После Обамы: фактор Трампа
Что нужно сделать для улучшения российско-американских отношений

Победа кандидата от Республиканской партии Дональда Трампа на президентских выборах в США ставит перед военно-политическим руководством и экспертным сообществом многих стран мира ряд вопросов. Что Трамп получает в качестве наследства от своего предшественника Барака Обамы? Какой будет военная программа Трампа и основные направления оборонного строительства в США в ближайшие годы? Какие предложения в области эффективного контроля над вооружениями могла бы предложить Москва новому американскому президенту?

Владимир КОЗИН

ВОЕННОЕ НАСЛЕДСТВО БАРАКА ОБАМЫ

Барак Обама – 44-й президент Соединенных Штатов Америки, занимавший кресло в Овальном кабинете Белого дома два четырехлетних срока подряд, оставил Дональду Трампу 15 нерешенных проблем в области контроля над вооружениями, наступательную доктрину ядерного сдерживания, возросшее американское военное присутствие в Европе и Азии, а также программы модернизации ракетно-ядерных вооружений стратегического и тактического назначения.

Среди этих нерешенных вопросов: развертывание глобальной системы ПРО США, конверсия стратегических атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) в ударные с крылатыми ракетами (ПЛАРК), сохранение значительного «возвратного потенциала», развертывание крылатых ракет морского (КРМБ) и воздушного базирования (КРВБ) в ядерном снаряжении, отказ Вашингтона от распространения соглашения о предотвращении инцидентов в морских пространствах на подводные лодки в подводном положении, сохранение тактического ядерного оружия США в Европе и в азиатской части Турции, приверженность Вашингтона наступательной ядерной доктрине первого удара, нежелание решать проблему предотвращения размещения оружия в космосе, отказ от ведения переговоров по ограничению противоспутниковых систем, неготовность разрабатывать новый Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), сохраняющиеся нарушения Вашингтоном Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), уклонение от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), отказ от прекращения операции «Балтийское воздушное патрулирование», отсутствие предложений от американской стороны по ограничению высокоточных гиперзвуковых систем и применения ударных беспилотников против мирного населения иностранных государств.

Победа Хиллари Клинтон на президентских выборах привела бы к затягиванию решения практически всех названных вопросов. Клинтон пошла бы даже дальше по пути ядерного перевооружения, чем Барак Обама. Об этом 28 октября 2016 г. сообщила газета The New York Times, симпатизирующая Демократической партии.

Являясь на словах поборником «безъядерного мира», Барак Обама сократил меньше ядерных боезарядов, чем три его предшественника на посту президента США: Джордж Буш-старший уменьшил их количество на 41 процент, Билл Клинтон – на 22 процента, Джордж Буш-младший – на 50 процентов. А лауреат Нобелевской премии мира Обама – лишь на 10 процентов, что в абсолютных цифрах составляет 507 ядерных боезарядов. Между тем оба Буша (отец и сын, являющиеся представителями Республиканской партии) сократили 14801 ядерный боезаряд – в 29 раз больше!

Кроме того, Обама израсходовал больше средств на модернизацию ядерных вооружений и на создание носителей ядерного оружия нового поколения, чем другие американские президенты.

В период своего президентства Барак Обама инициировал только незначительные изменения в ядерной доктрине США: он объявил о неиспользовании ядерного оружия против городов – но эта формулировка касается только военных конфликтов с применением обычных видов вооружений. Обама включил формулировку о неприменении ядерных средств против стран, которые присоединятся к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и будут полностью выполнять все его положения. При этом не оговорено, какой международный орган будет иметь право выявлять факты выполнения или невыполнения ДНЯО каким-либо государством – США считают, что такое право должно принадлежать только им.

В период президентства Обамы, в особенности после целенаправленной смены спецслужбами США и ряда их ближайших партнеров по НАТО правящего режима на Украине в феврале 2014 г. и создания там особо враждебного России ультранационалистического государства во главе с Порошенко, появились некоторые признаки дальнейшей трансформации ядерной стратегии США, которые несут в себе еще более негативные последствия. Так, 44-й американский президент отказался от стратегии «минимального ядерного сдерживания», отказался понизить степень боеготовности ракетно-ядерных сил США, к чему его призывали многие американские эксперты и бывшие военные. Он ничего не предложил для решения проблемы «оперативно неразвернутых» ядерных вооружений, которые на 1 июля 2016 г. составляли 63,9 процента от суммарного количества оперативно развернутых трех видов носителей стратегических ядерных вооружений (СНВ) США, то есть межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых стратегических бомбардировщиков (474 против 741).

Тактическое ядерное оружие США по-прежнему развернуто в Европе и в азиатской части Турции.

Барак Обама так и не решился сменить стратегическую парадигму прошлого, именуемую «взаимное гарантированное уничтожение», на «взаимную гарантированную безопасность» или «взаимную гарантированную стабильность».

Поддавшись давлению ряда своих министров, он не перешел на стратегию отказа от нанесения первого ядерного удара. Три министра из его администрации (обороны, энергетики и иностранных дел), а также главнокомандующий Стратегическим командованием США уже дали негативное заключение на идею неприменения ядерного оружия в первом ударе, несмотря на то, что незадолго до президентских выборов 22 конгрессмена потребовали от Барака Обамы взять такое обязательство.

