Как обуздать «гремучую змею»
Экономическое и политическое доминирование Соединенных Штатов немыслимо без опоры на военно-морские силы

На гюйсе кораблей и судов американских ВМС и Береговой охраны на фоне тринадцати красных и белых полос изображена гремучая змея, под которой начертан лозунг: «DONT TREAD ON ME», то есть «Не наступай на меня», или «Не тронь меня». Красно-белые полосы символизируют тринадцать колоний, провозгласивших независимость от британской короны и образовавших в 1776 г. Североамериканские Штаты. По преданию, а прямых доказательств тому нет, именно такие флаги несли американские боевые корабли в годы войны за независимость. Но если и несли, то немногие.

Александр МОЗГОВОЙ

За 239 лет существования США редко кто наступал или трогал американскую «гремучую змею». Разве что во время англо-американской войны 1812 г. или в годы Второй мировой войны на Тихом океане (1941-1945 гг.). Зато не счесть примеров прямой агрессии и вмешательств в дела других государств американского флота.

КОСТЯК МОРСКОГО ГОСПОДСТВА

Думается во многом прав американский историк Пол Кеннеди, предложивший считать точкой отсчета мировой экспансии США не высадку в Нормандии при открытии второго фронта и даже не атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, а 31 мая 1943 г., когда в свой первый боевой поход из Перл-Харбор вышел тяжелый, по классификации тех лет, авианосец Essex (CV 9). Таким образом, замечает Пол Кеннеди, «США получили средство, которым и сегодня управляют мировой политикой». Этот 265-метровый корабль водоизмещением 27000 т развивал максимальную 33-узловую скорость и мог преодолеть до 17000 миль. В его ангарах и на палубе размещались до 100 бомбардировщиков, торпедоносцев и истребителей. До окончания Второй мировой войны США ввели в строй 17 авианосцев типа Essex. Именно они вместе с почти сотней легких и эскортных авианосцев вымели японский Императорский флот из Тихого океана. До 1950 г. количество авианосцев типа Essex увеличилось до 24 единиц. «Весь этот арсенал составил костяк американского морского господства», – не без оснований утверждает Пол Кеннеди. *

Тяжелый авианосец Essex выходит в боевой поход.

Так продолжалось до тех пор, пока ВМС США не бросил вызов Военно-морской флот СССР. Соперничество было жестким и неравным. За Соединенными Штатами всегда сохранялась огромная фора: и по количественному составу, и по военно-морскому потенциалу союзников (блок НАТО и тогда и сейчас представляет собой коалицию крупных военно-морских держав), и по количеству зарубежных баз, и по возможностям промышленности, и по финансовым ресурсам. И все-таки ВМФ СССР теснил американский флот. За счет внедрения самых передовых технологий, прежде всего атомной энергетики и ракетостроения, грамотного выбора вектора развития ВМФ, в котором ставка делалась на приоритетное развитие подводных сил и дальней морской ракетоносной авиации, удалось не только существенно уменьшить, но отчасти и снять угрозу нападения на СССР с морских направлений, а также создать весьма существенную контругрозу территории и коммуникациям США и их союзников.

Однако нельзя не признать, что все более набиравшая обороты гонка вооружений, в том числе и в военно-морской сфере, оказала негативное влияние на экономику СССР. Вкупе с «перестройкой политического мышления» это привело к крушению великой страны и обвальному сокращению возможностей ее Вооруженных Сил.

20 ноября 2015 г. корабли Каспийской флотилии нанесли повторный удар крылатыми ракетами «Калибр-НК» по объектам «Исламского государства».

ПЕРВЫЕ ПРИЗНАКИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Почти два десятилетия постсоветской эпохи ознаменовались девальвацией военно-морской мощи России. Теперь ситуация постепенно и с большим напряжением выправляется. По данным на начало декабря 2015 г., около 70 кораблей и судов ВМФ РФ выполняли разного рода миссии в отдаленных акваториях Мирового океана. Правда, боевые корабли, то есть те, которые способны наносить удары и осуществлять функции эффективной обороны, из этого общего количества можно пересчитать по пальцам.

Заслуженный успех выпал на долю кораблей Каспийской флотилии, которые 7 октября и 20 ноября минувшего года нанесли сокрушительные удары крылатыми ракетами «Калибр-НК» по штабам, предприятиям и объектам инфраструктуры, запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». Этот успех закрепила атака 8 декабря ракетами «Калибр-ПЛ» объектов ИГ дизель-электрической подводной лодкой «Ростов-на-Дону» из акватории Средиземного моря.

