Забытые страницы Второй мировой войны
Участие СССР и Китая в войне объективно оценено только лидерами стран антигитлеровской коалиции

В Пекине 3 сентября на площади Тяньаньмэнь прошел грандиозный военный парад в честь 70-летия Победы во Второй мировой войне и войне сопротивления китайского народа японским захватчикам. В нем приняли участие около 12 тысяч военнослужащих в составе 67 парадных расчетов: 50 китайских и 17 иностранных, включая представителей России.

Иван МАЛЕВИЧ

На празднества в Пекин прибыли главы государств и правительств 23 стран, в том числе президент России Владимир Путин, которого пригласил Председатель КНР Си Цзиньпин во время своего визита в Москву на Парад Победы. «Сердечно вас приглашаю принять участие в этих торжествах»,– сказал он 8 мая перед началом встречи с Владимиром Путиным в Кремле. Китайское правительство никак не комментировало отсутствие многих глав западных держав на параде. Между тем, местные СМИ писали, что это знак неуважения к китайцам, погибшим во Второй мировой войне, в которой Китай вместе с США и Великобританией боролся с Японией, совершившей против него агрессию еще в 1937 г.

КОГДА И ГДЕ НАЧАЛАСЬ ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Вопрос о том, когда именно и где началась Вторая мировая война, более сложен, чем об этом принято думать. Энтони Бивор – самый авторитетный и самый издаваемый в мире автор, пишущий о Второй мировой войне, утверждает, что «следствием Первой мировой войны, несомненно, стали нестабильные границы и напряженность в большей части Европы. Но именно Адольф Гитлер был главным архитектором нового ужасающего мирового конфликта, унесшего жизни миллионов людей и поглотившего, в конце концов, и его самого. Однако интригующим парадоксом является факт, что первое столкновение Второй мировой войны… произошло на Дальнем Востоке». Об этом он написал в предисловии к своей книге «Вторая мировая война», являющейся итогом его тридцатилетней работы над темой. После выхода ее в свет The New York Times отмечала, что «вплоть до наших дней значение этой кровопролитной, поистине эпохальной войны остается не понятым до конца».

Задолго до 1 сентября 1939 г. в Азии вызревал крупный очаг напряженности, создаваемый императорской Японией. Ее геополитические цели были сформулированы в 1927 г. в меморандуме генерала Танака, представленном императору. В нем говорилось: «Для того чтобы покорить мир, мы должны прежде всего покорить Китай… Овладев ресурсами Китая, мы перейдем к покорению Индии, Малой Азии, Средней Азии и Европы». Японское военное руководство еще до прихода нацистов к власти в Германии задумывалось над тем, какая из европейских держав могла бы стать их союзником в войне против СССР. Это обстоятельство и ставит под сомнение общепринятое утверждение о начале Второй мировой войны именно в Европе.

Несомненно, эти грандиозные планы способствовали сближению Японии с Германией и подтолкнули Гитлера, страстно желавшего также найти еще одного союзника в предстоящей войне с Советским Союзом, заключить с ней в ноябре 1936 г. Антикоминтерновский пакт. Он был рассчитан на то, чтобы под предлогом борьбы с Коминтерном, играя на антисоветских настроениях и предрассудках в разных странах, вести интенсивную подготовку к войне, причем не только против СССР, но и против Англии, Франции, США и других государств. Самое интересное состоит в поразительной схожести планов завоевания мирового господства, формировавшихся в Токио и Берлине. Как пишет Энтони Бивор, «японская военщина отводила Китаю роль, подобную той, которую нацисты отводили Советскому Союзу: территория и население, которые должны быть порабощены, чтобы прокормить Японию». В ноябре 1937 г. к Антикоминтерновскому пакту присоединилась Италия. По словам премьер-министра страны и вождя итальянских фашистов Бенито Муссолини, этот союз был создан «для того, чтобы переделать карту мира». Об этом сегодня почему-то никто не вспоминает. 25 ноября 1941 г. Антикоминтерновский пакт был продлен на 5 лет. Тогда же к нему присоединилось и образованное японцами на оккупированной ими части Китая правительство Ван Цзин-вэя. В подтверждение тесного военного взаимодействия на основе пакта Японии и Германии 26 ноября 1941 г. ударное соединение японского флота направилось к Перл-Харбору.

Грандиозность парада 3 сентября продиктована не только круглой датой, но и повышением геополитического «веса» КНР.

Раз уж завершение Второй мировой войны абсолютно все относят ко 2 сентября 1945 г., когда признанная страной-агрессором Япония приняла условия безоговорочной капитуляции, то отправной точкой этой войны было бы логичней считать японскую агрессию против стран-победительниц, одной из которых был Китай. Переварив проглоченную в 1931 г. Маньчжурию, где было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го, Япония вторглась в Китай 7 июля 1937 г. Были заняты самые многонаселенные и экономически развитые районы Северного и Центрального Китая, к концу 1937 г. японцы захватил Пекин, Тяньцзин, Нанкин, Шанхай, десятки других городов поменьше. В Нанкине произошло массовое убийство мирных жителей – «нанкинская резня», в ходе которой были зверски убиты 300 тысяч мирных китайцев.

В ходе нанкинской резни японские военнослужащие предпочитали холодное оружие.

Мировые державы тогда, кстати, никак на это не прореагировали. В своей монографии Энтони Бивор приводит свидетельства очевидца «нанкинской резни»: «Йон Рабе, немецкий предприниматель из фирмы «Сименс», организовавший в Нанкине международную зону безопасности, проявив при этом большое мужество и гуманизм, писал в своем дневнике: «Я поражен поведением японцев. С одной стороны, они хотят, чтобы к ним относились как к великой державе, наравне с великими державами Европы, с другой же, проявляют такую грубость, жестокость и просто зверство, которое невозможно сравнить ни с чем, разве что со зверствами орд Чингисхана». Через двенадцать дней он писал: «У меня замирало дыхание и брала оторопь при виде женских тел с бамбуковыми палками, воткнутыми во влагалище. Даже женщин, которым было за семьдесят, постоянно насиловали». Нацисты пошли по стопам Японии. На совещании руководящего состава вермахта 30 марта 1941 г. Гитлер резюмировал: «Речь идет о борьбе на уничтожение… На Востоке сама жестокость – благо для будущего». Не зря японцы называли себя «арийцами Азии».

