Саммит НАТО в Варшаве: альянс подтвердил свою агрессивность
Трансатлантический союз заявил о готовности усилить свою военную мощь вообще и ядерную в частности

Анализ итоговых документов, принятых в Варшаве на саммите военного блока НАТО, проходившего 8-9 июля, показывает, что они были подготовлены на основе оценки нынешнего состояния военно-политической обстановки в мире, которая была квалифицирована как «более опасная», а также с помощью провокационного по форме и голословного по содержанию искажения политики России на международной арене.

Владимир КОЗИН

На форуме в польской столице было неоднократно заявлено о готовности блока распространить свою военную мощь практически на весь земной шар. Было заявлено о претензии «проецировать стабильность» и «реагировать на кризисы» за пределами границ государств, входящих в альянс. Зонами «стратегического значения» трансатлантического военного союза были особо выделены Северная Атлантика, районы Балтийского, Средиземного и Черного морей, а также Азиатско-Тихоокеанский регион.

ЯДЕРНАЯ ПОЛИТИКА БЛОКА

С военной точки зрения трансатлантический союз заявил о готовности усилить свою военную мощь вообще и ядерную в частности.  Повторены формулировки предыдущих саммитов о том, что НАТО останется ядерным союзом до тех пор, пока мир будет располагать ядерным оружием.

Впервые в итоговые документы саммита НАТО записано положение о том, что политика ядерного сдерживания альянса, среди прочего, базируется на американских ядерных средствах «передового базирования», развернутых в Европе. Как известно, это и стратегические, и тактические ядерные вооружения. В данном контексте к стратегическим вооружениям относятся американские тяжелые стратегические бомбардировщики, которые слишком часто стали залетать в Европу, а также британские и французские стратегические ядерные силы. К тактическим вооружениям «передового базирования» США на европейском континенте относятся американские ядерные авиабомбы, размещенные в Бельгии, Италии, Нидерландах, Турции и ФРГ.

Не следует забывать и о том, что на модернизированных авиабазах НАТО в Латвии, Литве и Эстонии с марта 2004 г. находятся четыре типа самолетов Великобритании, США и Франции, способных доставлять как обычные, так и ядерные вооружения. Эта операция, осуществляемая в круглосуточном и круглогодичном режиме, будет продолжена на неопределенное время.

Впервые в итоговых документах варшавского саммита НАТО записано положение о том, что политика ядерного сдерживания альянса, среди прочего, базируется на американских ядерных средствах.

Три ядерные державы блока (Великобритания, США и Франция) усилят свою ядерную доктрину наступательного ядерного сдерживания путем понижения порога применения ядерного оружия.  Выражена надежда на то, что и другие государства альянса будут участвовать «в разделении ядерного бремени посредством соответствующих соглашений», что может быть интерпретировано как призыв Вашингтона расширить круг неядерных государств, которые могут подписать с Соединенными Штатами соглашения «о разделении ядерной ответственности» (nuclear sharing agreements), известные также как соглашения о «совместных ядерных миссиях». Хотя в НАТО признают, что обстоятельства, которые могли бы заставить альянс применить ядерное оружие, остаются «весьма отдаленными», тем не менее альянс по-прежнему оставляет за собой право применить ядерное оружие практически в любое время и в любом месте.

В итоговом коммюнике встречи повторена довольно обтекаемая формулировка предыдущего саммита о том, что альянс готов «внести вклад в создание условий» для дальнейших сокращений ядерного оружия в будущем на взаимной основе, но без указаний какого именно типа ядерные вооружения имеются в виду – стратегические или тактические. Следует обратить внимание на готовность внести вклад только «в создание условий» и ничего более конкретного, что поясняет дальнейшая фраза об отсутствии на данном этапе условий для достижения договоренностей в сфере разоружения. Такая формулировка не свидетельствует о стремлении НАТО к созданию мира, свободного от ядерного оружия.

