Россия и Турция: очередной этап сближения
Встреча в Сочи по своему формату и достигнутым договоренностям превзошла ожидания многих экспертов

Встреча президентов России и Турции в Сочи 22 октября 2019 г. можно сказать завершила длительный период восстановления отношений стратегического партнерства между нашими странами, начавшийся 17 июля 2016 г. после очередной попытки турецкой оппозиции совершить государственный переворот.

Андрей ХАРЧЕНКО

За эти три года наши страны приумножили взаимопонимание по представляющим взаимный интерес вопросам международной и региональной повестки. Как можно предположить, ключевыми из них являются сотрудничество в военно-технической и энергетической сферах, урегулирование кризиса в Сирии, борьба с международным терроризмом и курдский вопрос. Безусловно, это не все вопросы, входящие в двустороннюю повестку.

Встреча в Сочи по своему формату и достигнутым договоренностям превзошла ожидания многих экспертов, и даже США не смогли оказать достаточного воздействия для изменения позиции Реджепа Эрдогана. Необходимо подчеркнуть, что положительному результату предшествовали длительные, но продуктивные консультации на уровне министерств и ведомств наших стран, а также эффективная координация действий российских и турецких военных. Министерства обороны двух государств незадолго до встречи на высшем уровне в Сочи достигли взаимопонимания по урегулированию ситуации и проведению совместных контртеррористических действий в зоне безопасности в провинции Идлиб, внутренняя ситуация в которой до этого находилась под исключительным контролем Турции. Согласно заключениям некоторых региональных экспертов, Анкара за отведенное ей астанинскими договоренностями о создании зон деэскалации в Сирии время не смогла самостоятельно размежевать поддерживаемую ей оппозицию с действующими в этом районе международными террористическими организациями «Аль-Каида» (АК), «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ) (запрещены на территории РФ) и связанными с ними радикальными группировками, которые продолжали осуществлять регулярные диверсионные действия и нападения на подразделения Вооруженных Сил Сирии. Подобная ситуация несла в себе серьезную угрозу возможных провокаций, схожих с инцидентом со сбитым протурецкими группировками в ноябре 2015 г. российским самолетом, последствия которого всем хорошо известны. На фоне происходящего, исчерпав все возможности самостоятельного урегулирования ситуации в идлибской зоне деэскалации, но договорившись о совместных действиях против курдских военно-политических сил с отдельными подразделениями туркоманов и умеренной оппозицией, согласившейся отвести свои подразделения от мест дислокации боевиков и радикалов, Анкара начала контртеррористические мероприятия против АК и ХТШ, безусловно координируя свои действия с российской стороной.

Следующим этапом турецких действий на сирийском треке было дальнейшее формирование зоны безопасности вдоль сирийской границы для недопущения дальнейшей активизации террористической и диверсионной деятельности отдельных групп признанной в Турции террористической Рабочей партии Курдистана (далее – РПК). Для Анкары сирийская курдская Партия демократического союза, Курдские отряды народной самообороны и Сирийские демократические силы – прокси РПК, и несут в себе, при отсутствии должного контроля их деятельности, реальную угрозу национальным интересам, разжигая сепаратистские настроения на всем Ближнем Востоке.

Надо сказать, что начало войсковой операции за восточным берегом реки Евфрат, получившей название «Источник мира», длительное время переносилось, хотя подготовка к ней началась еще в конце 2018 – начале 2019 г. Анкара надеялась, что Вашингтон на системной основе поддерживавший военно-политические силы т.н. Сирийского Курдистана (далее – СК, Рожава) окажет реальное содействие своему партнеру по блоку НАТО и будет содействовать контролю за перемещением курдских боевиков. Надежда на это у турок укрепилась, когда после объявления о подготовке войсковой операции на северо-восточном участке сирийско-турецкой границы американские военнослужащие получили указание присоединиться к курдским патрулям, осуществлявшим охрану этого участка границы.