В этой связи обратимся к аналитической статье Гарретта Кэмпбелла, озаглавленной «Западные эксперты ошиблись в оценке потенциала Вооруженных Сил России». Она увидела свет на сайте чрезвычайно авторитетного в США Брукингского института – одной из ведущих «фабрик мысли» западного мира. Позволим себе привести из этой публикации обширную цитату, относящуюся к деятельности ВМФ РФ:

«Западные эксперты называли военный флот России «скорее ржавым, чем готовым к бою». Однако Россия, к всеобщему удивлению, занимается модернизацией старых кораблей и строит новые. Военно-морские силы России продемонстрировали довольно значительный потенциал: корветы и фрегаты, входящие в состав Каспийской флотилии, могут наносить удары крылатыми ракетами по целям на расстоянии в полторы тысячи километров. Прежде о них не знал никто. Для сравнения: американские литоральные боевые корабли типов Freedom и Independence имеют существенно большее водоизмещение – примерно 2900 и 3100 т соответственно – но при этом не обладают какими-либо возможностями по нанесению ударов крылатыми ракетами или схожим потенциалом по проецированию силы. Это стало откровением. Это оказалось мощным сигналом для Запада, и один комментатор даже предположил, что российская Каспийская флотилия стала тем фактором, который коренным образом изменил ситуацию (имеется в виду не только война с «Исламским государством», но и соотношение сил на море вообще – прим. редакции). Обладая небольшими, недорогими, технологически несложными и простыми в производстве кораблями, российский флот демонстрирует уникальные возможности, делая акцент на результат обновления, который прежде оставался по большей части незамеченным.

С конца сентября 2015 г. гвардейский ракетный крейсер «Москва» нес боевую службу у берегов Сирии.

Многие наблюдатели также ставили под сомнение возможности Военно-морских сил России – в особенности Черноморского флота – проводить длительные операции. Однако в течение последних трех лет Россия осуществляет стабильные поставки оружия и техники армии Асада через порты Латакии и Тартуса, и нет никаких оснований полагать, что эти поставки могут прекратиться. Западным странам стоит ожидать того, что, с учетом более высокой степени вовлеченности Вооруженных Сил России в Сирии, Россия будет наращивать свои морские логистические возможности для поддержки своих партнеров по коалиции, выступающей на стороне президента Асада. И, по всей видимости, именно это Россия и делает. Черноморский флот оказался бесценным активом для России и ее партнеров в Сирии. В частности, флагман Черноморского флота – ракетный крейсер «Москва», а также некоторое число других надводных боевых кораблей были размещены у берегов Сирии для обеспечения противовоздушной и противоракетной обороны. Критики утверждают, что это старые корабли с устаревающими системами. Если сравнивать их с большинством кораблей НАТО, то это верно, но для выполнения поставленных задач их вполне достаточно. Более того, дислокация этих кораблей демонстрирует возможности и намерения России по достижению определенных внешнеполитических задач. Таким образом, эти корабли представляют существенную угрозу, которую стратеги НАТО не могут просто списать со счетов.

По всем признакам в течение последних нескольких лет Россия создавала и расширяла свой военный флот, что соответствует тем внешнеполитическим целям, о которых она заявила. Время покажет истинное положение дел, однако пока у нас не будет неопровержимых доказательств неизбежного краха Военно-морского флота России, экспертам не стоит делать поспешные прогнозы, которые не отражают реальных фактов».

Вряд ли эта цитата нуждается в комментариях. И подобных высказываний западных военных экспертов можно привести немало. Сошлемся лишь на начальника военно-морских операций (главкома) ВМС США адмирала Джона Ричардсона. В интервью британской The Financial Times он дал высокую оценку российским крылатым ракетам. «Это демонстрация значительных боевых возможностей», – сказал он. По мнению адмирала, «президент Владимир Путин пытается вернуть российский Военно-морской флот на мировую сцену, дабы о нем говорили, дабы его считали серьезным игроком». И добавил, что это, «похоже, долговременное явление».

На смену «Москве» с Тихого океана пришел гвардейский крейсер «Варяг».

Впрочем, не стоит впадать в эйфорию от этих высоких, а то и льстивых оценок. Достаточно напомнить, что только один американский эсминец типа Arleigh Burke может нести почти втрое больше крылатых ракет Tomahawk, сопоставимых с российскими «калибрами», чем сегодня все корабли Каспийской флотилии вместе взятые. Таких эсминцев в строю ВМС США насчитывается 62, а в перспективе их количество будет доведено до 75.

У российского ВМФ все еще больше проблем, чем достижений. Продолжается старение корабельного состава, и этот тренд переломить пока не удается. Нельзя признать удовлетворительными темпы строительства и ввода в линию действующего флота надводных боевых кораблей классов «корвет» и «фрегат», а также атомных подводных лодок. Явно недостаточна поддержка ВМФ с воздуха. За последнее время кое-что сделано в этой области. Укрепились авиачасти Черноморского и Балтийского флотов, а вот на Севере и Тихом океане изменения происходят едва заметные, особенно учитывая огромные пространства этих двух театров.

Да, у ВМФ РФ имеется 50-летняя программа развития. Но она обсуждалась и принималась узким кругом лиц, келейно. Думается, не в последнюю очередь это объясняется стремлением оградить этот документ от какой-либо критики. В итоге мы являемся свидетелями громких заявлений военно-морских начальников и руководителей кораблестроительной отрасли о намерении в скором времени начать строительство то атомных супер-авианосцев, то атомных эсминцев линкорного водоизмещения, хотя совершенно очевидно, что ни с чем подобным отечественная судостроительная промышленность ни сейчас, ни в обозримом будущем справиться не сможет.