Об этом также говорит другое положение итоговых документов встречи. В НАТО подтвердили существование «чикагской триады» – созданного на саммите блока в Чикаго в мае 2012 г. оперативного объединения ракетно-ядерных сил стратегического и тактического назначения, а также ударных противоракетных систем с обычными видами вооружений США и НАТО в целом, которые, будучи выдвинутыми на передовые рубежи относительно территории России, представляют собой непосредственную военную угрозу интересам ее национальной безопасности, а также основательно дестабилизируют глобальную военно-политическую обстановку.

ИМПУЛЬС ГЛОБАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ ПРО

Противоракетной проблематике на варшавском форуме было уделено значительное внимание. Например, в итоговом коммюнике встречи этой проблеме посвящено восемь отдельных параграфов.

Продолжится развертывание глобальной инфраструктуры ПРО США  и ее европейского сегмента. Альянс объявил о создании «начального оперативного потенциала» ПРО НАТО (Interim NATO BMD Capability), что означает, по словам генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга, что четыре боевых корабля ВМС США с боевой информационно-управляющей системой (БИУС) ПРО Aegis, базирующиеся на испанскую ВМБ Рота, а также развернутая под Кюречиком (Турция) американская РЛС ПРО раннего предупреждения и поставленный в мае этого года на боевое дежурство оперативный комплекс ПРО США в Румынии «переведены под командование и контроль НАТО».

Для сравнения: на саммите блока в Чикаго в мае 2012 г. было заявлено лишь о достижении уровня «предварительного развертывания потенциала ПРО» (NATO Initial Operational Capability), поскольку в марте 2011 г. только началось развертывание кораблей ВМС США, оснащенных системой Aegis, вокруг европейского континента.

Еще до саммита в Варшаве Йенс Столтенберг заявил, что военная активность НАТО уже увеличена в пять раз.

На варшавской встрече было объявлено, что еще ряд союзников по НАТО заявили о своей готовности принять участие в создании многонациональной противоракетной системы Североатлантического союза под эгидой США. Речь идет о членах НАТО: Дании, Испании, Норвегии и ФРГ, а также о внеблоковых странах: Австралии, Израиле, Республике Корея и Японии. Будут усилены координация и оперативное взаимодействие в командно-управленческом звене глобальной системы ПРО США и НАТО в целом. От союзников по трансатлантическому пакту также ожидают участия в развитии ударно-боевых противоракетных средств и информационно-разведывательных систем раннего предупреждения, предоставления ими своей территории для строительства американских противоракетных баз и последующего развертывания глобального «противоракетного щита». 

При обосновании необходимости усиления противоракетного потенциала из документов саммита исчезла постоянная ссылка на иранскую и северокорейскую «ракетные угрозы». Теперь заявлено о необходимости противостоять неопределенным «ракетным угрозам», исходящим из зон, «находящимся за пределами евроатлантического пространства». Это является признанием того, что американская инфраструктура перехвата баллистических и крылатых ракет ориентирована на Россию и КНР, а не только на Иран и КНДР.

Хотя на варшавском саммите утверждалось, что система ПРО НАТО имеет оборонительный характер, в действительности в шахты противоракетных комплексов в Румынии и Польше можно будет устанавливать крылатые ракеты наземного базирования наступательного характера, а также в перспективе – ударно-боевые средства «Молниеносного глобального удара» (Prompt Global Strike) для нанесения обезоруживающих ударов по российской территории и территории других государств.

Справедливости ради стоит отметить, что на варшавском саммите была зафиксирована робкая готовность НАТО обсуждать с Россией противоракетную проблематику, но об этом объявлено лишь в общих чертах, без детализации мандата потенциальных переговоров. При этом Москва безуспешно пыталась обсуждать с США и НАТО эту проблему в течение 12 лет.

АКТИВИЗАЦИЯ СИЛ ОБЩЕГО НАЗНАЧЕНИЯ

По признанию генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, сделанному еще до проведения саммита в Варшаве, военная активность блока уже увеличена в пять раз. Видимо, показалось мало.

