Задача России – становиться сильнее
Военно-политическая обстановка в мире угрожает новыми конфликтами

Роль военной силы во внешней политике стран претерпевает существенные изменения. Характер этих изменений во многом определяется новым соотношением сил, сформировавшимся после распада СССР, развитием новых технологий и форм ведения вооруженной борьбы, нарушением существовавшей ранее системы международных связей и эволюцией взглядов ведущих военных держав на способы и формы применения силы.

Григорий ТИЩЕНКО

Экономические интересы стран становятся доминирующими. Если ранее еще можно было говорить о превалировании идеологических интересов у некоторых государств, то после развала СССР, фактического исчезновения лагеря социализма, все большего перехода Китая на рельсы рыночной экономики, борьба за экономические дивиденды стала движущей силой политики практически всех стран мира. В условиях ограниченности мировых ресурсов, нарастания их дефицита в результате роста населения и мирового производства все больше стран строит свою внешнюю политику по принципу «сначала съедим ваше, а потом я съем свое». НАТО включило в перечень первоочередных задач обеспечение энергетической безопасности членов блока.

В связи с тем, что экономические интересы становятся главными в политике стран, будет обостряться борьба за природные ресурсы. Ярким примером является Арктика, на ресурсы которой уже претендуют страны, даже не имеющие выхода к ней. Китай, в частности, начал строить военно-морской флот, способный действовать в северных широтах. На Западе все громче говорят, что ресурсы некоторых стран, в том числе и России, должны принадлежать не им одним, а всему мировому сообществу. Допускается даже принудительное, в том числе с использованием военной силы, перераспределение национальных богатств. НАТО уже в своих основополагающих документах («Гарантированный доступ к всеобщему достоянию» и др.) требует «справедливого» распределения мировых ресурсов.

Постепенно завершается период «однополярного» мироустройства с несомненным военно-политическим доминированием США. Соединенные Штаты останутся самым влиятельным мировым игроком, но все больше будут вынуждены полагаться на ключевых союзников и партнеров в проведении своей политики.

Под давлением Вашингтона НАТО превращается в организацию, действующую не только в Европе, но и во всем мире.

Говоря о многополярном мире, следует иметь в виду, что многополярная система менее устойчива, обладает большим количеством степеней свободы. Чем больше мировых полюсов, тем больше конфликтов и крови.

В основе современной внешней политики США стремление сохранить глобальное лидерство. Главный документ, играющий роль оборонной доктрины, так и называется – «Поддержание глобального лидерства Соединенных Штатов: приоритеты в области обороны в XXI веке».

Стремясь обеспечить военное превосходство над любым потенциальным противником, США пытаются уйти от существующей концепции стратегического сдерживания в отношениях с Россией. Создано командование «молниеносного глобального удара». Это не командование, отвечающее за быстрые единичные неядерные удары в глобальном масштабе (с использованием, например, отдельных МБР в обычном снаряжении), как заявляют и считают многие, а командование первого удара, стратегических наступательные операций с применением всех ядерных и неядерных средств. В этом легко убедиться, обратившись не к декларируемым политическим документам, а конкретным доктринам и наставлениям для ВС США. Создаваемая же глобальная ПРО, согласно внутренним документам ВС США, должна обеспечить гарантированную оборону только Соединенных Штатов и их сил. Задача же защиты союзников и партнеров присутствует только в политических декларативных документах и включена туда искусственно, лишь для их успокоения, и после того, как они стали роптать.

В ближайшем будущем Вашингтон будет по-прежнему искать точки соприкосновения для взаимодействия с нашей страной в урегулировании иранской и корейской проблем. К этому его подталкивает также и необходимость сдерживания претензий Китая на роль новой сверхдержавы. Политическое руководство США хотело бы сделать Российскую Федерацию своим партнером в борьбе с терроризмом и распространением ОМУ; участницей международных коалиций, осуществляющих миротворческие и гуманитарные операции; надежным поставщиком энергоресурсов на международные рынки; сотрудником в реализации крупных, требующих больших финансовых затрат космических программ (например, полет на Марс), которые неоднозначно воспринимаются американским обществом.