В этой связи хочется обратить внимание на слова Гарретта Кэмпбелла о том, что успешные атаки объектов «Исламского государства» были достигнуты «небольшими, недорогими, технологически несложными и простыми в производстве кораблями», продемонстрировавшими «уникальные возможности».

УРОКИ «АСИММЕТРИИ»

Такие «уникальные возможности» современные военные теоретики предпочитают называть «ассиметричными». Собственно, они появились не вчера, а на заре зарождения соперничества на море. Но не будем углубляться в глубь веков, а ограничимся несколькими примерами из новой и новейшей истории.

В британских газетах Джон Пол Джонс изображался не иначе как пират.

Во время войны за независимость от британской короны американский флот никак не мог тягаться с английским. У Североамериканских Штатов тогда военно-морского флота, по сути дела, вообще не было. Но колонисты выставили против могущественного Royal Navy «асимметричные» силы – отдельные вооруженные коммерческие суда, которые занимались каперством, то есть пиратством, и наносили большой ущерб английской торговле. И даже когда у США появились более-менее организованные ВМС, которые именовались «Континентальным флотом», они по-прежнему предпочитали использовать флибустьерскую тактику. Достаточно вспомнить дерзкие вылазки у берегов Владычицы морей «отца американских ВМС», а впоследствии контр-адмирала Российского флота Джона Пола Джонса, которого с легкой руки императрицы Екатерины Великой именовали Павлом Джонесом, чтобы убедиться в этом.

Или обратимся к отечественным примерам. 18 (30) ноября 1853 г. русские корабли под командованием вице-адмирала Павла Нахимова наголову разгромили в Синопской гавани турецкую эскадру. Тогда на Черном море Россия имела превосходный парусный флот, оснащенный новейшими по тому времени бомбическими орудиями. Через два года огромная англо-французская армада, состоявшая из 90 кораблей и 8000 человек десанта, подошла к русской крепости Кинбурн в устье Днепра. Ее бастионы защищали всего около полутора тысяч воинов. Поначалу агрессоры ничего не могли поделать с русской крепостью и ее гарнизоном. Те успешно отбивали атаки с моря. Но вот появились три какие-то неуклюжие «черепахи», нещадно чадившие дымом из труб. Это были французские плавбатареи Devastation, Tonnante и Lave – первые в мире броненосцы. Их водоизмещение составляло около 1625 т, длина была 53 м, ширина – 13,35 м, а осадка – 2,65 м. Паровая машина мощностью 150 л.с. позволяла максимально развивать только 4-узловую скорость. Для переходов по морю эти корабли оснащались парусным вооружением, однако и под ним, понятное дело, рекордов не ставили. Но они были обшиты 110-мм железными листами и несли 18 пушек. Плавбатареи с близкой дистанции легко разбивали орудийным огнем каменные кинбурнские укрепления. А снаряды защитников крепости ничего не могли поделать с уродливыми кораблями, ядра просто отскакивали от них. В результате Кинбурн пал, а его изрядно поредевший гарнизон капитулировал.

Флагман Джона Пола Джонса корабль Bonhomme Richard (на гравюре справа) топит британский фрегат Serapis.

Через двадцать с небольших лет на Черном море демонстрировать свою «асимметрию» довелось уже российским морякам. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. они прибегли к использованию небольших минных катеров против сил превосходящего численностью и мощью противника. И хотя большая часть атак оказалась неудачной, их психологическое воздействие оказалось велико. Турки боялись выходить в море и прятались в своих базах. А после того как катера «Чесма» и «Синоп» потопили на рейде Батума канонерскую лодку Intibah, страх дерзких ночных атак русских окончательно сковал инициативу флота Османской империи.

Несомненно, «асимметричными» были действия германских подводных лодок против могущественного флота Владычицы морей в Первую и Вторую мировые войны. И если бы не вмешательство в обоих случаях Соединенных Штатов с их мощнейшим промышленным и научно-техническим потенциалом, то еще неизвестно, каким бы результатом эти войны для Лондона закончились.

Появление «асимметричного» морского ракетного оружия внесло заметные коррективы в военно-морские табели о рангах. Когда 27 октября 1967 г. два египетских ракетных катера проекта 183Р водоизмещением по 80 т, вооруженных ПКР П-15, переданных ВМС этой страны Советским Союзом, потопили израильский эсминец Eilat водоизмещением более 2500 т, весь мир воспринял это известие не только как сенсацию, но и как свидетельство резкого повышения ударного потенциала ВМФ СССР и его союзников.

Французская плавбатарея Lave – одна из трех, вынудивших гарнизон крепости Кинбурн к сдаче.

Аналогичный, если не больший эффект произвели атаки «калибрами» кораблей Каспийской флотилии и подводной лодки Черноморского флота по объектам «Исламского государства» 7 октября, 20 ноября и 8 декабря прошлого года. Россия продемонстрировала, что ее флот может наносить сокрушительные удары оттуда, откуда никто не ждет. Но когда Гарретт Кэмпбелл пишет, что прежде о российских крылатых ракетах «не знал никто», уважаемый эксперт определенно лукавит. В противном случае можно утверждать, что американское разведывательное сообщество, а вкупе с ним и спецслужбы всего блока НАТО, зря хлеб жуют. Обширные сведения о российских «калибрах» можно было почерпнуть даже из открытых источников. Однако одно дело знать, другое – в прямом смысле слова воочию убедиться в высокой эффективности этого оружия.