Элементы ЗРС С-400 «Триумф» на территории Турции. Приобретение этих зенитных ракетных систем дало новый импульс военно-техническому сотрудничеству Москвы и Анкары.

В этом контексте важно подчеркнуть, что для курдов этот жест со стороны США был преподнесен в качестве механизма защиты от турецкой агрессии, а для Анкары Вашингтон утверждал, что американские специалисты будут пресекать незаконный трансграничный транзит как самих курдских боевиков, так и военной техники и иных материальных средств. Надо полагать, что эта риторика не произвела должного впечатления на Анкару, при этом поставки американского оружия курдским военно-политическим силам продолжались.

Безусловно, Российская Федерация тоже работала с политическим и военным руководством Рожавы, наладила с ним собственные каналы коммуникации. Москва до настоящего времени безуспешно стремилась нормализовать диалог официального Дамаска и Камышлы (столица Рожавы), а также поступательно навязывала курдам позицию о незыблемости принципа территориальной целостности государств Ближнего Востока. Действия российской стороны в диалоге с курдами были направлены на восстановление контроля правительственными силами территории Сирийского Курдистана, государственных границ Сирийской Арабской Республики, что в дальнейшем должно было привести к постепенному сокращению незаконного западного военного присутствия в этих районах Сирии. Под давлением США курды на всех уровнях взаимодействия с российской стороной, а встреч в разных форматах за время сирийского кризиса состоялось немало, проводили одну линию, которая предусматривала готовность к сотрудничеству при ряде весьма чувствительных для Дамаска условий, предусматривающих в числе прочего поступательное расширение прав т.н. Сирийского Курдистана вплоть до обретения им автономного статуса. Думаю не стоит говорить, что достигаемые договоренности выполнялись не в полной мере, а иногда и вовсе сводились на нет.

Как представляется, подходы Москвы на фоне неоднократно дискредитировавших себя действий Вашингтона оказались ближе и прозрачнее для Анкары, которая в итоге приняла решение пойти на компромисс с российскими партнерами и в этом вопросе.

Подготовка Анкарой операции «Источник мира», а также все другие действия, отвечающие интересам как России, так и Турции, включая военно-техническое сотрудничество и завершение формирования сирийского Конституционного комитета, сопровождались усилением давления на турецкое руководство со стороны США, которые не пренебрегли даже введением санкций в отношении своего союзника по НАТО. Наиболее показательно двойные стандарты политики Вашингтона на турецком направлении проявились с началом боевых действий Вооруженных Сил Турции в т.н. Сирийском Курдистане.

На первом этапе, когда США вывели свои подразделения из зоны будущего вооруженного противостояния, создалось устойчивое впечатление о наличии достигнутых двусторонних договоренностей, нацеленных в геополитическом плане не допустить дальнейшего сближения Москвы и Анкары с последующей нормализацией турецко-сирийских отношений. Однако позиция партнеров США в регионе в лице Франции, Великобритании и Германии, а также сильнейший раскол в Конгрессе США и оказываемое давление на Дональда Трампа, выставленного фактическим виновником возможного геноцида национального и религиозного меньшинства на находящихся в зоне американской ответственности сирийских территориях, вынудили Белый дом внести ряд важных коррективов. Несколько важных фигур из ближайшего окружения Реджепа Эрдогана оказались внесены в американские санкционные списки с угрозой дальнейшего усиления экономического и политического давления. В Анкару в срочном порядке для проведения консультаций вылетел вице-президент США Майкл Пенс, который после переговоров отчитался о достижении принципиальных договоренностей по урегулированию сложившейся ситуации. Ими был предусмотрен отвод курдских вооруженных формирований на удаление 30 км от турецко-сирийской границы, совместные действия США и Турции по обеспечению безопасности и соблюдению прав национальных и религиозных меньшинств, проживающих в т.н. Сирийском Курдистане, незамедлительная отмена введенных американским руководством против турецких партнеров санкций, а также констатация приверженности дальнейшему сотрудничеству с важным для Вашингтона союзником в рамках Североатлантического альянса. Подобный маневр со стороны США носил уже запоздалый характер.