Он не отказался от части общенациональной ядерной стратегии – стратегии «расширенного ядерного сдерживания», которая предполагает раскрытие американского «ядерного зонтика» над союзниками Вашингтона по НАТО и его партнерами, которые остаются вне этого альянса.

Он не отказался от концепции «запуска по предупреждению», то есть от установки, предполагающей инициативное использование американского ракетно-ядерного оружия даже в случае появления признаков его применения другими государствами, что понижает порог применения.

При Бараке Обаме в американских военно-политических кругах стали более широко обсуждаться возможности начала ограниченной ядерной войны с целью «деэскалации» вооруженного конфликта с использованием обычных видов вооружений в рамках концепции «эскалация деэскалации». Высокопоставленные американские представители стали открыто говорить о необходимости создания «баланса между ядерным сдерживанием и эскалацией», о сочетании «ядерного и неядерного сдерживания». Появились даже высказывания действующих высокопоставленных государственных деятелей США об «ограниченном применении ядерного оружия».

Стала дебатироваться возможность развязывания боевых действий с применением миниатюрных ядерных боезарядов, то есть ядерных боезарядов с малой мощностью. В этой связи упоминается новая ядерная авиабомба В61-12, которая, как заявлено, будет иметь максимальную мощность боезаряда в 50 кт и минимальный – в 0,3 кт.

В США стали проводиться комбинированные военные учения, в ходе которых первоначально отрабатывается использование сил общего назначения с последующим применением ядерного оружия.

К проведению «ядерных» военно-штабных компьютерных игр стали привлекаться высокопоставленные гражданские государственные служащие, которые могут оказывать влияние на принятие ответственных общенациональных решений в ракетно-ядерной сфере.

Соединенные Штаты Америки намерены продолжать проводить свою региональную и глобальную военную политику на основе применения стратегического и тактического ядерного оружия в первом превентивном и упреждающем ядерном ударе, руководствуясь при этом стратегией «ядерного сдерживания», которая с учетом ее особенностей может быть квалифицирована как стратегия «безусловного наступательного ядерного сдерживания». Такая стратегия останется у Вашингтона по меньшей мере до конца текущего столетия.

Именно при Бараке Обаме на базе румынских ВВС в Девеселу был поставлен на боевое дежурство оперативный комплекс американской системы ПРО.

С целью прикрытия своей агрессивной ядерной стратегии США искажают военную доктрину России, необоснованно приписывая ей готовность применить ядерное оружие в первом ударе. Но такого положения никогда не было ни в одной советской или российской доктрине. Это может произойти только в ответ. Причем подобные взгляды проникли даже в отдельные российские ВУЗы. Например, в одной из кандидатских диссертаций, подготовленной в одном из московских высших учебных заведений в октябре 2016 г., утверждается, что согласно Военной доктрине Российской Федерации (редакция 2014 г.) Москва, якобы, может применить ядерное оружие для сдерживания любых военных конфликтов, а также в ответ на создание и развитие систем стратегической ПРО, милитаризацию космоса, развитие неядерного высокоточного оружия, распространение оружия массового поражения и ракетных технологий. Но в пунктах 16 и 27 действующей Военной доктрины России ничего подобного просто нет.

В западном экспертном сообществе уже давно распространяется сказка о «превосходстве» России в области тактического ядерного оружия (ТЯО). Такие страшилки являются необоснованными по той причине, что ни Советский Союз и затем Россия, ни США и их союзники никогда не объявляли количественный состав указанных средств, а лишь процент их добровольного сокращения относительно неназванного уровня. Стороны никогда не вели никаких официальных переговоров на эту тему, где обычно производится обмен соответствующими данными.

Вашингтоном вброшено в медиа-пространство три «сценария» развязывания Россией ядерной войны. В западном экспертном и журналистском сообществах разыгрывается спектакль, в котором показывается возможность применения РФ ядерного оружия против государств-членов НАТО, в частности, против стран Балтии, а также Украины. Создан телефильм и два интернет-сценария на эту тему. В них, словно написанных под копирку, содержится один и тот же сюжет: Россия применяет ядерное оружие против названных государств с целью защиты «русскоязычного населения от притеснений местных властей». Вполне очевидно, что такие «реалистические» сценарии вброшены, среди прочего, для того, чтобы выколотить из прижимистых стран НАТО и претендентов на вступление в Североатлантический альянс повышенные военные ассигнования, а также чтобы прикрыть опасную ядерную политику США.

Инфраструктура базы ПРО в Румынии легко может быть использована для размещения крылатых ракет.

С помощью спецслужб и при мощной финансово-информационной поддержке президент Барак Обама инициировал целый ряд «цветных» и иных революций в целом ряде стран, многие из которых переросли во внутренние вооруженные конфликты и даже гражданские войны. При нем показатель вмешательства Вашингтона во внутренние дела других государств достиг рекордного уровня: 563 случая, если считать их со времени обретения Соединенными Штатами Америки независимости в 1776 г. Ни одно государство в мире не поставило столь зловещий «рекорд».