Китай не забыл события тех лет. Помнят о них и в Токио, однако помнят по-своему. Вот что по этому поводу пишет китайская газета «Хуаньцю шибао» в статье «70 лет спустя: истинное значение Потсдамской декларации»: «26 июля 1945 г. правительства США, Китая и Великобритании подписали Потсдамскую декларацию... Потсдамская декларация – это важный документ международного права времен Второй мировой войны, в котором страны-победительницы требовали безоговорочной капитуляции от Японии, законодательная база для строительства послевоенного мирового порядка. Главная идея заключается в том, чтобы свести к нулю способность Японии вести военные действия, лишить Токио возможности восстановить военный милитаризм, гарантировать мир в Восточной Азии». Далее газета отмечает: «Под покровительством Америки Япония так и не смогла по-настоящему раскаяться в своих военных преступлениях, она не только позволила многим преступникам заново встать у власти, но и модернизировала армию под предлогом создания отрядов самообороны. Японские политики преуменьшают роль своей страны в таких ужасных событиях, как нанкинская резня и использование «женщин для утешения». Кроме того, Токио начал споры вокруг островов с Пекином, Сеулом и Москвой, решил свести с ними старые счеты. Премьер-министр страны Синдзо Абэ даже заявил публично о том, что «в науке и на международном уровне нет окончательного решения об определении агрессии». Он также говорил, что не видел Потсдамскую декларацию, поэтому никак не может прокомментировать ее содержание – еще одна попытка всячески откреститься от злодеяний и агрессии своей страны».

15 августа премьер-министр Японии Синдзо Абэ в своем кратком выступлении на церемонии памяти жертв Второй мировой войны, приуроченной к 70-й годовщине капитуляции Японии, заявил, что ужасы войны больше никогда не должны повториться. «Япония неоднократно выражала глубокое раскаяние и приносила искренние извинения за свои действия во время войны», – добавил он, подчеркнув, что такая позиция останется непреклонной. Вместе с тем, ряд южнокорейских и китайских СМИ, а также представители некоторых японских оппозиционных партий упрекнули японского премьера в том, что он использовал слишком общие и неконкретные выражения и, по сути, не принес извинений за действия Японии в годы войны, а лишь сослался на более ранние выступления своих предшественников. По словам южнокорейского президента Пак Кын Хе, речь японского премьера «оставляла желать лучшего». Многие наблюдатели обратили также внимание на слова Абэ о том, что поколения, не заставшие войну, не должны продолжать извиняться. «Мы не должны позволить нашим детям, внукам и последующим поколениям, которые не имеют ничего общего с войной, по определению извиняться», – говорилось в речи Абэ.

Память о 300 тысячах мирных китайцев, зверски убитых японцами в Нанкине, увековечена в грандиозном мемориале.

Тем не менее японцы должны знать, кто виновен в развязывании войны. Вот как описывает Энтони Бивор повод к началу японо-китайской войны: «7 июля 1937 г. на мосту Марко Поло к юго-западу от Пекина произошло столкновение между китайскими и японскими войсками. Этот инцидент послужил сигналом к началу основной фазы японо-китайской войны… Вскоре руководство японского Генерального штаба все же решило начать полномасштабную войну. Они считали, что могут разгромить Китай так быстро, что ни Советский Союз, ни западные государства не успеют вмешаться. Подобно Гитлеру, совершившему позднее ошибку в отношении Советского Союза, японские генералы ошиблись, недооценив ту ярость и решимость к сопротивлению, которые вызвало у китайского народа японское вторжение. Им также не пришло в голову, что ответной стратегией Китая станет продолжительная война на истощение». Тем не менее в японской историографии эта война традиционно называется «китайским инцидентом», так как изначально японцы не планировали масштабных боевых действий с Китаем.

В конце 1938 г. Япония захватила Кантон – очаг монопольного английского влияния в Южном Китае, а в начале 1939-го – остров Хайнань. Поскольку Япония была в союзе с Германией по Антикоминтерновскому пакту и вынашивала аналогичные германским планы завоевания мирового господства, то, несомненно, 7 июля 1937 г. можно считать началом Второй мировой войны в Азии. Такой точки зрения придерживаются историки Китая и некоторых других стран, в частности, надо полагать, и Энтони Бивор. Тем не менее боевые действия в Китае с 7 июля 1937 г. большинство историков считают Второй японо-китайской войной. Только после нападения японцев на Перл-Харбор 7 декабря 1941 г. она в некоторых изданиях стала считаться частью Второй мировой войны.

Но возможно, что и 1 сентября 1939 г. многие западные политики сегодня воспринимают как дату начала Второй мировой войны в Европе с большой долей сомнения. Об этом свидетельствуют памятные мероприятия, посвященные 70-летию окончания Второй мировой войны, состоявшиеся 7 мая на полуострове Вестерплатте в польском городе Гданьск, где состоялось ее первое сражение. Президент Польши, в то время Бронислав Коморовский, принимал там лидеров девяти стран ЕС (в основном президентов восточноевропейских государств), генсека ООН Пан Ги Муна, а также президента Украины Петра Порошенко. Ни Барака Обамы, ни Ангелы Меркель, ни Дэвида Кэмерона или Франсуа Олланда в Гданьске в тот день не было, а самым высокопоставленным гостем, помимо генсека ООН, следовало считать главу Евросовета, экс-премьера Польши Дональда Туска.

