Информационное противоборство – задача стратегическая
Исполняется 109 лет с момента образования в России структур радиоэлектронной борьбы

Часто в обиходе можно услышать такой афоризм «кто владеет информацией, тот владеет миром». И действительно, невозможно принять правильное решение (ни военное, ни политическое) не обладая своевременной, точной и достоверной информацией. В этой связи каждое государство предпринимает различные меры по добыванию нужной информации и лишению оппонентов такой возможности. Задержать своевременное и достоверное получение информации, исказить ее или разрушить в числе прочего можно с помощью сил и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Юрий ГОРБАЧЕВ

Радиоэлектронная борьба возникла в начале двадцатого столетия, после того, как радиосвязь стала применяться для управления вооруженными силами. 15 апреля отмечается день специалистов радиоэлектронной борьбы и 109 лет с момента ее образования. В России РЭБ зародилась во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. Но, как известно, все новое всегда рождается в муках.

После окончания Русско-японской войны и до начала Первой мировой о РЭБ забыли, а опыт создания радиопомех (такова тогда была сущность РЭБ), способы задержки и подавления информации не были изучены и, практически, утрачены. Это были первые потери в обеспечении информационной безопасности национальной обороны России.

Боевые действия Первой мировой войны велись, в основном, в двух сферах – в наземной и морской. Во Второй мировой войне к ним добавилась и стала равнозначной третья сфера – воздушная.

В Третьей мировой войне, если она возникнет, боевые действия будут вестись в пяти сферах, при этом две новые сферы – космическая и информационная, станут основными, играющими решающую роль и обеспечивающими успех операции. Информационная сфера, кроме того, будет сопряжена со всеми другими сферами, обеспечивая достижение и удержание информационного превосходства, которое в операциях XXI века станет основной стратегической задачей. Если XX век был веком радио, которое было основой управления вооруженными силами, то XXI век станет веком торжества информационных технологий, сделав информацию стратегическим ресурсом.

Если радиосвязь во Второй мировой войне была основным средством управления войсками, то радиолокация – важным средством противовоздушной обороны войск и объектов, во многом определяя информационную безопасность страны. Массовое внедрение в войска радиоэлектронных средств сделало систему управления вооруженными силами, с одной стороны, более гибкой и оперативной, а с другой – более уязвимой. Появилась возможность, подавляя радиоэлектронные средства противника, не только нарушать управление ВС, но и упреждать действия противоборствующей стороны.

Радиолокация позволяла заблаговременно обнаруживать налеты авиации, а впоследствии и обеспечивать ее навигацию и прицельное бомбометание. Подавление помехами радиолокационных станций (РЛС) резко снижало эффективность действий авиации. Все это привело к тому, что в передовых экономически развитых странах начали разрабатываться средства и способы создания помех и формироваться органы управления ими.

После того как радиосвязь стала применяться для управления войсками, возникла и радиоэлектронная борьба.

Верно говорят, что исторический опыт учит, что он ничему не учит. Так, в СССР в 1942 г. для выявления и подавления помехами систем радиосвязи противника решением Государственного комитета обороны СССР были сформированы четыре радиодивизиона «Спецназ» и орган управления ими. Эти четыре радиодивизиона участвовали (и довольно успешно) во всех стратегических операциях Великой отечественной войны: в Сталинградской и Курской операциях, в операции «Багратион» в Белоруссии, в Восточно-прусской операции и при взятии Кенигсберга, а также в завершающей Берлинской операции. Радиочасти «Спецназ» и личный состав частей и органа управления ими были отмечены боевыми наградами. Руководивший всеми частями подполковник М.И. Рогаткин получил звание полковника, а несколько позднее и звание генерал-майора. Но, к сожалению, после окончания войны радиодивизионы «Спецназ» и орган управления ими были расформированы. Вместе с их расформированием был утрачен и приобретенный опыт – информационная безопасность страны опять понесла определенные потери.

Вместе с тем работа над созданием средств разведки и помех радиосвязи и радиолокации в СССР полностью не прекратилась – промышленность и некоторые военные НИИ продолжали исследования в этом направлении. Прошло более семи лет, прежде чем средства и силы РЭБ, а также органы управления ими вновь оказались востребованы в СССР. В других же странах, в первую очередь в США и Великобритании, энергично создавались новые средства и части РЭБ, органы управления ими, накапливался опыт организации и ведения РЭБ.

