Большая игра: теперь онлайн
США пытаются расшатать ситуацию в Центральной Азии методами цифровой дипломатии

Использование Соединенными Штатами новых форм публичной дипломатии, основанных на применении современных коммуникационных технологий и сети Интернет, в будущем способно привести к расшатыванию внутриполитической ситуации в отдельных странах Центральной Азии и сформировать в регионе дополнительные очаги нестабильности.

Дмитрий ПОПОВ

В последние годы в международной практике США неуклонно растет значение так называемой цифровой дипломатии (Digital Diplomacy, Net Diplomacy, Public Diplomacy Web 2.0), которая приходит на смену традиционным каналам доведения информации посредством радио, телевидения и прессы. Среди целей цифровой дипломатии – формирование молодежного протестного движения через социальные сети, мобилизация групп диссидентов посредством блогосферы, сбор информации о расстановке общественно-политических сил, пропаганда путем переноса телерадиовещания в интерактивную среду.

«Крестной матерью» нового подхода эксперты называют госсекретаря Хиллари Клинтон, которой к началу 2010 г. удалось привлечь к его реализации руководителей крупнейших частных интернет-компаний (Google, Facebook, Twitter, Howcast, AT&T). Ранее в течение 2006-2008 гг. в Госдепартаменте, ЦРУ, Министерстве обороны, а также Агентстве международного развития США (USAID) были созданы более пятнадцати отделов для работы с иностранной интернет-аудиторией, конкретно – для анализа международных и национальных соцсетей, блогов, чатов и распространения в них позитивной информации о США. С этого времени возможности названных подразделений только наращиваются.

Госсекретарь Хиллари Клинтон – «крестная мать» цифровой дипломатии.

Digital Diplomacy, как способ влияния через интернет на население других государств, ориентирован на две целевые группы – активную молодежь и оппозиционные слои общества (диссидентов, журналистов и т.д.). Он доказал свою эффективность весной 2011 г. в Тунисе и Египте, когда с помощью интернета и портативных средств связи группы молодежи были мобилизованы на массовые выступления, а циркулирующая в сети информация послужила катализатором роста протестных настроений. Анализ текущей обстановки в Центральной Азии (ЦА) показывает, что в регионе складываются достаточно благоприятные условия для применения Западом современных схем информационного воздействия по типу сценариев, ранее отработанных в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

К таким условиям следует отнести: уязвимость центральноазиатских режимов, замкнутых на одного лидера (политические долгожители Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов возглавляют свои республики с 1989 г.); распространенные в обществе слухи о властных амбициях родственников действующих президентов и семейно-клановом контроле над прибыльными секторами экономики; опережающие темпы роста численности населения (в Египте и Таджикистане в последние годы они колебались вокруг отметки 1,9-2%) с преобладанием молодежи в общей структуре населения (более половины жителей Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана составляют молодые люди в возрасте до 25 лет); сильная социальная дифференциация и высокий уровень бедности (в Египте – около 40%, в Таджикистане – 45%). Наконец, главное – все возрастающая роль интернета и современных средств коммуникации в регионе. По данным международной организации Internet World Stats, к началу 2011 г. пользователи «всемирной паутины» в Египте составляли 21,2%, а в Тунисе – 34% населения. В то же время их доля в Казахстане к этому времени уже достигала 34,3%, а в Киргизии – 39%. При этом реальное число пользователей может быть даже выше за счет тех, кто выходит в сеть посредством мобильной связи. Например, в Таджикистане, по оценкам местной Ассоциации интернет провайдеров, общее количество лиц, имеющих доступ в сеть, превышает 1,6 млн. человек, из которых только около 700 тыс. (9,3% населения) пользуются стационарными точками, а остальные – мобильным интернетом. Прогнозируется, что с учетом широкого доступа населения к мобильной связи (в том же небогатом Таджикистане им обеспечены около 80% населения) и по мере снижения стоимости коммуникационных устройств и услуг сотовых операторов в Центрально-Азиатском регионе может произойти «взрывной» рост количества интернет-абонентов, а значит, и объемов циркулирующей в обществе критической информации, не соответствующей официальным оценкам, что, в свою очередь, повлечет снижение порога лояльности местным режимам.

