Шпиономания по-американски
Американские контрразведчики столкнулись и с новой угрозой, которую они называют «государственным вредительством»

Американский аналог канонического советского плаката «Не болтай!»: «Разыскивается за убийство. Цена ее беспечной болтовни – жизнь».

Не спадающий накал кампании шпиономании, охватившей Соединенные Штаты вследствие выдвинутых в адрес России обвинений во вмешательстве в выборы президента, параллельно инициировал и возрастающий повсеместный интерес к проблемам такого явления социальной жизни, как шпионаж и борьба с ним. На это быстро откликнулись различного рода эксперты и так называемые специалисты в области деятельности спецслужб, что нашло отражение в материалах многочисленных СМИ и относящейся к данной проблеме литературе.

Сергей ПЕЧУРОВ

НАЧАЛО

Некоторые американские эксперты настаивают на том, что борьба со шпионажем в США берет свое начало с образования в 1908 г. Бюро расследований – прообраза нынешнего ФБР. Однако многие сомневаются в этом, поскольку, во-первых, перед бюро формально не ставилась задача «борьбы со шпионами и диверсантами», а, во-вторых, такой угрозы для страны в тот период якобы вообще не существовало. Во всяком случае, ни один из представителей правящих кругов Вашингтона в то время не заострял на этой угрозе внимания.

Франц фон Папен и Карл Бой-Эд – военный и военно-морской атташе Германии пытались спровоцировать войну между Мексикой и США, чтобы отвлечь внимание Вашингтона от военных действий в Европе.

Пожалуй, впервые американцы почувствовали «серьезные неудобства» от шпионажа лишь в годы Первой мировой войны, когда вдруг обнаружили у себя в стране мощнейшую сеть германской разведки, зацикленную сначала на противодействие вовлечению США в войну в Европе на стороне Антанты, а затем на диверсиях на пути военных поставок, которые тогда велись с восточного побережье США через Атлантику в Западную Европу. Достаточно, например, вспомнить факты беспрецедентной активности Франца фон Папена и Карла Бой-Эда – военного и военно-морского атташе Германии в Вашингтоне соответственно, и возглавляемых ими резидентур с целью провоцирования войны между Мексикой и США для отвлечения внимания последних от военных действий в Старом Свете. После высадки американских войск в Европе возникла совершенно новая, непредсказуемая угроза – разведывательно-диверсионная деятельность Германии в тылу экспедиционных сил. Контрразведке США с большими натугами удалось выполнить поставленные жизнью задачи, причем по обе стороны океана. Но тем не менее следует подчеркнуть, что американцам – новичкам на арене тайных операций – без помощи и наставничества «старшего англо-сакса» – Великобритании вряд ли удалось бы нейтрализовать хорошо поставленную «работу» германских спецслужб, что позднее с благодарностью было признано в Вашингтоне на самом высоком уровне.

По мере все большего ввязывания Соединенных Штатов в войну в Европе рос и масштаб их разведывательной и контрразведывательной деятельности. После активной фазы выигранной войны американцы почувствовали вкус статуса «нерядовой» державы и попытались сыграть ведущую роль в дележе наследства проигравших, даже путем бесцеремонной военной интервенции на Севере и Востоке рухнувшей, хотя и формально союзной Российской Империи. Однако Вашингтон не просчитал все шаги и довольствовался лишь тем, что ему оставили главные победители – Лондон и Париж. В этих условиях американцы вновь успокоились и занялись «прагматичным» сокращением своих военных расходов и военного потенциала в целом, включая локализацию действий сведенных до минимума разведывательной и контрразведывательной служб.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

Во второй половине 1920-х годов военно-политический истеблишмент Вашингтона, озабоченный, как, впрочем, и в столицах ведущих европейских держав, резким ростом протестного движения трудящихся масс, находившихся под влиянием революционных событии в России и возглавляемых местными коммунистами и представителями других левых организаций, временно бросил все силы внутреннего карательного аппарата, включая остатки контрразведывательных служб, на решительную борьбу с так называемыми радикальными элементами. Сосредоточившись на противодействии «агентам большевизма», официальный Вашингтон явно прозевал более серьезную угрозу «буржуазным свободам и истинной демократии», исходившую на этот раз со стороны более коварного противника – фашизма, зародившегося сначала в Италии, а затем принявшего изощренные и жестокие формы под именем германского национал-социализма. Параллельно с этой новой угрозой в Вашингтоне, наконец, осознали и тот факт, что попытки политико-экономическими методами «обуздать» милитаристскую угрозу со стороны Японии потерпели явный крах. Начиная с середины 1930-х годов в соответствии с соглашением между руководителями разведок «стран оси», то есть Германии, Италии и Японии, их представители в США стали координировать свою деятельность и по возможности обмениваться добытой информацией. Разведчики и агенты, «работавшие» в Америке, в тот период практически не встречали преград. Адольф Гитлер даже, не без издевки, изрек: «Нет ничего легче, чем организовать фашистский переворот в Соединенных Штатах!».

