НАТО у ворот северной столицы России
Учения Spring Storm 2017 оказались отнюдь не легкой прогулкой для многих их участников

Танки M1A2 Abrams американской морской пехоты выгружаются с транспортного понтона на пляж под Вентспилсом во время учений Saber Strike 17.

В Финском заливе у северного побережья Эстонии 19 мая стартовали военно-морские учения соединения BALTRON (Baltic Naval Squadron), в состав которого входят боевые корабли ВМС стран Балтии, то есть Литвы, Латвии и Эстонии. Маневры под кодовым названием Baltic Fortress 2017 («Балтийская крепость-2017») преследовали своей целью «отработку действий при приеме прибывающих морем войск союзников по НАТО, а также других элементов военной подготовки». «Эти учения дают нам хорошую возможность отработать управление более крупными, чем обычно, соединениями в условиях повышенной угрозы», – уточнил исполняющий обязанности начальника штаба ВМС Эстонии капитан-лейтенант, что соответствует капитану 2-го ранга в ВМФ РФ, Айн Пярна.

Активная фаза учений проходила в заливе Хара, который, наверное, правильнее было бы называть бухтой. Он расположен в северной части Эстонии, менее чем в полутора сотне километров от российской границы. Залив глубоко врезается в сушу и с запада и востока укрыт от волн Финского залива. Учитывая «комфортные» условия, в бухте в советские времена был обустроен уникальный 1-й полигон ВМФ СССР, где велись исследования по изучению физических полей кораблей и специальной морской техники, а также осуществлялся контроль физических полей, вновь построенных или прошедших ремонт боевых единиц.

Залив Хара, где проходила активная фаза учений Baltic Fortress 2017.

Укрытый с трех сторон залив чрезвычайно удобен для действий, о которых противнику предпочтительнее не знать. Вот там-то и «выстраивалась» «Балтийская крепость» военно-морских сил Балтии. В учениях приняли участие литовские корабль управления Jotvingis, тральщик Kursis, патрульные корабли Dzukas и Aukstaitis, латвийское вспомогательное судно Varonis, на которое возложены функции штабного, а также три эстонских тральщика Admiral Cowan, Sakala и Ugandi. Причем последний вместе с водолазным ботом Aleksandra и вертолетом R-44 Robinson, а также польскими истребителями-бомбардировщиками Су-22 играли роль противной стороны. Чуть позже к учениям подключился и бельгийский тральщик Primula.

Литовский корабль управления-минный заградитель Jotvingis.

После знакомства с участниками «Балтийской крепости» может создаться впечатление, что эти маневры носили сугубо оборонительный характер. Ведь большую часть кораблей, в них задействованных, составляли тральщики. Собственно, BALTRON – соединение, предназначенное преимущественно для решения минно-тральных задач. И хотя все корабли BALTRON – это «секонд-хенд» британской, голландской, датской и норвежской постройки, они оснащены современными средствами обнаружения и уничтожения мин впереди по курсу.

Минная опасность на Балтике, и особенно в Финском заливе, действительно всегда была высока. В годы Первой и Второй мировых войн в этих водах было выставлено более 80000 мин. Некоторые из них до сих пор обнаруживают и обезвреживают.

Однако «противоминный» характер BALTRON не должен вводить в заблуждение. Ведь на учениях Baltic Fortress 2017, как мы помним, прежде всего отрабатывались действия по обеспечению «приема прибывающих морем войск союзников по НАТО». Учитывая, что маневры разворачивались в 150 км от российской границы и в 300 км от Санкт-Петербурга, нетрудно догадаться, для чего должны «прибывать морем» войска Североатлантического альянса. Конечно, такого рода «обеспечение» предусматривает противоминные операции. Но не только их.

Литовский патрульный корабль Dzukas может ставить мины и оснащаться противокорабельными ракетами.

Еще раз обратимся к составу соединения BALTRON. В их числе значится литовский корабль управления Jotvingis – бывший норвежский минный заградитель Vidar. Этот корабль полным водоизмещением около 1700 т помимо выполнения штабных функций может принимать от 300 до 400 мин и ставить их через кормовые лацпорты. Другими словами, Jotvingis способен, если не полностью перекрыть, то, во всяком случае, очень серьезно осложнить судоходство в Финском заливе.

Нельзя пройти мимо еще двух литовских боевых единиц – патрульных кораблей Dzukas и Aukstaitis. Это бывшие датские многоцелевые корабли со сменным модульным вооружением типа Flyvefisken полным водоизмещением по 420 т и 30-узловой скоростью хода. Сейчас они располагают по одной автоматической 76-мм артиллерийской установке OTO Melara. Но они могут нести до 60 мин, а также оснащаться двумя счетверенными пусковыми установками американских противокорабельных ракет Harpoon с дальностью стрельбы до 120 км. То есть в кратчайшие сроки их нетрудно переоснастить из патрульных в ударные. Всего в составе литовского флота четыре «летающие рыбки», как с датского переводится слово «flyvefisken».