Вполне вероятно, что их отсутствие на этом мероприятии обусловлено той ролью, которую сыграла Польша в преддверии начала Второй мировой войны в Европе. Корреспондент польской газеты Politika Станислав Зерко 7 апреля в своей статье «1939 – правда и неправда» так описывал тот период: «Варшава была несравненно ближе к Берлину, чем к Москве, не только в географическом смысле. Частые визиты нацистских лидеров в польскую столицу явились не только проявлением разрядки между двумя странами, но и представляли собой политическое сближение. Отношения между двумя сторонами были очень близкими». Это подтверждает и тот факт, что верхушка национал-социалистической партии во главе с Гитлером и Герингом отправится в мае 1935 г. на похороны Юзефа Пилсудского, а в самом Третьем рейхе будет объявлен траур по умершему польскому маршалу. Современники отмечали, что Гитлер не без труда перенес весть о смерти Пилсудского, так как испытывал к нему очень уважительные чувства.

Несомненно, по причине столь тесных немецко-польских отношений официальная Варшава была категорически против любых действий, направленных на предотвращение развязывания Германией Второй мировой войны. Так, на предложение СССР, сделанное 17 апреля 1939 г., «создать единый фронт взаимопомощи между Англией, Францией и СССР», по словам Уинстона Черчилля, «принимая английскую гарантию, правительства Польши и Румынии не хотели принять аналогичного обязательства в той же форме от русского правительства. Такой же позиции придерживались и в другом важнейшем стратегическом районе – в Прибалтийских государствах». Ответив отказом, сразу же, по словам Черчилля, «Эстония и Латвия подписали с Германией пакты о ненападении. Таким образом, Гитлеру удалось без труда проникнуть вглубь слабой обороны запоздалой и нерешительной коалиции, направленной против него». С предложением об оказании помощи Советский Союз обращался и непосредственно к Варшаве. 10 мая 1939 г. заместитель наркома иностранных дел СССР Владимир Потемкин во время встречи с министром иностранных дел Юзефом Беком сообщил: «СССР не отказал бы в помощи Польше, если бы она того пожелала». Однако 11 мая польский посол в Москве Вацлав Гжибовский явился к наркому иностранных дел Вячеславу Молотову и заявил, что Польша не желает англо-франко-советских гарантий и «не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР».

Японцы у стен Пекина. В Токио отводили Китаю роль ресурсной базы для завоевания мирового господства.

Надо полагать, как пишет Черчилль, что в связи с этим «нежеланием Польши и Прибалтийских государств быть спасенными Советами от Германии… советское правительство предложило, чтобы переговоры продолжались на военной основе с представителями как Франции, так и Англии». Однако Польша так же сорвала начавшиеся в августе англо-франко-советские переговоры в Москве по созданию антигитлеровской военной коалиции. Причиной срыва переговоров явился отказ Польши пропустить войска Красной Армии через Вильно и Галицию навстречу наступающим германским войскам. То есть СССР мог вступить в войну только после гибели Польши! Объяснение этого казуса дал Уинстон Черчилль: «Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неизмеримые страдания».

Фактически поляки тогда отказали не СССР, а Великобритании и Франции, которые, собственно, в ходе Парижской мирной конференции 1919 г. и создали независимое польское государство. При этом две великие державы – Великобритания и Франция, даже имея необходимые рычаги воздействия на Варшаву, не прибегли к твердым мерам убеждения. По этому поводу американский историк Фредерик Шуман написал позднее, что «все западные державы предпочитали гибель Польши ее защите Советским Союзом. И все надеялись, что в результате этого начнется война между Германией и СССР». Вот почему постоянные утверждения, что Польша стала первой «невинной» жертвой Германии во Второй мировой войне, противоречат историческим фактам. К тому же, она сама явилась агрессором, приняв участие в разделе Чехословакии после подписания Мюнхенского соглашения.

Всесторонний анализ последствий его подписания свидетельствует, что именно Мюнхенский сговор послужил толчком к развязыванию Германией Второй мировой войны. О политике умиротворения Германии, проводимой Великобританией в предвоенные годы, в результате чего и было подписано Мюнхенское соглашение, в своем выступлении в парламенте 24 марта 1937 г. Уинстон Черчилль сказал: «Будущие историки, спустя тысячу лет, тщетно будут пытаться постигнуть тайны нашей политики. Никогда не смогут они понять, как это случилось, что народ, одержавший победу, имеющий кое-что за душой, унизился до такого падения, пустил по ветру все, что выиграл в результате безмерных жертв и решительного торжества над противником. Они не поймут, почему победители оказались побежденными, а те, которые сложили оружие на поле битвы и молили о перемирии, идут ныне к господству над миром».

Представляется, что Вторая мировая война в Европе началась после того, как 14 марта 1939 г. Гитлер вызвал чехословацкого президента Эмиля Гаху в Берлин и предложил ему принять германский протекторат, на что он согласился. Германская армия вошла в страну практически без какого-либо сопротивления. Немцы не предпринимали никаких мер по сохранению своих действий в тайне, но протеста со стороны западных держав высказано не было. С военной точки зрения выигрыш Германии был огромным. Вермахт приобрел отличное вооружение и заводы, производившие это вооружение, ведь промышленность Чехословакии была в то время одной из самых развитых в Европе.

ВКЛАД КИТАЯ В ОБЩУЮ ПОБЕДУ В ВОЙНЕ

Еще раз отметим, что согласованность военных планов Германии и Японии подтверждает тот факт, что началом Второй мировой войны можно считать японскую агрессию против Китая. По планам Гитлера немецкие и японские войска должны были соединиться в Индии. Индия, как тогда считали, являлась сердцем Британской империи, и ее захват, как полагал Гитлер, мог ускорить капитуляцию Англии, после чего Германия намеревалась в союзе с Японией оккупировать Америку. О реальности этих планов свидетельствует тот факт, что примерно с весны 1941 г. германское руководство приступило к детальной их разработке. В специальных штабных поездах, носивших название «Азия» и «Америка», вычерчивались направления ударов фашистских армий, опоясывавших весь земной шар. Естественно, в этих планах присутствовали и японские войска. Ключевые позиции для дальнейших наступательных операций по порабощению мира в соответствии с Антикоминтерновским пактом давал блицкриг Германии против СССР, а также покорение Японией Китая.