В целом все это создает позитивный фон для применения Соединенными Штатами при наличии соответствующей политической воли новых форм информационного воздействия на население региона в интересах решения своих стратегических задач. Уже сейчас фиксируется постепенно возрастающая активность американской цифровой дипломатии в ЦА, которая осуществляется здесь по ряду направлений.

1. ЗАЩИТА «СВОБОДЫ ИНТЕРНЕТА»

Понимая, что главным условием для проведения эффективной цифровой дипломатии является постоянный доступ граждан к информационным технологиям в зарубежных странах, Белый дом сосредоточил значительную часть усилий на продвижении в мире «свободы интернета». Давление, оказанное китайскими властями на компанию Google зимой 2010 г., послужило хорошим поводом для старта глобальной американской программы по защите свободного доступа в сеть. В своей памятной речи 21 января 2010 г. госсекретарь Хиллари Клинтон сравнила введение отдельными странами ограничений в интернете с возведением Берлинской стены нашего времени, упомянув в группе государств, злоупотребляющих давлением на «свободный интернет»: Китай, Иран, Северную Корею и Узбекистан. При этом согласно ежегодным отчетам Госдепартамента США о ситуации с правами человека в мире, остальные республики Центральной Азии также находятся в группе риска, в большей или меньшей степени создавая барьеры в киберпространстве. Наиболее распространенные «нарушения», по оценкам американцев это: монополизация услуг связи государственными компаниями; блокирование и кибератаки против оппозиционных и новостных ресурсов; контроль электронной корреспонденции; жесткий порядок регистрации сайтов, включая процедуры аккредитации в качестве СМИ; государственная пропаганда в интернете; в отдельных случаях – требования персонализации пользователей.

Таким образом, в начале 2010 г. посольства США в ЦА получили недвусмысленный сигнал об активизации работы по продвижению в регионе «свободы интернета». Задача, поставленная перед дипкорпусом – обеспечить беспрепятственный доступ местной аудитории к ресурсам сети (в особенности, оппозиционным и западным), задействовав тем самым доминирующее положение США в мировом информационном пространстве. На практике это означало, среди прочего, активное реагирование диппредставительств на факты нарушения «прав» пользователей.

К реализации новой стратегии Белого дома привлечены такие компании, как Google, Facebook, Twitter.

В октябре 2010 г. в ответ на блокирование Таджикистаном ряда новостных порталов (местных tojnews.tj, avesta.tj и зарубежных fergana.ru, centrasai.ru и tjknews.com), которые дискредитировали действия таджикских силовиков в ходе «раштской операции» по подавлению очагов террористической активности, посол США в Душанбе, а также главы миссий европейских государств, ОБСЕ и ЕС направили в адрес МИД Таджикистана ноты с требованием прекратить давление на СМИ. С подачи Запада активизировались местные правозащитные организации (Бюро по правам человека и соблюдению законности (BHR), Национальная ассоциация независимых СМИ Таджикистана), был создан «Комитет 29 сентября», в который вошли правозащитники и представители независимой прессы, объявившие целью борьбу с произволом властей на медиарынке. Находясь под сильным международным и внутриполитическим давлением, руководство республики сняло наиболее вызывающие ограничения на работу негосударственных средств массовой информации. Осеннее противостояние на медиаполе Таджикистана с очевидностью продемонстрировало степень консолидации местных независимых интернет-СМИ, правозащитных организаций и западного дипломатического корпуса.

