Задача России – становиться сильнее
Военно-политическая обстановка в мире угрожает новыми конфликтами

Роль военной силы во внешней политике стран претерпевает существенные изменения. Характер этих изменений во многом определяется новым соотношением сил, сформировавшимся после распада СССР, развитием новых технологий и форм ведения вооруженной борьбы, нарушением существовавшей ранее системы международных связей и эволюцией взглядов ведущих военных держав на способы и формы применения силы.

Григорий ТИЩЕНКО

Экономические интересы стран становятся доминирующими. Если ранее еще можно было говорить о превалировании идеологических интересов у некоторых государств, то после развала СССР, фактического исчезновения лагеря социализма, все большего перехода Китая на рельсы рыночной экономики, борьба за экономические дивиденды стала движущей силой политики практически всех стран мира. В условиях ограниченности мировых ресурсов, нарастания их дефицита в результате роста населения и мирового производства все больше стран строит свою внешнюю политику по принципу «сначала съедим ваше, а потом я съем свое». НАТО включило в перечень первоочередных задач обеспечение энергетической безопасности членов блока.

В связи с тем, что экономические интересы становятся главными в политике стран, будет обостряться борьба за природные ресурсы. Ярким примером является Арктика, на ресурсы которой уже претендуют страны, даже не имеющие выхода к ней. Китай, в частности, начал строить военно-морской флот, способный действовать в северных широтах. На Западе все громче говорят, что ресурсы некоторых стран, в том числе и России, должны принадлежать не им одним, а всему мировому сообществу. Допускается даже принудительное, в том числе с использованием военной силы, перераспределение национальных богатств. НАТО уже в своих основополагающих документах («Гарантированный доступ к всеобщему достоянию» и др.) требует «справедливого» распределения мировых ресурсов.

Постепенно завершается период «однополярного» мироустройства с несомненным военно-политическим доминированием США. Соединенные Штаты останутся самым влиятельным мировым игроком, но все больше будут вынуждены полагаться на ключевых союзников и партнеров в проведении своей политики.

Под давлением Вашингтона НАТО превращается в организацию, действующую не только в Европе, но и во всем мире.

Говоря о многополярном мире, следует иметь в виду, что многополярная система менее устойчива, обладает большим количеством степеней свободы. Чем больше мировых полюсов, тем больше конфликтов и крови.

В основе современной внешней политики США стремление сохранить глобальное лидерство. Главный документ, играющий роль оборонной доктрины, так и называется – «Поддержание глобального лидерства Соединенных Штатов: приоритеты в области обороны в XXI веке».

Стремясь обеспечить военное превосходство над любым потенциальным противником, США пытаются уйти от существующей концепции стратегического сдерживания в отношениях с Россией. Создано командование «молниеносного глобального удара». Это не командование, отвечающее за быстрые единичные неядерные удары в глобальном масштабе (с использованием, например, отдельных МБР в обычном снаряжении), как заявляют и считают многие, а командование первого удара, стратегических наступательные операций с применением всех ядерных и неядерных средств. В этом легко убедиться, обратившись не к декларируемым политическим документам, а конкретным доктринам и наставлениям для ВС США. Создаваемая же глобальная ПРО, согласно внутренним документам ВС США, должна обеспечить гарантированную оборону только Соединенных Штатов и их сил. Задача же защиты союзников и партнеров присутствует только в политических декларативных документах и включена туда искусственно, лишь для их успокоения, и после того, как они стали роптать.

В ближайшем будущем Вашингтон будет по-прежнему искать точки соприкосновения для взаимодействия с нашей страной в урегулировании иранской и корейской проблем. К этому его подталкивает также и необходимость сдерживания претензий Китая на роль новой сверхдержавы. Политическое руководство США хотело бы сделать Российскую Федерацию своим партнером в борьбе с терроризмом и распространением ОМУ; участницей международных коалиций, осуществляющих миротворческие и гуманитарные операции; надежным поставщиком энергоресурсов на международные рынки; сотрудником в реализации крупных, требующих больших финансовых затрат космических программ (например, полет на Марс), которые неоднозначно воспринимаются американским обществом.