Вот почему семидесятилетие мировой победы над фашизмом – немецким, итальянским, японским – в КНР отметили столь широко. Для Китая это было важно психологически, масштабные празднования – часть борьбы за историческую справедливость, попытка подчеркнуть значимость своей роли в событиях тех лет. На встречу с председателем КНР Си Цзиньпином прилетели лидеры России, государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Республики Корея, Египта, Монголии, Чехии, Венесуэлы, ряда других стран. Кстати, Си Цзиньпин похвалил чехов за то, что их президент был единственным западным лидером, посетившим военный парад в Пекине, посвященный 70-й годовщине окончания Второй мировой войны. Но приглашения были направлены ведущим государствам антигитлеровской коалиции – США, Англии, Франции, а также Германии и, по некоторым сообщениям, Японии. Однако президент США Барак Обама, премьер Великобритании Дэвид Кэмерон, президент Франции Франсуа Олланд, канцлер ФРГ Ангела Меркель, глава правительства Японии Синдзо Абэ не прибыли на празднование. Причину их отсутствия объясняет китайское издание «Чжунгован» в статье под названием «Парад в Пекине с точки зрения мирового послевоенного порядка»: «Высказывания американских СМИ о лидерах, присутствующих на параде в Пекине, выглядят совсем неуместно. Ситуация 3 сентября на площади Тяньаньмэнь такая же, как 9 мая на Красной площади: США пытаются надавить на союзников и заставить их выбрать свою сторону. Это лишний раз подтверждает их узкий взгляд на историю и малый кругозор, а также неуважение к истории борьбы с фашизмом и милитаризмом. Америка считает западную систему, которую возглавляет Вашингтон, полноценным «мировым сообществом» и каждый раз собирает вокруг себя единомышленников, когда приходит время решать, кого изолировать, а по кому нанести удар. В такой неблагоприятной атмосфере блоковой политики она еще и имеет наглость утверждать, что является высоконравственной державой».

Бои на Халхин-Голе в 1939 г., закончившиеся поражением Квантунской армии, оказали влияние на дальнейшие планы Японии по участию во Второй мировой войне.

Более того, президент США Барак Обама, выступая в Вашингтоне по поводу 70-й годовщины окончания Второй мировой войны, избежал упоминания Китая, но заявил о «начале эры новых отношений с Японией». А Токио подверг критике генсека ООН Пан Ги Муна за визит в Пекин 3 сентября. Официальную позицию Японии выразил генеральный секретарь кабмина Ёсихидэ Суга. «ООН должна оставаться нейтральной стороной, – отметил Суга, – и мы считаем, что не стоит заострять внимание на каких-то отдельных этапах истории». Значит, Вторая мировая война по-японски «какой-то отдельный этап истории». В то же время официальные китайские власти подчеркивали, что цель мероприятий 3 сентября – не проповедь вражды к бывшим врагам, а призыв к установлению мирных отношений в АТР и во всем мире.

В преддверии визита в КНР для участия в торжествах, посвященных 70-летию победы китайского народа в войне сопротивления Японии и окончания Второй мировой войны, Владимир Путин дал интервью российскому информационному агентству ТАСС и китайскому информационному агентству «Синьхуа». В нем он, в частности, сказал: «Действительно, для России и Китая юбилей Победы имеет особое значение. Она далась Советскому Союзу ценой колоссальных жертв. Большие потери понес китайский народ. Мы никогда не забудем героизм, стойкость, духовную силу поколения победителей. Будем вечно чтить павших, воздавать почести ветеранам. Наши страны были союзниками в борьбе с нацизмом и японским милитаризмом, приняли на себя основной удар агрессоров. И не просто выстояли в этой страшной схватке, но и одержали победу, освободили порабощенные народы, принесли на планету мирную жизнь. Такая взаимная поддержка советского и китайского народов в трудные годы, общая историческая память служат прочной основой для современных отношений между Россией и Китаем. Сегодня и в Европе, и в Азии мы видим попытки фальсифицировать историю Второй мировой войны, продвигать вольные, не основанные на фактах, искаженные трактовки событий, особенно предвоенного и послевоенного периодов. Вызывающим попранием решений Нюрнбергского и Токийского трибуналов стали шаги некоторых стран по героизации и реабилитации преступников и их пособников. Иначе как оскорблением памяти миллионов погибших это не назовешь. А цель таких исторических спекуляций абсолютно ясна: использовать их в сомнительных геополитических играх, рассорить страны и народы. Россия и Китай придерживаются схожих взглядов на причины, историю, итоги Второй мировой войны. Для наших народов священны и память о ней, и ее уроки. Это трагическое прошлое взывает к нашей общей ответственности за судьбы мира, к осознанию того, к каким страшным последствиям может привести разрушительная идеология собственной исключительности и вседозволенности. Именно эти идеи питали нацизм и милитаризм. И мы обязаны не допустить их возрождения и распространения. Поэтому крайне важно, что наши государства едины в стремлении и далее решительно отстаивать историческую правду, защищать общую Победу. Совместное празднование 70-летия победы во Второй мировой войне наглядно демонстрирует эту приверженность».

О вкладе Китая в общую победу рассказал 5 мая посол КНР в РФ Ли Хуэй в интервью китайским СМИ: «Китай также внес свой исторически важный вклад в победу в мировой войне против фашизма. Сопротивление японским захватчикам, ставшее главным фронтом на Востоке, стало важнейшей частью мировой антифашистской войны. Антияпонская война в Китае началась раньше, чем война против гитлеровской Германии, продолжалась дольше. Китайский фронт, долго противостоявший и сковывавший главные силы милитаристской Японии, стал стратегическим фактором поддержки действия союзных стран на европейском и тихоокеанском фронтах, сдерживая стратегическое взаимодействие японских фашистов с немецкими и итальянскими. Сопротивление китайского народа придало решимости странам-союзницам в борьбе против фашистов, и тем самым содействовало созданию единого мирового антифашистского фронта. За победу китайская нация заплатила огромную цену. Война, по неполной статистике, унесла жизни 35 млн. человек – бойцов и мирных жителей». Действительно, китайский фронт сковывал большую часть японских сухопутных войск, что значительно облегчило военное давление на СССР, США и Великобританию.