Для реализации глобальных установок по наращиванию военного присутствия альянса подтверждены прежние решения о создании Объединенных сил быстрого реагирования (NATO Joint Response Force comprised of a division-size) на дивизионном уровне и Объединенных оперативных сил высокой готовности (Very High Readiness Joint Task Force), способных к развертыванию в течение двух-трех дней, с участием семи государств-членов блока: Великобритании, Германии, Испании, Италии, Польши, Турции и Франции. Постоянным оперативным соединениям ВМС НАТО (NATO Standing Naval Forces) приданы дополнительные функции, в частности, поставлена задача оказывать поддержку Объединенным силам быстрого реагирования альянса.

Вблизи российских границ НАТО в первую очередь разворачивает мобильные силы быстрого реагирования.

В рамках стратегии усиления средств «передового базирования» в восточной части Европы было решено направить в Латвию, Литву, Польшу и Эстонию по одному батальону численностью до одной тысячи человек, ответственность за формирование которых возложено на США, Германию, Великобританию и Канаду.

Но на этом дело, видимо, не закончится: еще до саммита в Варшаве было объявлено об увеличении натовских сил первоочередного развертывания до 15 тысяч и объединенных сил быстрого реагирования до 45 тысяч человек. Под их прием подготовлены восемь комбинированных военных баз на территории государств Восточной и Южной Европы, которые входят в НАТО. «Это будут сильные многонациональные батальоны, которые покажут силу трансатлантических связей и ясно продемонстрируют, что нападение на одного союзника будет расцениваться как нападение на весь альянс», – подчеркнул Йенс Столтенберг, комментируя это решение.

Объявлено о начале развертывания в Средиземном море новой операции ВМС блока «по обеспечению безопасности» под кодовым названием «Морской страж», которая будет взаимодействовать с операцией ВМС Евросоюза «София». В Черноморском регионе альянс принял решение о создании многонациональной румынско-болгарской бригады, которая будет базироваться в Румынии. По словам Йенса Столтенберга, эта бригада будет находиться под командованием Юго-Восточного многонационального штаба. В Варне (Болгария) уже действует штаб ВМС альянса.

Это приведет к наращиванию военно-морских группировок альянса в средиземноморско-черноморском регионе.

Как следует из состоявшейся в конце июня этого года конференции стран-членов НАТО в Амстердаме, в которой приняли участие действующие высокопоставленные военные и директорский корпус военно-промышленного комплекса блока, в обозначенных районах, а также в Балтийском и Баренцевом морях будут усилены противолодочные и противоминные операции, направленные против ВМФ России. Повышенное внимание уделяется созданию беспилотных подводных аппаратов, которые будут использованы для решения двух обозначенных задач.

В Варшаве новой оперативной военной сферой объявлено киберпространство. Обозначена цель: повысить скорость обработки поступающей информации о состоянии региональной и глобальной военно-политической обстановки, а также нарастить потенциал радиоэлектронной борьбы.

Подчеркнута задача «укрепить ядерное сдерживание и оборону» блока, в том числе путем снижения тенденции сокращения ассигнований на военные цели и повышения соответствующих расходов. На встрече напомнили, что только пять государств блока из 28 вышли на двухпроцентный уровень военных расходов относительно ВВП. Объявлено, что НАТО впервые с 2009 г. увеличило свои суммарные расходы еще на 3%, или в абсолютных цифрах – на $8 млрд. Суммарные же расходы всех государств альянса на военные цели (на свои собственные и на нужды блока) уже превысили $1 трлн.

КУРС НА ПРОТИВОСТОЯНИЕ С РОССИЕЙ

Саммит в польской столице также подтвердил прежние решения в отношении России в духе клише времен холодной войны. Российская Федерация, как утверждается в итоговом коммюнике, осуществляет «агрессивные действия, включая провокационную деятельность по периферии территории стран-членов НАТО», а также «проявляет стремление достигать политические цели посредством угроз и использования силы».

