Штурм Берлина: правда и вымыслы
Операция по взятию столицы рейха – золотая страница в истории военного искусства

Фото Олега Кнорринга.

Берлинская операция Красной Армии, проводившаяся с 16 апреля по 2 мая 1945 г., стала триумфом советских войск: был повержен Берлин – столица третьего рейха, полностью разгромлена гитлеровская империя.

Виктор ГАВРИЛОВ

История битвы за Берлин многократно описана в военно-исторической литературе у нас и за рубежом. Оценки разные, порой полярные: одни считают ее эталоном военного искусства, другие полагают, что это далеко не лучший образец военного искусства.

Как бы то ни было, при описании взятия Красной Армией Берлина в западной историографии этой важнейшей операции главное внимание уделяется двум вопросам: уровню военного искусства Красной Армии и отношению советских воинов к населению Берлина. При освещении этих тем не все, но многие авторы из других стран, а в последние годы и некоторые отечественные историки, стремятся подчеркнуть негативные явления и в том, и в другом вопросах.

Как же все-таки все это происходило на самом деле, если учесть условия и время действия советских войск в апреле-мае 1945 года?

Главный удар по Берлину наносил 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова. Фото Георгия Петрусова.

ЗАВАЛИЛИ БЕРЛИН ГОРОЙ ТРУПОВ ИЛИ ВПИСАЛИ ЗОЛОТУЮ СТРАНИЦУ В ИСТОРИЮ ВОЕННОГО ИСКУССТВА?

Большая часть критиков сходится в том, что фронты, проводившие Берлинскую операцию, несмотря на их превосходство над противником, действовали недостаточно умело и понесли неоправданно высокие потери.

Так, Дэвид Глэнтц, известный американский военный историк, пишет, что «Берлинская операция была одной из самых неудачных для Жукова» (в скобках скажем, что тот же Глэнтц называет самой неудачной операцией Жукова Ржевско-Сычевскую наступательную операцию «Марс», которая проводилась 25.11–20.12.1942 г.). По мнению германского историка Карла-Хайнца Фризера, «гигантский советский огневой удар (имеется в виду артподготовка 16 апреля – прим. автора) ушел в песок… Таким же непродуктивным и даже вредным было применение воспетых жуковской пропагандой прожекторов». Российский историк Андрей Мерцалов отмечает, что у Жукова «сдали нервы» и «в состоянии аффекта он совершил фатальную ошибку. Предназначенные для развития оперативного успеха танковые армии он применил для прорыва тактической обороны». В качестве тарана использовалось 1400 танков, которые пошли через походные порядки 8-й гв. армии, перемешали их и внесли громадную путаницу в систему командования и управления. Оперативный план был сорван. Как отмечает Мерцалов, «ошибка была тем более «тяжелой», что 8-я гв. армия имела собственные танки в большом количестве».

Но так ли просто обстояло дело?

Да, Берлинская операция стоила нам больших потерь – 78291 убитыми и 274184 ранеными. Среднесуточные потери составили 15325 человек – одни из самых высоких потерь, понесенных Красной Армией в стратегических и самостоятельных фронтовых операциях за весь период войны.

Но для того, чтобы здраво рассуждать об этой операции, необходимо помнить и обстановку, в которой она проводилась.

Во-первых, она должна была быть проведена в кратчайшие сроки. Почему? Потому что уже 22 апреля, выслушав доклад об обстановке на фронте, Гитлер принял решение: все силы бросить против русских войск. Что это означало? А то, что, давно желая открыть фронт перед западными союзниками, а теперь и получив разрешение Гитлера, немецкие генералы были готовы сдать часть своих войск в плен англо-американским армиям, чтобы бросить все оставшиеся силы на Восточный фронт. И Сталин хорошо понимал это. Об этом говорили и переговоры союзников в Швейцарии с генералом СС Карлом Вольфом, и переговоры с немцами в Швеции, и главные действия вермахта на Западном фронте. И тут надо отдать должное интуиции Сталина. Он предчувствовал то, о чем потом напишет английский историк Бэзил Лиддел Гарт: «Немцы могут принять роковое решение пожертвовать обороной Рейна ради обороны Одера с тем, чтобы задержать русских».