Тут не грех вспомнить о провозглашенной 10 февраля этого года стратегической концепции морской безопасности Польши. В ней недвусмысленно говорится о необходимости ВМС страны вести не только оборонительные, но и активные наступательные действия в акваториях, прилегающих к российским портам, которые находятся в северо-восточной части Балтики, то есть в Санкт-Петербурге и в Ленинградской области. И у польского флота такие наступательные инструменты имеются – три малых ракетных корвета проекта 660. Каждый из них вооружен восемью шведскими ракетами RBS15 Mk3, которыми можно поражать не только морские, но и береговые цели на дальности более 200 км. При базировании, скажем на Таллин, эти корабли будут представлять самую серьезную угрозу для северной столицы России.

Французский танк Leclerc форсирует болота под Тапой.

ВПЕРВЫЕ СО ВРЕМЕН НАПОЛЕОНОВСКОГО НАШЕСТВИЯ

Впрочем, очередной натовский весенне-летний шабаш у границ России открыли не учения Baltic Fortress 2017, а маневры Североатлантического блока Spring Storm 2017 («Весенний шторм-2017»). Они проводились в северных и северо-восточных районах все той же Эстонии с 8 по 25 мая. В них приняли участие почти 9000 военнослужащих из 14 стран НАТО и так называемых государств-партнеров, к которым относят Грузию, Украину, Финляндию и Швецию. В их числе были более 800 военнослужащих Великобритании, которые входят в состав дислоци-рованного в Эстонии международного батальона НАТО, а также до 300 французских военных из состава того же батальона. Германия направила на учения около 400 солдат и офицеров. В маневрах были задействованы американские танки M1A2 Abrams, немецкие Leopard 2, британские Challenger 2 и французские Leclerc, а также боевые машины пехоты стран-членов альянса. В небе над Эстонией тоже было неспокойно. Воздушные бои устраивали польские Су-22, истребители ВВС Испании F-18 Hornet, американские вертолеты AH-64 Apache и UH-60 Black Hawk.

Норвежский фрегат Roald Amundsen – флагман 2-й постоянной группы ВМС НАТО.

Учения Spring Storm 2017 оказались отнюдь не легкой прогулкой для многих их участников. Места вокруг городка Тапа, где довелось, например, действовать французскому контингенту изобилуют лесами и болотами, а из-под земли коварно вылезают скальные породы еще эпохи ледникового периода. По признанию командира 3-й роты французской морской пехоты Scorpions капитана Эммануэля, «здесь намного более пересеченная местность, чем та, в которой нам доводилось действовать, особенно в Африке». Нельзя не заметить, что, хотя «скорпионам» было строжайше запрещено приближаться к российской границе ближе, чем на 5 км, их участие в «Весеннем шторме» этого года стало первым случаем появления французских военнослужащих у рубежей нашей страны со времен наполеоновского нашествия 1812 года.

Голландский фрегат Evertsen тоже принимал участие в учениях Spring Storm 2017.

Маневры Spring Storm 2017 не обошлись без морского компонента. В рамках учений на Балтике и в Финском заливе действовала 1-я постоянная противоминная группа ВМС НАТО под командованием капитан-лейтенанта ВМС Эстонии Йохана-Элиаса Сельямаа. В ее составе – эстонский тральщик Wambola, норвежский Hinnoey, британский Ramsey и бельгийский Primula. Последний, как мы знаем, чуть позже подключился к Baltic Fortress 2017. Назначение этого соединения понятно – обеспечение прохода кораблей и судов по фарватерам у берегов Эстонии. А вот на 2-ю постоянную группу ВМС НАТО под командованием норвежского кэптена Оле Мортена Сандквиста возлагались преимущественно ударные функции. Норвежский фрегат Roald Amundsen и голландский Evertsen (с этим кораблем российская публика, интересующаяся зарубежными флотами, хорошо знакома, поскольку он был участником петербургского МВМС 2013 года), входящие в эту группу, – современнейшие корабли, вооруженные противокорабельными ракетами NSM и Harpoon. Они также обладают внушительным арсеналом противоздушной и противоракетной обороны, включающим ЗУР ESSM и SM-2IIIA. Фрегаты предназначены и для решения задач ПЛО. Для этого на их борту имеются противолодочные торпедные аппараты и вертолеты.

Эмблема учений Arctic Challenge 2017.

В мелком и узком Финском заливе фрегатам НАТО, конечно, тесновато. Но в их функцию, среди прочего, входит своевременное обнаружение потенциального воздушного и подводного противника. И ради этого приходится терпеть неудобства театра.