Более сдержанной оказалась реакция США на действия Казахстана, который в августе 2011 г. после серии террористических атак блокировал доступ к 50 сайтам (включая популярную блог-платформу «Живой Журнал»), обвинив их в пропаганде религиозного экстремизма. Комментируя инцидент, посол США в Казахстане Кеннет Фэйрфакс назвал «отказ от всех огромных преимуществ интернета» с целью «предотвратить его использование со злым умыслом маленькой группой людей» неправильным решением.

Другим средством достижения целей, поставленных перед загранучреждениями США в регионе, стали многочисленные публичные мероприятия, круглые столы, пресс-конференции, twitter-брифинги, разъясняющие американскую позицию по интернету. В июне 2011 г. в Казахстане прошел масштабный форум «Развитие интернет-сферы в Центральной Азии InternetCA-2011», организаторами которого выступили Международный центр журналистики MediaNet и Медийный альянс Казахстана при поддержке посольства США, фонда «Сорос-Казахстан», Центра ОБСЕ и представительства ЕС в республике. Две главных темы, звучавших на форуме – конфликт властей Казахстана с американским интернет-гигантом Google и критика идей президента Назарбаева по ограничению интернета, высказанных им на юбилейном саммите ШОС в Астане (включая предложенное им понятие «электронных границ» в международном праве). Очевидно, что подобные мероприятия позволяют широко транслировать в интернет-сообщество Центральной Азии американский взгляд на проблему свободного интернета.

В рамках концепции цифровой дипломатии посольства и консульства США в регионе в обязательном порядке создают собственные интернет-сайты, персональные блоги и открытые группы в социальных сетях, обеспечивающие обратную связь с местной аудиторией. На сотрудников дипмиссий США, ответственных за информационную и культурную работу, возложены обязанности по популяризации таких американских интернет-ресурсов как соцсеть Facebook, портал для продвижения американского образования Education USA и сайт Global Alumni Community, разработанный как средство объединения выпускников многочисленных образовательных программ, финансируемых Госдепом США.

Методы использования социальных сетей для мобилизации протестного движения были успешно опробованы в ходе «арабской весны».

Не исключено, что уже в ближайшем будущем на решение задачи по обеспечению «свободы интернета» американцами будут сориентированы и некоторые представленные в Центрально-Азиатском регионе западные международные организации, в частности структуры, аффилированные с НАТО. Такой вывод позволяет сделать анализ отдельных концептуальных документов Североатлантического альянса. В докладе «Гарантированный доступ к всеобщему достоянию», подготовленном Стратегическим командованием НАТО по трансформации в апреле 2011 г., ограничение авторитарными режимами доступа в интернет и социальные сети рассматривается как нарушение безопасности киберпространства, требующее надлежащего ответа со стороны блока.

2. РАСПРОСТРАНЕНИЕ НА РЕГИОН АМЕРИКАНСКОГО ИНТЕРАКТИВНОГО ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИЯ

В 2002-2004 гг. в ответ на использование всемирной паутины террористическими организациями для вербовки сторонников и пропаганды экстремизма американская администрация переносит вещание своих международных радиостанций и телеканалов в интернет. Параллельно создается порядка десяти новых станций и каналов для работы с зарубежной публикой через сеть, в основном на Ближнем и Среднем Востоке (Alhurra на арабском языке, Сеть персидских новостей, Свободный Ирак, Свободный Афганистан, Голос Америки на курдском языке и др.). Внедряется практика размещения отдельных передач на популярных мировых видео-сервисах, таких как Youtube.

Ответственной за продвижение в интернете американских теле- и радиоканалов назначается заместитель госсекретаря по вопросам публичной дипломатии и бывший президент телеканала Discovery Джудит Макхейл, которая в своих докладах четко обозначает проблемы на пути реализации интернет-стратегии США: это пропаганда в интернете экстремистских и террористических организаций; усиление роли Китая в сети; присутствие России в информационном пространстве бывшего СССР; внешняя культурная политика Ирана. При этом для Центральной Азии характерно наличие всех названных факторов в совокупности, что позволяет прогнозировать усиление конкуренции мировых информационных центров за влияние на регион.