Весной 1945 г. военно-политическая обстановка требовала, чтобы Берлинская операция была проведена в кратчайшие сроки.

По существу 11 апреля, после окружения американцами в Руре группы армий «Б» под командованием генерал-фельдмаршала Моделя сопротивление немецких войск на Западе прекратилось. Один из американских журналистов писал: «Города падали как кегли. Мы проехали 150 км не слыша ни одного выстрела. Город Кассель сдался через посредство бургомистра. Оснабрюк 5 апреля сдался без сопротивления. Мангейм капитулировал по телефону». С 16 апреля началась массовая сдача солдат и офицеров вермахта в плен.

Но если на Западном фронте «города падали как кегли», то на Восточном сопротивление немцев было отчаянным до фанатичности. Сталин с раздражением писал Рузвельту 7 апреля: «У немцев имеется на Восточном фронте 147 дивизий. Они могли бы без ущерба для своего дела снять с Восточного фронта 15-20 дивизий и перебросить их на помощь своим войскам на Западном фронте. Однако немцы этого не сделали и не сделают. Они продолжают с ожесточением драться с русскими за какую-то малоизвестную станцию Земляница в Чехословакии, которая им столь же нужна как мертвому припарки, но безо всякого сопротивления сдают такие важные города в центре Германии, как Оснабрюк, Мангейм, Кассель». То есть путь западным союзникам к Берлину был по существу открыт.

Что оставалось делать советским войскам, чтобы не допустить открытия ворот Берлина для западных союзников? Только одно. Быстрее овладеть столицей третьего рейха. И потому все упреки в адрес наших командующих фронтами, особенно Жукова, теряют почву.

На Восточном фронте сопротивление немцев было отчаянным до фанатичности.

У Жукова, Конева и Рокоссовского стояла одна задача – быстрее, как можно быстрее захватить столицу третьего рейха. А это было не просто. Берлинская операция не вписывалась в каноны проведения наступательных операций групп фронтов тех лет.

Выступая в редакции «Военно-исторического журнала» в августе 1966 г., Жуков говорил: «Сейчас, спустя много времени, размышляя о Берлинской операции, я пришел к выводу, что разгром Берлинской группировки противника и взятие самого Берлина были сделаны правильно, но можно было бы осуществить эту операцию и несколько иначе».

Да, конечно, размышляя о прошлом, наши полководцы и современные историки находят лучшие варианты. Но это сегодня, через много лет и совершенно в других условиях. А тогда? Тогда была одна задача: взять Берлин как можно быстрее. Но для этого нужна была тщательная подготовка.

И надо признать, что Жуков не поддался настроениям и Сталина, и Генштаба, и командарма его ключевой армии Чуйкова, которые полагали, что после захвата плацдарма на Одере в районе города Кюстрин надо немедленно идти на Берлин. Он хорошо понимал, что войска устали, тылы отстали, нужна пауза для последнего заключительного наступления. Он видел и другое: 2-й Белорусский фронт отстал на 500 км. Справа над его, Жукова, 1-м Белорусским фронтом нависает мощнейшая группировка – группа армий «Висла». Гудериан позднее писал: «Немецкое командование намеревалось нанести мощный контрудар силами группы армий «Висла» с молниеносной быстротой, пока русские не подтянули к фронту крупные силы или пока они не разгадали наших намерений».

В бой бросали даже мальчишек из гитлерюгенда.

И он, Жуков, сумел убедить Ставку, что в феврале наступление на Берлин не принесет успеха. И тогда Сталин принял решение начать наступление на Берлин 16 апреля, но провести операцию не более чем за две недели.