Впервые осознал серьезность и масштабы грядущей опасности Франклин Рузвельт – пожалуй, самый одаренный из президентов США ХХ веке. В конце 1930-х гг. он инициировал и предпринял ряд законодательных и административных мер для противодействия шпионской деятельности на территории страны. В соответствии с его указом головной организацией, среди множества прочих, по борьбе со шпионами и диверсантами становилось Федеральное бюро расследований, численность сотрудников которого к 1941 г. выросла в разы. В США были проведены масштабные кампании по выявлению реальных и потенциальных агентов спецслужб стран-вероятных противников США – Японии, а затем и Германии. Однако как указывает специалист в области разведки и контрразведки Курт Рисс, «власти США даже накануне вступления страны в войну явно недорабатывали в деле борьбы со шпионами». И лишь по мере втягивания в военные действия американцы все отчетливее осознавали, какую же опасность для них может представлять шпионаж, и стали наращивать усилия по борьбе с ним.

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

Как считают американские эксперты, в годы Второй мировой войны спецслужбам США в конце концов удалось справиться с возложенными на них задачами. Во многом этому способствовал приобретенный разведчиками и контрразведчиками опыт в годы предыдущей мировой войны, не до конца растраченный главным образом ввиду относительно короткого интервала между катаклизмами на мировой арене. Американские контрразведчики в новых условиях, учтя недоработки в предыдущий период, значительно обогатили арсенал своих действий, направленных теперь на борьбу не только с вражеской агентурой в периоды горячих фаз противоборства, но и с «подрывными коммунистическими элементами», якобы субсидируемыми СССР, до определенного момента являвшегося союзником Вашингтона.

Агент ФБР на операции, 1939 г.

Разразившаяся же во второй половине 1940-х гг. «холодная война» и начавшаяся в стране беспрецедентная кампания шпиономании, формально вызванная разоблачением «агентов Кремля», в том числе связанных с утечкой ядерных секретов, вообще раз и навсегда поставили точку в намерениях либеральных кругов в Вашингтоне «сэкономить на военных расходах в постконфликтные периоды». Установившийся в США жесточайший контрразведывательный режим, подпитываемый разгулом маккартизма, поиском «коммунистов под кроватью», массовых проверок на лояльность и т.п., нанес непоправимый ущерб моральным и репутационным устоям большого количества американских граждан и похоронил имидж Соединенных Штатов как образцового демократического государства. Именно в первые послевоенные годы и практически на всем протяжении 50-х гг. прошлого века «избыточная активность» спецслужб вызвала у американского обывателя устоявшееся чувство антипатии и недоверия к ним как к структурам, незаконно и бесцеремонно попирающим гражданские, а следовательно, конституционные права граждан США.

В годы Второй мировой войны спецслужбам США в конце концов удалось справиться с возложенными на них задачами.

На этой волне усталости населения от внутриполитической напряженности и милитаристского угара на очередных президентских выборах в 1960 г. победил представитель Демократической партии Джон Кеннеди, обещавший американцам кардинальные изменения: восстановление «попранных свобод» и установление «подлинно демократического режима в стране». Однако его относительно быстрый уход с политической арены в связи с насильственной смертью в 1963 г. стал фактором, который, с одной стороны, символизировал собой возврат к былым годам реакции и агрессивного внешнеполитического курса, а с другой – инициировал резкий подъем протестного движения в стране, окрашенного в цвета антимилитаризма (читай – антиимпериализма) и борьбы нацменьшинств (прежде всего афроамериканцев) за свои права.

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЧВЫ ДЛЯ ШПИОНАЖА

По оценкам американских специалистов, в стране в середине 1960-х гг. возродилась атмосфера, благоприятствующая деятельности иностранных разведок и широкой вербовке агентуры в среде так называемых инакомыслящих. Шпионаж в пользу геополитических соперников в тот период превратился в своеобразный метод выражения протеста в адрес правящих кругов. Это напоминало им 1920-1930-е гг., время Великой депрессии, создавшей почву для формирования так называемого золотого века советского шпионажа, когда тысячи американцев соблазнялись коммунистическими идеями. Именно в этот период, указывают эксперты из-за океана, разведкой Советского Союза было завербовано самое большое количество американцев – порядка 500 человек.