При Бараке Обаме Вашингтон стал голословно обвинять Москву в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Но никаких реальных доказательств этого до сих пор не представлено, хотя американцы их упорно «ищут» уже пять лет. В частности, Россию обвиняют в создании новой баллистической ракеты. Но ее разработка не запрещена никакими двусторонними договоренностями.

Соединенные Штаты проявляют «озабоченность» по поводу поставок Россией ЗРС С-300ПМУ2 в Иран. Но и это не запрещено никакими международными решениями. США, например, свободно поставляют аналогичные системы ПВО в 13 государств. Между тем Пентагон специально запутывает этапы реализации развертывания европейского сегмента глобальной системы ПРО США, чтобы показать некую готовность завершить ее после 2022 г. Но, по данным корпорации Raytheon – одного из создателей ударно-боевых средств ПРО, такие системы будут производиться и после 2030 г.

Вашингтоном активно преподносится как важный шаг отказ от развертывания РЛС ПРО США в Чехии. Но хорошо известно, что вместо нее оперативный комплекс американской системы ПРО был поставлен на боевое дежурство на базе румынских ВВС в Девеселу 12 мая 2016 г., а с марта 2011 г. американские боевые корабли с БИУС ПРО Aegis постоянно «прописались» в морях вокруг Европы.

В период президентства Барака Обамы высокопоставленные американские представители забыли понятную даже непрофессионалам максиму, которой в свое время придерживался президент Рональд Рейган: «Ядерная война не может быть развязана, так как в ней не будет победителей».

В данном контексте следует сразу же заметить, что президент Владимир Путин в конце октября 2016 г. на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» заверил мировое сообщество, что РФ всегда будет очень ответственно относиться к своему ядерному статусу, считая, что бряцать ядерным оружием – «самое последнее дело». Он заявил, что применение ядерного оружия – это конец существования цивилизации на Земле. Путин также подчеркнул, что Россия вообще ни на кого нападать не собирается.

При Бараке Обаме Пентагон продолжал разработку и испытания гиперзвуковых высокоточных систем.

Администрация Обамы фактически отказалась выполнять соглашение об утилизации избыточного оружейного плутония (заключенное с Россией в 2000 г.), в результате чего Москва была вынуждена приостановить срок его действия. Такое решение было вызвано появлением угрозы стратегической стабильности в результате недружественных действий США в отношении России, а также явным нежеланием Вашингтона обеспечить выполнение принятых обязательств по этому документу. Соглашение, напомним, предусматривало утилизацию оружейного плутония, объявленного излишним для военных программ, объемом 34 тонны с каждой стороны, то есть количества, достаточного для изготовления 17 тысяч ядерных боезарядов. Наиболее важным положением достигнутой тогда договоренности являлось обязательство сторон обеспечить необратимость перевода избыточного плутония в формы, которые были бы непригодны для изготовления ядерных боезарядов.

Для этого обе стороны должны были построить специальные предприятия. Россия реализовала это положение, но Соединенные Штаты отказались. Кроме того, Вашингтон предпринял попытки пересмотреть стратегию утилизации плутония, прописанную в протоколе от 13 апреля 2010 г. к соглашению. Они планируют осуществлять этот процесс путем захоронения избыточного оружейного плутония, а не облучением его запасов, как это установлено упомянутым протоколом. Это означает, что сохраняется возможность вновь использовать оружейный плутоний для пополнения ядерных арсеналов.

В США стали более широко обсуждаться возможности начала ограниченной ядерной войны.

Поясняя свою позицию по данному соглашению, российская сторона указала, что в 2015 г. в Болгарии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Эстонии были размещены шесть новых передовых пунктов управления войсками. Их основная задача, в случае принятия соответствующего решения, – обеспечить оперативную переброску крупных военных контингентов НАТО в Восточную Европу. Подразделения Вооруженных Сил США введены на территории стран Балтии, увеличено количество самолетов, базирующихся на аэродромах этих государств. Помимо действий, направленных на изменение военно-стратегического баланса, США принимают меры по расшатыванию экономики Российской Федерации. В 2014 г. одобрен законопроект о поддержке «свободы Украины», допускающий вмешательство во внутренние дела России.

Иными словами, у Москвы были веские основания для приостановки своего участия в соглашении 2000 г. по оружейному плутонию. Этот шаг стал явно вынужденным. Вполне очевидно, что если Вашингтон не откажется от нагнетания военной напряженности близ границ России и пойдет по пути сохранения заявленного количества ядерных материалов, задействованных в оружейных программах, то у него не должно оставаться никаких иллюзий относительно дальнейших действий Москвы. Российская сторона в этом случае получает полное право не утилизировать свой плутоний, и, таким образом, Соединенным Штатам не удастся подорвать стратегический баланс в ущерб нашей стране.

В период президентства Барака Обамы многие страны НАТО во главе с США активизировали не только фальсификацию истории, например, хода, итогов и последствий Второй мировой войны, но и подтасовки в сфере военно-политических проблем европейской и глобальной безопасности. В частности, под диктовку Вашингтона стали активно штамповаться мифические клише о «российской военной угрозе».