Это подтверждали и высшие руководители антифашистской коалиции. Франклин Рузвельт писал: «Если бы не было Китая, если бы Китай был разгромлен, достаточно представить, сколько дивизий японских войск могли быть переброшены для сражения в других регионах. Они могли бы сразу завоевать Австралию, Индию… Они могли бы без малейших усилий оккупировать эти регионы и, возможно, даже посягнуть на Ближний Восток». Уинстон Черчилль отметил, что если бы Япония напала на страны в западной части Индийского океана, «то наши фронты на Среднем Востоке полностью развалились». Ситуацию действительно мог спасти лишь Китай. Иосиф Сталин писал, что «только в том случае, когда руки и ноги японских захватчиков связаны, можно избежать военных действий на двух фронтах во время наступления немцев на СССР».

И совершенно не случайно объединившиеся против оси Берлин–Рим–Токио три великие державы признали этот статус и за Китаем. Он стал одним из пяти основателей Организации Объединенных Наций и постоянным членом Совета Безопасности. Китайский язык объявили официальным языком ООН. Предполагалось даже, что китайские войска будут участвовать в оккупации Японии (остров Кюсю) наряду с войсками СССР, США и Англии, а в разделенном по образцу Берлина Токио вместо французского будет китайский сектор. Оккупация не состоялась из-за нового американского президента Гарри Трумэна, решившего за счет только что обретенной атомной монополии заполучить всю Японию. Следует также отметить, что, несмотря на высокую оценку, данную лидерами антифашистской коалиции вкладу Китая в достижение победы в войне, сегодня во многих странах несправедливо мало говорят и пишут о «половине Второй мировой войны в Азии», считая ее японо-китайской.

Действительно, бессмертна мысль Конфуция: «Миром правят знаки и символы, а не слова и законы». Несомненно, для китайского народа зона оккупации на территории Японии после окончания Второй мировой войны была бы великим символом моральной компенсации за те жертвы, неимоверные страдания и нечеловеческие унижения, которые он понес от японского милитаризма. Кроме того, ее наличие исключило бы те негативные явления, которые имеют место сегодня во внешней политике Японии.

БОЕВОЕ БРАТСТВО

СССР в 1930-х гг. планомерно проводил курс политической поддержки Китая как жертвы японской агрессии. Уже 21 августа 1937 г. был подписан договор о ненападении между Китаем и СССР, а нанкинское правительство обратилось к Москве с просьбой о материальной помощи. Тем самым была разорвана существовавшая de facto международная изоляция Китая. Пожалуй, наиболее емко и красноречиво о боевом братстве двух «великих народов» – китайского и российского – заявил председатель КНР Си Цзиньпин в специальном обращении к гражданам России, опубликованном в «Российской газете» 6 мая: «Китайский народ и российский народ взаимно поддерживали, помогали друг другу, они соратники в войне против фашизма и милитаризма, они скрепили между собой боевую дружбу кровью и жизнью. В самое трудное время Великой Отечественной войны многие лучшие сыны и дочери китайского народа решительно вступили в борьбу против немецкого фашизма. Это придавало бодрости армиям и народам двух стран, поднимало их решимость воевать до конца, до полной победы. Российский народ оказал китайскому народу ценную политическую и моральную поддержку в войне сопротивления японским захватчикам. В порядке помощи поставил в Китай большие партии материалов и вооружений. Более двух тысяч советских летчиков записались в военно-воздушные отряды на помощь китайскому народу и участвовали в воздушных боях в Китае. Среди них более 200 погибли в боях на китайской земле. В завершающую фазу войны войска Красной Армии Советского Союза были переброшены на северо-восток Китая. Они вместе с китайской армией и народом сражались против японских милитаристов, что явилось мощной помощью китайскому народу в завоевании окончательной победы. Китайский народ будет всегда хранить память о россиянах, и военных, и гражданских, отдавших свои жизни за независимость и освобождение китайской нации».

В этом мрачном здании в Харбине располагался печально знаменитый «Отряд 731» японской армии.

В этой связи следует особо подчеркнуть, что боевое братство двух стран способствовало, прежде всего, повышению боеспособности армии Китая. Это выразилось в соотношении потерь воюющих сторон. Так, к началу 1939 г., благодаря усилиям военных специалистов из СССР, резко упали потери в китайской армии и возросли потери японской армии. Если в первые годы войны китайские потери убитыми и ранеными составляли 800 тыс. человек (5:1 к потерям японцев), то за второй год они уравнялись с японскими (300 тыс.). В 1937-1940 гг. в Китае работало свыше 300 советских военных советников. Прямое их участие в разработке планов применения войск и в боевых действиях против японцев началось весной 1938 г. Среди них были будущие генералы и маршалы Василий Чуйков, Павел Рыбалко, Павел Батицкий, Александр Черепанов и другие. Всего же в эти годы в Китае работало свыше 5 тыс. советских граждан. Среди них были преподаватели и инструкторы, рабочие по сборке самолетов и танков, авиационные специалисты, дорожники и мостовики, транспортники, медики и, наконец, военные советники. Около 2 тыс. советских летчиков-добровольцев сражались с японскими пилотами, каждый десятый из них погиб.

В первое время с началом войны были проблемы с поставками материалов и вооружений из СССР ввиду полной утраты Китаем возможностей постоянных сношений с внешним миром. Поэтому в 1937 г. китайское правительство обратилось к СССР с просьбой оказать помощь в создании автомобильной трассы через провинцию Синьцзян, что и было сделано. СССР регулярно осуществлял поставки вооружения, боеприпасов и других материальных средств в Китай по морю и через провинцию Синьцзян, при этом второй путь являлся приоритетным из-за морской блокады китайского побережья. СССР заключил с Китаем несколько кредитных соглашений и контрактов на поставку советского вооружения. Китайское правительство получило от СССР крупный кредит – $450 млн. Уже осенью 1937 г. через советскую Среднюю Азию и китайский Синьцзян пошли поставки оружия.