Соединенные Штаты, постепенно уходя с европейского континента в АТР, возлагают присмотр за Россией на европейцев. Об этом откровенно говорят в Конгрессе США. Вашингтон будет продолжать осуществлять общее руководство, а конкретные шаги по сближению РФ с Западом на основе ценностей последнего поручаются Европе. Цель такого сближения состоит в максимальной привязке Российской Федерации к Западу и превращении ее в страну, не являющуюся потенциальным противником, к каковым она сейчас причисляется в официальных американских документах. Если перевести такую политику на простой язык, то нас попросту должны задушить в объятиях.

Финляндия, наращивающая свой военный потенциал, к 2016 г. станет участницей сил реагирования НАТО.

Подобный подход провозглашен недавно Вашингтоном в качестве официальной политики в отношении противников, предусматривающей их максимальное вовлечение в сотрудничество и таким образом перевоспитание на ценностях США. Если потенциальный противник сопротивляется, то к нему применяют более жесткие меры, вплоть до военной силы.

США продолжат укрепление двустороннего и многостороннего военного сотрудничества, направленного на обеспечение доминирования в важных для них регионах (Азиатско-Тихоокеанский регион, Ближний Восток, Центральная Азия).

Вероятно, будут созданы региональные военные блоки с участием США в АТР и Персидском заливе. Так, например, в США уже рассматривали возможность формирования «мини-НАТО» в АТР на основе союза «США-Япония-Южная Корея-Австралия». Кроме того, анализировались и другие конфигурации: «США-Тайвань-Филиппины», «США-Япония-Южная Корея-Индия». Основная направленность союзов в АТР – противодействие Китаю.

Военный блок с участием монархий и США может появиться в обозримой перспективе и в Персидском заливе. Он необходим здесь для контролирования зоны жизненно важных интересов США. Уже создаются объединенные системы ПВО и ПРО стран Персидского залива, соответствующие командные структуры.

Блок НАТО под руководством США превращается из европейского в глобальный. Расширение НАТО продолжится, в том числе с привлечением неевропейских государств, с целью наращивания возможностей по глобальному проецированию силы, противоборству КНР и сдерживанию России. В глобальных партнерах НАТО уже числятся Япония, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Монголия, Афганистан, Пакистан и даже Колумбия.

Польша выступает в качестве главного проводника американских интересов в Старом Свете.

Североатлантический союз по-прежнему рассматривается США в качестве важнейшего силового института реализации внешнеполитической и военной стратегии Соединенных Штатов. Именно США инициировали трансформацию НАТО, предусматривающую существенное расширение географических границ и функций блока, в частности, обеспечение энергетической безопасности. Поскольку Соединенным Штатам удалось завладеть инициативой в деле реформирования НАТО, то трансформация последнего ориентирована, прежде всего, на существенное наращивание его военных возможностей, а не «политизацию», за которую выступали европейцы и в которой США видели опасность утраты альянсом своей дееспособности. В результате реформы НАТО должно превратиться в организацию, обеспечивающую, в американском понимании, безопасность не только в Европе, но и в мире.

Начинает формироваться «триада» НАТО, повторяющая американскую «триаду» (наступательные вооружения – оборонительные вооружения – обеспечивающая инфраструктура), курс на создание которой фактически был провозглашен в 2012 г. на саммите альянса в Чикаго.

Формируются общие ядерные силы Североатлантического альянса. Наблюдается фактическое объединение ядерных сил Франции и Великобритании. Учитывая, что британские ядерные силы  давно уже практически едины с СЯС США, происходит создание коллективных ядерных сил НАТО, которые необходимы США в условиях сокращения ядерных вооружений и нарастания противоборства с Китаем и Россией.