Несмотря на все трудности, возникшие перед натовским воинством на учениях «Весенний шторм-2017», маневры прошли достаточно успешно. Общую благоприятную картину подпортил только автомобиль Сил обороны Эстонии, который загорелся, задев радиоантенной высоковольтные провода. Двоих военнослужащих пришлось госпитализировать. Этот инцидент можно было списать на «происки русских», поскольку по ЛЭП ток бежал из сопредельного государства. Но эстонское командование, надо отдать ему должное, воздержалось от обвинений в адрес Москвы.

«Учения закончились, – с облегчением заявил после их завершения командующий Силами обороны Эстонии генерал Рихо Террас. – Это были самые масштабные учения Spring Storm за всю их историю (они проводились в двенадцатый раз – прим. редакции). Масштаб учений является знаком их важности как для защиты нашей собственной независимости, так и для укрепления коллективной безопасности».

КОЛЛЕКТИВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ, «СЛАДКИЕ ЛОВУШКИ» И «ДЕТИ НАТО»

Тут нельзя не заметить, что в «старых» государствах НАТО и в странах Балтии эту самую «коллективную безопасность» интерпретируют нередко по-разному. Например, британское Министерство обороны перед отправкой своих военнослужащих в состав многонационального батальона НАТО в Эстонии распространило среди них пособие о том, как в далекой от берегов туманного Альбиона стране иметь дело со стриптизершами и проститутками. Во-первых, в наставлении перечислены лучшие заведения соответствующего толка в Таллине. Со знанием дела указывается, что в Х Club и клубе Soho – «самые сексуальные и горячие девушки». Но этим путеводитель по военному секс-туризму не ограничивается. Во-вторых, подданным Ее Величества разъясняется, что в каждом таком заведении есть «помещения, где можно приватно пообщаться» со своей избранницей. И, в-третьих, Министерство обороны настойчиво рекомендует платить проституткам не более 20 и не менее 5 евро за интимное свидание. Разумеется, военное ведомство вправе учить своих подопечных скопидомству, но тогда девушки с пониженной социальной ответственностью, как их называет российский президент, будут предпочитать не бравых британских томми, а совсем других парней, например, многочисленных русских туристов, которые не страдают жадностью.

Район учений Arctic Challenge 2017. От него ближе до Мурманска, чем до Осло, Стокгольма или Хельсинки.

Британское Министерство обороны не одиноко в стремлении наставить соответствующим образом своих подопечных в странах Балтии. Разведслужба датской армии тоже внесла лепту в воспитание будущих стражей североатлантических границ на восточном фланге альянса. «Забудьте мины, установленные на обочине дорог в провинции Гильменд (пограничной с Пакистаном на юге Афганистана – прим. редакции), снайперов Талибана и опасность засад с фальшивыми афганскими полицейскими, – с иронией пишет публицист Якоб Свендсен на страницах газеты Politiken. – И не опасайтесь отчаянных террористов-смертников «Исламского государства» или сложных племенных отношений и глубоких религиозных конфликтов. Когда примерно 200 датских солдат прибудут в небольшой эстонский городок Тапа как часть нового «кулака НАТО против все более агрессивной России», их будут поджидать совершенно другие опасности». И датская газета перечисляет их: «Разведслужба армии считает, что угроза издевательств и кампаний запугивания против датского подразделения будет высока. Поэтому солдаты должны вести себя внимательно с женщинами легкого поведения – так называемыми русскими сладкими ловушками, когда солдаты из-за красивых женщин попадают в компрометирующие ситуации. И они должны быть осторожными с местными хулиганами, которые могут создавать провокации во время пребывания солдат в Эстонии». Комментарии тут, как говорится, излишни. «Сладкие ловушки», разумеется, могут быть только агентами Кремля.

Дозаправка американского истребителя-бомбардировщика F-15D Eagle на учениях Arctic Challenge.

С другой стороны, и принимающая сторона начеку. Поскольку американцы известны тем, что во время службы за рубежом заводят внебрачных детей с местными красотками, поэтому требуется заключить с командованием Вооруженных Сил США и Североатлантического альянса в целом соответствующие договоры о денежных компенсациях матерям-одиночкам. Таково требование ряда латвийских женских организаций. И правда, никакой безотцовщины не должно быть! Всех рожденных без законных пап требуется зачислять в «детей НАТО» с соответствующим денежным содержанием из бюджетов министерств обороны. Что же, вполне обоснованная постановка вопроса.

ОТ «УДАРА САБЛЕЙ» ДО «ЖЕЛЕЗНОГО ВОЛКА»

Не успели 26 мая завершиться в Эстонии маневры Baltic Fortress 2017, как 22 мая в воздушном пространстве Финляндии, Швеции и Норвегии стали разворачиваться маневры военно-воздушных сил Arctic Challenge 2017 («Арктический вызов-2017»), а 23 мая в Латвии начался первый этап натовских игрищ Saber Strike 17 («Удар саблей-17»). В Польше же 1 июня стартовали учения BALTOPS 2017 («Балтийские операции-2017»).