Важным фактором, способствующим укреплению российско-турецких отношений, являются доверительные отношения между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Турция и курдские военно-политические силы, оказавшиеся в очередной раз разменной картой в геополитической игре Вашингтона, надеюсь, на длительное время утратили доверие к американцам. Консультации с Анкарой и Камышлы, предварявшие встречу Реджепа Эрдогана и Владимира Путина в  Сочи, наполнились более конструктивной и понятной повесткой. Даже объединенные национальной идей курды продемонстрировали готовность к уступкам в обмен на гарантии безопасности со стороны Москвы и Дамаска, что ранее казалось практически недостижимым результатом.

Встреча двух друзей (не побоюсь этого слова) в Сочи 22 октября 2019 г. приобрела несвойственный для подобных событий характер. Главы России и Турции превысили отведенный для нее регламент практически в три раза и общались более шести часов по всем важным вопросам двусторонней повестки, среди которых одним из ключевых было сирийское урегулирование. Достигнуты стратегические договоренности по проведению турецкой операции «Источник мира», которые фактически свели на нет ее военную составляющую и создали условия для мирного решения вопроса. Фактически Россия и Турция обязались совместно осуществлять патрулирование ключевых населенных пунктов и охрану сирийско-турецкой границы, а также привлечь регулярные формирования Сирийской армии к обеспечению безопасности вдоль необходимой турецкой стороне зоны безопасности, размеры которой на некоторых участках были сокращены до 10 км (ранее планировалась 30-километровая зона на всем протяжении госгарницы). Дамаск и Камышлы приветствовали достигнутые договоренности.

Важно подчеркнуть, что, в отличие от турецко-американских сог­лашений 17 октября (встреча с Маклом Пенсом), выполнение российско-турецких договоренностей началось незамедлительно, включая предусмотренный отвод курдских вооруженных формирований.

Таким образом, Россия и Турция сделали очередной шаг вперед на пути стратегического партнерства, продолжив поступательный и системный курс на дальнейшее укрепление двустороннего сотрудничества. Москва и Анкара за короткий период с 2016 г. вывели на качественно новый уровень военно-техническое сотрудничество, включая поставки зенитных ракетных систем С-400, проработку возможности организации совместных производств в Турции российских средств вооружения, начали предварительное обсуждение возможности приобретения российских истребителей взамен американских F-35. Кроме того, успешно развиваются  энергетические проекты: строительство АЭС «Аккую», газопровод «Южный поток». Растет торгово-экономическое сотрудничество в различных сферах, туризм.

Встреча в Сочи дополнительно показала, что между двумя странами практически достигнуто взаимопонимание по курдскому вопросу, а также продемонстрировала готовность Анкары к возобновлению конструктивного диалога с Дамаском. Безусловно, дальнейшая переориентация Турции на конструктивное взаимодействие по сирийскому досье несет политические риски для Реджепа Эрдогана, включая возможную потерю части электората, поддерживающего сирийскую оппозицию. Этой части турецкого населения выверенная и продуманная политика Анкары должна быть тщательно разъяснена с акцентом на безальтернативность политического процесса, необходимость проведения выборов, которые состоятся после конституционной реформы, все условия для которой уже созданы, в том числе благодаря совместным усилиям России и Турции. Таким образом, турки фактически подтвердили свой прежний курс на необходимые, по их мнению, политические преобразования в Сирии.

Повышение уровня российско-турецкого взаимодействия в сфере борьбы с международным терроризмом может значительно повысить эффективность реализуемых мер и в дальнейшем исключить имевшее место недопонимание, связанное для турок с деятельностью группировки «Имарат Кавказ», признанной в России террористической, а для Москвы – c Рабочей партией Курдистана. Кроме того, будет усилен контроль за трансграничным перемещением боевиков, в том числе выходцев из государств-участников СНГ, чья деятельность и перспективы возвращения в страны исхода создают реальные угрозы безопасности и национальным интересам Российской Федерации.

