что, несмотря на условную «разрядку», которая произошла в 1990-х годах, когда Россия перестала рассматриваться в явном виде как угроза для западных стран под номером один, ни одна из программ США и стран НАТО по созданию новых вооружений не будет свернута.

Более того, в те годы США сформировали новые программы по перспективным образцам вооружений, определенным видам средств воздушно-космического нападения. Эти программы были профинансированы в полном объеме. И сегодня видно, что мы правильно прогнозировали возможности средств воздушно-космического нападения исходя из тех программ, которые тогда только начинались. Это касается развития авиационных средств нападения, создания F-22 и F-35 как наиболее характерных представителей самолетов многоцелевой авиации США и носителей различных видов высокоточного оружия. Эти программы были реализованы, самолеты находятся в массовом производстве и составляют основу «ударного кулака» авиационных средств нападения США.

Зенитная ракетная система С-400 – визитная карточка Концерна ВКО «Алмаз – Антей».

Кроме того, США была реализована аналогичная программа по развитию крылатых ракет различных видов базирования – авиационного, и особенно, корабельного (в том числе на подводных лодках) различного назначения. Именно на крылатые ракеты был сделан упор в различных видах наступательных операций, в частности, при необходимости нанесения «обезглавливающих» ударов не только по России, но и по другим потенциальным объектам, которые рассматривались США на доктринальном уровне. Развитие обычных видов вооружений и высокоточного оружия, управляемых бомб, авиационных ракет класса «воздух-земля», «воздух-корабль» тоже продолжилось. По этим направлениям за океаном были реализованы практически все программы создания новых вооружений. Сегодня мы можем констатировать практически завершившееся перевооружение армии США и армий основных государств блока НАТО по этим видам вооружений. Существенные изменения произошли и по дальности, и по точности стрельбы.

— А «ударный кулак» России тоже стал сильнее?

— Мы тоже не стояли на месте. Был создан целый ряд ударных вооружений, организовано массовое производство по этому направлению. Но поскольку мы в большей степени отвечаем за систему воздушно-космической обороны, то решалась задача именно прогноза возможностей совершенствования средств воздушно-космического нападения и поисков способов построения систем, позволяющих компенсировать угрозы, в том числе вновь появляющиеся, в связи с развитием ударных систем у потенциального противника.

Поэтому с момента создания Концерна наряду с поддержанием боевой готовности ранее произведенных и модернизированных систем противовоздушной обороны основное внимание уделялось созданию новых систем, комплексов и обеспечению развертывания их серийного производства.

За 15 лет в этом направлении многое удалось сделать. Благо, что финансирование со стороны государства было налажено хорошо, особенно в период с 2008 года по настоящий момент времени.

Радиолокационный комплекс 55Ж6МЕ.

— И это несмотря на общую сложную экономическую ситуацию в стране?

— Что касается специфики Концерна – значительная часть выплат на создание нового вооружения и на обеспечение серийного производства как раз выпала на последние восемь лет. До этого момента основной объем финансирования выделялся на решение задач продления ресурса эксплуатации предыдущего поколения техники и на создание научно-технического задела по формированию облика будущих систем вооружений.

— Многое удалось разработать и внедрить в систему противовоздушной обороны страны?

— Запущена в серийное производство ЗРС С-400, которую сегодня можно назвать визитной карточкой Концерна. Замысел по С-400 был полностью воплощен в жизнь. Но в то же время не могу не подчеркнуть, что система была существенно модернизирована в процессе серийного производства. Частично это коснулось замены элементной базы на более совершенную, применения ряда материалов, позволяющих усовершенствовать средства системы. Для того чтобы соответствовать необходимому уровню тактико-технических характеристик, в том числе с учетом развития средств воздушно-космического нападения, была улучшена алгоритмическая часть, а в некоторых случаях даже аппаратная часть средств системы. Точно так же в свое время осуществлялось и производство ЗРС С-300: на моей памяти было сделано пять больших модернизаций этой системы и более 20 локальных.