Хотя последние усилия США по продвижению своих интерактивных проектов в интернете концентрировались в основном вокруг Ближнего и Среднего Востока, отдельные телерадиовещательные ресурсы были созданы и в сопредельных государствах Центральной Азии. Здесь запущена интернет-версия американского канала «Голос Америки» на узбекском языке. В интернет же переместилась и американская информационная служба «Радио Свобода», ретрансляция которой по традиционным каналам связи была запрещена в Узбекистане и Таджикистане. В настоящее время действуют сайты «Радио Свобода» на 28 языках стран Восточной Европы и бывшего СССР, включая все государственные языки республик Центральной Азии.

Также американцы поддерживают многие местные и международные СМИ, специализирующиеся на освещении в интернете событий в ЦА. Фондом Сороса финансируется известное информационное агентство EurasiaNet, а спонсором новостного и аналитического ресурса CentralAsiaOnline.com выступает Центральное командование ВС США (USCENTCOM).

3. СТИМУЛИРОВАНИЕ ПРОТЕСТНЫХ ДВИЖЕНИЙ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ ПОСРЕДСТВОМ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ

Применение социальных медиа (Facebook, Diplopedia, Twitter, LinkedInTM, Communities@State) в качестве инструмента дипломатии прямо предусмотрено документами Госдепа США, в частности Стратегическим планом использования информационных технологий на 2011-2013 гг. Этим же планом закреплены некоторые технические меры, направленные на повышение эффективности работы загранучреждений США с цифровыми ресурсами (создание межведомственной платформы обмена данными Foreign Affairs Network (FAN), внедрение «облачных» технологий и т.д.). В качестве индикатора для оценки результативности цифровой дипломатии документ предлагает такие показатели как рост количества пользователей социальных сетей и время, затраченное пользователями у компьютера.

Программы Госдепартамента США, имеющие отношение к социальным медиа, курирует помощник госсекретаря по инновационным технологиям Алек Росс, который в 2000 г. создал некоммерческую организацию One Economy для продвижения информационных технологий в регионах с низкими доходами населения.

Еще до событий «арабской весны» 2011 г. социальные сети как инструмент мобилизации протестного потенциала молодежи показали свою результативность в Колумбии и Мексике, где с их помощью были организованы массовые демонстрации против террористического движения FARC и наркомафии, а также в Иране и Молдове, где прокатилась волна уличных протестов против результатов выборов. В Центральной Азии в ответ на начавшиеся в апреле 2010 г. беспорядки правительство Курманбека  Бакиева блокировало доступ в интернет и сотовую связь в Бишкеке и Таласе, что однако не помогло ему удержаться у власти.

Уловив существующий тренд, американская администрация предпринимает шаги к объединению под своим началом интернет-активистов из разных стран, для чего устанавливает контакты с молодежными лидерами и создает с их помощью группы в социальных сетях, выступающие с критикой зарубежных режимов и организаций. В конце 2008 г. правительство США провело конференцию в Нью-Йорке, на которую собрало молодых блогеров и пользователей и учредило постоянно действующую организацию «Союз молодежных движений» (Alliance for Youth Movements), целью которой является использование активности молодежи в сети для изменения социально-политической ситуации в зарубежных странах. Среди прочего, сегодня это объединение ведет мониторинг интернета и поиск активистов в странах Центральной Азии.

Особенностью центральноазиатского региона является то, что западные социальные сети в нем уступают по популярности российским. К началу 2012 г. количество пользователей Facebook оценивалось в Казахстане в 360 тыс. чел., в Узбекистане – 105 тыс., Киргизии – 64 тыс., Таджикистане – 27 тыс., Туркмении – 12 тыс. Таким образом, если в предреволюционном Тунисе пользователи Facebook составляли 16% населения, а в Египте – 7%, то в современном Казахстане и Киргизии – это не более 2-3% населения.