Соединенные Штаты, постепенно уходя с европейского континента в АТР, возлагают присмотр за Россией на европейцев. Об этом откровенно говорят в Конгрессе США. Вашингтон будет продолжать осуществлять общее руководство, а конкретные шаги по сближению РФ с Западом на основе ценностей последнего поручаются Европе. Цель такого сближения состоит в максимальной привязке Российской Федерации к Западу и превращении ее в страну, не являющуюся потенциальным противником, к каковым она сейчас причисляется в официальных американских документах. Если перевести такую политику на простой язык, то нас попросту должны задушить в объятиях.

Финляндия, наращивающая свой военный потенциал, к 2016 г. станет участницей сил реагирования НАТО.

Подобный подход провозглашен недавно Вашингтоном в качестве официальной политики в отношении противников, предусматривающей их максимальное вовлечение в сотрудничество и таким образом перевоспитание на ценностях США. Если потенциальный противник сопротивляется, то к нему применяют более жесткие меры, вплоть до военной силы.

США продолжат укрепление двустороннего и многостороннего военного сотрудничества, направленного на обеспечение доминирования в важных для них регионах (Азиатско-Тихоокеанский регион, Ближний Восток, Центральная Азия).

Вероятно, будут созданы региональные военные блоки с участием США в АТР и Персидском заливе. Так, например, в США уже рассматривали возможность формирования «мини-НАТО» в АТР на основе союза «США-Япония-Южная Корея-Австралия». Кроме того, анализировались и другие конфигурации: «США-Тайвань-Филиппины», «США-Япония-Южная Корея-Индия». Основная направленность союзов в АТР – противодействие Китаю.

Военный блок с участием монархий и США может появиться в обозримой перспективе и в Персидском заливе. Он необходим здесь для контролирования зоны жизненно важных интересов США. Уже создаются объединенные системы ПВО и ПРО стран Персидского залива, соответствующие командные структуры.

Блок НАТО под руководством США превращается из европейского в глобальный. Расширение НАТО продолжится, в том числе с привлечением неевропейских государств, с целью наращивания возможностей по глобальному проецированию силы, противоборству КНР и сдерживанию России. В глобальных партнерах НАТО уже числятся Япония, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Монголия, Афганистан, Пакистан и даже Колумбия.

Польша выступает в качестве главного проводника американских интересов в Старом Свете.

Североатлантический союз по-прежнему рассматривается США в качестве важнейшего силового института реализации внешнеполитической и военной стратегии Соединенных Штатов. Именно США инициировали трансформацию НАТО, предусматривающую существенное расширение географических границ и функций блока, в частности, обеспечение энергетической безопасности. Поскольку Соединенным Штатам удалось завладеть инициативой в деле реформирования НАТО, то трансформация последнего ориентирована, прежде всего, на существенное наращивание его военных возможностей, а не «политизацию», за которую выступали европейцы и в которой США видели опасность утраты альянсом своей дееспособности. В результате реформы НАТО должно превратиться в организацию, обеспечивающую, в американском понимании, безопасность не только в Европе, но и в мире.

Начинает формироваться «триада» НАТО, повторяющая американскую «триаду» (наступательные вооружения – оборонительные вооружения – обеспечивающая инфраструктура), курс на создание которой фактически был провозглашен в 2012 г. на саммите альянса в Чикаго.

Формируются общие ядерные силы Североатлантического альянса. Наблюдается фактическое объединение ядерных сил Франции и Великобритании. Учитывая, что британские ядерные силы  давно уже практически едины с СЯС США, происходит создание коллективных ядерных сил НАТО, которые необходимы США в условиях сокращения ядерных вооружений и нарастания противоборства с Китаем и Россией.