Роль этих атак нельзя недооценивать, равно, как и чрезмерно преувеличивать их значимость. На сегодняшний день в составе Каспийской флотилии, Северного и Черноморского флотов числятся всего шесть надводных кораблей (один проекта 11661К и пять 21631) и пять подводных лодок (одна АПЛ проекта 885 и четыре ДЭПЛ проекта 06363), способных наносить удары ракетами «Калибр»/«Оникс». На Балтике и на Тихом океане их нет вообще. Поэтому говорить о коренной перемене ситуации в морях и океанах по меньшей мере преждевременно. А для обуздания «гремучей змеи» они необходимы. Иначе мир постоянно будет сталкиваться с кризисами и войнами.

Катера проекта 183Р атакуют ракетами П-15.

КУЛАК ИЛИ ФИГА В КАРМАНЕ?

Так случилось, что через две недели после первой российской атаки «калибрами» террористов в Сирии, а именно 20 октября прошлого года, ВМС США и их союзников продемонстрировали возможности своего противоракетного оружия. В районе Гебридских островов, что находятся у северо-западного берега Шотландии, американский эсминец Ross (DDG 71) типа Arleigh Burke сбил ракетой-перехватчиком SM-3 Block IA мишень Terrier Orion, летевшую по баллистической траектории. Это был первый случай демонстрации оружия ПРО в водах Европейского континента.

Испытания, а точнее учения, были плановыми, то есть заранее назначенными. Но так совпало, что они как бы стали ответом США и НАТО российскому удару крылатыми ракетами по объектам «Исламского государства» и демонстрировали возможности средств ПРО Запада.

Об этих учениях-испытаниях стоит рассказать подробнее, чтобы понять суть произошедшего.

Старт ракеты-мишени Terrier Orion.

Несколько лет назад США под предлогом возможной ракетной атаки со стороны Ирана и Северной Кореи сколотили так называемый Форум противоракетной обороны морского театра (Maritime Theater Missile Defense (MTMD) Forum). В него помимо Соединенных Штатов вошли Германия, Нидерланды, Великобритания, Испания, Италия, Канада, Франция и Австралия. Недавно к противоракетному блоку, похоже, удалось пристегнуть и Норвегию. Ясно, что «форум» должен стать одним из элементов глобальной системы ПРО, создаваемой США для защиты от российских и китайских баллистических ракет (БР).

Учения получили мудреное, но красноречивое название – Maritime Theater Missile Defense Forum's At Sea Demonstration (ASD15), то есть «Морская демонстрация Форума противоракетной обороны морского театра». В этой демонстрации участвовали боевые корабли ВМС США, Великобритании, Норвегии, Нидерландов, Испании и Италии, Канады и Франции. Корабли этой группировки или оснащены американской автоматической системой боевого управления Aegis, способной обнаруживать, отслеживать баллистические ракеты и наводить на них ракеты-перехватчики, либо имеют РЛС и другое оборудование контроля воздушного пространства на больших дистанциях. То есть если последние и не способны пока сбивать БР, но зато могут их засекать и передавать целеуказание на корабли, вооруженные ЗУР SM-3.

20 октября голландский фрегат De Zeven Provincien и испанский фрегат Blas de Lezo отслеживали после старта движение цели в районе Гебридских островов и в режиме реального времени передавали данные о ее полете на эсминец Ross. Тут не могу не вспомнить, что Blas de Lezo приходил в 2007 г. в Санкт-Петербург на Международный военно-морской салон, и, отвечая на мой вопрос относительно возможности использования фрегата, оснащенного АСБУ Aegis, в качестве корабля ПРО, тогдашний его командир Федерико Супервиелье Перес уверял, что Blas de Lezo не приспособлен для выполнения подобных задач и, дескать, «особой нужды в том нет».

В командном пункте эсминца Ross царило напряжение, когда велось обнаружение и сопровождение мишени.

Нельзя не обратить внимания, что в качестве мишени, запущенной с одного из островов Гебридского архипелага, использовалась ракета Terrier Orion. Обычно при отработке систем ПРО американцы применяют ракеты-цели HERA, LRALT или MRT, созданные на базе ступеней МБР Minuteman II и БРПЛ Trident I. Ракета же Terrier Orion – вариант снятой с вооружения ВМС США ЗУР Terrier. Она способна забрасывать полезную нагрузку массой 159 кг на высоту 190 км или на высоту 115 км при массе 290 кг. Обычно ракеты Terrier Orion используют для разного рода научных исследований в ближнем космосе. Почему же американцы поменяли в качестве цели привычные HERA, LRALT и MRT на Terrier Orion? Дело в том, что Москва относит эти так называемые «мишени» к ракетам средней дальности, то есть к средствам, которые нельзя создавать и применять в соответствии с российско-американским Договором по РМСД. Очевидно европейские партнеры США по НАТО упросили Вашингтон заменить мишень, дабы не быть обвиненными в соучастии в нарушении Договора по РМСД.

Пуск ЗУР SM-3 по мишени Terrier Orion с борта эсминца Ross.