ЗРК «Бук-М3» – новое поколение средств ПВО Сухопутных войск.

— Почему ЗРС С-400 настолько эффективна?

— При создании систем С-300 и С-400 изначально стояла глобальная задача по защите от всего спектра средств воздушно-космического нападения: начиная с крылатых ракет, летящих на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности, в том числе над водной поверхностью, и вплоть до высоты 27 км. Это основная верхняя граница зоны поражения систем С-300. Использование данной системы однозначно покрывает весь диапазон высот применения аэродинамических целей класса «самолет», автоматических дрейфующих аэростатов и т.д.

Другое направление развития систем С-300 и С-400 – это борьба с тактическими и баллистическими ракетами, имеющими дальность полета до 3000 км. Боевые средства систем С-300 и С-400 работают так, чтобы в плотных слоях атмосферы обеспечить перехват не только тактических баллистических ракет, но и баллистических ракет средней дальности. Эта задача решается с достаточно высокой эффективностью, то есть данный класс вооружений обеспечивает надежное прикрытие объектов.

ЗРС С-400 изначально ориентирована на уничтожение в первую очередь особо опасных целей, например, самолетов радиоэлектронной борьбы на больших расстояниях, самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления. ЗРС С-400 должна либо отогнать появляющийся объект за пределы радиогоризонта, либо его уничтожить.

При создании «четырехсотки» основное внимание уделялось построению локационных средств для решения задач высокоточного наведения и управления, а также обеспечению системы средствами помехозащиты. Здесь первую скрипку играют технические программные средства, автокомпенсаторы и ряд других элементов, которые позволяют работать С-400 в условиях помех, создаваемых противником с борта специализированных самолетов радиоэлектронной борьбы либо с самолетов тактической или стратегической авиации. И такие средства внедрены в каждый локатор.

Мы всегда старались «научить» ЗРС уничтожать источник помех без всяких ограничений. Сегодня эта задача реализуется путем применения головок самонаведения ракет в сочетании с наземной частью техники. Первой ЗРС, где с очень большой эффективностью решалась задача поражения помехопостановщиков, была С-200.

— Как вы думаете, могло ли наличие ЗРС С-300 в Сербии в 1999 году предотвратить агрессию со стороны НАТО?

— Я не исключаю, что если бы там была своевременно развернута «трехсотка», то конфликта бы удалось избежать. Наличие С-300 в Сербии кардинально бы изменило взгляды стран НАТО на решение этой задачи силовым способом. В Североатлантическом альянсе привыкли обходиться без существенных потерь в локальных конфликтах с применением пилотируемых средств нападения. В случае отсутствия противоборствующей группировки можно достичь в короткий период времени полного разрушения основных элементов инфраструктуры противника. Это касается как локальных конфликтов с использованием средств воздушно-космического нападения, которые на наших глазах происходили и в Ираке, и в Югославии, и в Ливии, так и конфликтов, которые имеют место сегодня в других странах арабского мира.

Пилотируемая авиация, если ей не противодействовать, позволяет решить задачу с очень высокой эффективностью. Поэтому крайне важно было, если мы говорим про Югославию, заблокировать такую возможность.

— Но в Ираке в 2003 году была хорошая система ПВО, и это не помогло предотвратить конфликт.

— Для успешного применения систем ПВО важны две составляющие. Во-первых, техническая готовность средств и систем, во-вторых, психологическая готовность личного состава, который данную технику эксплуатирует. И та, и другая составляющие в Ираке оставляли желать лучшего.

Техническая готовность большей части средств ПВО, развернутых на тот период времени в Ираке, не была доведена до уровня боевой готовности. Не было организовано привлечение в достаточном количестве инженерно-технического состава с нашей стороны, должное обслуживание техники, – в итоге боевые расчеты не смогли применить технику в условиях войны.

— Война во Вьетнаме была выиграна во многом благодаря роли ПВО. Какие средства ПВО использовались тогда?

— Во время войны во Вьетнаме были развернуты ЗРК С-75. Они соответствовали боевым возможностям, которые требовались от систем противовоздушной обороны в то время.