США совместно  со странами-членами НАТО будут наращивать усилия по противодействию противникам с помощью «мягкой силы», то есть путем их внутренней дестабилизации, развала или установления подконтрольных режимов. Наглядный пример – Украина, где ведущую роль с молчаливого согласия США начинает играть Германия, прикрывающаяся вывеской ЕС и пытающаяся серьезно укрепить свои экономические позиции, а потом, возможно, и политические. Как известно, Германия уже тихо осуществила экономическую оккупацию практически всех бывших социалистических стран Европы (Польши, Чехии, Венгрии, Болгарии, стран Прибалтики).

Несмотря на довольно амбициозные заявления, подход натовского руководства к взаимодействию с Москвой останется прежним и будет носить характер компромисса между интересами союзников, настаивающих на применении стратегии «активного сдерживания» в отношении России, и членами блока, выступающими за углубление двустороннего сотрудничества. В целом можно прогнозировать модель «прагматического партнерства» НАТО и РФ, основанного не на общих ценностях, а на взаимных интересах.

Вывод войск НАТО из Афганистана приведет к дестабилизации в Центральной Азии.

В обозримом будущем сохранится неопределенность в проекте строительства «единой» Европы. Аморфность нынешнего ЕС как самостоятельного глобального политического игрока сохранится. Однако если ранее США не давали Европе стать самостоятельной в вопросах обороны, то сейчас, по-видимому, их позиция изменится. В условиях смещения центра тяжести американской политики в Азию Вашингтон начнет все больше «прессовать» европейцев с целью наращивания ими военных мускулов. Так, на саммите 2013 г. глав государств и правительств 28 стран-членов ЕС, где оборонные вопросы были главными, Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен даже заявил, что США могут потерять интерес к участию в НАТО, если Европа не повысит свои оборонные расходы до 2% ВВП.

Вероятно, что лет через 5-7 в НАТО вступят Швеция и Финляндия. При нынешних правительствах этого не произойдет. Большинство населения обеих стран против вхождения в Североатлантический союз, но соответствующее давление растает, постепенно меняя общественное мнение в пользу членства в альянсе.

К 2016 г. Финляндия фактически перестанет быть нейтральным государством. Формально, не вступая в Североатлантический альянс, она станет участницей сил реагирования НАТО (NATO Response Force).

Роль самого активного проводника американских интересов в Старом Свете будет продолжать играть Польша, которой будут помогать страны Прибалтики, некоторые другие бывшие социалистические государства, в которых сильны позиции Соединенных Штатов.

Для регулирования сближения России и западноевропейских стран на основе западных ценностей проводники американских интересов в Европе будут продолжать искусственно нагнетать напряженность на континенте. В рамках программы «Восточное партнерство», наиболее активным проводником которой является Польша, продолжатся усилия по выводу таких бывших советских республик, как Украина, Белоруссия и Молдавия, из под влияния России и создания на их основе буферной зоны, некой «стены», отделяющей Россию от Западной Европы.

По-видимому, необходимо готовиться к серьезной дестабилизации ситуации в Молдавии и дальнейшему ее раскачиванию на Украине, их сближению с НАТО. Молдавию уже давно обрабатывает в соответствующем направлении член альянса – Румыния, а Украину «хором» агитируют США, Германия, Польша и Великобритания. Украина и Молдавия провозгласили курс на сближение с Европой, но, как известно, чтобы стать членом ЕС, надо сначала стать членом НАТО. Все бывшие социалистические государства сначала заставляли вступить в НАТО, а уж потом разрешали стать членом ЕС. Одно время ЕС намеревался приостановить прием новых членов, на что резко негативно отреагировало руководство НАТО. В конце концов, решение ЕС было пересмотрено и параллельное расширение НАТО и ЕС продолжилось.

Курс Молдавии на Запад наверняка приведет к обострению ситуации вокруг Приднестровья, возможно – к размораживанию конфликта.