Эмблема учений Saber Strike 17.

Маневры «Арктический вызов», к которым, главным образом, привлекаются ВВС трех скандинавских государств – Финляндии, Швеции и Норвегии – формально не относятся к числу натовских, но в них принимают участие боевые самолеты ВВС стран Североатлантического альянса. Особенно весомым их участие было в этом году. В учениях помимо трех главных «действующих лиц» были задействованы истребители, самолеты радиоэлектронной борьбы, летающие танкеры-заправщики и машины транспортной авиации ВВС США, Великобритании, Франции, Канады, Бельгии, Испании, Германии и Нидерландов. К этой компании примкнули и восемь истребителей F/A-18 Hornet ВВС Швейцарии. Воздушные баталии вели более ста самолетов 12 государств, что поставило «Арктический вызов» в число крупнейших маневров военно-воздушных сил текущего года. На них отрабатывались полеты на малой высоте для более успешного преодоления ПВО вероятного противника, приемы подавления его средств обнаружения, дозаправка в воздухе боевых машин. Другими словами, речь шла не об оборонительных, а о наступательных действиях авиации в приполярных районах.

Очень интересно место проведения Arctic Challenge 2017. Оно представляло собой вытянутый и поломанный на северо-востоке четырехугольник воздушного пространства Финляндии, Швеции и Норвегии, от которого было ближе долететь до Мурманска, чем до Хельсинки, Стокгольма и Осло. Натовские воздушные армады и их партнеров базировались на базы Рованиеми в Финляндии, Буде в Норвегии и шведском Лулео. Одновременно в Лапландии состоялись учения финской армии и погранвойск REPO 117, в которых приняли участие 6100 военнослужащих и тысяча транспортных средств.

После завершения «Арктического вызова» эстафету у российских границ подхватили учения «Удар саблей» – преимущественно сухопутные маневры с участием ВВС, а затем военно-морские «Балтийские операции», к которым также привлекаются ВВС и армейские части. Как правило, данные учения проводятся практически одновременно и следуют единому замыслу – «отражению агрессии с востока с переходом в контрнаступление», предполагающим вторжение в Калининградскую область и другие северо-западные регионы Российской Федерации.

Судно сил передового развертывания ВМС США William R. Button (T-AK 3012) у Вентспилса.

На сей раз Saber Strike, во всяком случае, их первый этап, имел сильный военно-морской акцент. В латвийском порту Вентспилс высадились 400 американских морских пехотинцев. Впервые на Балтике были задействованы силы передового развертывания ВМС США. Они состоят из судов Командования морских перевозок, на которых складируется тяжелая техника Корпуса морской пехоты. В час «Н» они прибывают к месту высадки, где с них производится выгрузка танков, САУ и инженерных машин. На учениях Saber Strike 17 силы передового развертывания представлял ролкер-контейнеровоз William R. Button (T-AK 3012). Он встал на якорь достаточно далеко от берега. С него военнослужащие 1-го морского грузового транспортного батальона 24 мая сначала перегружали боевую и инженерную технику на паром, составленный из понтонов, который затем подходил к пляжу под Вентспилсом. Там уже танки M1A2 Abrams, ремонтно-эвакуационные машины и бульдозеры своим ходом сходили на берег.

Перегрузка танков M1A2 Abrams с судна William R. Button на транспортный понтон во время учений Saber Strike 17.

По железной дороге и по автотрассам заморское воинство отправили на базу Национальных Вооруженных Сил Латвии в Адажи. Там оно приходило в себя после путешествия и утомительной разгрузки. И только 3 июня вступило в дело, когда начался второй этап «Удара саблей», главные «сражения» которого разворачивались на полигоне в Адажи. Перед началом активной фазы руководитель учений американский генерал-майор Нил Лойдолт заявил, что на маневрах «особый акцент будет сделан на интегрированные сухопутные, морские и воздушные операции при одновременном укреплении сотрудничества с постоянными боевыми группами под руководством НАТО, находящимися в странах Балтии». В учениях приняли участие военнослужащие США, Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, Соединенного Королевства, Канады, Германии, Люксембурга, Словакии, Румынии, Болгарии и Швеции.

Тяжелая техника сходит с понтона на берег.

В «Удар саблей» играли и в районе польского Щецина, где был задействован многонациональный корпус НАТО «Северо-Восток». Польская часть Saber Strike 2017 носила командно-штабной характер. Там бои разворачивались, главным образом, на компьютерах. Отрабатывалось также планирование военных действий.

В рамках Saber Strike 2017 17-19 июня состоялись учения Gelezinis Vilkas 2017 («Железный волк-2017») по обороне «Сувалкского коридора». Так называется пограничный участок между Литвой и Польшей шириной примерно 100 км. Он на западе граничит с Калининградской областью, а на востоке – с Белоруссией. Его еще называют «ахиллесовой пятой» НАТО в этом регионе, поскольку в случае захвата данного коридора Российской армией, страны Балтии окажутся отрезанными от своих союзников по Североатлантическому альянсу.