В 1952 г. в результате эффективной радиоэлектронной атаки ВВС США в Корее передатчиками помех разового действия, сброшенными с бомбардировщиков, была полностью нарушена связь КНДР и подавлено управление ее ВС. Это позволило ВС США и Южной Кореи завершить операцию, разделить Корейский полуостров на две части и создать два государства.

В этой связи, решением правительства СССР были срочно восстановлены первичные органы РЭБ (в то время радио и радиотехнической разведки (РРТР) и помех) в Генеральном штабе, в видах ВС и родах войск (связи и ПВО).

В высших учебных заведениях и НИИ ВС были созданы кафедры и лаборатории, сформированы группы и началась подготовка специалистов. В промышленности ускоренными темпами создавались новые средства РРТР и РЭБ.

В 1954 г. в Калуге штабом Войск связи Министерства обороны был сформирован первый послевоенный батальон радиопомех. В 1957 г. в оперативном управлении Главного штаба Сухопутных войск был создан отдел, а в объединениях видов ВС и в оперативных управлениях введены должности специалистов радиопротиводействия (РПД). С 1958 г. в Сухопутных войсках началось формирование частей помех радиосвязи и радиолокации в войсках связи и войсковой ПВО. Примерно в эти же сроки начали формироваться части помех и органы управления ими в других видах ВС СССР.

В 1953 г. под руководством генерала армии Сергея Штеменко при 21 НИИЦ МО были проведены сборы специалистов радиоэлектронного подавления, на которых было обсуждено наставление по борьбе с радиоэлектронными средствами противника (БРЭСП) и принята рекомендация по созданию службы БРЭСП Сухопутных войск. В 1964 г. Главнокомандующий Сухопутными войсками Маршал Советского Союза Василий Чуйков утвердил это наставление.

В 1964-1967 гг. в военной печати стали публиковаться статьи о необходимости создания единой службы РЭБ ВС СССР. Такие предложения, в частности, были высказаны заместителем начальника ГОУ ГШ ВС СССР генерал-лейтенантом Анатолием Грибковым и рядом командующих стратегическими объединениями видов ВС.

Разведывательный самолет ВВС США RB-66.

В 1967 г. в Индии произошло событие, которое дало новый импульс в развитии РЭБ. Самолет ВВС США RB-66 совершил разведывательный полет с территории Пакистана через территорию Индии. Его обстреляли семь дивизионов ЗРС С-75, но сбить не сумели. Правительство Индии высказало недовольство правительству СССР, которое поставило в Индию ЗУР С-75.

Посол СССР в Индии Полянский, будучи членом Политбюро ЦК КПСС, доложил об этом в Москву. Была срочно создана комиссия в составе представителей промышленности и Министерства обороны. Комиссия установила, что самолет RB-66, пролетая над Индией, осуществлял создание различных активных и пассивных помех по скорости, дальности и углу места и буксировал на тросе линзу Люнеберга с отражающей поверхностью больше, чем у самолета RB-66, что уводило ракеты от самолета. Расчеты индийских дивизионов ПВО не имели опыта работы в условиях помех, а качество ракет и систем управления ЗРС С-75 хорошее. В районе дислокации одной из частей ПВО, вооруженной системами С-75, комиссия обнаружила осколки линзы Люнеберга.

Импульс, данный послом в Индии Полянским, сыграл свою положительную роль в дальнейшем становлении службы РЭБ в ВС СССР.

В том же 1967 г. под руководством заместителя МО СССР Маршала Советского Союза Сергея Соколова при Военной академии ВВС им. Можайского был проведен первый всеармейский сбор специалистов РЭБ ВС СССР, с участием руководящего состава Генерального штаба, видов ВС, ВВУЗов и НИУ Министерства обороны и представителей промышленности.

На сборе были подведены итоги, обсужден проект наставления по РЭБ, принято решение по вопросам развития сил и средств РЭБ, созданию новой техники, обучению специалистов РЭБ и обеспечению защиты от помех в целях создания информационной безопасности национальной обороны, высказано предложение о создании в ВС единой службы РЭБ. В 1968 г. министр обороны Маршал Советского Союза Андрей Гречко утвердил предложения сбора. Была создана служба РЭБ ВС и утверждено наставление по РЭБ. Этому способствовал приобретенный в Группе Советских войск в Германии (ГСВГ) опыт. В ГСВГ в 1961 г. была создана единая служба РЭБ, которой были подчинены все фронтовые, армейские части РЭБ и силы РЭБ 16-й воздушной армии ГСВГ.