Сложившаяся ситуация объясняется неразвитостью местного сегмента интернета и тем, что крупные западные интернет-корпорации только приходят на рынок ЦА. Однако необходимо учитывать, что абонентами Facebook в регионе являются в основном журналисты, интеллигенция, бизнесмены – т.е. наиболее активная часть общества, а также то, что число подписчиков сети в республиках региона растет опережающими темпами 25-45% в год. Ожидается усиление конкуренции Facebook с российскими социальными сетями. По прогнозам, например, казахстанских экспертов, в 2012 г. Facebook может потеснить по популярности в республике платформы «В контакте» и «Одноклассники», а через 3-4 года и проект «Мой Мир».

Еще один тревожный сигнал – первые появившиеся в СМИ сообщения об использовании Facebook для организации общественниками пока малочисленных уличных протестных акций в ЦА с целью привлечь внимание к отдельным социальным проблемам. Так в Таджикистане, куда практику использования Facebook привнесли обучавшиеся за границей студенты, в апреле 2011 г. состоялся первый в истории страны документально зафиксированный flash mob – группа активистов возложила цветы к зданию местной энергосбытовой компании «в знак скорби по поводу погибшей таджикской электроэнергетики». Акция была широко освещена в местной печати, что только прибавило популярности Facebook. А уже в июне 2011 г. с помощью страницы в Facebook координировали свои действия таджикские футбольные фанаты, недовольные предвзятым судейством в пользу команды, частично принадлежащей сыну президента Эмомали Рахмона, и вступившие в столкновения с силами правопорядка.

4. АКТИВИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДИССИДЕНТОВ ЧЕРЕЗ БЛОГОСФЕРУ И ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛИСТИКУ

Осенью 2010 г. Госдепартамент запустил программу Civil Society 2.0, в рамках которой технические специалисты из США проводят обучение представителей оппозиционных и диссидентских групп из зарубежных стран навыкам создания блогов, сайтов, групп в социальных сетях, использования специального программного обеспечения. Подобные и близкие к ним проекты («технологические лагеря», «серьезные игры», «теневой интернет») нацелены, прежде всего, на работу с оппозиционерами из Китая и Ирана. Однако, как свидетельствуют, например, некоторые недавно вернувшиеся с американских стажировок таджикские журналисты, их также обучали способам передачи и получения шифрованной информации (для чего снабжали специальными программами и ключами), «раскручиванию» в интернете своих страниц, преодолению блокирующих трафик систем, а в случае перекрытия сетевых каналов алгоритмам действий через т.н. «альтернативный интернет» и независимые мобильные сети.

Лидеры центральноазиатских режимов «забронзовели» в прямом и переносном смысле. И это делает их уязвимыми.

В Центральной Азии программами подготовки блогеров и «независимых» интернет-журналистов занимается известная американская неправительственная организация Internews Network. В июле 2010 г. она при финансовой поддержке посольства США в Киргизии организовала серию из семи недельных семинаров, в ходе которых 123 молодых активиста из разных уголков страны получили навыки сетевой журналистики: создание веб-сайтов, закачивание в интернет фото и видео, снятого с помощью телефонов и иных портативных устройств, поиск острых тем и ведение резонансных общественных компаний против властей с использованием современных средств коммуникации. Впоследствии 18 наиболее активных участников данной программы были отправлены в пресс-тур вокруг озера Иссык-Куль на автобусе с надписью «Кибер-Машина Дружбы». Надо полагать, что Internews не случайно выбрала в качестве места для проведения эксперимента именно Киргизию, где молодежь в возрасте от 14 до 35 лет составляет 48% населения, а интернет-репортажи способны легко всколыхнуть общественное мнение. Так, летом 2010 г. появившиеся в местной сети провокации, в том числе видеокадры сцен жестокого обращения и убийств на межэтнической почве, значительно повысили градус киргизско-узбекского противостояния на юге республики.