Несомненно, возросшие благодаря советской помощи возможности китайской армии стали мешать реализации планов Японии по подготовке войны против СССР. Как пишет Энтони Бивор, «с момента подписания в ноябре 1936 г. Антикоминтерновского пакта между Германией и Японией напряженность на монгольской границе между частями Красной Армии и подразделениями японской Квантунской армии резко возросла. Обстановка сильно обострилась в результате целого ряда пограничных столкновений, произошедших в 1937 г., и крупного конфликта в 1938 г., известного как «чжангуфэнский инцидент», или бои у озера Хасан, расположенного в 110 км к юго-востоку от Владивостока». Причину этого обострения называет Энтони Бивор: «Давление со стороны нацистской Германии, целью которого было заставить Японию рассматривать в качестве главного противника Советский Союз…». Этот факт однозначно говорит о том, что боевые действия на Дальнем Востоке изначально были составной частью Второй мировой войны и предшествовали ее развязыванию в Европе. Несомненно, существовала координация военных усилий германского фашизма и японского милитаризма союзников по Антикоминтерновскому пакту.

Кроме того, операции Красной Армии в 1938 г. в районе озера Хасан на советско-маньчжурской границе и еще более крупномасштабные бои в 1939 г. на границе Монголии с Маньчжоу-Го у реки Халхин-Гол стали фактическим участием СССР в войне на стороне Китая. Мало того, бои на Халхин-Голе, которые закончились унизительным поражением Квантунской армии, оказали влияние на дальнейшее участие Японии во Второй мировой войне. Как пишет Энтони Бивор, «Япония была потрясена до самого основания этим неожиданным поражением, в то время как ее китайские враги, как националисты, так и коммунисты, воспрянули духом. В Токио фракция «удара на север», которая стремилась к войне с Советским Союзом, потерпела серьезное поражение. А фракция «удара на юг», во главе которой находилось командование ВМС Японии, с этого момента оказалась на подъеме».

Разгром советскими войсками Квантунской армии в августе 1945 г. оказал решающее значение на исход Второй мировой войны.

Несомненно, такое изменение направления экспансии Японии было обусловлено и тем, что в тылу Квантунской армии находились вооруженные силы Китая, которые снабжались и обучались с участием СССР. Любая попытка японской армии начать наступление в северном направлении встретила бы ожесточенное сопротивление советских войск с фронта и удары китайской армии с тыла. В результате, как пишет Энтони Бивор, «последующий отказ Токио от нападения на Советский Союз зимой 1941 г. с геополитической точки зрения сыграет чрезвычайно важную роль в самый решающий момент войны, как на Дальнем Востоке, так и в смертельной схватке Гитлера с Советским Союзом». Тем не менее японские милитаристы часто нарушали государственную границу, вторгались в территориальные воды и воздушное пространство СССР. Провал наступления немецко-фашистских войск под Москвой несколько охладил их пыл, однако от своих захватнических планов Япония не отказалась.

В августе 1945 г. стремительность действий Вооруженных Сил СССР спутала все планы японского руководства на продолжение войны. Советское правительство, верное своим обязательствам перед союзными державами, стремясь к быстрейшему окончанию войны и восстановлению всеобщего мира, а также желая обезопасить свои дальневосточные границы, 8 августа объявило, что с 9 августа 1945 г. наша страна будет находиться в состоянии войны с Японией. Японская газета «Санкэй симбун» 26 августа в статье с тенденциозным названием «Китай, Южная Корея и Россия: создание мифа о «странах-победительницах» писала, что «СССР, который является предшественником России, в свое время напал на Японию, нарушив советско-японское соглашение о нейтралитете». Следует отметить, что в Японии часто упоминается факт «нарушения Советским Союзом пакта о нейтралитете 1941 г.». В этой связи отмечаем, что вторым пунктом Договора нейтралитета между СССР и Японии предусматривалось: «Если одна из Договаривающихся сторон станет объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих сил, другая Сторона будет соблюдать нейтралитет на протяжении всего конфликта».

Неоспоримым фактом истории является то, что в ходе Второй мировой войны СССР 22 июня 1941 г. оказался «объектом военных действий» со стороны нацистской Германии, которая была союзницей Японии по Антикоминтерновскому пакту. Как в такой ситуации японская сторона могла сохранять нейтралитет в отношении СССР, если по пакту она должна была действовать совместно с Германией против него. Ни один юрист или политик не докажет, что в то время соглашение о нейтралитете с СССР имело для Японии более значимое значение, чем обязательства по Антикоминтерновскому пакту. Советское руководство это прекрасно понимало и принимало нужные меры.

Кроме того, не нужно забывать, что в конце ноября 1941 г. мало кто в мире сомневался, что немецкий блицкриг вот-вот достигнет цели и Москва, а вместе с ней и весь СССР, падет. Представляется, что именно эти ожидания подтолкнули Японию к началу реализации совместных с Германией планов по завоеванию мирового господства и нападению 7 декабря на США – союзника СССР по антигитлеровской коалиции. В результате во Второй мировой войне сражались две коалиции: антигитлеровская, где ведущая роль принадлежала СССР, США и Великобритании, и коалиция держав оси: Германии, Японии и Италии. Учитывая реальную опасность агрессии со стороны Японии, СССР был вынужден держать против нее свыше 1 млн. солдат и офицеров, более 16 тыс. орудий и минометов, свыше 2 тыс. танков и САУ, до 4 тыс. боевых самолетов и около 100 боевых кораблей. Несомненно, отсутствие этих войск на советско-германском фронте не на один месяц продлило войну в Европе. Вот она цена «нейтралитета» Японии, о которой там все забыли.