Но Terrier Orion по габаритам меньше мишеней HERA, LRALT и MRT и дальность ее стрельбы небольшая. Поэтому в известном смысле задача усложнялась. Но выход, конечно, нашли. На Ross знали время и место старта цели. Сам эсминец, судя по видеосъемке «эпохального события», находился на «стопе», то есть не двигался, а во всеоружии, как при игре в бейсбол, ждал «подачи», чтобы отразить удар. К тому же, как мы знаем, дополнительное страхующее целеуказание он получал от фрегатов De Zeven Provincien и Blas de Lezo. Впрочем, по большому счету, Ross не нуждался в помощи. Ведь такие «тепличные» условия редко случаются даже на показательных учениях. В реальном же бою – никогда.

Дабы «закрепить успех» мероприятия, американский эсминец The Sullivans при содействии норвежского фрегата Fridtjof Nansen сбил зенитными ракетами SM-2 две противокорабельные крылатые ракеты «противника». Тут все было проще. В роли ПКР выступали ракеты-мишени BQM 74 Chukar («Куропатка») с максимальной скоростью полета 972 км/ч – стандартные ракеты-цели, используемые ВМС США и ряда других стран НАТО.

Корабли-участники учения АSD15, во время которых Вашингтон с партнерами хотели то ли кулак показать, то ли пошевелили фигой в кармане, продемонстрировали великолепное мастерство совместного плавания. То выстраивались клином, то строем уступа, то в плотную кильватерную колонну. Глядя на эти эволюции, почему-то вспомнился эпизод из фильма «Чапаев», когда один из персонажей, глядя на стройные ряды наступавших «каппелевцев», прежде чем открыть по ним губительный пулеметный огонь, восхищенно воскликнул: «Красиво идут!»

Корабли Форума противоракетной обороны морского театра на учениях ASD15 построились в кильватерную колонну. Красиво идут!

УЖАСЫ МОРЕЙ… И БЮДЖЕТА

7 декабря прошлого года на заводские ходовые испытания с опозданием от контрактных обязательств почти на три года вышел американский эсминец нового поколения Zumwalt (DDG-1000). Это «полностью электрический корабль», чья комбинированная дизель-газотурбинная энергетическая установка суммарной мощностью 78 МВт выполняет роль электростанции, снабжающей все системы эсминца, в том числе движители и оружие, током. Лемехообразная «разрезающая волну» носовая оконечность, строгая «стелсовская» архитектура придают кораблю необычный вид, хотя злые языки называют его не иначе, как «плавающим утюгом». Полное водоизмещение эсминца – более 14560 т, длина – 183 м, ширина – 24,6 м, осадка – 8,4 м. Он развивает 30-узловую скорость хода. Вооружение включает 20 универсальных пусковых установок Mk 57, в которых размещаются 80 крылатых ракет Tomahawk, ЗУР ESSM и ПЛУР ASROC, два новых 155-мм орудия AGS в «стелсовских» башнях и дальностью стрельбы снарядами LRLAP по береговым целям до 110 км. Предполагалось также установить побортно на надстройке две 57-мм автоматические пушки Mk 110, но их признали недостаточно эффективными для поражения воздушных и малоразмерных морских целей. Поэтому вместо них предполагается размесить 30-мм автоматы Mk 46. На корабле имеется ангар для двух противолодочных вертолетов SH-60 и трех БЛА Fire Scout. Благодаря повсеместному внедрению средств автоматизации экипаж эсминца небольшой – 140 человек.

«Ужас морей» – новейший американский эсминец Zumwalt действительно напоминает плавающий утюг.

Кое-кто поспешил окрестить Zumwalt «Ужасом морей». Если разобраться без гнева и пристрастия, этот титул можно толковать двояко. По мнению ряда критиков проекта, суммарное количество ракет, которые несет супер-эсминец, уступает тому, что имеется на эсминцах типа Arleigh Burke. Их боезапас в зависимости от модификации составляет от 90 до 96 единиц. Возможности тяжелых 155-мм орудий, безусловно, впечатляют, а перспективных электромагнитных пушек, способных поражать цели на дальности до 200-280 км, еще более. Однако с такой работой и на гораздо большую дальность хорошо справляются современные крылатые ракеты, да еще за меньшие деньги. Любая мина стоимостью $5000 может если не потопить, то вывести из строя это плавающее чудо военной техники. Между тем стоимость «Ужаса морей» просто ошеломляет. Строительство эсминца Zumwalt обошлось в $4,4 млрд. вместо обещанных тоже немалых $3,3 млрд. Но это только надводная часть айсберга. С учетом стоимости всех многочисленных НИР и ОКР программа создания трех кораблей этого типа сегодня оценивается в чудовищные $22 млрд., то есть на каждую единицу приходится более $7,3 млрд. В Вашингтоне говорят, что затраты еще могут увеличиться, но не намного – всего процентов… на 15.

В известном смысле эсминцы типа Zumwalt символизируют тот глубокий кризис, в водоворот которого все глубже затягиваются ВМС США, американская военно-морская мысль и кораблестроение. Ведь в свое время планировалось построить 32 корабля этого типа. Потом из-за высокой стоимости программу сократили до 16 единиц, а в итоге решили построить три. До сих пор ведутся дискуссии о необходимости свертывания финансирования работ на третьем корпусе. Резонов в пользу прекращения его строительства более чем достаточно.