Велась борьба с пилотируемыми самолетами, тогда еще не существовало высокоточного оружия как такового, дальнего действия тем более. Вражеские бомбардировщики были вынуждены входить в зону поражения систем класса С-75 и нести колоссальный ущерб. Потери измерялись тысячами летательных аппаратов и живой силы противника. Противовоздушная оборона в данном случае сыграла свою серьезную роль.

— Каковы отличительные особенности ЗРК «Бук-М3»?

— «Бук-М3» – новое поколение ЗРК для ПВО Сухопутных войск. Комплекс запущен в серийное производство. Он позволяет перехватывать практически всю номенклатуру крылатых ракет, аэродинамических целей. На пусковой установке размещено 12 ракет, на самоходной огневой установке – шесть ракет, а также локатор. Это уникальная разработка, позволяющая фактически стрелять с марша и решать задачи, касающиеся существенного повышения огневой производительности в условиях массированных ударов. Первые серийные комплекты уже поставлены в войска.

Комплекс соответствует лучшим мировым аналогам. Это перспективная система, которая как минимум еще 20 лет будет подтверждать свою эффективность.

— Существует ли возможность перехвата гиперзвуковых средств воздушного нападения?

— Понятие гиперзвук очень широкое. Среди специалистов гиперзвуковыми называются скорости свыше 5-6 махов. Для большинства целей, включая аэробаллистические и баллистические ракеты, это нормальные скорости, по которым мы работаем уже не первый десяток лет. Проблема в том, что гиперзвуковая крылатая ракета, например, американская X-51, может осуществлять длительный полет на высотах 30-35 км и находиться вне зоны досягаемости по высоте для целого ряда зенитных ракетных комплексов, которые сейчас стоят на вооружении во всем мире.

Новые разработки должны иметь возможность поражать соответствующие виды целей, находящиеся вне плотных слоев атмосферы, за счет реализации в ракете газодинамической системы управления. Обычно такие ракеты создавались и использовались только для стратегической противоракетной обороны. Но в новейшей истории в связи с появлением гиперзвуковых крылатых ракет необходимо применение этих же технологий в новом парке наших зенитных управляемых ракет. Эти задачи будет решать ЗРС С-500.

На смену ЗРС С-400 придет система нового поколения С-500.

— На какой стадии находятся работы над ЗРС С-500?

— Система пятого поколения – тема весьма закрытая, поэтому можно дать только общую характеристику. С-500 содержит в своем составе большое количество радиолокационных средств различного назначения и, соответственно, зенитных управляемых ракет. Это не просто отдельно взятый комплекс, а именно система, решающая целую совокупность задач как противовоздушной, так и противоракетной обороны, в том числе стратегической противоракетной обороны.

Перед нами поставлена задача – создание комплексной системы с унифицированными средствами с точки зрения энергетики, ряда транспортных шасси, ряда аппаратно-технических решений, которые используются в локационных средствах и пунктах управления. Именно в этом ключе проводится основная часть разработки.

На сегодняшний день основные средства системы проходят достаточно успешные испытания на полигонах, проводятся пуски новых ракет. При проведении экспериментов мы работаем с рядом ограничений, обусловленных возможностями полигона.

Например, при работе на полигоне Капустин Яр ограничения на дальность стрельбы существенные и составляют около 100 км. При этом в последующем сохраняется возможность переезда на полигон в Казахстане, где соответствующие площадки использовались для испытаний ЗРС большой и средней дальности и ПРО еще в 70-80-е годы прошлого столетия. Вторая часть испытаний с реальными перехватами может быть организована именно там.

На сегодняшний день проводится отработка основных средств системы с максимальной экономией тех ресурсов, которые выделены на проведение испытаний. Это касается мишенного обеспечения, проведения определенных видов измерительных работ и некоторых других аспектов. Поэтому испытание значительной части средств системы проводится с учетом возможностей наших предприятий, участвующих в кооперации, и наличия полигонных средств. Если предыдущие системы мы с самого начала испытаний формировали как группировку в условиях основного полигона и проводили испытания совместно с военными, то сейчас значительная часть испытаний проводится в условиях полигонных площадок.