Главный удар наносил фронт Жукова – 1-й Белорусский. Но обстановка, в которой он должен был действовать, была очень специфической.

По решению командующего фронт наносил главный удар с плацдарма западнее Кюстрина силами пяти общевойсковых и двух танковых армий. Общевойсковые армии должны были в первый же день прорвать первую оборонительную полосу глубиной 6-8 км. Затем для развития успеха в прорыв должны были быть введены танковые армии. При этом обстановка и местность затрудняли какие-либо другие формы маневра. Поэтому был избран излюбленный Жуковым прием – фронтальный удар. Цель – раздробить сосредоточенные на кратчайшем пути к столице третьего рейха силы в направлении Кюстрин-Берлин. Прорыв планировался на широком фронте – 44 км (25% всей протяженности 1-го Белорусского). Почему? Потому что прорыв на широком фронте в трех направлениях исключал контрманевр сил противника для прикрытия Берлина с востока.

Противник ставился в такое положение, когда он не мог ослабить фланги, не рискуя дать Красной Армии охватить Берлин с севера и юга, но не мог и усилить фланги за счет центра, т.к. это ускорило бы продвижение советских войск на направлении Кюстрин-Берлин.

Для боев в Берлине были созданы штурмовые отряды. Эта гаубица Б-4 была придана первому батальону 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии. Фото Якова Рюмкина.

Но надо учитывать, что опыт почти четырехлетний войны научил многому обе воюющие стороны. Значит, надо было предпринять что-то новое, неожиданное для немецких войск, что-то, к чему они не были готовы. И Жуков начинает наступление не с рассветом, как обычно, а ночью после короткой артподготовки и начинает атаку с внезапного включения 143 мощных прожекторов, чтобы ослепить противника, подавить его не только огнем, но и внезапным психологическим приемом – ослеплением.

Историки по-разному оценивают успех применения прожекторов, но участники с немецкой стороны признают его внезапность и эффективность.

Однако особенность Берлинской операции состояла в том, что по существу за первой оборонительной полосой сразу же шла вторая, а за ней укрепленные населенные пункты до самого Берлина. Вот этот-то фактор не был должным образом оценен советским командованием. Жуков понимал, что после прорыва тактической зоны обороны противника он бросит танковые армии в прорыв, выманит на борьбу с ними главные силы берлинского гарнизона и уничтожит их в «чистом поле».

Советские танки у моста через реку Шпрее в районе Рейхстага.

Поэтому прорвать за один день общевойсковыми армиями два рубежа обороны (да каких!) было непосильной задачей для общевойсковых армий.

И тогда командующий 1-м Белорусским фронтом принимает решение ввести в сражение танковые армии – фактически для непосредственной поддержки пехоты. Темпы наступления возросли.

Но не надо забывать, что это были последние дни войны, последние бои за победу России. «А за нее и умереть совсем не страшно, – как писал поэт Михаил Ножкин, – но каждый все-таки надеется дожить». И этот фактор нельзя было сбрасывать со счетов. Жуков направляет 1-ю гв. танковую армию не на север, а в обход города, и на юго-восточную окраину Берлина, отсекая пути отхода 9-й немецкой армии в Берлин.

Но вот танкисты и пехотинцы ворвались в Берлин, начинаются бои в городе. Создаются штурмовые отряды, куда входят пехотные и танковые подразделения, саперы, огнеметчики, артиллеристы. Бой идет за каждую улицу, каждый дом, каждый этаж.

С юга в Берлин вступают танковые армии 1-го Украинского фронта. На некоторое время происходит перемешивание войск. В связи с этим войска Конева выводятся за черту Берлина, Жуков продолжает штурм столицы гитлеровского рейха.

Самоходки СУ-76М на одной из улиц Берлина.

Так проходила эта необычайная наступательная операция. Поэтому критики ее проведения, по крайней мере, должны учитывать своеобразие обстановки, а не разбирать ее по классическим канонам.