Противокорабельные ракеты Х-32 под фюзеляжем бомбардировщика Ту-22М3М. От их ударов трудно защититься.

Эсминцы типа Zumwalt задумывались как своего рода полицейская дубинка для усмирения приморских государств, осмелившихся противиться воле Вашингтона. Эти корабли «заточены», как принято сейчас говорить, исключительно для действий против берега. Например, Китая и России. Но сегодня эти страны располагают средствами удара и защиты, которые не позволят никаким надводным суперкораблям атаковать свою территорию. Это в полной мере относится и к авианосцам. В КНР развернуты баллистические ракеты DF-21D, специально предназначенные для «убийства» авианосцев и других больших надводных кораблей на дальности до 2000 км. На вооружение НОАК поступают БР DF-26 с дальностью поражения морских целей порядка 4000 км. По сведению ряда источников, эти ракеты в перспективе предполагается оснащать гиперзвуковыми боевыми частями.

К сожалению, в нашей стране, которая является пионером создания противокорабельных баллистических ракет, такого оружия сейчас нет. Пока функции «убийц авианосцев» выполняют авиационные крылатые ракеты, например, Х-32. Она стартует к цели на расстоянии 1000 км, летит к ней со скоростью 5400 км/ч на высоте 600-40000 м, а во время атаки опускается до 6 м, то есть отразить ее удар крайне затруднительно, особенно если учесть, что Х-32 имеет бронирование и выдерживает попадания 20-мм снарядов американских пушек обороны ближнего рубежа Mk 15 Vulcan Phalanx, а также ракет AIM-7 Sparrow и RIM-7 Sea Sparrow.

Другими словами, эсминцы типа Zumwalt и еще более дорогие атомные авианосцы могут выполнять свои функции лишь в относительно безопасных районах Мирового океана. Появление у Ирана противокорабельных баллистических ракет заставило командование ВМС США увести, во всяком случае на время, свои плавающие аэродромы от Персидского залива.

Высокая степень монополизации военного кораблестроения в США, где созданием военных кораблей и подводных лодок фактически занимаются лишь две корпорации – General Dynamics и Huntington Ingalls Industries, привела к невиданному росту цен на продукцию этих двух холдингов. Строительство «простых» эсминцев типа Arleigh Burke и многоцелевых АПЛ типа Virginia обходится в $1,8-2,2 млрд. за единицу. Этого не может выдержать американский бюджет, обремененный восемнадцатью с половиной-триллионным государственным долгом (на самом деле, как утверждает бывший глава Счетной палаты США Дэвид Уокер, он составляет с учетом необеспеченных обязательств примерно $65 триллионов).

Вот почему корабельный состав ВМС США постоянно сокращается. Сегодня в его составе – чуть более 270 кораблей и судов. Согласно докладу американского стратегического исследовательского института Heritage Foundation за прошлый год, общий потенциал Военно-морских сил США «деградировал от сильного до незначительного».

В этом утверждении есть известная доля преувеличения. Однако элементы деградации, несомненно, присутствуют.

ВЕРНУТЬ США В ГАВАНЬ ИЗОЛЯЦИОНИЗМА!

Вступивший в должность начальника военно-морских операций только в сентябре минувшего года адмирал Джон Ричардсон, не успев даже освоиться в своем новом кабинете, заявил, что американскому флоту нужна новая стратегия. Что прозвучало более чем странно в свете того обстоятельства, что последний вариант военно-морской доктрины США был принят в середине марта 2015 года. То есть новый руководящий документ потребовался всего через несколько месяцев после вступления в силу предыдущего.

Пуск крылатой ракеты из-под воды многоцелевой АПЛ «Северодвинск» проекта 885 «Ясень».

Когда мы комментировали «Совместную стратегию морской мощи 21 века» образца 2015 г. (см. журнал «Национальная оборона» №4/2015), то отмечали не только агрессивный тон этого документа, но и его противоречивость и нереальность исполнения в современных условиях.

Удары по объектам «Исламского государства» крылатыми ракетами «Калибр-НК» и «Калибр-ПЛ» продемонстрировали высокую надежность и мощь этого оружия. Как заметил президент Владимир Путин, «это новое, современное и высокоэффективное, теперь мы это понимаем, высокоточное оружие, причем может оснащаться как обычной боеголовкой, так и специальной боеголовкой, то есть с ядерным наполнением». Разумеется, применять КР с ядерными боевыми частями против банд террористов не имеет смысла, а вот против более серьезного противника они могут быть использованы. Конечно, малые ракетные корабли типа «Буян-М», равно как и другие надводные корабли, невозможно развернуть, к примеру, у американских берегов. Их сфера деятельности – примыкающие к России моря или даже ее реки, откуда нетрудно наносить удары по целям союзников США в Европе и в Азии.