Из архивных запасников извлекаются замшелые тезисы 1970-1980-х гг. о «российской агрессии» и «о российских военных приготовлениях». Особенность таких обвинений заключается в том, что они, как и материалы далекого прошлого в духе издававшейся в США брошюры «Советская военная мощь», фактологически необоснованы и политически несостоятельны. Заявления о том, что Кремль вынашивает планы о «молниеносном захвате» государств Балтии нигде и никогда не получали документальных подтверждений. Тем не менее этот ложный жупел побуждает отдельные страны сочинять специальные памятки о грядущей «российской оккупации».

Так, Литва в конце октября 2016 г. опубликовала многостраничное «руководство для граждан» по противодействию «иностранному вторжению». В литовском оборонном ведомстве уточнили, что в методичке содержится информация, которая имеет отношение к «потенциальной агрессии со стороны России». Ее публикация совпала с выходом в американской исследовательской корпорации RAND доклада, где утверждается, что российские Вооруженные Силы могут захватить страны Балтии не за 60 часов, как ранее внушали пропагандистские центры НАТО, а за 36 часов.

Под прикрытием операции «Балтийское воздушное патрулирование» США и НАТО разместили у западных рубежей России самолеты-носители тактического ядерного оружия.

Подобные фальшивки публиковались также в Польше, Эстонии и на Украине. Так, газета The Washington Post в октябре 2016 г. приписала России захват части Украины, вторжение в государства Балтии и организацию большой интервенции на Ближнем Востоке. Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что демонстрация военной мощи РФ в Прибалтике представляет угрозу не только для региона, но и для всей Европы. В июле она же требовала от руководства НАТО сдержать Россию «реальной военной мощью».

С новой силой раздувается пропагандистская кампания «о наращивании военного присутствия» России в Калининградской области. Особое внимание обращается на появившиеся там оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», а также на «возросшую военную деятельность российских ВКС в районе Балтийского моря», что сопровождается разного рода историями о «нарушениях» российскими истребителями воздушного пространства государств региона, о выключенных транспондерах на военных самолетах РФ.

Начиная с 1999 г. по указке из Вашингтона списочный состав НАТО возрос на 75% – в него были приняты еще 12 государств, естественно, со всеми их армиями и вооружениями. Но после этого все без исключения страны альянса, подписавшие Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), так и не ратифицировали его, хотя Россия и другие государства-участники договора из числа стран бывшего СССР сделали это.

В марте 2004 г. 15 стран НАТО развернули в трех государствах Балтии операцию по воздушному патрулированию. Следует особо подчеркнуть две ключевые особенности этой операции: во-первых, она осуществляется круглогодично и круглосуточно, и, во-вторых, в ней принимают участие четыре типа самолетов двойного назначения, которые могут нести как обычные, так и ядерные вооружения. Несложно подсчитать, какое подлетное время требуется, чтобы, взлетев с авиабазы «Лиелварде» в Латвии, «Зокняй» в Литве или «Эмари» в Эстонии, нанести удар по Минску или Санкт-Петербургу.

В сентябре 2009 г. президент Барак Обама провозгласил реализацию новой программы США по развертыванию европейского сегмента глобальной инфраструктуры ПРО, открывающую гонку вооружений ударно-боевых противоракетных систем. В марте 2011 г. ВМС США направили первый боевой корабль, оснащенный БИУС ПРО Aegis, к берегам Европы. С тех пор такие корабли постоянно «прописаны» в морях, омывающих европейский континент.

Весной 2016 г. администрация Барака Обамы заложила мощную мину под российско-румынские и российско-польские отношения, когда состоялась церемония ввода в эксплуатацию наземного противоракетного комплекса Aegis Ashore на авиабазе румынских ВВС около населенного пункта Девеселу, а на следующий день был заложен фундамент аналогичной базы близ Редзиково, на севере Польши. Важно отметить, что контроль за применением ракет-перехватчиков с территории Румынии и Польши будет у Вашингтона, а не у Бухареста и Варшавы.

К этим событиям приковано пристальное внимание как российского военно-политического руководства, так и лидеров многих государств мира. Ведь базы ПРО Aegis Ashore – не безобидные «оборонительные объекты».

В соответствии с так называемым «Европейским поэтапным адаптивным подходом» к развертыванию глобальной инфраструктуры ПРО США, на территории авиабазы Девеселу установлены универсальные пусковые установки Мк 41 боевой информационно-управляющей системы Aegis с корабельными противоракетами SM-3 Block 1B, а также радиолокационная станция AN/SPY-1 для их наведения на цели.

Противоракеты SM-3 Block 1B на сегодняшний день являются наиболее «продвинутой» составляющей ударно-боевого компонента ПРО США. Они способны перехватывать все типы баллистических и крылатых ракет средней и меньшей дальности.

Развертывая наземно-морскую систему ПРО в районе Европы, на Ближнем Востоке и в АТР, американцы преследуют далеко идущие цели. Одну из версий, достаточно убедительную, высказал на совещании с представителями Министерства обороны России и российского оборонно-промышленного комплекса президент Российской Федерации Владимир Путин. По его заявлению, «пусковые установки, которые будут размещаться после введения в строй баз в Румынии и Польше, могут быть легко использованы для размещения ракет средней и меньшей дальности». А именно они будут решать задачи наступательного характера.