Internews, имеющая филиалы в Киргизии, Казахстане и Таджикистане, Фонд Сороса и другие западные НПО в последнее время все большее внимание уделяют проектам в области интернет-журналистики, таким как «Развитие новых медиа в ЦА», «Новый репортер.org» и др. Они разъясняют технические и правовые аспекты создания СМИ в интернете, распространяют программу Tunnel Bear и другие утилиты, позволяющие преодолеть, например, блокировку «Живого Журнала» и Twitter в Казахстане. Приглашают с лекциями IT-специалистов из США, проводят семинары и конкурсы, часто делая акцент на сотрудничество с журналистами из регионов. Участвуют в финансировании таких мероприятий как BarCamp Central Asia, на которое ежегодно съезжаются множество интернет-специалистов и есть возможность провести поиск талантливых и активных молодых блогеров. В целом анализ деятельности американских НПО в ЦА показывает, что приоритеты правительства США смещаются в сторону поддержки «новых медиа», что для американцев может быть особенно актуально в регионе, где государство практически повсеместно контролирует традиционные СМИ.

Стоит отдельно упомянуть еще одно по-настоящему знаковое для интернет-сообщества ЦА событие – граждане этих республик теперь могут подавать заявки на участие в годичной стажировке в Центре Беркмана по изучению интернета и общества при Гарвардском университете. По оценкам российских аналитиков, данный Центр специально создавался для изучения политической ориентации пользователей социальных сетей и блогов в зарубежных странах. С 2007 г. в интересах правительства США Центр провел исследования социальных сетей и блогосферы России, Ирана и арабских стран, что позволило американцам принять конкретные решения о финансировании некоторых зарубежных диссидентских организаций, действующих через интернет. Открытие в Центре Беркмана курсов для блогеров из ЦА весьма показательно и говорит о серьезности намерений США.

Говоря о Центре, нельзя не вспомнить и о том, что для связи между блогерами по всему миру его специалистами создан популярный сайт Global Voices Online. Этот ресурс позволяет получать посты (сообщения) от блогеров из зарубежных стран, переводить их на различные языки, а затем тиражировать в сети отобранный материал, распространяя тем самым направленную информацию под видом непредвзятых данных независимых пользователей, полученных с места событий. Такой механизм позволяет, например, доводить информацию о «жестокостях сирийского режима» до обывателей в Казахстане и формировать здесь общественные настроения опосредованно от местных официальных СМИ. Проект Global Voices уже привлек многих сторонников в ЦА, обеспечивая их постепенную консолидацию и связь с западными координирующими центрами.

Интерес американцев к блогосфере региона – фактор, который нельзя игнорировать. На сегодняшний день, по оценкам специалистов, наиболее динамично развивающийся сегмент интернета в Центральной Азии – КазНет – отстает от Рунета примерно на 3 года и будет развиваться по схожему с российским интернетом сценарию. В частности, прогнозируется скачкообразный рост популярности  социальных сетей, блог-платформ, новостных ресурсов, сайтов общеполитической тематики. Одновременно т.н. ядро пользователей, то есть количество тех, кто постоянно и активно проявляет себя в сети, вырастет в Казахстане до 3,5 млн. человек. Политизация КазНета может также совпасть с ожидаемым периодом политической турбулентности в Казахстане в связи с возможными перестановками в руководстве государства. На этом фоне появление в интернет-сообществе Казахстана агентов влияния США расширяет возможности Белого дома по вмешательству в ход внутриполитического процесса в республике, в том числе путем попыток инспирирования здесь протестных настроений.

Для решения задач цифровой дипломатии американцы создали в ЦА сеть разнообразных культурных, ресурсных и компьютерных офисов. В настоящее время Вашингтон финансирует 17 образовательных центров (в Казахстане – 6, Киргизии – 4, Туркменистане – 4, Таджикистане – 2, Узбекистане – 1), открытых при дипломатических представительствах, неправительственных организациях и учебных заведениях. Данные центры не только выполняют библиотечные функции и консультируют по вопросам образования в США, но и проводят семинары по освоению интернета, предоставляют бесплатный доступ в сеть. Через один из крупнейших таких центров в Бишкеке, открытом при местном филиале Фонда Сороса, ежемесячно проходит порядка 1 тыс. человек.