Конечно, были и ошибки командования и исполнителей, и перебои в снабжении, и стычки между подразделениями 1-го Украинского и 1-го Бело-русского фронтов, и авиация порой била не по тем целям. Да, все это было.

Но среди всего этого хаоса, порожденного смертельной последней схваткой двух великих армий, надо различать и главное. Мы одержали окончательную победу над сильным и отчаянно сопротивлявшимся врагом. «Враг был силен, тем больше наша слава!». Мы поставили победную точку в войне с фашистским блоком. Разгромили и уничтожили третий рейх. Красная Армия, ставшая сильнейшей в мире, высоко подняла свои знамена в центре Европы. На фоне всего этого меркнут ошибки и просчеты, которые случаются у каждого полководца в каждой войне. Берлинская операция навсегда вписана как золотая страница в историю военного искусства.

«ПОЛЧИЩА ВАРВАРОВ», ХЛЫНУВШИЕ В «ЦИВИЛИЗОВАННУЮ ЕВРОПУ», ИЛИ ВСЕ-ТАКИ ОСВОБОДИТЕЛИ?

Как уже говорилось выше, излюбленной темой историков, желающих всячески опорочить успехи Красной Армии в ходе войны, является сравнение советских воинов с «полчищами варваров», «азиатскими ордами», хлынувшими в «цивилизованную Европу» с целью грабежа, бесчинств и насилий. Эта тема особенно муссируется при описании Берлинской операции и отношения солдат и офицеров Красной Армии к гражданскому населению.

Музыкальный момент. Фото Анатолия Егорова.

Особенно изощряется в этом направлении английский историк Энтони Бивор, автор нашумевшей книги «Падение Берлина». Не утруждая себя проверкой фактов, автор приводит главным образом высказывания встречавшихся с ним людей (как бы «опрос на улицах», практикуемый на современных радиостанциях). Высказывания, естественно, могут быть разными, но автор приводит только те, где говорится о мародерстве и особенно насилиях советских воинов над женщинами. Данные весьма туманны. Например, «один комсорг танковой роты сказал, что советские солдаты изнасиловали не менее 2 млн. женщин», «один доктор подсчитал, что насилия были массовыми», «берлинцы помнят о творившихся насилиях» и т.д. Об этом же, к сожалению, и тоже без ссылок на документы пишет и Джефри Робертс, автор в целом объективной книги «Победа под Сталинградом».

При этом Бивор среди основных причин насильственных действий со стороны советских солдат выделяет «половые патологии у всех представителей советского общества, сформированные политикой власти в области сексуального просвещения».

Конечно, как и в любой армии, были случаи мародерства и насилий. Но одно дело европейский средневековый принцип, когда захваченные города отдавались на три дня на разграбление. И совершенно другое дело, когда политическое руководство, командование армии делают (и эффективно делают) все возможное для того, чтобы остановить или сократить до минимума бесчинства.

Эта задача была нелегкой для советского руководства, но она выполнялась повсеместно и достойно. И это после того, что видел советский солдат на освобожденных им землях: зверства немецких оккупантов, разоренные города и села, миллионы людей, обращенных в рабов, последствия бомбардировок, артобстрелов, непосильных работ и террора на временно оккупированной территории страны, не говоря уже о косвенных потерях. Десятки миллионов остались без крова. Трагедия, ужас пришли в каждую советскую семью, и ярости солдат и офицеров, вступивших с боями на вражескую землю, не было предела. Лавина мести могла захлестнуть Германию, однако этого не произошло. Предотвратить полностью насилие не удалось, но его сумели сдержать, а затем и свести до минимума.

Первый день мира в Берлине. Советские солдаты общаются с мирными жителями. Фото Виктора Темина.