И все-таки прижать «гремучую змею» к американскому берегу можно. Для этого нужно привлечь подводные лодки. Уже сейчас ВМФ РФ и ВМС НОАК имеют больше субмарин, чем ВМС США. Но не все они отвечают современным требованиям. Самым лучшим вариантом было бы массовое развертывание многоцелевых АПЛ проекта 885 «Ясень». Но строятся они долго, да и стоят недешево. Поэтому одновременно с ними надо продолжать массовое строительство ДЭПЛ проекта 06363 «Палтус». «Ростов-на-Дону» уже доказал их высокую эффективность в качестве носителей ракетного оружия. Кажется, об этом задумалось и командование ВМФ РФ. Правда для действий в дальней морской и океанской зонах проект должен претерпеть изменения. Во-первых, нужно предусмотреть внедрение небольшого отсека для размещения вспомогательной воздухонезависимой энергетической установки (ВНЭУ), которая позволит осуществлять патрулирование в течение 3-4 недель без всплытия на поверхность. Есть надежда, что такая действующая ВНЭУ наконец появится в России через полтора-два года. Во-вторых, требуется увеличить арсенал крылатых ракет «Калибр-ПЛ»/«Оникс». Нынешний боезапас из четырех КР явно недостаточен при несении боевой службы у берегов США. Для этого тоже нужно врезать небольшой ракетный отсек или предусмотреть место для двух модулей универсального корабельного стрельбового комплекса 3Р-14В с четырьмя ракетами в каждом (АПЛ проекта 885 несут по восемь таких модулей). Таким образом, общий боезапас крылатых ракет на неатомных субмаринах модифицированного проекта 06363 увеличится до 12 единиц. Массовое строительство этих лодок можно наладить не только на «Адмиралтейских верфях», но и на заводе «Красное Сормово», а также на Амурском судостроительном заводе.

Ракетные «палтусы» в дуэте с атомными «ясенями», а также модернизированными АПЛ проектов 949АМ и 971М вполне способны изменить картину мира. И вот почему.

Сейчас корабельный состав ВМС США насчитывает 272 единицы. По праву американский флот считается сильнейшим в мире. Но в этой силе кроется и его слабость. Он нацелен на агрессию и предназначен для действий преимущественно в далеких морях и против более слабого противника. Поэтому структура ВМС США по-своему ущербна.

Десять ударных атомных авианосцев, 28 больших десантных кораблей, а также суда снабжения нуждаются в солидном эскорте. 14 ПЛАРБ не предназначены для действий против кораблей противника, они – средства стратегического удара. Остаются 22 крейсера типа Ticonderoga, 62 эсминца типа Arleigh Burke и 58 атомных подводных лодок типов Virginia, Seawolf, Los Angeles и Ohio SSGN. То есть активный состав американского флота включает 142 боевые единицы, которые сегодня «размазаны» по всему Мировому океану. Да, есть еще четыре литоральных боевых корабля, которые теперь классифицируются как «фрегаты». Эксперимент по оснащению их сменными модулями вооружения фактически провалился и теперь принято решение оснастить их загоризонтными (с дальностью стрельбы до 185 км) ПКР, модель которых еще не определена. Таким образом, они превратятся не во фрегаты, а в большие ракетные катера стоимостью по полмиллиарда долларов за штуку.

В ближайшую перспективу крейсера типа Ticonderoga и эсминцы типа Arleigh Burke первой серии будут выводиться, поскольку сроки их службы истекают. Им на смену будут вводиться эсминцы типа Arleigh Burke новых серий и модификаций. Их количество предполагается поддерживать, как уже отмечалось, на уровне 75 единиц. К этому числу следует прибавить еще три эсминца типа Zumwalt, которые фактически являются опытовыми кораблями. То есть число многоцелевых надводных боевых кораблей с нынешних 84 единиц уменьшится до 78.

Начальник военно-морских операций ВМС США адмирал Джон Ричардсон ратует за разработку новой доктрины флота, хотя ныне действующая была принята в марте прошлого года.

Такая же картина наблюдается и с АПЛ. Количество многоцелевых атомоходов типа Virginia увеличится до 30 единиц при одновременном списании АПЛ типов Los Angeles и Ohio SSGN. После 2024 г. планируется строить атомные субмарины нового поколения типа SSN(X). О них ничего неизвестно даже на уровне концепции, поэтому говорить об этих АПЛ преждевременно. Однако очевидно, что после 2020 г. общее количество многоцелевых атомных подводных лодок в американском флоте сократится.

Уже сейчас ВМС США даже с привлечением союзников не могут выполнять все обязательства, которые на себя взвалили (а это полицейские функции в разных районах мира, оказание военного давления на государства, которые не желают подчиняться диктату Вашингтона, обеспечение ПРО отдельных районов и т.д.). Когда возникнет угроза территории США со стороны подводных лодок, вооруженных крылатыми ракетами, под давлением обеспокоенной общественности, которая крайне нервно реагирует на сообщения о появлении в водах, омывающих Американский континент, субмарин, военно-политическое руководство Соединенных Штатов будет вынуждено отозвать из Мирового океана практически все эсминцы, а также большую часть многоцелевых АПЛ для противолодочной обороны своих берегов. Для создания такой ситуации достаточно развернуть на постоянной основе у атлантического и тихоокеанского побережий США 30-35 подлодок. Для их обнаружения и «сдерживания» придется задействовать также авианосцы, универсальные десантные корабли и десантные транспорты доки, оснастив их противолодочными вертолетами.