И вот танки M1A2 Abrams вступили в дело.

Тем временем в польских портах Щецин и Свиноуйсьце – бывшей военно-морской базе ВМФ СССР – стали сосредотачиваться корабли военно-морской армады, задействованные в учениях BALTOPS 2017. Первыми на место встречи, как и следовало ожидать, прибыли польские участники маневров: базовые тральщики Dabie, Mielno, Wicko, Mamry Wdzydze, средние десантные корабли Gniezno и Krakow, которые также могут выполнять функции минных заградителей. Все они не первый год участвуют в BALTOPS. А вот новейший базовый тральщик-искатель мин Kormoran – единственный боевой корабль, построенный в Польше после того как эта страна «сбросила оковы социализма», командование отправить на учения воздержалось, поскольку он никак не может завершить испытания.

Британский связист на маневрах Saber Strike 17: «Говорите громче! Ничего не слышу! Русские мешают!»

Вообще в польской политике строительства ВМС больше гонора, чем толку. Мы уже упоминали о принятой 10 февраля текущего года стратегической концепции морской безопасности Польши (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №3/2017). Тогда же правящая партия «Право и справедливость» провозгласила, что при обновлении ВМС упор следует сделать на возрождение судостроительной промышленности страны. Но едва минуло два месяца, как Варшава сообщила о намерении приобрести у Австралии три фрегата Adelaide, Melbourne и Newcastle типа Oliver Hazard Perry. Они несколько отличаются от тех, что до недавних пор несли службу в составе ВМС США, и двух, что числятся в составе ВМС Польши. Во-первых, они «помоложе», поскольку вошли в строй в 1984-1993 годах. Во-вторых, австралийские корабли прошли модернизацию и несут более современное вооружение, включая 8 ЗУР Evolved Sea Sparrow средней дальности в вертикальных пусковых установках Mk 41. Однако польские эксперты предупреждают военное ведомство своей страны, что закупка устаревших австралийских кораблей на сумму 4 млрд. злотых резко урежет возможности ВМС Польши по приобретению новой техники и вооружения.

Но если Польша может, хотя скорее больше теоретически, строить корабли класса «фрегат», то сборка подводных лодок на отечественных верфях ей никак не под силу. Между тем субмарины в Варшаве относят к перспективному стратегическому оружию. Дело в том, что три подлодки предполагается вооружить американскими крылатыми ракетами большой дальности Tomahawk или французскими MdCN. В Варшаве не скрывают, что эти ракеты предназначены для ударов по целям в Российской Федерации, поскольку главным вероятным противником считается именно наша страна.

Эмблема учений BALTOPS 2017.

Однако до недавних пор на Западе не было проектов неатомных ПЛ с крылатыми ракетами. И вот в лидеры вырвалась шведская компания Saab. На выставке IMDEX Asia 2017, состоявшейся в мае этого года в Сингапуре, она продемонстрировала модель НАПЛ типа А26 со вспомогательными воздухонезависимыми двигателями Стирлинга. В отличие от базового варианта на ней в средней части корпуса сделана десятиметровая вставка с тремя вертикальными пусковыми установками, в каждой из которых размещаются по шесть крылатых ракет. Менеджеры Saab подчеркивают, что проект сделан специально в расчете на Польшу. Шведов, судя по всему, равно как Варшаву, Вашингтон и Париж, не волнует, что продажа Польше крылатых ракет большой дальности и носителей такого оружия – грубое нарушение Режима контроля за ракетными технологиями, участниками которого они являются.

Но вернемся к учениям BALTOPS 2017. В них были задействованы 50 боевых кораблей и вспомогательных судов 12 государств Североатлантического блока, а также Швеции и Финляндии. Маневры с участием почти 4000 личного состава, 55 самолетов и вертолетов включали операции по обнаружению и уничтожению подводных лодок, организации противоздушной обороны и отражению ударов сил противника с моря, по постановке минных заграждений, в том числе с американских бомбардировщиков, и разминированию акваторий. На пляжи под латвийским Вентспилсом, немецкого Путлоса, что неподалеку от Киля, курортного местечка Устка в Поморском воеводстве Польши были высажены десанты морской пехоты. То есть отрабатывался полный пакет действий ВМС и других сил НАТО на Балтике, а точнее вокруг Калининградской области.

Модель подводной лодки А26 с ракетами Tomahawk.

Не случайно в апреле этого года ведущая американская «фабрика мысли» – консалтинговая корпорация RAND – опубликовала специальный доклад, посвященный «нейтрализации» Калининградской области. В нем содержится недвусмысленный призыв к Пентагону и другим правящим структурам Соединенных Штатов предпринять энергичные шаги, «включая захват пограничного анклава и разжигание внутренних беспорядков», для этой самой «нейтрализации». Кроме всего прочего, по мнению аналитиков RAND, «напряженность в отношениях с Россией дает странам НАТО возможность сохранить уровень взаимодействия между партнерами альянса после выхода из Афганистана», а также позволит усилить поддержку в пользу членства в НАТО Швеции и Финляндии.