С-500 – это система нового поколения. По своим базовым характеристикам она превышает иностранные аналоги, которые либо уже существуют, либо создаются. Задача С-500 – прийти на замену С-400. Это система создается на элементной базе XXI века. Мы сделали прогноз на ближайшие 25 лет о развитии средств воздушно-космического нападения. Наша система должна уметь бороться с теми средствами, которые сегодня еще отсутствуют, но могут появиться. Речь идет о перехвате в неплотных слоях атмосферы, в том числе в верхних слоях атмосферы в сотне километров от земли.

— Как проходят испытания корабельного ЗРК «Полимент-Редут»?

— Создание комплексов корабельного базирования для решения задач противовоздушной обороны кораблей классов «корвет» и «фрегат» ведется с 1990-х годов. При этом долгое время разработки как по этой, так и по другим темам практически не финансировались.

Начиная с конца 2000-х гг. стали выделяться средства, появились корабли, на которых соответствующие системы были реально развернуты. В настоящий момент времени мы имеем несколько корветов, на которых развернуты комплексы из состава «Полимент-Редут» – включая пусковые установки, локационные средства, средства управления, и базовый головной фрегат «Адмирал Горшков», на котором развернут полномасштабный ЗРК «Полимент-Редут».

В рамках ОКР «Полимент-Редут-Р» создается три типа ракет для оснащения соответствующих кораблей: малой, средней и переходной дальности для решения задач прикрытия не только отдельно взятых кораблей ордера, но и ордера в целом. Все ракеты нового поколения создаются с активными головками самонаведения, с инерциальными системами управления и обладают очень высокими маневренными характеристиками для поражения всего спектра атакующих объектов. Ракеты ЗРК «Полимент-Редут» унифицированы с ЗРС С-350 «Витязь».

Работы по государственным испытаниям ЗРС С-350 «Витязь» будут завершены в 2017 г.

— Как идет работа над «Витязем»?

— Работы по государственным испытаниям системы будут завершены в этом году, сейчас идут предварительные стрельбовые испытания. Локационные средства и средства управления испытаны в должном объеме, каких-либо замечаний принципиального характера нет. За оставшееся до завершения испытаний время необходимо набрать статистику по боевым пускам с перехватом реальных мишеней в разных условиях маневрирования и т.д.

— Какие перспективные научные исследования ведутся в Концерне?

— Перед нами стоят задачи по всему спектру средств воздушно-космического нападения и по целому ряду обеспечивающих систем, в том числе и космического базирования. В соответствии с указаниями руководства страны мы проводим исследования по решению задачи противодействия средствам космического базирования. Это касается возможностей радиоэлектронного подавления некоторых средств локационной разведки, оптико-электронной разведки и средств связи космического базирования, а также непосредственно функционального поражения тех элементов, которые развернуты на орбите. Эта область подлежит очень тщательному исследованию, проведению ряда экспериментальных работ.

Научные исследования в области радиолокации касаются создания цифровых активных антенных решеток. Это серьезное новое направление. Создаются прототипы по ряду наших проектов, в том числе и по большим локаторам для системы контроля космического пространства. В каждом элементе большой антенной системы, где могут содержаться десятки тысяч приемных или передающих элементов, мы оцифровываем сигнал как на передачу, так и на прием, что позволяет избежать массы «аналоговых неприятностей». Устойчивость локационных средств с цифровой обработкой сигналов и их помехозащищенность на порядок выше, чем у аналоговых средств. Кроме того, важным направлением является повышение интеллекта систем боевого управления в автоматическом режиме.

Например, оператор современной ЗРС, в отличие от систем предыдущих поколений, в процессе работы не применяет никаких ручных регулировок – их просто нет. Локаторы и пункты управления полностью автоматические. Функция человека сводится только к контролю за процессом автоматической работы средств в сложных условиях и санкционированию начала боевого применения.


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100