Это вовсе не преувеличение. Достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 г., когда ВМС США для поиска пяти советских североморских дизель-электрических подводных лодок бросили огромные силы: три авианосца, противолодочный вертолетоносец, около 180 эсминцев и эскортных миноносцев и почти 200 самолетов базовой патрульной авиации! Одна советская субмарина проскочила вообще незамеченной, а четыре другие вступили в противоборство с «Великой армадой» Атлантического флота США. Американцам удалось ценой больших усилий загнать и поднять на поверхность три советских ДЭПЛ. Две из них «отдышались», снова погрузились и оторвались от преследования. Третья из-за поломки двигателей просто не смогла выполнить тот же маневр. Четвертую субмарину – Б-4 – хотя и удалось выследить, поднять на поверхность так и не смогли. Командование ВМС США даже не догадывалось, что в то же время дежурившая у Перл-Харбор подлодка Б-88 была готова по приказу из Москвы выстрелить ядерной торпедой по главной базе американского флота на Тихом океане.

ДЭПЛ проекта 06363 подтвердили свои высокие боевые качества.

Возможности современных подводных лодок с тех пор увеличились в разы. Поэтому нынешнему американскому флоту не хватит боевых кораблей для защиты своих берегов.

Почти вплоть до начала Второй мировой войны Соединенные Штаты придерживались во внешней политике изоляционизма, то есть невмешательства в дела других государств кроме американских. Теперь Вашингтону самое время вернуться к такой практике. И помочь вернуться США в гавань изоляционизма способны подводные лодки с крылатыми ракетами у берегов этой страны.

*Справедливости ради стоит заметить, что впервые Соединенные Штаты заявили о себе как о великой державе во время Испано-американской войны 1898 г., когда корабли ВМС США разбили испанские эскадры у Сантьяго-де-Куба и в Манильской бухте (прим. автора).


 

НОВОСТИ

Вскоре начнутся поставки в ВС РФ новейшего ударного вертолета Ми-28НМ с улучшенными тактико-техническими, летными и боевыми характеристиками. Об этом, по информации РИА Новости, говорится в годовом отчете компании «Роствертол» за 2015 г.
Объединенная двигателестроительная корпорация начала серийное производство двигателей ТВ7-117В для нового вертолета Ми-38, а также приступила к изготовлению ключевых узлов турбовинтового двигателя ТВ7-117СМ, предназначенного для регионального пассажирского самолета Ил-114. Производство осуществляется на входящем в ОДК предприятии АО «ММП имени В.В. Чернышева».
Президент России Владимир Путин провел заседание Военно-промышленной комиссии, посвященное разработке проекта Госпрограммы вооружения на 2018-2025 гг.
Создание зенитной ракетной системы С-350 «Витязь» близится к завершению, она поступит на вооружение Российской армии в установленные сроки, заявил в ходе программы «Генштаб» с Игорем Коротченко на радиостанции РСН начальник отдела зенитных ракетных войск командования войск ПВО и ПРО Воздушно-космических сил РФ генерал-майор Сергей Бабаков.
Компания «Ил» сообщила, что готовит к продувке в аэродинамической трубе масштабную модель перспективного среднего военно-транспортного самолета, который в инициативном порядке создается для Воздушно-космических сил РФ.
Генеральный директор корпорации «Уралвагонзавод» Олег Сиенко и исполнительный директор индийской Харадж форд Кальяни групп Амид Кальяни в ходе международной промышленной выставки «ИННОПРОМ-2016» подписали меморандум о взаимопонимании в области технического сотрудничества в рамках программы «Make in India» и продвижения продукции УВЗ в Индии. Целью меморандума является дальнейшее развитие и углубление промышленного сотрудничества двух стран.
Вооруженные Силы России уже получили около 40% вооружений и военной техники по гособоронзаказу 2016 г., заявил заместитель министра обороны Юрий Борисов в интервью на телеканале «Россия 24». Раньше, по его словам, основные поставки приходились на конец года – после 25 ноября.
Заместитель министра обороны России Юрий Борисов в рамках проверки хода выполнения государственного оборонного заказа 2016 г. посетил с рабочим визитом филиалы компании «Сухой» – «Комсомольский-на-Амуре авиационный завод им. Ю.А. Гагарина» (КнААЗ) и Новосибирский авиационный завод им. В.П. Чкалова (НАЗ).
Корпоративный университет «Сухой» совместно с Московским авиационным институтом (МАИ) организовал стажировку специалистов Новосибирского авиазавода им. В.П. Чкалова. Мероприятие было проведено в Москве в рамках Федеральной целевой программы инженерного образования на 2015-2016 гг., реализуемой Министерством образования и науки РФ.
Команда комсомольского филиала компании «Сухой» – КнААЗ им. Ю.А. Гагарина, заняла первое общекомандное место на VI Международном молодежном промышленном форуме «Инженеры будущего 2016», который прошел в Ижевске. На втором месте – представители АО «Росэлектроника», на третьем – специалисты Объединенной судостроительной корпорации.

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100