Война во Вьетнаме и весьма значительные жертвы среди участвовавших в ней военнослужащих ВС США породили невиданный ранее феномен антивоенных настроений среди американской молодежи (вспомним знаменитый лозунг – Make Love, Not War!), ставших причиной невиданного доселе дезертирства из Вооруженных Сил. Так, американский эксперт Сатер указывает, что к концу 1960-х гг. из ВС США дезертировало более 65 тыс. военнослужащих, что эквивалентно четырем полнокровным пехотным дивизиям. Однако в Вашингтоне продолжали упорно возлагать вину за радикализацию молодежи на «коммунистических шпионов» и безрезультатно тратили огромные средства на поиск «агентов Кремля».

Группа The Doors – одна из икон молодежного протеста 1960-х.

ДРУГИЕ МОТИВАЦИИ

Мотивационная база шпионажа к этому времени существенно изменилась. По мнению американских экспертов, к началу 1960-х гг. классические коммунистические идеи, носителем которых традиционно считался Советский Союз, померкли в глазах зарубежного обывателя, которому навязали мнение о том, что СССР – это не «надежда человечества», а всего лишь вторая агрессивная сверхдержава. Москва же, якобы, быстро осознала сдвиг мирового общественного мнения не в свою пользу и переориентировала разведчиков на вербовку агентуры в основном за деньги. Советские разведчики и спецслужбы союзников, подчеркивают западные исследователи, воспользовались недовольством внешнеполитическим курсом Вашингтона со стороны американской молодежи, призванной под знамена разросшейся до небывалых размеров армии, и начали активно вербовать «Джи-Ай». Неслучайно, признают сами американцы, подавляющее число арестованных в данный период шпионов было из среды военнослужащих.

Шпионаж в пользу геополитических соперников в 1960-е превратился в своеобразный метод выражения гражданского протеста.

Но и большинство не связанных с армией граждан Соединенных Штатов в 1960-е – первой половине 1970-х гг. было не в восторге от складывающейся в стране обстановки. Не говоря уже об экономическом кризисе, американцы были просто шокированы беспределом со стороны спецслужб, особенно ставшим заметным после раскрытия аферы с санкционированным на самом верху вмешательством ФБР в выборный процесс и результатами сенатского расследования этого и других фактов почти открытого беззакония спецслужб. Как свидетельствует известный американский политолог Сэмюэль Хантингтон, именно благодаря резкому снижению лояльности граждан США к своему руководству в стране была сформирована плодородная почва для шпионажа. Опрос общественного мнения, проведенный Институтом Харриса в середине 1970-х гг., показал, что за десятилетний период (1966-1975 гг.) уровень общественного доверия к президенту и Конгрессу упал с 42 до катастрофических 13%!

НОВЫЕ СФЕРЫ

Затянувшийся экономический кризис в стране и снижение жизненного уровня многих слоев населения также повлияли на смещение акцентов в мотивации шпионажа в направлении «обогащения любым способом». Именно в 1970-е гг. получила бурное развитие практика продажи промышленных секретов, причем не только предприятий военно-промышленного комплекса, но и чисто гражданских фирм. Здесь особенно преуспели китайские спецслужбы. Тысяч въехавших в США после нормализации межгосударственных отношений в конце 1970-х гг. студентов, ученых и предпринимателей всеми способами приобретали образцы и технологии, необходимые для модернизации не только Вооруженных Сил, но и народного хозяйства КНР.

Бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Ли Говард работал на КГБ за деньги.

Потрясшее рядовых американцев национальное унижение, ставшее следствием провального внешнеполитического курса 1960-1970-х гг. в целом и поражения во Вьетнамской войне в частности, а также обусловленное незаконными попытками наведения порядка внутри страны, стало причиной резкого изменения в общественном мнении в США в начале 1980-х гг. Оно качнулось от либерализма в сторону жесткого консерватизма, и на очередных президентских выборах к власти пришло ультраправое крыло Республиканской партии во главе с Рональдом Рейганом. Завершился цикл молодежных протестов, в стране вновь возродились настроения безудержного патриотизма, подпитываемые неудачами основного геополитического соперника – Советского Союза – как на международной (афганская эпопея), так и внутренней (экономический кризис) аренах. Вербовочная база, казалось бы, должна была существенно сузиться. Однако этого не произошло. И даже наоборот, как указывает в своем историческом исследовании специалист в области работы спецслужб Майкл Сулик, если период 1930-1940-х гг. можно назвать «золотым веком советского шпионажа», то 1980-е – «веком шпионского ренессанса». Согласно документам Центра по исследованию и защите личного состава МО США, в 1980-е гг. 62 американца были арестованы за шпионаж. Причем, как и в прошлом, подавляющее большинство этих шпионов были военнослужащими, желающими по-быстрому сорвать большой куш. Но и для американской контрразведки эти годы считаются успешными, поскольку, по словам Майкла Сулика, более половины шпионов были пойманы еще до начала их специфической карьеры. По одним данным такой результат был обусловлен возросшим мастерством ФБР, по другим – явным предательством в рядах сотрудников спецслужб стран-оппонентов США.