В Таджикистане в 2001 г. Вашингтон помог создать Ассоциацию интернет-провайдеров республики и профинансировал сеть из 8 интернет-центров по всей стране, которые проводят обучение компьютерной грамотности и помогают создавать веб-сайты некоммерческим организациям. Сам по себе доступ республики к глобальной сети впервые был налажен американской организацией CADA в 1995 г.

Создание интернет-центра в университете им. Махтумкули в Ашхабаде предусмотрено американской программой «Продвижение информационных технологий в Туркмении (PICTT)» со сроком реализации 2009-2012 гг. В Туркмении же запущена программа «Молодежные центры», в соответствии с которой открыт центр USAID в Ашхабаде и планируется открытие еще одного в городе Мары, где будут проводиться занятия по изучению английского языка и компьютерные курсы.

Молодежь преобладает в структуре населения центральноазиатских государств.

Таким образом, использование Вашингтоном новых форм информационного воздействия на население Центральной Азии стало реальностью сегодняшнего дня. Задача Москвы – купировать растущий потенциал цифровой дипломатии США как инструмента возможной дестабилизации обстановки вблизи границ России. Государственными институтами совместно с экспертным сообществом и заинтересованными партнерами из стран ближнего зарубежья должна быть выработана система ассиметричных мер противодействия таким попыткам.

В числе таких мер могут быть:

— Формирование эффективной связки «государство – интернет-бизнес». Российская дипломатия должна выстроить механизм взаимодействия с крупными российскими интернет-компаниями, в том числе поисковиками и социальными сетями, доказавшими свою международную конкурентоспособность и пока удерживающими лидирующие позиции в центральноазиатском сегменте интернета. Необходимо закрепить и использовать текущие конкурентные преимущества российского бизнеса: , в 2011 г. пользователи Казахстана на 80% ушли в интернет-пространство России, а российские сайты привлекли 75% средств, затраченных казахстанскими компаниями на рекламу в интернете. При взвешенном подходе сотрудничество государства и IT-сектора может быть выгодным и результативным для обеих сторон: на фоне прогнозируемого усиления конкурентной борьбы с западными гигантами за рынок ЦА российские фирмы заинтересованы в поддержке со стороны властных структур и в отсутствии необоснованных административных барьеров в сети, а  правительство – в использовании интернета для укрепления, а не подрыва безопасности.

— Внедрение в российскую внешнеполитическую практику современных информационных методик, развитие российской цифровой дипломатии. Целесообразно адаптировать к потребностям отечественной дипломатии передовой международный опыт использования ресурсов «всемирной паутины», включая: создание в структуре внешнеполитических ведомств специализированных подразделений для работы в сети; интернет-сопровождение деятельности загранучреждений; поиск, обучение и объединение через сеть позитивно настроенных по отношению к России иностранных граждан; выделение грантов на перспективные интернет-проекты, содействующие внешнеполитическому курсу России; наращивание возможностей интерактивного телерадиовещания с переводом контента на иностранные языки; создание научного центра по изучению состояния и проблем интернет-сферы иностранных государств и политической ориентации зарубежного интернет-сообщества и т.д.

— Дальнейшее продвижение на глобальном и региональном уровне  принципов добросовестного использования государствами сети интернет как альтернативы американской концепции «свободы интернета». В этой связи актуальными следует признать такие шаги России как подготовка проекта международной конвенции «Об обеспечении международной информационной безопасности» и «Международного кодекса поведения в области информационной безопасности», активизация сотрудничества в указанной сфере с Китаем и странами ОДКБ, проведение в Москве форумов по информационной безопасности и др. Такая работа должна быть продолжена.


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100