Американский десантный корабль-док Arlington – флагман учений BALTOPS 2017.

Руководивший учениями BALTOPS 2017 вице-адмирал Кристофер Грейди, являющийся командующим 6-м флотом ВМС США, командующим военно-морскими ударными и поддерживающими силами НАТО, заместителем командующего Вооруженных Сил США в Европе, заместителем командующего Вооруженных Сил США в Африке (один перечень его должностей напоминает многочисленные титулы монархов), отметил на видеоконференции, устроенной на борту флагмана – десантного корабля-дока Arlington (LPD-24), что одна из главных целей маневров – отработка интеграции военно-морских сил альянса с действиями ВВС. Он также отметил важность операций по постановке минных заграждений и минно-тральных операций, в искусстве владения которыми европейские партнеры, якобы, превосходят американцев. Это любимый конек адмирала, начинавшего свою командную карьеру на тральщиках Chief (MCM 14) и Ardent (MCM 12).

Американские морские пехотинцы перед высадкой в Вентспилсе. На лицах оптимизм не читается.

Особо нельзя не сказать об участии американских стратегических бомбардировщиков B-52H Stratofortress и B-1 Lancer в учениях Saber Strike 17 и BALTOPS 2017. Их перебросили из США на британскую авиабазу Фэрфорд. Оттуда они вылетали в воздушное пространство над Балтикой. 6 июня истребитель Су-27 из состава дежурных сил ПВО Балтийского флота перехватил две американские «стратосферные крепости» и вежливо «отжал» их от российской границы. Эта же операция повторилась 9 июня с парой бомбардировщиков B-1, одним B-52H и самолетом-заправщиком KC-135R. В Пентагоне заявили, что бомбардировщики «выполняли обычную миссию». Наверняка, так оно и есть. Но миссии B-52H состоят в том, чтобы наносить бомбами и крылатыми ракетами ядерные удары, а также ставить морские донные мины Mk 62 QuickStrike («Быстрый удар»). На учениях BALTOPS 2016 «стратосферные крепости», например, сбросили учебные мины в 50 км от Балтийска – главной базы Балтфлота. В свою очередь, бомбардировщики B-1 Lancer являются носителями новейших малозаметных противокорабельных ракет LARSM, которыми они могут атаковать надводные цели на дальности до 800 км.

Американские морские пехотинцы перед высадкой в Вентспилсе. На лицах оптимизм не читается.

Тут нельзя не напомнить, что в годы после завершения «холодной войны» учения BALTOPS носили совсем иной характер. В них на постоянной основе участвовали и корабли ВМФ РФ. Внимание на этих маневрах сосредотачивалось на задачах поддержания благоприятного режима судоходства, борьбы с террористами и с минной угрозой, оказания помощи терпящим бедствие на море. С 2015 года все круто переменилось. Маневры недвусмысленно перенацелились на отработку операций против Калининградской области и прежде всего против Балтийского флота и его главной базы.

Плавающие бронетранспортеры с десантом выходят на берег под Вентспилсом.

С другой стороны «экзерсисы» НАТО вокруг Калининградской области больше напоминают ритуальные танцы. Ведь в условиях реальной войны ни один B-52H близко не приблизится к российским границам, а если приблизится, то будет сбит. То же относится и к североатлантическим военно-морским армадам. Любой корабль, миновавший Датские проливы, неминуемо будет потоплен. Какие уж там десанты на пляжи Устки и Вентспилса?

КАЖДОЕ ДЕЙСТВИЕ ВЛЕЧЕТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

Военно-политическое руководство России вынуждено принимать ответные меры. В Калининградской области, в воздушном пространстве над ней и прилегающих акваториях был установлен, если прибегать к американской терминологии, режим «ограничения зоны доступа» (Anti-Access/Area Denial – A2/AD). Развернув на постоянной основе в этом своем западном анклаве оперативно-тактические высокоточные ракетные комплексы «Искандер-М», зенитные ракетные системы С-400 «Триумф», береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал», малые ракетные корабли проекта 21631 с ракетными комплексами «Калибр-НК», способными выполнять функции неядерного и ядерного стратегического сдерживания, Российская Федерация установила в радиусе 400-500 км вокруг Калининграда защитную зону, через которую пробиться чрезвычайно трудно, практически невозможно (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №11/2016). Сейчас авиация Балтийского флота пополняется новейшими истребителями Су-30СМ. В конце мая на аэродром Черняховск 72-й авиабазы ВМФ прибыли из Иркутска две такие машины.