Конечно, поводы для провокаций и попытки внесения раскола в отношения России и Турции будут иметь место, ведь Запад никогда не примет столь тесное взаимодействие государства блока НАТО с условным противником номер один в лице нашей страны. Однако уже достигнутый на данном этапе уровень доверия, координации действий и обмена информацией, как представляется, позволит нивелировать возможные негативные последствия от действий заокеанских «партнеров».

Убежден, что следующим кризисом, где совместные усилия России и Турции позволят сдвинуть ситуацию в пользу конструктивного диалога и нормализации ситуации станет ливийское урегулирование. В настоящее время Анкара однозначно поддерживает признанное ООН правительство национального согласия и военно-политические силы города-государства Мисраты, а Москва, сохраняя в качестве основного принципа многовекторное сотрудничество со всеми противоборствующими силами, имеет более тесные отношения с главнокомандующим Ливийской национальной армией маршалом Хафтаром, содействуя ему в организации охраны ливийско-египетской границы и в борьбе с международным терроризмом. То есть Москва и Анкара находятся по разные стороны ливийских баррикад, что создает основу для возобновления политического межливийского диалога путем совместных российско-турецких усилий в качестве стран-посредников.

Андрей Юрьевич ХАРЧЕНКО – кандидат философских наук, политический обозреватель информационно-аналитического портала Geoполитика.ru


 

НОВОСТИ

В Национальном центре управления обороной Российской Федерации под руководством главы военного ведомства генерала армии Сергея Шойгу проведен очередной Единый день приемки военной продукции.
На Дальнем Востоке открылся первый российский центр коллективного проектирования (ЦКП) микроэлектроники. Церемония открытия ЦКП «Восток» состоялась на полях V Восточного экономического форума.
Ученые технополиса «ЭРА» презентовали новую модель лазерного сканирующего устройства (лидар) для обнаружения скрытой инфраструктуры с беспилотного летательного аппарата. Модель позволяет не только распознать рельеф территории с высокой точностью, но и обнаружить препятствия в виде физических объектов на пути к цели.
Первая партия новейших зенитных ракетных комплексов «Бук-М3» поступила на вооружение Центрального военного округа (ЦВО), сообщил командующий войсками ЦВО генерал-полковник Александр Лапин.
Совет директоров холдинга «Вертолеты России» (входит в госкорпорацию «Ростех») принял решение об объединении АО «МВЗ им.?М.Л.?Миля» и АО «Камов» и создании на их основе компании «Национальный центр вертолетостроения им. М.Л. Миля и Н.И.?Камова». НЦВ объединит в себе потенциал двух вертолетостроительных школ для более эффективного и качественного решения задач по проектированию и модернизации вертолетной техники.
Филиал ПАО «Компания «Сухой» НАЗ им. В.П. Чкалова отправил два первых мотоотсека для нового стратегического бомбардировщика Ту-160М2 на Казанский авиационный завод им. С.П. Горбунова.
В октябре исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося советского и российского авиаконструктора Михаила Петровича Симонова.
Тестирование космического аппарата нового поколения «ГЛОНАСС-К», которое проводились в рамках запланированной программы летных испытаний, завершено. Комплексные летные испытания всей навигационной системы ГЛОНАСС с новым спутником завершатся в первом полугодии 2020 г.
Три многоцелевых истребителя Су-35С поступили на вооружение дислоцированного в Тверской области истребительного авиационного полка Ленинградской армии ВВС и ПВО Западного военного округа.
Концерн ВКО «Алмаз – Антей» передал Минобороны России второй в 2019 г. полковой комплект зенитной ракетной системы (ЗРС) С-400 «Триумф». Торжественная церемония прошла на полигоне Капустин Яр в Астраханской области.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - ООО «Д-Софт»

Система управления сайтами InfoDesigner JS

 

Rambler's Top100