Военно-политическая обстановка в Кавказском регионе все более усложняется, что связано, прежде всего, со стремлением Соединенных Штатов вывести Россию из числа значимых геополитических игроков во всем Кавказском регионе и сформировать геостратегический коридор для прямого выхода стран Запада в район Каспийского моря и в Центральную Азию. Принимаются меры по втягиванию Грузии и Азербайджана в НАТО, созданию в Прикаспийском регионе военного плацдарма для нападения на Иран. При этом военно-политическое руководство Грузии и Азербайджана ожидает помощи от Брюсселя в решении своих территориальных проблем.

Вероятно, на ближайшем саммите НАТО в Лондоне будет сделан еще один шаг на пути приема Грузии и Азербайджана в альянс. По-видимому, нельзя исключать возможности приема Грузии в эту организацию без Абхазии и Южной Осетии. А в случае с Азербайджаном можно ожидать обострения конфликт в Нагорном Карабахе с последующим вводом туда западных миротворцев.

Весьма вероятен следующий вариант разрешения конфликта, который продвигают США и уже обсуждают в Ереване и Баку. Турция открывает границу с Арменией. Азербайджан признает определенный суверенитет Нагорного Карабаха и получает за это некоторые районы, обеспечивающие ему транспортный коридор на Турцию, от эксплуатации которого будет иметь доход и Армения. В результате США получат дополнительный прямой выход через Кавказ в Каспийский регион и Центральную Азию, отпадают основания для присутствия российской военной базы в Армении и ставится вопрос о ее выводе.

Нельзя исключать также, что силы, воюющие сейчас на стороне оппозиции в Сирии, не окажутся в будущем в Закавказье или на Северном Кавказе.

Грузинское руководство не намерено мириться с потерей Абхазии и Южной Осетии и продолжит предпринимать шаги по созданию условий для их возврата. В качестве основного направления достижения данной цели намечено использование стратегии «Вовлечение путем сотрудничества», предполагающей прежде всего укрепление экономических связей. Наверняка на каком-то этапе развития сотрудничества Грузии с ее бывшими республиками встанет вопрос о дальнейшем пребывании на территории последних российских военных баз.

В связи с выходом войск НАТО из Афганистана, в том числе через Азербайджан и Грузию, в этих странах появятся, по-видимому, американские военные базы. Об этом открыто говорят, например, американские генералы.

Что касается Турции, то она проводит политику, ведущую к расколу Южного Кавказа и созданию в регионе оси Турция – Азербайджан – Грузия. Цель такой политики заключается в трансформации наметившегося экономического блока трех государств в военно-политический союз. Следует однако заметить, что Россия, США и ЕС, рассматривая Кавказ как единый регион, не поддерживают подобную политику Турции.

Между Турцией и Грузией имеются договоренности о создании совместных воинских частей по защите стратегических коммуникаций, морских портов, нефтепроводов, железных дорог, аэропортов.

Турция курирует Вооруженные Силы Азербайджана (военно-образовательные программы, оперативная работа, проведение учений до уровня полка, реформирование ВС с целью создания небольшой профессиональной армии, воссоздание ВВС и ВМС, военной разведки). США возражают против фактического подчинения ВС Азербайджана Турции и военно-политической интеграции этих стран на исключительно двусторонней основе.

Что касается Ирана, то спад напряженности вокруг него, по-видимому, не будет длительным. В случае развязывания масштабных военных действий против Ирана, Тегеран наверняка использует все свои возможности для нанесения ответных ударов, в том числе по территориям, с которых будут действовать США.

А это могут быть территории Азербайджана и Грузии.

Проблема международного военного присутствия в Каспийском регионе в последнее время актуализировалась в контексте борьбы за его углеводородные ресурсы. Каспий включен в перечень зон «жизненных интересов» США, что при возникновении определенных неблагоприятных для РФ внешнеполитических условий может способствовать появлению в регионе военных сил НАТО.