Россия голословно обвинена во всех смертных грехах: в повышении уровня нестабильности и нарушении Основополагающего акта Россия-НАТО 1997 г., «незаконной аннексии Крыма». В этом контексте  обещано, что НАТО не признает этого шага; сама же нынешняя обстановка в Крыму искаженно описана с позиции людей, которые никогда не были там ни до его воссоединения в марте 2014 г. со своей исторической и духовной Родиной, ни после этого события.

В Варшаве принято решение о наращивании военно-морских группировок НАТО в Средиземном и Черном морях.

Вспомнили на натовской встрече в верхах и проводимые российскими Вооруженными Силами «внезапные масштабные» военные учения, как будто их не проводят страны блока. Правда, в НАТО открыто признали, что в 2015 г. осуществили в общей сложности 300 военных учений, половина которых, заметим, имела ярко выраженную антироссийскую направленность и была проведена в непосредственной близости от российских рубежей.

В документах саммита этого года также необоснованно обозначена российская «агрессивная ядерная риторика». И это при том, что США сохраняют стратегию нанесения первого ядерного удара и до сих пор не вывели из Европы тактическое ядерное оружие, хотя Россия вывезла на свою территорию все советские ядерные заряды из трех государств бывшего СССР еще в 1994 г.

Включенный в документы встречи призыв к России соблюдать положения недействующего ДОВСЕ явно свидетельствуют о стремлении Североатлантического союза реанимировать этот договор, который никто из членов НАТО так и не ратифицировал.

Не приходится сомневаться, что натовские представители приложат определенные усилия для этого и скажут немало слов о приверженности альянса к диалогу с Россией и готовности к взаимодействию с ней. Прозвучат и уверения в том, что НАТО не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России, равно как и не считает, что наша страна имеет агрессивные намерения в отношении альянса. Впрочем, заявления типа «НАТО не ищет конфронтации с Россией», «альянс не хочет новой холодной войны», «НАТО не желает новой гонки вооружений» и другие в том же духе, как можно судить по документам саммита и сделанным там заявлениям высшего руководства Североатлантического союза, остаются пустым звуком.

Возьмем, к примеру, итоговое коммюнике варшавского саммита. Из 139 параграфов этого документа лишь в семи речь идет о взаимодействии и диалоге с нашей страной. В остальных говорится о многочисленных вызовах и даже угрозах для альянса и соседних стран, которые исходят из России или с Востока, и о мерах, которые НАТО принимает в ответ на «формирование новых условий безопасности в Европе».

С целью усыпления бдительности России заявлено о готовности изыскивать «конструктивный» политический диалог с Москвой. Вспомнили на форуме и о былом «партнерстве» между Россией и НАТО.

Но одновременно участники саммита оставили неизменным решение 2014 г. о приостановке всех форм военного и гражданского взаимодействия с Россией.

Интересно, каким образом руководство НАТО вообще намерено вести «конструктивный» диалог с российской стороной после всех обвинений в наш адрес? Поэтому Москва поступила совершенно обоснованно, объявив, что главной целью первого после завершения саммита в Варшаве заседания Совета Россия-НАТО должно быть получение от высших представителей альянса подробных разъяснений о реальных целях усиления военного присутствия блока у границ нашей страны.

ПОДСТРЕКАТЕЛЬСТВО КИЕВА

НАТО уже давно выступает в качестве подстрекательской организации, которая подбивает Украину на новые военные преступления против гражданского населения на Донбассе, которое не желает иметь ничего общего с нынешним ультранационалистическим и бесчеловечным киевским режимом.

Своими действиями и заявлениями НАТО косвенно подстрекает Украину к новым военным преступлениям на Донбассе.

России бездоказательно приписали причастность к «дестабилизации» обстановки в Восточной Украине, хотя она уже давно дестабилизирована вооруженным путем и экономической блокадой Киева при прямой моральной и материальной поддержке многих стран альянса. Упомянуты даже некие российские «агрессивные действия против Украины», но без указаний места и времени их осуществления.