В немецком Путлосе высадка морпехов производилась с польских десантных кораблей Krakow и Gniezno.

Однако Балтийскому флоту по-прежнему не хватает современных минно-тральных и малых противолодочных кораблей. Не лишними были бы еще 5-6 МРК и 3-4 неатомные подводные лодки с «калибрами». В этом году совершил переход из Санкт-Петербурга в Балтийск – месту своей постоянной приписки – базовый тральщик «Александр Обухов» – головной проекта 12700. Будем считать его еще одним звеном в обновлении Балтийского флота. Было бы логичным развертывание в Калининградской области и комплекса РЭБ большой дальности «Мурманск-БН» с возможностью подавления электронных средств противника на расстоянии до 5000 км.

НАТО: Drang nach Osten?

Недооценивать угрозу со стороны ВМС НАТО по-прежнему не стоит. На учениях береговых ракетных частей Балтфлота, состоявшихся во второй половине мая, БРК «Бастион» и «Бал» успешно «поразили» корабли условного противника, в роли которых выступили корветы проекта 20380. С учетом того, что возможности ПВО-ПРО кораблей данного типа недостаточны, сделать это было не очень сложно. А ведь на вооружении флотов НАТО на Балтике состоят тоже весьма неплохие малозаметные ПКР NSM и RBS15 Mk3, способные наносить удары и по кораблям, и по береговым объектам.

Если в прошлом году учения BALTOPS проводились не только в южной, но и в северной и северо-западной частях Балтики с высадкой морского десанта на финские острова, то в этом милитаристские игры ограничились только водами, прилегающими к Калининградской области. Очевидно, военное руководство Североатлантического альянса сочло за благо лишний раз не провоцировать Москву на ответные действия. Но и маневры Baltic Fortress 2017 и Spring Storm 2017 с их мероприятиями по подготовке к «приему прибывающих морем войск союзников по НАТО» и без того дают представление о вероятном характере действий блока в Финском заливе и на его берегах.

Журнал «Национальная оборона» неоднократно обращался к проблеме обороны северной столицы и Ленинградской области со стороны моря (см. №№10/2014, 1/2015, 7/2015 и 6/2016). К сожалению, заметных подвижек здесь пока не наблюдается. По-прежнему основой «мощи» некогда могучей Ленинградской военно-морской базы являются два-три малых противолодочных корабля проекта 1331М, построенных еще во времена существования ГДР, и несколько устаревших тральщиков. Из нового пополнения можно назвать только противодиверсионный катер «Нахимовец» проекта 21980 да два катера специального назначения проекта 03160 «Раптор». Но этого явно недостаточно. Ведь в виду российской северной столицы ВМС НАТО разворачивают очень серьезные силы.

Малые ракетные корабли «Серпухов» и «Зеленый Дол» в Балтийске. Они значительно усилили группировку ВМФ РФ в южной Балтике.

Еще раз напомним, что у России есть проект относительно небольшого ракетного катера, который как нельзя лучше подходит для действий в Финском заливе. Мы имеем в виду РКА проекта 20970 «Катран». Он до сих пор не реализован, хотя это грозное и недорогое морское оружие ближней зоны. Катер водоизмещением около 300 т, длиной 46,8 м и двухметровой осадкой развивает 33-узловый ход, имеет дальность плавания 1200 миль при автономности 10-15 суток. «Катран» с экипажем из 29 человек несет мощное вооружение из двух двухконтейнерных пусковых установок корабельного ракетного комплекса «Уран» или «Уран-У», 57-мм автоматической универсальной артиллерийской установки А-220М, шестиствольного 30-мм автомата обороны ближнего рубежа АК-630М, двух 12,7-мм пулеметов и турельной зенитной установки «Гибка» с ПЗРК «Игла». РКА может выполнять и противодиверсионные задачи. Для этого у него есть опускаемая ГАС «Анапа-М» и гранатометы ДП-64. Десяток таких катеров способен надежно контролировать обстановку в Финском заливе в весеннее, летнее и осеннее время.

Новейшие истребители Су-30СМ пополняют авиацию Балтфлота.

Не грех обратиться к практике наших соседей – финнов, которые имеют в составе своих скромных ВМС несколько минных заградителей. Ленинградской военно-морской базе, которая фактически выполняет функции флотилии Финского залива, тоже необходимо иметь две-три единицы кораблей этого класса сравнительно небольшого водоизмещения.

Требуют обновления и минно-тральные силы ЛенВМБ. В мае этого года в строй ВМС Казахстана на Каспии вошел рейдовый тральщик «Актау» полным водоизмещением 150 т проекта 10750Э. Это глубокая модернизация РТЩ проекта 10750 «Сапфир», составляющих ядро российских противоминных сил Финского залива. В отличие от прототипа «Актау» способен обнаруживать и уничтожать мины впереди по курсу корабля. Такие РТЩ остро необходимы ЛенВМБ, впрочем, не только ей.