НОВЫЕ УГРОЗЫ

Показательно, что если в 1980-е гг. порядка 80% пойманных американских шпионов работали на СССР и его ближайших союзников по социалистическому блоку, то с их развалом и дезинтеграцией четко обозначилась тенденция резкого роста шпионажа на территории США со стороны государств самой различной ориентации, которые преследовали свои узкокорыстные цели, главным образом, пытаясь добывать промышленные и коммерческие секреты. Основным мотивом для вербовки теперь стала преданность своей исторической родине, или родине предков. Наиболее явной тенденцией в эти годы, подчеркивает Сулик, стало увеличение числа арестов американцев, обвинявшихся в шпионаже в пользу Китая. И неудивительно, поскольку, например, к началу XXI века более 100 тыс. китайских студентов прошли обучение в американских ВУЗах и порядка 27 тыс. различных китайских делегаций ежегодно посещали Соединенные Штаты. Воровство промышленных секретов получило настолько широкий размах, что Конгресс в 1996 г. был вынужден принять специальный закон о борьбе с экономическим шпионажем, который отныне стал считаться уголовным преступлением. В 1990-е гг., самые спокойные с точки зрения борьбы с иностранной агентурой, было выявлено всего 20 шпионов, причем к удовлетворению американского руководства число военных среди них не превысило четверти.

Супер-агент Олдрич Эймс заработал шпионажем около $4 млн.

В начале XXI века, как отмечают американские эксперты, место Советского Союза на шпионском поприще прочно занял международный терроризм как самая серьезная угроза для США. После масштабных терактов 11 сентября 2001 г. практически все американские спецслужбы были сориентированы на борьбу с реальными и потенциальными террористами. Уже в начале этой деятельности американцы были шокированы тем, насколько серьезно террористические организации типа «Аль-Каиды» готовятся к терактам на территории США и внедрению своих людей в различные государственные учреждения. Чтобы эффективнее закрепиться в определенных социальных кругах, с этой целью, якобы, вербуются уроженцы западных стран. Информация, переданная одним шпионом-террористом, предостерегают специалисты в области безопасности, может привести к террористическому акту, который принесет беспрецедентный по своим масштабам ущерб и унесет множество жизней. До сего времени превентивные меры спецслужб США позволяют избежать чего-либо похожего на пресловутую атаку 11 сентября 2001 г.

В последние годы для американских контрразведывательных органов одной из главных угроз постепенно стал и кибершпионаж. В различных околоправительственных кругах, близких к проигравшей президентские выборы 2016 г. политической группировке, принято за хороший тон обвинять во всех грехах, связанных с этим провалом, «российских кибершпионов». Хотя те же американские специалисты прекрасно понимают, что угроза сама по себе намного масштабнее. К примеру, согласно докладу руководства американской контрразведки от 2008 г., если в предыдущие годы вылавливались шпионы с десятками, а то и сотнями тысяч страниц правительственных документов, то в настоящее время, в связи с быстрым распространением компьютерных технологий, риск хранения и передачи информации на бумажных или других материальных носителях практически сведен к нулю. Шпионы могут теперь спокойно передавать большие объемы компьютерных данных на высокой скорости с помощью небольших, легко маскируемых устройств.

Деятельность Джулиана Ассанджа контрразведка США квалифицирует как «государственное вредительство».

Кибершпионаж, сетуют американские специалисты в области работы спецслужб, главный ущерб наносит структурам, связанным с Министерством обороны, а также военно-промышленному комплексу. Например, имевшее место в апреле 2009 г. компьютерное проникновение в проект ВВС США по созданию истребителя нового поколения стоимостью $300 млрд. исходило из-за рубежа, скорее всего из Китая. В январе 2013 г. Комитет по науке МО США отметил в несекретной версии доклада, посвященном отражению киберугроз, что «военное ведомство и его подрядные организации столкнулись с ошеломляющими потерями проектной информации, которая нарабатывалась годами».