Саммит справедливо призвал уменьшить количество жертв среди гражданского населения на Украине (по данным Управления по координации гуманитарных вопросов ООН на начало июля текущего года общее количество убитых на востоке Украины составило 9470 человек, а число раненых – 21880 человек). Но варшавский саммит нигде не указал, что в этих жертвах повинны именно регулярная армия и добровольческие националистические формирования Украины, которые использовали и по-прежнему используют тяжелые виды вооружений против жителей Донбасса в нарушение договоренностей, достигнутых в прошлом году в Минске. По данным ООН, только за июнь 2016 г. в результате огня ВСУ на Донбассе погибли 12 гражданских лиц и 57 получили ранения.

Полная вина за эти преступления лежит и на нынешних украинских руководителях, и на странах-членах НАТО, участвующих в проведении Киевом политики геноцида и внутренней агрессии на Донбассе.

Главы государств и правительств блока записали в итоговом коммюнике саммита и важность выполнения Минских соглашений по урегулированию украинского кризиса, но не признали, что их в полном объеме уже давно не выполняет именно Киев, а не ДНР и ЛНР. Безо всякой логики и доказательств заявлено, что только Россия несет ответственность за выполнение Минских соглашений, но почему-то не несут никакую ответственность за их саботаж ни нынешнее киевское руководство, ни Германия с Францией в качестве государств-гарантов реализации этих договоренностей.

Продвигая идею о дальнейшем расширении НАТО путем подтверждения ранее анонсированной политики «открытых дверей» для вступления в него других государств, варшавский саммит пригласил Швецию и Финляндию принимать участие в обсуждении «вызовов безопасности» и участвовать в проводимых блоком военных учениях. Провозглашен курс альянса на расширение оперативного взаимодействия его вооруженных сил с ВС Украины и Грузии.

Обратило на себя внимание заявление, сделанное министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным вскоре после варшавского саммита, где он признал, что Украина получит «комплексный пакет помощи от НАТО», включающий 13 магистральных и 40 иных направлений «практической помощи».

Принятая на саммите в Варшаве формулировка о содействии интеграции Украины в «евроатлантические структуры» означает только один исход  –  ее принятие на каком-то этапе в НАТО.

КАКОВ СУММАРНЫЙ ИТОГ ВАРШАВСКОГО САММИТА?

Его краткие итоги могут быть сформулированы следующим образом.

С точки зрения политической, альянс сохранил свою агрессивную военную сущность, которая будет проецироваться в глобальном измерении и в длительной перспективе. Принятые в польской столице решения носят несбалансированный, непропорциональный и исключительно наступательный характер.

С точки зрения перспектив развития общемировой военно-политической ситуации, состоявшийся саммит НАТО закрепил опасную тенденцию усиления качественно новой фазы холодной войны (холодной войны 2.0), которую ведущие страны Североатлантического союза инициировали в апреле 2014 г. и к развязыванию которой Российская Федерация не имеет никакого отношения.

С точки зрения военной, приняты обязательства по наращиванию военной мощи НАТО далеко за пределами территорий входящих в него государств.

С точки зрения решения многих вопросов контроля над вооружениями, саммит не предложил ничего конкретного и конструктивного. А ведь между НАТО и Россией из-за деструктивной позиции альянса уже накопилось 15 нерешенных проблем в этой сфере.

С точки зрения возможностей восстановления замороженных отношений Россия-НАТО, в Варшаве не было выдвинуто никаких новых инициатив, которые могли бы вызвать положительную реакцию Москвы.

Следующий саммит НАТО будет проведен не через два года, как это практиковалось ранее, а уже через год – в Брюсселе. Скорее всего, и эта встреча оставит без изменений агрессивную сущность и антироссийскую направленность военного блока «трансатлантической солидарности».

Авиация стран НАТО уже давно и прочно обосновалась на аэродромах прибалтийских республик.