США совместно  со странами-членами НАТО будут наращивать усилия по противодействию противникам с помощью «мягкой силы», то есть путем их внутренней дестабилизации, развала или установления подконтрольных режимов. Наглядный пример – Украина, где ведущую роль с молчаливого согласия США начинает играть Германия, прикрывающаяся вывеской ЕС и пытающаяся серьезно укрепить свои экономические позиции, а потом, возможно, и политические. Как известно, Германия уже тихо осуществила экономическую оккупацию практически всех бывших социалистических стран Европы (Польши, Чехии, Венгрии, Болгарии, стран Прибалтики).

Несмотря на довольно амбициозные заявления, подход натовского руководства к взаимодействию с Москвой останется прежним и будет носить характер компромисса между интересами союзников, настаивающих на применении стратегии «активного сдерживания» в отношении России, и членами блока, выступающими за углубление двустороннего сотрудничества. В целом можно прогнозировать модель «прагматического партнерства» НАТО и РФ, основанного не на общих ценностях, а на взаимных интересах.

Вывод войск НАТО из Афганистана приведет к дестабилизации в Центральной Азии.

В обозримом будущем сохранится неопределенность в проекте строительства «единой» Европы. Аморфность нынешнего ЕС как самостоятельного глобального политического игрока сохранится. Однако если ранее США не давали Европе стать самостоятельной в вопросах обороны, то сейчас, по-видимому, их позиция изменится. В условиях смещения центра тяжести американской политики в Азию Вашингтон начнет все больше «прессовать» европейцев с целью наращивания ими военных мускулов. Так, на саммите 2013 г. глав государств и правительств 28 стран-членов ЕС, где оборонные вопросы были главными, Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен даже заявил, что США могут потерять интерес к участию в НАТО, если Европа не повысит свои оборонные расходы до 2% ВВП.

Вероятно, что лет через 5-7 в НАТО вступят Швеция и Финляндия. При нынешних правительствах этого не произойдет. Большинство населения обеих стран против вхождения в Североатлантический союз, но соответствующее давление растает, постепенно меняя общественное мнение в пользу членства в альянсе.

К 2016 г. Финляндия фактически перестанет быть нейтральным государством. Формально, не вступая в Североатлантический альянс, она станет участницей сил реагирования НАТО (NATO Response Force).

Роль самого активного проводника американских интересов в Старом Свете будет продолжать играть Польша, которой будут помогать страны Прибалтики, некоторые другие бывшие социалистические государства, в которых сильны позиции Соединенных Штатов.

Для регулирования сближения России и западноевропейских стран на основе западных ценностей проводники американских интересов в Европе будут продолжать искусственно нагнетать напряженность на континенте. В рамках программы «Восточное партнерство», наиболее активным проводником которой является Польша, продолжатся усилия по выводу таких бывших советских республик, как Украина, Белоруссия и Молдавия, из под влияния России и создания на их основе буферной зоны, некой «стены», отделяющей Россию от Западной Европы.

По-видимому, необходимо готовиться к серьезной дестабилизации ситуации в Молдавии и дальнейшему ее раскачиванию на Украине, их сближению с НАТО. Молдавию уже давно обрабатывает в соответствующем направлении член альянса – Румыния, а Украину «хором» агитируют США, Германия, Польша и Великобритания. Украина и Молдавия провозгласили курс на сближение с Европой, но, как известно, чтобы стать членом ЕС, надо сначала стать членом НАТО. Все бывшие социалистические государства сначала заставляли вступить в НАТО, а уж потом разрешали стать членом ЕС. Одно время ЕС намеревался приостановить прием новых членов, на что резко негативно отреагировало руководство НАТО. В конце концов, решение ЕС было пересмотрено и параллельное расширение НАТО и ЕС продолжилось.