В 1969 г., используя опыт создания службы РЭБ ВС СССР в ГДР, под руководством генерала армии Сергея Штеменко (возглавлявшего ШОВС), генерала армии Павла Курочкина (советника министра ННА ГДР) и заместителя начальника Генштаба ВС СССР генерал-полковника Валентина Дружинина был проведен сбор специалистов РЭБ стран Варшавского договора. На сборе был изучен опыт работы в области РЭБ, новые образцы техники и приняты рекомендации по дальнейшему развитию РЭБ, обеспечению общей информационной безопасности ВС стран Варшавского договора.

В 1970-х гг. в ВС СССР под руководством начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза Виктора Куликова было проведено несколько стратегических опытных учений типа «Эфир», «Электрон», «Импульс», на которых отрабатывались способы ведения РЭБ и повышения эффективности обеспечения информационной безопасности. Отрабатывались эти вопросы и в ходе обычных учений видов ВС СССР и в рамках организации стран Варшавского договора.

С распадом СССР и ликвидацией штаба Объединенных вооруженных сил Варшавского договора мы снова потеряли многое из того, что сумели создать и усвоить. А в начале 1990-х гг. мы потеряли почти все: основное количество наиболее боеготовых частей РЭБ, находившихся на территории ГДР, Чехословакии, Польши (более десятка частей), а также части РЭБ Киевского, Прикарпатского, Закавказского, Прибалтийского, Туркменского, Среднеазиатского, Белорусского военных округов и органы управления ими.

Невольно возникает вопрос: сколько раз можно наступать на одни и те же грабли? Сначала надо все до основания разрушить и затем строить заново, при этом очень часто без учета предыдущего опыта и с потерей накопленных знаний.

После распада СССР Россия начала создавать свои ВС, реформировать и восстанавливать силы и органы РЭБ. Было принято решение о создании нового специального рода войск – войск РЭБ. К этому времени бурное развитие в мире информационных технологий привело к массовому внедрению радиоэлектроники во все виды вооруженных сил, в боевую технику и системы оружия. Появилось высокоточное оружие, базирующееся на новых достижениях информационных технологий. Информация стала стратегическим ресурсом, задача обеспечения информационной безопасности вышла на правительственный, государственный уровень. Так, например, у президента США появился советник – координатор вопросов обеспечения информационной безопасности. В своем меморандуме строительства и использования ВС в XXI веке (Joint Vision 2020) военно-политическое руководство США заявило о необходимости создания и удержания информационного превосходства над любым противником.

В середине 1960-х гг. возникла необходимость создания единой службы РЭБ ВС СССР.

В 2009 г. с принятием решения о создании нового облика ВС России мы снова, уже в который раз, наступаем на те же грабли. Так, в 2010 г. с началом реформы ВС РФ снова были разрушены до основания и начали создаваться заново войска и служба РЭБ. Началось сокращение, объединение и централизация органов, войск и учебных заведений РЭБ, что резко ослабило возможности всестороннего обеспечения информационной безопасности национальной обороны РФ. Это привело также к утрате ряда научных коллективов в военных вузах, к уменьшению количества подготовки как специалистов РЭБ видов ВС, так и всего личного состава ВС РФ и гражданских лиц, к сужению, профилизации их подготовки, к утрате специфических навыков и опыта работы специалистов РЭБ видов ВС, имеющих различную боевую технику, системы оружия, способы и формы ведения боевых действий.

Все это могло произойти лишь потому, что при начале строительства нового облика ВС РФ не в полной мере был учтен резкий скачек развития информационных технологий, изменение роли, значения своевременной, достоверной информации, а также не учтено стремление ВС ряда зарубежных стран к полной информатизации своих ВС, к достижению информационного превосходства и к ведению сетецентрических операций с использованием для управления войсками единого информационного пространства, существующего в реальном масштабе времени.

Так, например, в Сухопутных войсках ВС РФ были расформированы все дивизионные, корпусные, армейские и окружные (фронтовые) части РЭБ и органы их управления. ВУЗы были выведены из подчинения командования видов ВС, исчезли или резко сократились группы специалистов РЭБ в ВУЗах. Расформирование научных коллективов РЭБ в военных учебных заведениях привело к уменьшению научно-исследовательских работ в области РЭБ.

Не было также учтено и появление новых стратегических концепций в ВС США, таких как кибероперации (Cyber Space Operations), операции военно-информационного обеспечения (Military Information Support Operations), операции обеспечения безопасности боевых и небоевых действий (OPSEC), операции в едином электромагнитном спектре частот (JEMSO), операции радиоэлектронной войны (EWO), информационные операции (IO).