Надо отметить и наличие большой группировки ВМС США с системой ПРО Aegis в морях и океанах, омывающих Европу. В ее составе уже больше 30 боевых кораблей, оснащенных такой системой, причем каждый корабль может иметь в среднем по 30-40 ракет-перехватчиков SM-3. Логичным выглядит выбор для размещения в Румынии универсальных корабельных пусковых установок Мк 41. В них без всяких доработок может размещаться широкая номенклатура ракет, в том числе и пресловутые «Томагавки». Стоит напомнить, что сухопутный вариант КРВБ Tomahawk – крылатые ракеты наземного базирования BGM-109G – были уничтожены в соответствии с советско-американским Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 г. Возможное размещение в универсальных пусковых установках вместо противоракет SM-3 ударных КР Tomahawk поставит под угрозу практически всю европейскую часть России.

Здесь необходимо отметить решимость российского руководства принять, при необходимости, адекватные ответные меры. Несомненно, они будут строиться на всесторонней оценке баланса сил в Европе и в мире. Наши МБР способны преодолевать гораздо более совершенные и перспективные системы ПРО США и НАТО. Отлично показали себя и новые неядерные российские крылатые ракеты большой дальности воздушного и морского базирования, примененные против террористических группировок в Сирии. Наверняка будут усилены боевые возможности российского ВМФ, а также средства радиоэлектронной борьбы. Емко и кратко об этом сказал Владимир Путин: «Страны Восточной Европы, где размещается американское ракетное оружие первого удара, становятся законными целями для российского удара возмездия».

При Бараке Обаме США осуществили четыре запуска беспилотного автоматического космического «мини-челнока» многоразового использования длительного нахождения на орбите Х-37В, который является прообразом носителя противоспутникового оружия и ударных космических вооружений (в ходе третьего испытания такой аппарат находился на орбите 654 суток). При этом Вашингтон регулярно отказывался поддержать на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН проект резолюции «Неразмещение первыми оружия в космосе».

Для доставки ядерных авиабомб нового поколения В61-12 могут использоваться истребители-бомбардировщики F-35.

БУДУТ ЛИ РЕАЛИЗОВАНЫ ПЛАНЫ США?

Выдвигая Хиллари Клинтон на пост президента, Демократическая партия рассчитывала, что она продолжит курс Обамы, в особенности в ракетно-ядерной, противоракетной и космической областях. Предвыборная платформа Клинтон  предусматривала дальнейшую модернизацию американского ядерного потенциала и средств доставки, не делая при этом различий между стратегическими и тактическими ядерными вооружениями. Предполагалось, что американские Вооруженные Силы сохранят опору на радикально обновленный ракетно-ядерный арсенал стратегического и тактического назначения, а также на  противоракетные средства его защиты.

В ближайшие 15 лет США собирались провести радикальную модернизацию своих СНВ путем создания новой стратегической триады. Перспективные тяжелые стратегические бомбардировщики В-21 Rider начнут поступать на вооружение с 2025 г. (их предполагается выпустить в количестве до 100 единиц), новые МБР Minuteman IV – с 2029 г. (предполагается выпустить до 400-420 единиц), а также новые подводные ракетоносцы, которые начнут приниматься на вооружение с 2028 г. и выйдут на боевое патрулирование в 2031 г. (планируется построить 12 перспективных ПЛАРБ класса Columbia, каждая из них будет оснащена 16 БРПЛ). Новые ПЛАРБ будут находиться на вооружении до 2080 г.

Это позволит США иметь к середине нынешнего века до 692 принципиально новых носителей СНВ – без учета крылатых ракет морского и воздушного базирования повышенной дальности, оснащенных ядерными боезарядами (только новых КРВБ предполагается выпустить до тысячи единиц). На модернизацию и обновление данных вооружений планируется выделить от $500 млрд. до $1 трлн.

В 2020 г. или даже раньше в США начнется полная модернизация тактического ядерного оружия: в массовое производство пойдет корректируемая ядерная авиабомба нового поколения повышенной точности В61-12. Ее испытания завершены в октябре 2015 г. Новые авиабомбы способны выполнять как тактические, так и стратегические ядерные задачи. В частности, они предназначены для нанесения первого ядерного удара по Российской Федерации. Для их доставки могут использоваться многоцелевые истребители пятого поколения F-35, которые будут находиться на вооружении до 2075 г., а также создающийся новый стратегический тяжелый бомбардировщик В-21.

Следует также отметить, что в начале октября 2016 г. Национальное управление ядерной безопасности и ВВС США провели успешные испытания тест-модулей ядерных авиабомб В61-7 и В61-11. Обе учебные авиабомбы были сброшены с борта стратегических бомбардировщиков В-2А в районе полигона «Тонопа» в штате Невада. Эти испытания, проведенные в период инициированного Вашингтоном осложнения российско-американских отношений, являются еще одним доказательством нагнетания ядерной напряженности. Обращает на себя внимание, что испытывались бомбы, которые в Пентагоне квалифицируются как «стратегические» – модификация В61-7 имеет максимальную мощность 360 кт, а В61-11 – 400 кт, то есть они приблизительно в 24-26 раз мощнее, чем «хиросимская» атомная бомба, примененная в 1945 г.

Многоразовый космический корабль Х-37В – прообраз носителя противоспутникового оружия.