В канун Первой мировой войны на берегах Финского залива Россия создала Морскую крепость Императора Петра Великого. Ее оснастили батареями 203-мм, 120-мм и 75-мм орудий, мощными прожекторами. Вместе с минными заграждениями крепость позволила создать надежный заслон от атак на Петроград со стороны моря. Минно-артиллерийская позиция Балтийского флота в Финском заливе в годы Великой Отечественной войны тоже не позволила германскому и финскому флотам близко подходить к Ленинграду и сыграла важную роль в героической обороне города.

Базовый тральщик «Александр Обухов» в этом году перешел в Балтийск.

И теперь обстоятельства требуют создания нечто подобного. На российских островах Гогланд, Родшер и Большой Тютерс, расположенных ближе к центру Финского залива, нужно развернуть пусковые установки БРК «Бал» с противокорабельными ракетами Х-35 и Х-35У с дальностью стрельбы 130 и 260 км соответственно. Почему «Бал», а не «Бастион»? Учитывая особенности театра, размещение гораздо более дорогого и мощного БРК было бы и экономически нецелесообразно, и практически избыточно. «Бал» в случае военной опасности сможет немедленно топить любые надводные цели в заливе, а в мирное время, несомненно, отобьет у натовского воинства охоту устраивать игрища у порога северной столицы России.

Ракетный катер проекта 20970 «Катран».

Рейдовый тральщик «Актау» проекта 10750Э.

* * *

Подведем итоги. Учения НАТО Spring Storm, Baltic Fortress, Arctic Challenge, Saber Strike и BALTOPS этого года выстраивались по единому сценарию. Он предусматривал развязывание агрессии против России на северо-западе Балтийского театра, переброску туда морем крупных многонациональных воинских контингентов Североатлантического альянса под прикрытием ВВС и ударных кораблей ВМС. Не думаю, что стратеги блока всерьез рассчитывают на успех этой затеи. Но, безусловно, она отвлекла бы значительную часть Вооруженных Сил РФ на отражение вторжения в Ленинградскую и прилегающие области, где применение ядерного оружия по ряду причин затруднено. Воспользовавшись этим обстоятельством, морские, воздушные и сухопутные силы альянса получили бы преимущество при нанесении удара по Балтийскому флоту РФ и Калининградской области. При обеспечении превосходства в силах и благоприятном развитии боевых действий можно было бы вести речь не только о «нейтрализации», но и об отторжении от Российской Федерации ее западного анклава. Вот что недвусмысленно просматривается за «сюжетом» весенне-летней милитаристской эпопеи НАТО на Балтике и в прилегающих районах 2017 года.

БРК «Бал» наносит удар противокорабельной ракетой Х-35.


 

НОВОСТИ

Военнослужащие зенитного ракетного соединения общевойсковой армии Южного военного округа (ЮВО), дислоцированной на Северном Кавказе, завершили обучение в учебном центре войск противовоздушной обороны Сухопутных войск в Краснодарском крае, приняли на вооружение соединения зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) «Бук-М3».
Специалисты разработают рекомендации по модернизации вооружения и военной техники и подготовке личного состава Вооруженных Сил России по итогам проведения Армейских международных игр, сообщил начальник Главного управления боевой подготовки ВС РФ генерал-лейтенант Иван Бувальцев.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу проверил ход строительства инфраструктуры нового производственно-логистического комплекса (ПЛК) «Нара» в Подмосковье.
Новые радиолокационные станции (РЛС) «Небо-У» и «Небо-М» (разработки и производства Концерна ВКО «Алмаз – Антей») поступили по гособоронзаказу в 14-ю армию ВВС и ПВО Центрального военного округа.
В очередном Едином дне приемки военной продукции приняла участие Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». Мероприятие состоялось в летно-испытательном комплексе Нижегородского авиастроительного завода «Сокол» – филиала РСК «МиГ».
Командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев проверил ход боевого строительства Козельской ракетной дивизии (Калужская обл.), в первую очередь состояние дел на объектах соединения, где проводятся строительно-монтажные работы по модернизации перевооружаемого ракетного полка.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу внес ряд конкретных предложений по совершенствованию боевой инженерной техники, сообщил начальник инженерных войск ВС РФ генерал-лейтенант Юрий Ставицкий.
Министерство обороны России планирует закупить около 50 модернизированных бомбардировщиков Ту-160, серийное производство которых начнется с 2021 г., заявил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов.
С зенитным подразделением тактической группы Северного флота, дислоцированным на острове Котельный (Новосибирский архипелаг), проведено тактическое учение по совершенствованию навыков применения вооружения в арктических условиях с выполнением боевых стрельб из ЗРПК «Панцирь-С1».
Связисты Центрального военного округа на учении под Челябинском впервые применили недавно поступившие на вооружение помехозащищенные станции связи «Ладья».

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100