Так, например, для ведения ки-беропераций в ВС США созданы стратегическое киберкомандование и киберкомандования Сухопутных войск, ВВС, ВМС и морской пехоты.

Согласно требованиям устава Объединенного штаба комитета начальников штабов ВС США JP3-13.3 «Operation Security» (OPSEC) основной целью OPSEC (ОББНД) является снижение уязвимости ВС США от использования противником критичной информации. Под ОББНД понимается процесс и методология определения критичной информации, анализ боевых и небоевых действий и применение мер и контрмер, устраняющих или значительно уменьшающих возможность противника обнаруживать, наблюдать и использовать критически важную информацию о деятельности ВС. Другими словами, это одно из мероприятий по обеспечению информационной безопасности США. Следует отметить, что операции ОББНД (OPSEC) в целях обеспечения национальной безопасности осуществляют все силовые ведомства, а также промышленные, правительственные и государственные органы и структуры.

Для достижения информационного превосходства и упреждения противника в принятии решений согласно уставу JP3-13.3 проводятся информационные операции. Устав определяет информационную операцию как интегрированное применение в ходе боевых действий информационно-взаимосвязанных боевых сил и средств, согласованно с использованием других боевых сил, в целях оказания влияния, срыва и искажения процесса подготовки принятия решения и планирования операции и действий потенциального противника, или управления этим процессом и действиями, при одновременном обеспечении защиты собственного процесса и действий.

ЗРС С-75.

При этом под информационно-взаимосвязанными боевыми силами и средствами в ВС США понимают силы и средства, способы их применения или любая другая деятельность и действия, применяемые в масштабе (пределах) существующей информационной обстановки, которая может быть использована для достижения специфических конечных целей.

Необходимо также отметить, что в США уделяют особое внимание разведывательному обеспечению информационных операций.

Информационные операции ВС США и других стран НАТО проводятся и в мирное время, причем не ограничиваясь только нелетальными средствами их ведения. По сути доктрина нелетальной войны, или концепция «мягкой силы», является лишь прикрытием, под которым осуществляется применение силы. Во многих операция ВС США и НАТО, в том числе на Ближнем Востоке и в Северной Африке начальные информационные атаки заканчивались ракетно-бомбовыми ударами по органам управления, узлам связи и телевизионным центрам.

Все это свидетельствует о том, что информационные угрозы военной безопасности России постоянно возрастают.

XXI век стал веком торжества информационных технологий, где РЭБ лишь одна из сил, участвующих в информационном противоборстве. А нынешние виды ВС РФ либо не имеют соответствующих органов планирования и проведения информационного противоборства (ИПБ), либо они слишком малочисленны, либо неквалифицированны во всей области ИПБ, не сопряжены между собой и не имеют синергетической связи, не могут контролировать подготовку специалистов ИПБ и сегодня еще практически не готовы к ведению боевых действий в информационной сфере. При реформировании ВС РФ наверно забыли, что информация стала стратегическим ресурсом, а информационная сфера – сферой боевых действий, что разрабатывается и испытывается новый вид оружия – информационное оружие.

Возникает вопрос, что же нужно сделать, чтобы устранить или значительно ослабить влияние информационных угроз и повысить военную информационную безопасность России?

Первый шаг уже сделан. Министром обороны генералом армии Сергеем Шойгу издан приказ о возвращении военных ВУЗов в подчинение командующих видами ВС и родами войск. Это позволит целенаправленно, квалифицированно и в нужном количестве организовать в ВВУЗах подготовку специалистов по всем профилям информационного противоборства в соответствии с особенностями боевой техники, способами и формами ведения боевых действий. Но этот шаг целесообразно дополнить вторым – организацией подготовки разноплановых специалистов информационного противоборства в гражданских высших учебных заведениях. Это связано с тем, что информационному воздействию государства подвергаются не только в военное, но и в мирное время, не только личный состав ВС, но и все государственные органы, промышленные корпорации, все гражданское население страны.

Другой, не менее важной проблемой, является создание единых органов управления информационным противоборством. Такие органы должны быть на всех уровнях руководства всех силовых структур страны и внутри этих структур. Эти органы должны быть синергетически связаны между собой, а их системы управления когерентно сопряжены. Должны быть органы управления и в видах ВС, при президенте РФ и в Совете безопасности, как, например, в США, где имеются консультанты, координаторы вопросов обеспечения информационной безопасности. Нужны, очевидно, органы информационной безопасности и в государственных учреждениях и промышленных корпорациях. Надо, чтобы кто-то официально отвечал за выявление информационных угроз, оценку уязвимости соответствующих структур, определение критической информации, утрата которой может нанести ущерб или серьезные потери, оценку риска и определение мер и способов по нейтрализации информационных угроз.