Следует ожидать нарастания напряженности и дестабилизации ситуации в Центральной Азии. Здесь скрещиваются интересы таких ведущих игроков, как Россия, США, Китай. Проявляют интерес к региону Индия, Европа. Здесь обостряется соперничество за ресурсы и транспортные коридоры. Кроме того, подходит время, когда руководители центральноазиатских республик в силу преклонного возраста будут вынуждены сойти со сцены, а на смену им придет новое поколение политиков. В частности, серьезное обострение ситуации по такому сценарию возможно в Казахстане. Ускорить региональную дестабилизацию могут и новые волны экономического кризиса, а также частичный вывод войск НАТО из Афганистана в 2014 г., за которым последует выплеск напряженности за пределы этой станы.

США и их союзники по НАТО с ужасом думают о том, что после ухода из Афганистана образовавшийся там вакуум может заполнить Китай и распространить свое влияние на весь регион. Западные страны страстно ищут помощи России в сдерживании Китая.

Япония перестает сдерживать развитие своих ВС и готовится стать игроком мирового масштаба.

К обострению ситуации в Центральной Азии необходимо готовиться Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). При этом потенциальную опасность для России несет реформирование вооруженных сил государств-членов ОДКБ и СНГ в соответствии со стандартами НАТО, подготовка военных кадров бывших советских республик на Западе, закупка там вооружения и военной техники. Все это облегчает процесс присоединения стран Содружества к НАТО, сокращает российский военный экспорт и в целом снижает влияние Москвы в ближнем зарубежье.

К сожалению, в рамках ОДКБ не выработаны общие концептуальные подходы к военному строительству. В частности, национальные военные доктрины не только не согласовываются между государствами-членами, но и зачастую разрабатываются с участием специалистов из стран, принадлежащих к другим военно-политическим блокам. В организации отсутствует утвержденный межгосударственный язык общения, что существенно затрудняет командование и управление войсками, тормозит развитие сотрудничества. Нет понимания общих угроз, которое могло бы стать локомотивом развития ОДКБ.

В этих условиях каждое из государств, входящих в организацию, стремится самостоятельно определять собственную иерархию угроз и вызовов безопасности, которые существенно отличаются от систем угроз других стран-членов.

Нет ясности в вопросах управления создаваемыми в рамках ОДКБ региональными группировки войск (сил). Так, Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР), решение о создании которых принято в феврале 2009 г., подчиняются исключительно национальным командованиям своих государств, и только в случае необходимости начинается процедура согласования их использования, что в условиях уже ведущихся боевых действий исключает своевременность применения КСОР.

Хотелось бы, чтобы усилия, прикладываемые руководством ОДКБ, быстрее реализовывались в наращивании мощи организации.

Постепенно «центром тяжести» мировой политики и экономики становится Азиатско-Тихоокеанский регион, а не Европа. «Осью» новой геополитической игры становятся американо-китайские отношения, которые уже сейчас заметно влияют на характер трансатлантических отношений. В то время как Соединенные Штаты видят в Китае угрозу, то европейцы рассматривают его во многом в качестве дополнительного огромного рынка.

Продолжится становление Китая в качестве второй мировой военной и экономической державы, которая, по некоторым оценкам, уже к 2030-м гг. текущего столетия потеснит с лидирующих позиций Соединенные Штаты.

Если посмотреть на страны АТР, с которыми США активно укрепляют военное сотрудничество (а это Япония, Южная Корея, Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Австралия, Новая Зеландия, Индия), то напрашивается вывод о том, что Вашингтон выстраивает вокруг Китая пояс сдерживания.

Индия и Япония станут, вероятно, ведущими игроками не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в мире. Уже сейчас Индия демонстрирует быстрый прогресс практически во всех сферах государственной деятельности, а Япония, опираясь на уже имеющийся экономический потенциал мирового масштаба, берет курс на свою так называемую военную и внешнеполитическую «нормализацию». Создано Министерство обороны, пересматривается закон о запрете экспорта оружия. В обозримом будущем в Японии, по-видимому, будет пересмотрена и Конституция, сдерживающая военное строительство в стране.

Потенциально горячими точками АТР, в которых могут возникнуть конфликты с участием ведущих мировых держав, являются Корейский полуостров, Тайваньский пролив, Южно-Китайское море, граница между Индией и КНР, Малаккский пролив и пролегающий в Индийском океане маршрут транспортировки углеводородов.