Попутно скажем, что британский историк явно умалчивает тот факт, что германское командование на оккупированной территории не только СССР, но и других стран, регулярно организовывало облавы на женщин с целью их доставки на передний край на утеху немецкой солдатне. Интересно было бы выслушать его мнение, связано ли это было с половыми патологиями немцев, «сформированными политикой власти в области сексуального просвещения»?

Напомним, что политическая позиция об отношении к немецкому населению была впервые сформулирована Сталиным в феврале 1942 г. Отвергая нацистскую клевету о том, что Красная Армия имеет целью истребить немецкий народ и уничтожить германское государство, советский лидер заявил: «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское – остается». Вермахт в это время еще находился в 100 км от Москвы.

С вступлением Красной Армии на территорию стран-агрессоров были приняты чрезвычайные меры для предупреждения бесчинств по отношению к мирному немецкому населению. 19 января 1945 г. Сталин подписал приказ, который требовал не допускать грубого отношения к местному населению. Приказ был доведен до каждого солдата. В развитие этого приказа последовали приказы Военных Советов фронтов, командующих армиями, командиров дивизии других соединений. Приказ Военного Совета 2-го Белорусского фронта, подписанный маршалом Константином Рокоссовским, предписывал мародеров и насильников расстреливать на месте преступления.

С началом Берлинской операции Ставка направила в войска новый документ:

Директива Ставки Верховного Главнокомандования командующим войсками и членам военных советов 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов об изменении отношения к немецким военнопленным и гражданскому населению 20 апреля 1945 г.

Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. Потребуйте изменить отношение к немцам, как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жестокое отношение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен.

Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне.

2. В районах Германии к западу от линии устье реки Одер, Фюрстенберг, далее река Нейсе (западнее) создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров – немцев.

Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать.

3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами.

Ставка Верховного Главнокомандования.

И.СТАЛИН

АНТОНОВ

 

Наряду с разъяснительной работой, принимались жесткие карательные меры. Как свидетельствуют данные Военной прокуратуры, в первые месяцы 1945 г. за совершенные бесчинства по отношению к местному населению было осуждено военными трибуналами 4148 офицеров и большое число рядовых. Несколько показательных судебных процессов над военнослужащими завершились вынесением смертных приговоров виновным.

Командир 756-го стрелкового полка, первый комендант Рейхстага Федор Зинченко.

Для сравнения – в армии США, где резко возросло число изнасилований, за убийства, мародерство и изнасилования с убийством было казнено в апреле 69 человек, а осуждено только за апрель более 400 человек. Эйзенхауэр после вступления западных войск в Германию вообще запретил военнослужащим всякое общение с местным населением. Однако, как отмечают американские историки, этот запрет был обречен на провал, «поскольку противоречил самой природе молодого здорового американского и союзного солдата, когда дело касалось женщин и детей».

Что касается Красной Армии, то тысячи документов политорганов (т.н. «7-х отделов»), комендатур, прокуратуры, которые непосредственно занимались устранением негативных явлений в отношениях войск с местным населением, показывают, что в этом направлении постоянно велась интенсивная работа, и она постепенно приносила положительные результаты.

За состоянием отношений армии и населения внимательно следила и Ставка Верховного Главнокомандования. И это давало результаты.

Вот, например, выдержка из донесения начальника политотдела 8-й гвардейской армии начальнику политического управления 1-го Белорусского фронта о поведении немецкого населения в занятых пригородах Берлина и его отношении к советским военнослужащим от 25 апреля 1945 г.:

Общее впечатление от первых встреч с жителями пригородов Берлина – населенных пунктов Рансдорфа и Вильгельмсхагена – такое, что большинство населения относится к нам лояльно, стремится подчеркнуть это и в разговорах, и в поведении. Почти все жители говорят: «Мы воевать не хотели, пусть теперь Гитлер воюет». При этом каждый старается подчеркнуть, что он не причастен к нацистам, не поддерживал никогда гитлеровской политики, некоторые настойчиво стараются убедить, что они коммунисты.