Испытание двух авиабомб прежних разработок, которые планировалось вывести из состава ядерных сил США, показывает, что в Белом доме, видимо, решили отказаться от идеи их списания и оставить в арсеналах еще на какое-то время. Обращает на себя внимание тот факт, что среди пояснений, которые были сделаны Национальным управлением ядерной безопасности и ВВС США вскоре после проведения данных испытаний, фигурирует задача, имеющая вполне определенное военное значение: «проверка точности наведения».

Вероятно, не случайно главный советник заместителя директора Национального управления ядерной безопасности бригадный генерал Майкл Луттон назвал авиабомбы семейства В61 «критическим элементом» ядерной триады США, полностью вписывающимся в стратегию «расширенного ядерного сдерживания».

Естественно, что Россия не может не учитывать факт испытаний авиабомб семейства В61, как и факты размещения таких ядерных боеприпасов в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции, развертывания на постоянной основе на территории стран Балтии самолетов-носителей ядерного оружия США, Великобритании и Франции.

Короче говоря, правящий в США клан, аффилированный с Демократической партией, намеревался трансформировать ядерную стратегию США, которая синхронизирует ядерное и неядерное мышление «до максимального ядерного сдерживания на всех фазах конфликта».

С целью маскировки своих военных приготовлений в ракетно-ядерной сфере Обама делал вид, что готов выступить с инициативами по ограничению стратегических наступательных вооружений. Газета The Washington Post со ссылкой на официальные источники писала в июне 2016 г., что Барак Обама планирует выдвинуть сразу несколько важных инициатив: провозгласить на взаимной с РФ основе обязательство о неприменении ядерного оружия в первом ударе; продлить Договор СНВ-3 на пять лет после завершения срока его действия в 2021 г.; предложить Совету Безопасности ООН принять резолюцию о запрете испытаний ядерного оружия (хотя Вашингтон уже 20 лет не может ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний – ДВЗЯИ); отменить или отложить производство в США новой крылатой ракеты воздушного базирования в ядерном снаряжении; понизить степень боевой готовности определенной части американского ядерного арсенала; сократить часть расходов на его обновление.

Высказывались предположения, что своими «инициативами» Барак Обама хотел бы обеспечить Хиллари Клинтон дополнительные очки в ее борьбе за пост президента. Похоже, что был также ряд скрытых мотивов: Вашингтон стремился любой ценой добиться ликвидации Россией наиболее перспективных ракетно-ядерных вооружений, способных преодолевать создаваемый США и их союзниками по НАТО противоракетный щит, а также ослабить российские СЯС в целом.

ФАКТОР ТРАМПА

Победа Дональда Трампа на президентских выборах стала неожиданной для многих, но только не для Вооруженных Сил США. В своем подавляющем большинстве американские военнослужащие с начала предвыборной борьбы отдавали предпочтение именно ему. Во всяком случае, согласно социологическому исследованию издания Military Times, проведенному в мае 2016 г. среди военнослужащих (в основном – офицеров), преимущество Дональда Трампа над Хиллари Клинтон определялось более чем 2:1.

В сентябре 2016 г. 88 бывших высших офицеров открыто выступили в поддержку Трампа. В письме, которое они направили в штаб кандидата-республиканца, утверждалось, что «за прошедшие восемь лет ВС США были подвергнуты целой серии плохо продуманных и истощающих сокращений бюджета политических решений и боевых операций, которые сделали наших замечательных военнослужащих менее способными к выполнению жизненно важных миссий». В заключение отставные генералы и адмиралы выражали уверенность, что Дональд Трамп, став президентом, кардинальным образом изменит ситуацию.

Победа Дональда Трампа на президентских выборах не стала неожиданной для Вооруженных Сил США.

Такая оценка состояния американской армии со стороны отставников оказалась весьма созвучной настроениям действующего генералитета. В частности, глава Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных Сил США генерал Джозеф Данфорд назвал ситуацию в войсках пугающе слабой. ВМC и Корпус морской пехоты не будут готовы действовать на требуемом уровне вплоть до 2020 г., ВВС – до 2028 г., заявил он на заседании Комиссии палаты представителей при обсуждении оборонного бюджета страны на 2017 финансовый год. Ранее начальник штаба Сухопутных войск США генерал Марк Милли также отмечал, что подчиненные ему силы могут справиться с серьезным конфликтом, но «не на том уровне, который соответствовал бы ожиданиям американского народа».

Неоднократные предвыборные заявления Дональда Трампа о том, что, став президентом, он восстановит былую военную мощь Америки и сделает страну такой же сильной, какой она была в 1960-х гг., нашли широкую поддержку в Вооруженных Силах США. Правда, некоторые его предложения на этот счет оказались несколько спорными для Пентагона. Так, Дональд Трамп заявил, что запретит военному командованию общаться с прессой, так как генералы могут разболтать секреты национальной безопасности. Кроме того, «они не должны рассказывать всем, что нация не готова к войне, да и в принципе должны быть заняты войной с врагами страны, а не посещениями пресс-конференций».