Влияние Соединенных Штатов в АТР уменьшается, Китая – растет. Внешняя политика Японии и Южной Кореи становится все более самостоятельной. Все страны региона пытаются наладить добрососедские отношения с Китаем, все чаще забывая о США.

Возможно, что через 5-10 лет ситуация в Восточной Азии значительно дестабилизируется, если не принять срочных мер по созданию системы безопасности. Однако перспективы создания общей системы безопасности здесь призрачны, поскольку страны преследуют слишком разные цели.

Китай, по-видимому, готов превратить ШОС в военно-политический союз, но без официального оформления такой трансформации, с тем чтобы не вызывать резкой ответной реакции и обострения ситуации в регионе. КНР не в состоянии самостоятельно противостоять США и их союзникам и нуждается в помощи России. Для укрепления региональной безопасности необходимо, по-видимому, создать механизмы взаимодействия ШОС и ОДКБ, сформировать соответствующие структуры.

Главной целью стратегии Вашингтона в Восточной Азии является поддержание и усиление американо-центричного порядка. В основе этой стратегии лежат союзнические отношения, прежде всего с Японией и Южной Кореей, позволяющие сохранять в регионе силы передового базирования.

Подъем КНР представляет большой риск для региональных интересов Соединенных Штатов, Японии, Южной Кореи и некоторых других стран. В американском обществе, например, нет единства по поводу того, что лучше для США: богатый и мирный Китай или распадающийся и пребывающий в хаосе.

Япония стремится ограничить влияние в регионе Соединенных Штатов и КНР, пытается создать японо-центричное сообщество в Восточной Азии, заключив экономические соглашения с Сингапуром, Малайзией и Филиппинами, строя экономический блок на базе йены.

Китай пока не заинтересован в разрушении американо-японского союза, поскольку, как считают в Пекине, выйдя из-под американской опеки, Япония резко активизирует военное строительство, расширит зону своих интересов, что серьезно осложнит ситуацию в регионе.

Токио поддерживает мирное воссоединение двух Корей, улучшение отношений между КНР и Тайванем. Вероятность создания Японией ядерного оружия будет зависеть от дальнейшего развития ситуации в регионе. Те военные операции, в которых участвуют сегодня японские ВС, осуществляются в рамках борьбы с терроризмом и являются по своей сути миротворческими, что не требует изменения Конституции страны. Однако в обозримом будущем поправки в нее будут, по-видимому, внесены, поскольку руководство Японии намерено расширить возможности использования национальных вооруженных сил за рубежом.

Уровень японо-американского взаимодействия приблизился к уровню сотрудничества Соединенных Штатов с союзниками по НАТО.

Как полагают в Южной Корее, США все чаще жертвуют ее интересами, если это им необходимо. Одной из таких возможных «жертв» считается вывод американских войск из страны, за что выступают многие в Вашингтоне. Уход американцев повысит напряженность в отношениях Сеула и Токио, не исключается инициирование Республикой Кореей (РК) собственной игры против Японии и Китая с целью выживания. Если же при этом в Японии сохранится военное присутствие Соединенных Штатов, РК может стать нейтральной или пойти на союз с КНР.

Многие в Южной Корее считают, что Пекин противодействует объединению двух Корей, так как не хочет соединения ядерной мощи Севера с экономической мощью Юга и появления у себя под боком нового мощного игрока. Поскольку ключи от решения проблемы северокорейской ядерной программы, обсуждаемой в рамках шестисторонних переговоров, находятся у США и КНР, то заседания будут проходить еще не раз, ведь главные фигуранты не заинтересованы в их завершении, поскольку это снимет одно из важных препятствий на пути воссоединения народов.

США пытаются втянуть Россию в процесс дальнейших сокращений ядерных вооружений, что в условиях значительного превосходства НАТО в высокоточных и обычных вооружениях лишь увеличит существующий военный дисбаланс.