Курс Молдавии на Запад наверняка приведет к обострению ситуации вокруг Приднестровья, возможно – к размораживанию конфликта.

Военно-политическая обстановка в Кавказском регионе все более усложняется, что связано, прежде всего, со стремлением Соединенных Штатов вывести Россию из числа значимых геополитических игроков во всем Кавказском регионе и сформировать геостратегический коридор для прямого выхода стран Запада в район Каспийского моря и в Центральную Азию. Принимаются меры по втягиванию Грузии и Азербайджана в НАТО, созданию в Прикаспийском регионе военного плацдарма для нападения на Иран. При этом военно-политическое руководство Грузии и Азербайджана ожидает помощи от Брюсселя в решении своих территориальных проблем.

Вероятно, на ближайшем саммите НАТО в Лондоне будет сделан еще один шаг на пути приема Грузии и Азербайджана в альянс. По-видимому, нельзя исключать возможности приема Грузии в эту организацию без Абхазии и Южной Осетии. А в случае с Азербайджаном можно ожидать обострения конфликт в Нагорном Карабахе с последующим вводом туда западных миротворцев.

Весьма вероятен следующий вариант разрешения конфликта, который продвигают США и уже обсуждают в Ереване и Баку. Турция открывает границу с Арменией. Азербайджан признает определенный суверенитет Нагорного Карабаха и получает за это некоторые районы, обеспечивающие ему транспортный коридор на Турцию, от эксплуатации которого будет иметь доход и Армения. В результате США получат дополнительный прямой выход через Кавказ в Каспийский регион и Центральную Азию, отпадают основания для присутствия российской военной базы в Армении и ставится вопрос о ее выводе.

Нельзя исключать также, что силы, воюющие сейчас на стороне оппозиции в Сирии, не окажутся в будущем в Закавказье или на Северном Кавказе.

Грузинское руководство не намерено мириться с потерей Абхазии и Южной Осетии и продолжит предпринимать шаги по созданию условий для их возврата. В качестве основного направления достижения данной цели намечено использование стратегии «Вовлечение путем сотрудничества», предполагающей прежде всего укрепление экономических связей. Наверняка на каком-то этапе развития сотрудничества Грузии с ее бывшими республиками встанет вопрос о дальнейшем пребывании на территории последних российских военных баз.

В связи с выходом войск НАТО из Афганистана, в том числе через Азербайджан и Грузию, в этих странах появятся, по-видимому, американские военные базы. Об этом открыто говорят, например, американские генералы.

Что касается Турции, то она проводит политику, ведущую к расколу Южного Кавказа и созданию в регионе оси Турция – Азербайджан – Грузия. Цель такой политики заключается в трансформации наметившегося экономического блока трех государств в военно-политический союз. Следует однако заметить, что Россия, США и ЕС, рассматривая Кавказ как единый регион, не поддерживают подобную политику Турции.

Между Турцией и Грузией имеются договоренности о создании совместных воинских частей по защите стратегических коммуникаций, морских портов, нефтепроводов, железных дорог, аэропортов.

Турция курирует Вооруженные Силы Азербайджана (военно-образовательные программы, оперативная работа, проведение учений до уровня полка, реформирование ВС с целью создания небольшой профессиональной армии, воссоздание ВВС и ВМС, военной разведки). США возражают против фактического подчинения ВС Азербайджана Турции и военно-политической интеграции этих стран на исключительно двусторонней основе.

Что касается Ирана, то спад напряженности вокруг него, по-видимому, не будет длительным. В случае развязывания масштабных военных действий против Ирана, Тегеран наверняка использует все свои возможности для нанесения ответных ударов, в том числе по территориям, с которых будут действовать США.

А это могут быть территории Азербайджана и Грузии.

Проблема международного военного присутствия в Каспийском регионе в последнее время актуализировалась в контексте борьбы за его углеводородные ресурсы. Каспий включен в перечень зон «жизненных интересов» США, что при возникновении определенных неблагоприятных для РФ внешнеполитических условий может способствовать появлению в регионе военных сил НАТО.