В населенных пунктах Вильгельмсхаген и Рансдорф работают рестораны, где имеются в продаже спиртные напитки, пиво и закуски. Причем владельцы ресторанов охотно производят продажу всего этого нашим бойцам и офицерам на оккупационные марки. Начальник политотдела 28 гв. ск полковник Бородин приказал владельцам ресторанов Рансдорфа закрыть рестораны на время, пока не закончился бой.

Начальник политотдела 8-й гв. армии гв. генерал-майор М. СКОСЫРЕВ

 

В одном из донесений члена Военного совета 1-го Украинского фронта указывается, что «немцы аккуратно выполняют все поручения и высказывают удовлетворение установленным для них режимом. Так, пастор города Заган Эрнст Шлихен заявил: «Мероприятия, проводимые советским командованием, расцениваются немецким населением как справедливые, вытекающие из военных условий. Но отдельные случаи произвола, особенно факты изнасилования женщин, держат немцев в постоянном страхе и напряжении». Военные советы фронта и армий ведут решительную борьбу против мародерства и изнасилования немецких женщин».

К сожалению, редко кто на Западе вспоминает о другом. О бескорыстной помощи Красной Армии берлинцам и немцам из других городов. А ведь не зря стоит (и недавно отремонтирован) в Берлинском Трептов-парке памятник советскому солдату-освободителю. Солдат стоит, опустив меч и прижимая к груди спасенную девочку. Прообразом этого памятника послужил подвиг солдата Николая Масолова, который под сильным огнем противника, рискуя жизнью, вынес с поля боя немецкого ребенка. Этот подвиг совершили многие советские солдаты, при этом некоторые из них погибли уже в последние дни войны.

Комендантом Рейхстага перед началом его штурма 30 апреля 1945 г. был назначен полковник Федор Зинченко. За полчаса до боя он узнал о гибели своего последнего брата. Двое других погибли под Москвой и Сталинградом. Все его шесть сестер остались вдовами. Но, выполняя свой долг, комендант первым делом позаботился о местном населении. Штурм Рейхстага еще продолжался, а полковые повара уже раздавали пищу изголодавшимся немцам.

Взвод разведки 674-го стрелкового полка 150-й стрелковой Идрицкой дивизии на ступенях Рейхстага. На переднем плане – рядовой Григорий Булатов.

Сразу же после взятия Берлина для населения германской столицы были введены следующие нормы питания на каждого жителя (в зависимости от характера деятельности): хлеба – 300-600 граммов; круп – 30-80 граммов; мяса – 20-100 граммов; жиров – 70 граммов; сахара – 15-30 граммов; картофеля – 400-500 граммов. Детям до 13 лет ежедневно выдавалось 200 граммов молока. Примерно такие же нормы были установлены для других городов и поселков в освобожденных Советской Армией районов Германии. В начале мая 1945 г. Военный совет 1-го Белорусского фронта докладывал о положении в Берлине в Ставку Верховного Главнокомандующего: «Мероприятия советского командования по продовольственному снабжению, налаживанию жизни в городе ошеломили немцев. Они удивлены великодушием, быстрым восстановлением порядка в городе, дисциплиной войск». Действительно, только в Берлине из ресурсов советских войск для нужд местного населения в кратчайшие сроки было выделено: 105 тыс. тонн зерна, 18 тыс. тонн мясопродуктов, 1500 тонн жиров, 6 тыс. тонн сахара, 50 тыс. тонн картофеля и других продуктов. Городскому самоуправлению было передано 5 тыс. дойных коров для обеспечения детей молоком, 1000 грузовых и 100 легковых машин, 1000 тонн горюче-смазочных материалов для налаживания внутригородских перевозок.

Аналогичная картина наблюдалась всюду в Германии, куда вступила Советская Армия. Нелегко было в то время изыскивать необходимые ресурсы: советскому населению скромные продовольственные пайки выдавались строго по карточкам. Но Советское правительство делало все, чтобы обеспечить немецкое население необходимыми продуктами.