Не согласились в Пентагоне и с заявлением претендента на пост президента от республиканской партии о том, что НАТО в его нынешнем виде является отжившей структурой и что Трамп не будет возражать против роспуска этой организации. По словам начальника штаба Корпуса морской пехоты генерала Роберта Неллера, Североатлантический альянс обеспечивает мир в Европе, и США тратят небольшие деньги на содержание этой организации. Возражение у высшего военного командования вызвало и предвыборное заявление Дональда Трампа о необходимости сокращения присутствия американских войск в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В целом же планы нового американского президента по укреплению национальных Вооруженных Сил были восприняты в войсках положительно. В числе первоочередных мер в этом направлении Дональд Трамп назвал увеличение расходов на оборону. По его мнению, дополнительные средства можно изыскать за счет отмены ограничений на разведку и добычу энергоносителей на территории США.

Трамп также намерен поднять расходы на кибербезопасность, увеличить численность Сухопутных войск с 480 до 540 тысяч, а Корпуса морской пехоты – со 180 до 200 тысяч военнослужащих. Возрастет количество боевых кораблей – с 272 до 350, при этом упор будет сделан на атомные подводные лодки. Учитывая проблемы комплектования Вооруженных Сил США, избранный президент заявил, что готов вернуть призыв на военную службу и предоставить гражданство всем, кто прослужит в американской армии как минимум четыре года.

Скорее всего, Дональд Трамп продолжит выполнение начатой Бараком Обамой программы модернизации ядерного оружия – по крайней мере об этом говорит предвыборный манифест Республиканской партии «Возрождающаяся Америка», к подготовке которого новый президент приложил руку. Хотя Трамп заявил, что будет последним, кто применит ядерное оружие и даже готов взять обязательство о неприменении ядерного оружия в первом ударе, оформив это в письменном виде, он тем не менее посетовал, что американский ядерный арсенал уступает российскому и давно не подвергался модернизации. В республиканской предвыборной программе также критикуется подписанный с Россией в 2010 г. Договор СНВ-3, который, якобы, позволил Москве нарастить ядерный потенциал.

Новый президент США, видимо, оставит неизменной программу развертывания глобальной эшелонированной системы ПРО. Трамп, скорее всего, сохранит и проекты Пентагона по созданию ударных космических вооружений и реализации концепции «Молниеносного глобального удара» с использованием высокоточных гиперзвуковых средств. Эксперты уверены, что Дональд Трамп не станет отказываться и от других программ, направленных на повышение военной мощи США. Иначе он не сможет придерживаться концепции «Мир через силу».

Одновременно в предвыборных заявлениях Дональда Трампа прозвучала сдержанная готовность оказать военную помощь государствам Балтии, которую он оговорил некими их «обязательствами» перед Соединенными Штатами.

ВОЗМОЖНЫЕ РОССИЙСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Дональд Трамп пока был довольно немногословен по части выдвижения новых идей в сфере контроля над вооружениями, сокращения избыточных вооружений и ограничения масштабной военной деятельности. В этой связи Москва могла бы уже сейчас подготовить и направить по дипломатическим каналам конкретные предложения по сдерживанию гонки вооружений в ракетно-ядерной, противоракетной и космической сферах и о взаимном неприменении ядерного оружия в первом ударе.

Целесообразно предложить США и их союзникам (Великобритании и Франции) подписать соглашение о взаимном неприменении ядерного оружия в первом ударе (в виде юридически обязывающего бессрочного договора) и в качестве промежуточного шага к этой цели – о переходе к стратегии «оборонительного ядерного сдерживания, которое никому не угрожает» (в виде политической декларации), отметив особо, что такая акция не потребует финансовых ассигнований и каких-то сокращений ядерных вооружений сторон.

Среди прочих планов в военной области, Дональд Трамп намерен увеличить численность Корпуса морской пехоты.

В случае получения официального предложения от Вашингтона продлить на пять лет срок действия Договора СНВ-3 целесообразно отказаться от этого, а также воздержаться от заключения нового Договора СНВ-4 на двусторонней основе, мотивируя это невозможностью игнорировать бесконтрольное развертывание глобальной системы ПРО США и модернизацию американского ТЯО, которые развертываются в непосредственной близости от границ РФ.

При этом целесообразно подчеркивать, что с выполнением действующего Договора СНВ-3 Россия фактически полностью исчерпала возможности для дальнейших шагов на двусторонней основе с США. В этой связи необходимо подключение к соответствующему переговорному процессу всех государств, располагающих ядерным оружием, в особенности Великобритании и Франции как военных союзников США, имеющих взаимные обязательства в сфере ядерного сдерживания.

Необходимо также обратить внимание Трампа на невозможность дальнейшего сокращения российских СНВ, часть которых призвана преодолевать американскую систему ПРО в условиях ее неконтролируемого распространения; следует настаивать на реальном подсчете ядерных СНВ – условный зачет одного тяжелого стратегического бомбардировщика «как одна единица СНВ» независимо от того, что он может нести на борту свыше двух десятков ядерных авиабомб и КРВБ, позволяет Пентагону маскировать перспективные СНВ, а также ТЯО, решающие стратегические задачи; если руководствоваться существующими правилами подсчета, то одна тысяча новых американских КРВБ будет засчитана как 100 единиц вместе с их носителями – тяжелыми стратегическими бомбардировщиками, что неприемлемо.