Следует также отметить, что в документах периода войны ни Рузвельт, ни Трумэн, ни Черчилль никогда даже не упоминали советско-японский пакт о нейтралитете, считая, что все соглашения предвоенного периода не должны препятствовать достижению главной цели – победы над коалицией враждебных государств – Германии, Японии и Италии. Решение об участии СССР в войне против Японии было принято на Ялтинской конференции союзных держав по настойчивой просьбе Рузвельта. Как пишет Энтони Бивор, «президент согласился с ценой, которую назначил Сталин за вступление в войну с Японией. На Дальнем Востоке СССР хотел получить южную часть Сахалина и Курильские острова, которые Россия потеряла в войне с Японией в 1905 г. … Рузвельт не хотел рисковать договоренностями, достигнутыми по главным для него вопросам – созданию ООН и вступлению СССР в войну против Японии».

Естественно, когда речь шла об участии СССР в войне против Японии, то Сталин потребовал всю протянувшуюся от Камчатки до Хоккайдо гряду Курильских островов, которые долгое время японской военщиной использовались в антисоветских целях. Это было зафиксировано в статье 2 Сан-Францисского мирного договора с Японией 1951 г., устанавливающей отказ Японии от всех прав, правооснований и претензий на Южный Сахалин и Курильские острова. Тем не менее, согласно официальной позиции Японии, Итуруп, Шикотан, Кунашир и Хабомаи, так называемые «северные территории», в состав Курильских островов (островов Тисима) не входили, и от них Япония не отказывалась. Фактически такая позиция основана на разных интерпретациях географических названий территорий: как кому выгодно, так и ее и называет. В России всегда Курильские острова считались единым целым от Камчатки до Хоккайдо. А Япония, потерпевшая поражение в войне, в развязывании которой принимала активное участие, не вправе диктовать свои условия победителям. На пресс-конференции по итогам переговоров с Сергеем Лавровым глава МИД Японии Фумио Кисида, находившийся с визитом в России  21-22 сентября, выразил надежду, что Москва и Токио найдут взаимоприемлемое решение спора о принадлежности «северных территорий». На что его российский коллега категорично ответил, что для Москвы принадлежность Южных Курил «не является предметом для дискуссий».

Стремление союзников привлечь СССР к войне против Японии приобрело особую значимость и важность для них после знакомства с материалами международного судебного процесса над главными японскими военными преступниками. Командующий Квантунской армией, в подчинении которого находились центры разработки бактериологического оружия, генерал Отодзо Ямада признал на судебном процессе: «Вступление в войну против Японии Советского Союза и стремительное продвижение Красной Армии вглубь Маньчжурии лишило нас возможности применить бактериологическое оружие против СССР и других стран». О его наличии в японской армии генерал Ямада хорошо знал, поскольку сам посетил «Отряд 731», который по признанию самих же японцев, был самым мощным по возможностям производства и применения бактериологического оружия. Это был не имевший аналогов в мире военный бактериологический комбинат со штатом около трех тысяч научных и технических работников. Осмотрев его, командующий Квантунской армией «был крайне поражен размахом исследовательских работ и колоссальными возможностями отряда по изготовлению бактериологического оружия». Эти «возможности» – миллионы миллиардов возбудителей сибирской язвы, холеры и чумы.

Применение этого биологического арсенала имело бы более ужасные последствия, чем американские атомные бомбардировки (учитывая штучное число ядерных зарядов у США в то время) – жертвами стали бы миллионы. Об этом сегодня никто не вспоминает. А следовало бы. Так, от чумы, возбудители которой являлись одной из основ бактериологического оружия Японии, прошедшей в середине XIV века по Азии, Европе и Северной Африке, за 20 лет погибло не менее 60 млн. человек (во многих регионах – от трети до половины населения). Как видим, в случае реализации японскими милитаристами их планов по завоеванию мирового господства последствия для человеческой цивилизации были бы катастрофическими.

Вступление же Советского Союза в войну и стремительное развитие наступления Красной Армии в Маньчжурии обрекло на поражение самую многочисленную (около миллиона бойцов) и боеспособную Квантунскую армию, исключило возможность ее переброски на оборону японских островов. 9 августа 1945 г. на экстренном заседании Высшего совета по руководству войной японский премьер-министр Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны». Кстати, это заявление было сделано уже после атомной бомбардировки американцами Хиросимы. Американский журнал The National Interest в статье «Участие СССР в войне с Японией: значение и последствия» пишет: «Западные историографы долгое время подчеркивали роль ядерных бомбардировок, вынудивших Японию капитулировать. Однако в появившихся недавно в открытом доступе японских документах особо отмечается значение того, что СССР объявил войну Японии и тем самым ускорил ее поражение».

Американский исследователь Уорд Уилсон в статье «Победу над Японией одержала не бомба, а Сталин», опубликованной в мае 2013 г. в Foreign Policy, признал, что за четыре дня СССР сделал то, что Америка не смогла сделать за четыре года – разгромить Квантунскую армию и принудить Японию к капитуляции.

Резко изменилась и ситуация на китайско-японских фронтах. 11 августа Народно-освободительная армия Китая также активизировала боевые действия против японских захватчиков. После разгрома Квантунской армии и потери военно-экономической базы в Северо-Восточном Китае и Северной Корее Япония лишилась последних сил и возможностей продолжать войну. 2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури» японские представители подписали акт о капитуляции, что привело к завершению Второй мировой войны.

О китайско-советском сотрудничестве в годы войны и после ее завершения Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза Александр Василевский в своей книге «Дело всей жизни» пишет: «Представители китайской Народно-освободительной армии высказали чувства признательности и благодарности Советскому Союзу, его Вооруженным Силам, создавшим важные предпосылки для победы китайской революции. Трофейное и наше, отечественное, оружие и боевая техника помогли перевооружить Народно-освободительную армию и технически оснастить ее новые части и соединения, ставшие потом костяком и ударной силой революционного Китая. Не подлежит сомнению, что без решающей помощи Советского Союза китайский народ не смог бы так быстро сбросить ярмо японских милитаристов и добиться освобождения своей страны». Глубоко символично, что замыкали 3 сентября пешую часть военного парада в Пекине, продемонстрировав блестящую строевую выучку, российские военнослужащие 154-го отдельного комендантского Преображенского полка. К ним было приковано самое пристальное внимание, поскольку, по военной традиции, закрывать парад – одна из самых почетных обязанностей, и тем самым Китай отдает дань уважения нашим солдатам.