Набирают обороты пропагандистская кампания международной неправительственной организации «Глобальный ноль» (Global Zero), призывающей к ликвидации всех ядерных вооружений. Все понимают нереальность такой ситуации в сколько-нибудь обозримом будущем, тем не менее эту инициативу официально поддержал президент США Барак Обама.

США и их союзники по НАТО серьезно рассматривают возможность заключения нового договора по ограничению обычных вооруженных сил в Европе, главная цель которого – сделать «видимыми» российские Вооруженные Силы и проводимые ими учения. Союзников очень беспокоит недостаток информации о ВС РФ.

Соединенные Штаты активно наращивают военно-космическую деятельность. В настоящее время американские ВС уже на 90% зависят от космических систем – об этом сообщают представители Пентагона. Уже выпущены оперативные наставления по применению силы в космосе, из космоса – по земле, с земли – в сторону космоса. Проходят летные испытания космические системы, которые могут стать космическим оружием. При этом США не намерены заключать каких-либо соглашений в области ограничения военной космической деятельности.

Что делать России? Прежде всего, становиться сильнее. Кроме того, проводить политику активного нейтралитета, предполагающую равноудаленность от таких центров силы, как США и Китай, и активное продвижение инициатив, способствующих укреплению всеобщей безопасности.

Григорий Григорьевич ТИЩЕНКО – руководитель Центра оборонных исследований Российского института стратегических исследований, доктор экономических наук, кандидат технических наук


 

НОВОСТИ

Как заявил главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Олег Салюков, продолжается оснащение подразделений ПВО СВ современными зенитными ракетными комплексами.
Проект корпорации «Уралвагонзавод» и МИА «Россия Сегодня», который рассказывает о самых современных разработках военной отрасли, получил собственный раздел «Новое оружие России» по адресу www.ria.ru/arms.
Как отметил генеральный директор корпорации Олег Сиенко, «за последние годы корпорация разработала около 20 новейших изделий для Российской армии». Многие из них найдут свое отражение в инфографике агентства.
В 1-ю танковую армию Западного военного округа (ЗВО), дислоцированную в Подмосковье, поступят 10 самоходных гаубиц «Коалиция-СВ» для прохождения войсковых испытаний.
На острове Земля Александры ведется строительство самого приближенного к Северному полюсу стационарного аэродрома.
Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал указ о награждении пятерых работников Уралвагонзавода – головного предприятия корпорации «УВЗ».
Опытно-войсковая эксплуатация боевой экипировки «Ратник» показала, что она удобна и эргономична, особых нареканий у военнослужащих не вызывает, заявил главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Олег Салюков. По его словам, в войска поступило уже около 100 тыс. комплектов экипировки «Ратник», которые очень активно используются в процессе боевой подготовки.
Выполнение заданий ГОЗ – основное стратегическое направление деятельности предприятий Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод». На протяжении последних шести лет ГОЗ выполнялся своевременно, а по некоторой номенклатуре и досрочно.
Опытный образец зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь» на гусеничном ходу для Сухопутных войск будет готов в начале 2017 г., сообщил РИА Новости генеральный директор входящего в НПО «Высокоточные комплексы» предприятия «Щегловский вал» Владимир Попов.
«В последнее время мы слышим много упреков от наших западных партнеров, опасающихся выросшего за последние годы уровня боевой готовности и боеспособности наших Вооруженных Сил.Плановые мероприятия нашей оперативной и боевой подготовки пытаются выдать за «угрожающие» сигналы соседним странам. Раскручиваются тезисы о военной угрозе, новой холодной войне, очередной гонке вооружения», – заявил министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в ходе совещания по подведению итогов совместных мероприятий с федеральными органами исполнительной власти и субъектами РФ при подготовке и проведении стратегического командно-штабного учения (СКШУ) «Кавказ-2016».
В Национальном центре управления обороной под руководством министра обороны генерала армии Сергея Шойгу прошел очередной Единый день приемки военной продукции, поступающей в войска, а также объектов военной и социально-бытовой инфраструктуры ВС РФ.

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100