Было бы, наверное, целесообразным восстановить расформированный в 2010 г. воронежский Военный институт радиоэлектроники и возложить на него подготовку специалистов по всем профилям современных угроз информационной военной безопасности России в XXI веке.

Невозможно, конечно, решить проблему нейтрализации информационных угроз без усиления мер по дальнейшему развитию разведки, выявляющей существующие и вновь возникающие информационные угрозы, по созданию новых сил, средств и систем информационного воздействия и защиты.

Выработка стратегии и основных принципов, обеспечивающих нейтрализацию результатов информационных операций, которые проводятся США и другими странами НАТО, а также издание соответствующих юридических и основополагающих документов должны завершить эту большую и сложную работу.

В заключение необходимо отметить два весьма важных фактора, оказывающих определенное влияние на обеспечение информационной безопасности России.

Во-первых, военно-политическое руководство США не только выделяет значительные финансовые средства на совершенствование стратегических информационных операций, но и рассматривает их в качестве одного из основных элементов стратегической коммуникации и достижения глобального информационного превосходства как над потенциальным противником, так и над своими союзниками.

Во-вторых, силы, средства, стратегия и концепция организации ИПБ должны развиваться так, чтобы они обеспечивали не только полную синергетичность ведения ИПБ, но и сил разведки, тем самым обеспечивая как всестороннюю реализацию военного потенциала ВС РФ, так и полную информационную военную безопасность России.

Юрий Емельянович ГОРБАЧЕВ – ведущий научный сотрудник ЦИВТИ МО, полковник в отставке, участник Великой Отечественной войны, кандидат военных наук, доцент, бывший начальник органов РЭБ Генштаба, Главного штаба Сухопутных войск, помощник начальника штаба ГСВГ – начальник службы РЭБ, старший преподаватель Военной академии Генштаба


 

НОВОСТИ

ВКС России начнут получать на вооружение зенитные ракетные системы С-500 «Прометей» ближе к 2020 г., заявил заместитель главнокомандующего ВКС генерал-лейтенант Виктор Гуменный.
Национальный центр развития технологий и базовых элементов робототехники, созданный на базе Фонда перспективных исследований (ФПИ), в рамках работ по созданию концепт-платформ для отработки новых технологий робототехники разработает экспериментальные образцы, «способные выполнять функции мобильных помощников для подразделений спецназа», заявил РИА «Новости» заместитель руководителя центра Алексей Кононов.
Подразделения специального назначения Воздушно-десантных войск до конца 2017 г. получат на вооружение около 40 бронеатомобилей «Тигр-М» с дистанционно управляемым модулем (ДУМ) «Арбалет».
Банк России не возражает против включения Промсвязьбанка в перечень уполномоченных банков по сопровождению контрактов государственного оборонного заказа, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на материалы Центрального банка Российской Федерации.
«Результаты контрольных проверок в войсках показали, что по сравнению с прошлым годом количество подразделений, выполнивших нормативы на «хорошо» и «отлично», увеличилось в полтора раза», – сказал министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу, открывая очередное селекторное совещание с руководящим составом Вооруженных Сил в Национальном центре управления обороной.
Холдинг «Вертолеты России» подготовил проект модернизации вертолета Ми-26 для российских ВКС. В настоящее время на основе конструкторской документации МВЗ им М.Л. Миля на заводе «Роствертол» ведется создание опытного образца нового вертолета Ми-26Т2В с последующим выполнением комплекса летных испытаний.
Как сообщил Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации, предприятие-изготовитель передало в подразделения Сухопутных войск ВС РФ партию модернизированных 240-мм самоходных минометов 2С4 «Тюльпан» в рамках ГОЗ-2017.
Открыты опытно-конструкторские работы по созданию новой боевой разведывательной машины на базе БМП-3, сообщил начальник разведки – заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск (СВ) по разведке генерал-майор Владимир Марусин.
Во 2-ю гвардейскую общевойсковую армию Центрального военного округа, дислоцированную в Поволжье, поступили беспилотные летательные аппараты «Орлан-10» новой модификации.
Совершил первый полет с аэродрома Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) им. Г.М. Бериева самолет радиолокационного дозора и наведения нового поколения А-100.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100