Несомненно, историческим фактом является то, что Китай, несмотря на невыносимые тяготы противостояния более сильному противнику, не капитулировал, выстоял в неравной борьбе. Он целых восемь лет сопротивлялся Японии, за несколько месяцев вытеснившей Англию, Францию, Голландию и США из их азиатских колоний. Торжества 3 сентября в Пекине, без сомнения, стали крупным международным событием. Они показали вклад Китая в разгром японских захватчиков, в результате из незаслуженного забытья возвратились славные и жертвенные события на азиатских и  дальневосточных фронтах Второй мировой войны.

Как сообщает РИА Новости, на встрече с китайским лидером Си Цзиньпином в Пекине 3 сентября Владимир Путин отметил: «Нас объединяют стратегические отношения и, как мы говорим, всеобъемлющее партнерство. Но важно и то, как мы смотрим на проблемы истории». Президент подчеркнул, что народы России и Китая не должны забывать, «как жестоко вели себя оккупанты на временно оккупированных территориях, к каким неисчислимым жертвам это привело». «Необходимо сделать все для того, чтобы предотвратить в будущем крупные военные конфликты, да и вообще свести к минимуму военные конфликты», – добавил Владимир Путин. В ответной речи председатель КНР отметил, что Россия и Китай должны вместе сопротивляться искажению исторических фактов. «Уходят годы, и некоторые молодые люди стали хуже знать историю Второй мировой войны, другие начинают забывать об этом, а третьи даже пытаются искажать, переписывать эту историю. В этом отношении наши взгляды в высшей степени идентичны», – сказал Си Цзиньпин, отметив, что Китай продолжает «развитие всеобъемлющего стратегического партнерства с Россией».

Празднества 3 сентября в Пекине со всей очевидностью продемонстрировали, что Китай стал одной из ведущих держав в послевоенном мире. Как писала «Хуаньцю шибао» в вышеупомянутой статье, «мир и развитие сложно остановить, Китай тоже не позволяет больше другим называть себя «великим больным Восточной Азии» и не может молча терпеть возрождение японского милитаризма». Слова газеты наглядно были подтверждены на военном параде, который продемонстрировал самые крупные достижения Китая в сфере, прежде всего, ракетных технологий, включая первую и единственную в мире противокорабельную баллистическую ракету, названную в США «убийцей авианосцев». По мнению экспертов, ракета способна кардинально изменить ход возможного военного конфликта. Всего же, как подчеркивалось в официальных сообщениях, 84% всех образцов, представленных на параде, были показаны общественности впервые. «Есть целый класс вооружений в Народно-освободительной армии Китая, который должен вызывать такое же – если не большее – беспокойство. Некоторые сложно обнаружить, другие скрыты на видном месте. Некоторые полезны из-за недостаточных возможностей Америки к противодействию, некоторые являются отражением социально-экономических изменений, которые происходят в государстве», – написал эксперт в области вооружений Кайл Мизоками, чьи статьи публикуются в таких изданиях, как The Diplomat, Foreign Policy, War is Boring и Daily Beast. Естественно, во многом основа этих достижений была заложена благодаря военному сотрудничеству СССР и Китая, а ныне России и Китая.

В заключение выразим надежду, что не только в России и Китае, но и во всех других странах мира история Второй мировой войны будет восприниматься как важнейший урок при поиске ответов мирового сообщества на глобальные вызовы и угрозы, стоящие перед человечеством. Как писал русский историк Василий Ключевский, «история не учительница, а надзирательница magistra vitae (наставница жизни): она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

Иван Сергеевич МАЛЕВИЧ – полковник в отставке, кандидат военных наук


 

НОВОСТИ

Президент России Владимир Путин своим указом назначил Александра Фомина заместителем министра обороны.
Специалисты Главного автобронетанкового управления Министерства обороны России и представители промышленности начали проведение испытания новых и перспективных образцов вооружения, военной и специальной техники в условиях Арктики.
В ходе полевых занятий по огневой и тактической подготовке с подразделениями мотострелковой бригады Южного военного округа, в которых были задействованы около 300 военнослужащих, а также более 40 единиц боевой техники, включая танки Т-90А, БМП-3, САУ «Мста-С», в режиме реального времени применялся новейший комплекс разведки, управления и связи «Стрелец».
АО «ММП имени В.В. Чернышева» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию) получило займ от Фонда развития промышленности (ФРП) на приобретение высокоточных станков в целях обеспечения требуемых стандартов качества и надежности нового турбовинтового двигателя ТВ7-117СТ.
Как сообщил командующий войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковник Александр Дворников, в Крыму сформирован и приступил к боевой подготовке 22-й армейский корпус Черноморского флота.
Доходы России от экспорта вооружений в 2016 г. составили около $15 млрд., заявил председатель правительства РФ Дмитрий Медведев на выездном заседании фракции «Единая Россия».
Штатный автомат для боевой экипировки «Ратник» будет выбран в конце 2017 г., заявил РИА «Новости» директор ЦНИИТОЧМАШ Дмитрий Семизоров.
В ходе внезапной проверки боевой готовности ВКС все из более чем 150 воздушных целей, которые имитировали полеты истребителей, БЛА и крылатых ракет условного противника в зоне ответственности система ПВО-ПРО Москвы и Центрального промышленного района, были своевременно перехвачены и условно уничтожены.
Боевой и численный состав Вооруженных Сил России и дислокация их межвидовых группировок определяются с учетом геополитической обстановки в мире и многообразия угроз для безопасности страны, заявил статс-секретарь – заместитель министра обороны России Николай Панков на специальном сборе начальников кадровых органов ВС РФ.
На Международной выставке вооружений и военной техники IDEX 2017 в Абу-Даби корпорация «УВЗ» впервые продемонстрировала полноразмерный макет 30-мм дистанционно управляемого боевого модуля для боевых бронированных машин, созданного Нижегородским центральным научно-исследовательским институтом «Буревестник».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100