Американские контрразведчики столкнулись и с новой угрозой, которую они называют «государственным вредительством»: политически мотивированным проникновением в информационные системы для управления данными или нарушения их работы. В качестве примера приводятся действия интернет-активиста Джулиана Ассанджа, который через контролируемый им портал WikiLeaks опубликовал афганское и иракское досье – подборки секретных документов Пентагона, касающихся войн в этих двух странах. Контрразведчики США тут же обвинили Ассанджа в фактическом шпионаже, хотя внутри страны разразилась полемика вокруг баланса между общественными правами на информацию и сохранением секретов в интересах государственной безопасности. С данной проблемой самым тесным образом связано и дело Эдварда Сноудена, бывшего сотрудника ЦРУ и Управления национальной безопасности, взявшего на себя ответственность за передачу в СМИ подробностей незаконной деятельности американских спецслужб по тотальному прослушиванию переговоров обычных граждан. Дело Сноудена обозначило проблему века интернета и свободы информации, представляющей собой, как указывают его сторонники, краеугольный камень демократического общества. Барак Обама на исходе своего второго президентского срока, идя навстречу сетованиям контрразведчиков и стремясь избавить их от «нападок радикалов», объявил американскую инфраструктуру «стратегическим национальным ресурсом» и тем самым, как считается, развязал руки спецслужбам в борьбе с кибершпионажем.

Необходимость обеспечивать баланс между потребностями национальной безопасности и гражданскими свободами сегодня понимают не только активисты, но и контрразведчики США.

В ныне действующей национальной контрразведывательной стратегии США содержится почти идеалистическое положение. Суть его сводится к тому, что шпионская угроза для страны никогда не исчезнет и необходимы постоянные усилия по ее ликвидации, но одновременно следует обеспечивать баланс между потребностями национальной безопасности и гражданскими свободами. Трудно не согласиться!

Сергей Леонидович ПЕЧУРОВ – доктор военных наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ


 

НОВОСТИ

В рамках реализации программы трансформации ОАК в единую компанию с выделением профильных дивизионов в Корпорации произошел ряд назначений.
20 июля второй опытный самолет МС-21-300, участвующий в программе летных испытаний, совершил перелет из Иркутска на аэродром ЛИИ им. М.М. Громова «Раменское» (г. Жуковский Московской области). Полет продолжался шесть часов.
Специалисты дивизиона транспортной авиации Объединенной авиастроительной корпорации (ДТА ПАО «ОАК») приступили к отработкам систем, смонтированных на борту опытного летного образца легкого военно-транспортного самолета Ил-112В.
В 2018 г. исполняется десять лет с момента создания в филиалах Компании – на Новосибирском авиационном заводе им. В.П. Чкалова (НАЗ) и Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе им. Ю.А. Гагарина (КнААЗ) – управлений развития производственной системы (УРПС). За это время сотрудникам Компании удалось реализовать около 250 проектов, направленных на улучшение производственных процессов и повышение эффективности работы предприятий.
Министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Козлов в ходе рабочего визита в Хабаровский край посетил филиал ПАО «Компания «Сухой» «Комсомольский-на-Амуре авиационный завод им. Ю.А. Гагарина».
С 10 по 21 июля в Ульяновской области молодые специалисты «Компании «Сухой» и ее филиалов презентовали собственные инженерные проекты в рамках VII международного молодежного промышленного форума «Инженеры будущего-2018».
АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» принял участие в международной промышленной выставке ИННОПРОМ-2018 в качестве партнера с демонстрацией возможностей производства высокотехнологичной продукции гражданского назначения. Мероприятие прошло в Екатеринбурге с 9 по 12 июля в МВЦ «Екатеринбург-ЭКСПО».
АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» и правительство Удмуртской Республики в рамках международной промышленной выставки «ИННОПРОМ-2018» в Екатеринбурге 9 июля 2018 года подписали соглашение о развитии сотрудничества. Документ утвердили заместитель генерального директора Концерна по производственно-технологической политике Александр Ведров и глава Удмуртии Александр Бречалов.
Делегация АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» 19 июля приняла участие в заседании «круглого стола», который состоялся в Ижевске совместно с правительством Удмуртской Республики, Министерством промышленности и торговли республики, промышленными предприятиями, научными и образовательными учреждениями, коммерческими организациями, региональными и отраслевыми кластерами и технопарками, заинтересованными в партнерстве с Концерном.
АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» досрочно передало Минобороны России первый в текущем году полковой комплект зенитной ракетной системы (ЗРС) С-400 «Триумф». Торжественная церемония прошла на территории полигона Капустин Яр в Астраханской области.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100