Следует добиваться полного и безвозвратного вывода американского тактического ядерного оружия из европейских государств (Бельгии, Италии, Нидерландов и ФРГ), а также из азиатской части Турции.

Важно одновременно учитывать потенциальное развитие в Соединенных Штатах высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении и постепенное продвижение к реализации концепции «Быстрого глобального удара», противодействие Вашингтона началу переговоров о запрете размещения оружия в космосе; отсутствие прогресса в деле ратификации ДВЗЯИ со стороны США; неконтролируемое наращивание дисбалансов в обычных вооружениях, а также отсутствие между РФ и США полного доверия, которое было целенаправленно подорвано администрацией Обамы.

Следует обратить внимание на сохраняющиеся в основополагающих американских документах неадекватные формулировки, характеризующие действия РФ на международной арене, а также необоснованно введенный в отношении России и ее представителей жесткий санкционный режим.

Целесообразно предложить заключить многосторонний договор об ограничениях систем ПРО – с установлением максимальных пределов на ракеты-перехватчики и пространственных зон их размещения за пределами национальных территорий; надо более решительно поставить вопрос о замораживании использования оперативного комплекса ПРО США в Румынии, а также о замораживании строительства аналогичного комплекса в Польше. С целью поддержания стратегической стабильности в мире следует поддерживать соотношение между ударно-боевыми средствами ПРО и боезарядами СНВ в соотношении не более 2:1.

Надо поставить вопрос о выводе всех контингентов ВС США и новых военно-штабных структур с территории европейских государств-членов НАТО, развернутых там после 1 апреля 2014 г.

Необходимо в самой решительной форме потребовать от США и НАТО полного прекращения операции «Балтийское воздушное патрулирование» как провокационной акции в отношении России.

Наконец, необходимо предложить новому президенту США провести специальный российско-американский саммит по контролю над вооружениями, не отягощенный другими проблемами, например, в феврале-марте 2017 г. Следует еще раз напомнить, что по вине администрации Барака Обамы уже накопилось 15 нерешенных проблем в данной области. Они должны быть решены поэтапно на основе принципа равенства сторон, их равной и неделимой безопасности. Надо дать понять США, что им нельзя до бесконечности накапливать критическую массу избыточных военных потенциалов.

Можно предложить провести в Белграде или в Женеве новое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (например, в 2018 г.) с участием всех европейских государств, а также США и Канады, которое положило бы конец опасному военному противостоянию на континенте, инициированному Соединенными Штатами и НАТО в период президентства Барака Обамы.

Владимир Петрович КОЗИН – главный советник директора Российского института стратегических исследований (РИСИ), член-корреспондент Российской академии естественных наук, профессор Академии военных наук, член Экспертного совета при Комитете по международным делам Совета Федерации


 

НОВОСТИ

Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в ходе рабочей поездки в войска Центрального военного округа проверил организацию несения опытно-боевого дежурства (ОБД) РЛС высокой заводской готовности «Воронеж-ДМ», которая расположена в районе города Енисейска (Красноярский край).
Соединение специального назначения Южного военного округа (ЮВО) получило на вооружение бронеавтомобили «Тигр-М», оснащенные новейшим боевым модулем дистанционного управления (БМДУ) «Арбалет-ДМ».
Указом президента России Владимира Путина генеральному директору АО «Воткинский завод» Виктору Толмачеву присуждена Государственная премия Российской Федерации имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.
По информации Департамента информации и массовых коммуникаций МО РФ, в объединение противовоздушной и противоракетной обороны ВКС в 2017 г. поступят четыре модернизированные зенитные ракетные системы С-300ПМ2, а также несколько дивизионов зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С2».
Как заявил заместитель министра обороны России Юрий Борисов в ходе посещения Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Г.М. Бериева, первый полет нового многофункционального авиационного комплекса радиолокационного дозора и наведения А-100 должен состояться в декабре 2017 г.
В общевойсковой армии Восточного военного округа, дислоцированной в Амурской, Еврейской автономной областях и Хабаровском крае, завершилось перевооружение на современные пулеметы «Печенег» различных модификаций.
Объединенная двигателестроительная корпорация в обеспечение потребностей государственного заказчика возобновила производство турбореактивных двигателей АЛ-31Ф серии 3 для палубных истребителей Су-33. Партия двигателей уже выпущена ПАО «УМПО» и поставлена заказчику.
«Неоправданные действия наших западных коллег ведут к разрушению системы безопасности в мире. Повышают взаимное недоверие и вынуждают нас применять меры реагирования, в первую очередь на Западном стратегическом направлении», – подчеркнул глава военного ведомства генерала армии Сергей Шойгу в ходе выездного заседания Коллегии Министерства обороны России, проведенного в Калининграде.
«НИИ измерительных приборов – Новосибирский завод имени Коминтерна» при содействии ученых Сибирского отделения РАН разработал новый радиолокатор для Минобороны РФ.
Для противодействия переносу террористической активности из Афганистана в Центральную Азию Россия повышает боеготовность военных баз в Таджикистане и Киргизии, оснащает их современным вооружением, заявил министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в ходе совещания Совета глав военных ведомств государств-участников Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которое прошло в столице Казахстана Астане.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100