Следует ожидать нарастания напряженности и дестабилизации ситуации в Центральной Азии. Здесь скрещиваются интересы таких ведущих игроков, как Россия, США, Китай. Проявляют интерес к региону Индия, Европа. Здесь обостряется соперничество за ресурсы и транспортные коридоры. Кроме того, подходит время, когда руководители центральноазиатских республик в силу преклонного возраста будут вынуждены сойти со сцены, а на смену им придет новое поколение политиков. В частности, серьезное обострение ситуации по такому сценарию возможно в Казахстане. Ускорить региональную дестабилизацию могут и новые волны экономического кризиса, а также частичный вывод войск НАТО из Афганистана в 2014 г., за которым последует выплеск напряженности за пределы этой станы.

США и их союзники по НАТО с ужасом думают о том, что после ухода из Афганистана образовавшийся там вакуум может заполнить Китай и распространить свое влияние на весь регион. Западные страны страстно ищут помощи России в сдерживании Китая.

Япония перестает сдерживать развитие своих ВС и готовится стать игроком мирового масштаба.

К обострению ситуации в Центральной Азии необходимо готовиться Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). При этом потенциальную опасность для России несет реформирование вооруженных сил государств-членов ОДКБ и СНГ в соответствии со стандартами НАТО, подготовка военных кадров бывших советских республик на Западе, закупка там вооружения и военной техники. Все это облегчает процесс присоединения стран Содружества к НАТО, сокращает российский военный экспорт и в целом снижает влияние Москвы в ближнем зарубежье.

К сожалению, в рамках ОДКБ не выработаны общие концептуальные подходы к военному строительству. В частности, национальные военные доктрины не только не согласовываются между государствами-членами, но и зачастую разрабатываются с участием специалистов из стран, принадлежащих к другим военно-политическим блокам. В организации отсутствует утвержденный межгосударственный язык общения, что существенно затрудняет командование и управление войсками, тормозит развитие сотрудничества. Нет понимания общих угроз, которое могло бы стать локомотивом развития ОДКБ.

В этих условиях каждое из государств, входящих в организацию, стремится самостоятельно определять собственную иерархию угроз и вызовов безопасности, которые существенно отличаются от систем угроз других стран-членов.

Нет ясности в вопросах управления создаваемыми в рамках ОДКБ региональными группировки войск (сил). Так, Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР), решение о создании которых принято в феврале 2009 г., подчиняются исключительно национальным командованиям своих государств, и только в случае необходимости начинается процедура согласования их использования, что в условиях уже ведущихся боевых действий исключает своевременность применения КСОР.

Хотелось бы, чтобы усилия, прикладываемые руководством ОДКБ, быстрее реализовывались в наращивании мощи организации.

Постепенно «центром тяжести» мировой политики и экономики становится Азиатско-Тихоокеанский регион, а не Европа. «Осью» новой геополитической игры становятся американо-китайские отношения, которые уже сейчас заметно влияют на характер трансатлантических отношений. В то время как Соединенные Штаты видят в Китае угрозу, то европейцы рассматривают его во многом в качестве дополнительного огромного рынка.

Продолжится становление Китая в качестве второй мировой военной и экономической державы, которая, по некоторым оценкам, уже к 2030-м гг. текущего столетия потеснит с лидирующих позиций Соединенные Штаты.

Если посмотреть на страны АТР, с которыми США активно укрепляют военное сотрудничество (а это Япония, Южная Корея, Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Австралия, Новая Зеландия, Индия), то напрашивается вывод о том, что Вашингтон выстраивает вокруг Китая пояс сдерживания.