Большая работа была проделана по восстановлению учебных заведений. При поддержке советской военной администрации и благодаря самоотверженной работе местных демократических органов самоуправления к концу июня в Берлине шли занятия в 580 школах, где обучались 233 тыс. детей. Приступили к работе 88 детских домов и 120 кинотеатров. Были открыты театры, рестораны, кафе.

Советские военные власти еще в дни ожесточенных боев взяли под охрану выдающиеся памятники немецкой архитектуры и искусства, сохранили для человечества знаменитую Дрезденскую галерею, богатейшие книжные фонды Берлина, Потсдама и других городов.

Знамя Победы над Рейхстагом. 1 мая 1945 г. Фото Виктора Темина.

В заключение еще раз повторим: задача овладения таким огромным городом, как Берлин, была исключительно сложной. Но войска фронтов Жукова, Конева, Рокоссовского справились с нею блестяще. Значение этой победы признано во всем мире, в том числе и немецкими генералами, и военачальниками союзнических войск.

Вот, в частности, как оценил Берлинскую битву один из выдающихся военных руководителей того времени генерал армии Джордж Маршалл: «Хроника этой битвы дает много уроков для всех, кто занимается военным искусством. Штурм столицы нацистской Германии – одна из самых сложных операций советских войск в ходе Второй мировой войны. Эта операция представляет собой замечательные страницы славы, военной науки и искусства».

Виктор Александрович ГАВРИЛОВ – ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба, полковник в отставке


 

НОВОСТИ

Президент России Владимир Путин своим указом назначил Александра Фомина заместителем министра обороны.
Специалисты Главного автобронетанкового управления Министерства обороны России и представители промышленности начали проведение испытания новых и перспективных образцов вооружения, военной и специальной техники в условиях Арктики.
В ходе полевых занятий по огневой и тактической подготовке с подразделениями мотострелковой бригады Южного военного округа, в которых были задействованы около 300 военнослужащих, а также более 40 единиц боевой техники, включая танки Т-90А, БМП-3, САУ «Мста-С», в режиме реального времени применялся новейший комплекс разведки, управления и связи «Стрелец».
АО «ММП имени В.В. Чернышева» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию) получило займ от Фонда развития промышленности (ФРП) на приобретение высокоточных станков в целях обеспечения требуемых стандартов качества и надежности нового турбовинтового двигателя ТВ7-117СТ.
Как сообщил командующий войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковник Александр Дворников, в Крыму сформирован и приступил к боевой подготовке 22-й армейский корпус Черноморского флота.
Доходы России от экспорта вооружений в 2016 г. составили около $15 млрд., заявил председатель правительства РФ Дмитрий Медведев на выездном заседании фракции «Единая Россия».
Штатный автомат для боевой экипировки «Ратник» будет выбран в конце 2017 г., заявил РИА «Новости» директор ЦНИИТОЧМАШ Дмитрий Семизоров.
В ходе внезапной проверки боевой готовности ВКС все из более чем 150 воздушных целей, которые имитировали полеты истребителей, БЛА и крылатых ракет условного противника в зоне ответственности система ПВО-ПРО Москвы и Центрального промышленного района, были своевременно перехвачены и условно уничтожены.
Боевой и численный состав Вооруженных Сил России и дислокация их межвидовых группировок определяются с учетом геополитической обстановки в мире и многообразия угроз для безопасности страны, заявил статс-секретарь – заместитель министра обороны России Николай Панков на специальном сборе начальников кадровых органов ВС РФ.
На Международной выставке вооружений и военной техники IDEX 2017 в Абу-Даби корпорация «УВЗ» впервые продемонстрировала полноразмерный макет 30-мм дистанционно управляемого боевого модуля для боевых бронированных машин, созданного Нижегородским центральным научно-исследовательским институтом «Буревестник».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100