Таким образом, в ходе варшавского саммита трансатлантический блок показал себя как лживая организация, не уважающая ни исторические реалии, ни документально подтвержденные и очевидные факты. Она по-прежнему придерживается двойных стандартов при оценке ситуации в мире и роли России на международной арене. Очевидно, в дальнейшем руководители альянса будут продолжать произносить обвинительные тирады в адрес Российской Федерации, ее внешней и оборонной политики, пытаясь вызвать у нас комплекс вины за то, что Россия не совершала.

А почему бы нам самим не усилить выработку чувства вины у НАТО за реальные военные преступления, вмешательство во внутренние дела других государств, за провокационные и дестабилизирующие действия?

В складывающихся обстоятельствах Россия должна сделать для своей внешней и оборонной политики значительные выводы, руководствуясь священной обязанностью последовательно и эффективно обеспечивать надежную защиту независимости, территориальной целостности и суверенитета как всего российского государства, так и своих союзников и друзей на основе принципов разумной достаточности и асимметричных высокоэффективных военно-технических ответов на растущие вызовы со стороны НАТО – явного анахронизма времен драматического противостояния ХХ века.

Варшавский саммит еще раз показал, что агрессивно-милитаристский Североатлантический пакт должен быть распущен как главный дестабилизирующий механизм глобальной безопасности и поглотитель огромных материальных и интеллектуальных ресурсов на военные цели.

Нынешние и грядущие поколения должны быть раз и навсегда освобождены от блоковой системы, возникшей после завершения Второй мировой войны.

Безопасность в мире должна создаваться на принципиально ином фундаменте – на внеблоковой основе.

Владимир Петрович КОЗИН – главный советник директора Российского института стратегических исследований, член-корреспондент Российской академии естественных наук, профессор Российской академии военных наук


 

НОВОСТИ

Президент России Владимир Путин своим указом назначил Александра Фомина заместителем министра обороны.
Специалисты Главного автобронетанкового управления Министерства обороны России и представители промышленности начали проведение испытания новых и перспективных образцов вооружения, военной и специальной техники в условиях Арктики.
В ходе полевых занятий по огневой и тактической подготовке с подразделениями мотострелковой бригады Южного военного округа, в которых были задействованы около 300 военнослужащих, а также более 40 единиц боевой техники, включая танки Т-90А, БМП-3, САУ «Мста-С», в режиме реального времени применялся новейший комплекс разведки, управления и связи «Стрелец».
АО «ММП имени В.В. Чернышева» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию) получило займ от Фонда развития промышленности (ФРП) на приобретение высокоточных станков в целях обеспечения требуемых стандартов качества и надежности нового турбовинтового двигателя ТВ7-117СТ.
Как сообщил командующий войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковник Александр Дворников, в Крыму сформирован и приступил к боевой подготовке 22-й армейский корпус Черноморского флота.
Доходы России от экспорта вооружений в 2016 г. составили около $15 млрд., заявил председатель правительства РФ Дмитрий Медведев на выездном заседании фракции «Единая Россия».
Штатный автомат для боевой экипировки «Ратник» будет выбран в конце 2017 г., заявил РИА «Новости» директор ЦНИИТОЧМАШ Дмитрий Семизоров.
В ходе внезапной проверки боевой готовности ВКС все из более чем 150 воздушных целей, которые имитировали полеты истребителей, БЛА и крылатых ракет условного противника в зоне ответственности система ПВО-ПРО Москвы и Центрального промышленного района, были своевременно перехвачены и условно уничтожены.
Боевой и численный состав Вооруженных Сил России и дислокация их межвидовых группировок определяются с учетом геополитической обстановки в мире и многообразия угроз для безопасности страны, заявил статс-секретарь – заместитель министра обороны России Николай Панков на специальном сборе начальников кадровых органов ВС РФ.
На Международной выставке вооружений и военной техники IDEX 2017 в Абу-Даби корпорация «УВЗ» впервые продемонстрировала полноразмерный макет 30-мм дистанционно управляемого боевого модуля для боевых бронированных машин, созданного Нижегородским центральным научно-исследовательским институтом «Буревестник».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100