Индия и Япония станут, вероятно, ведущими игроками не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в мире. Уже сейчас Индия демонстрирует быстрый прогресс практически во всех сферах государственной деятельности, а Япония, опираясь на уже имеющийся экономический потенциал мирового масштаба, берет курс на свою так называемую военную и внешнеполитическую «нормализацию». Создано Министерство обороны, пересматривается закон о запрете экспорта оружия. В обозримом будущем в Японии, по-видимому, будет пересмотрена и Конституция, сдерживающая военное строительство в стране.

Потенциально горячими точками АТР, в которых могут возникнуть конфликты с участием ведущих мировых держав, являются Корейский полуостров, Тайваньский пролив, Южно-Китайское море, граница между Индией и КНР, Малаккский пролив и пролегающий в Индийском океане маршрут транспортировки углеводородов.

Влияние Соединенных Штатов в АТР уменьшается, Китая – растет. Внешняя политика Японии и Южной Кореи становится все более самостоятельной. Все страны региона пытаются наладить добрососедские отношения с Китаем, все чаще забывая о США.

Возможно, что через 5-10 лет ситуация в Восточной Азии значительно дестабилизируется, если не принять срочных мер по созданию системы безопасности. Однако перспективы создания общей системы безопасности здесь призрачны, поскольку страны преследуют слишком разные цели.

Китай, по-видимому, готов превратить ШОС в военно-политический союз, но без официального оформления такой трансформации, с тем чтобы не вызывать резкой ответной реакции и обострения ситуации в регионе. КНР не в состоянии самостоятельно противостоять США и их союзникам и нуждается в помощи России. Для укрепления региональной безопасности необходимо, по-видимому, создать механизмы взаимодействия ШОС и ОДКБ, сформировать соответствующие структуры.

Главной целью стратегии Вашингтона в Восточной Азии является поддержание и усиление американо-центричного порядка. В основе этой стратегии лежат союзнические отношения, прежде всего с Японией и Южной Кореей, позволяющие сохранять в регионе силы передового базирования.

Подъем КНР представляет большой риск для региональных интересов Соединенных Штатов, Японии, Южной Кореи и некоторых других стран. В американском обществе, например, нет единства по поводу того, что лучше для США: богатый и мирный Китай или распадающийся и пребывающий в хаосе.

Япония стремится ограничить влияние в регионе Соединенных Штатов и КНР, пытается создать японо-центричное сообщество в Восточной Азии, заключив экономические соглашения с Сингапуром, Малайзией и Филиппинами, строя экономический блок на базе йены.

Китай пока не заинтересован в разрушении американо-японского союза, поскольку, как считают в Пекине, выйдя из-под американской опеки, Япония резко активизирует военное строительство, расширит зону своих интересов, что серьезно осложнит ситуацию в регионе.

Токио поддерживает мирное воссоединение двух Корей, улучшение отношений между КНР и Тайванем. Вероятность создания Японией ядерного оружия будет зависеть от дальнейшего развития ситуации в регионе. Те военные операции, в которых участвуют сегодня японские ВС, осуществляются в рамках борьбы с терроризмом и являются по своей сути миротворческими, что не требует изменения Конституции страны. Однако в обозримом будущем поправки в нее будут, по-видимому, внесены, поскольку руководство Японии намерено расширить возможности использования национальных вооруженных сил за рубежом.

Уровень японо-американского взаимодействия приблизился к уровню сотрудничества Соединенных Штатов с союзниками по НАТО.

Как полагают в Южной Корее, США все чаще жертвуют ее интересами, если это им необходимо. Одной из таких возможных «жертв» считается вывод американских войск из страны, за что выступают многие в Вашингтоне. Уход американцев повысит напряженность в отношениях Сеула и Токио, не исключается инициирование Республикой Кореей (РК) собственной игры против Японии и Китая с целью выживания. Если же при этом в Японии сохранится военное присутствие Соединенных Штатов, РК может стать нейтральной или пойти на союз с КНР.

Многие в Южной Корее считают, что Пекин противодействует объединению двух Корей, так как не хочет соединения ядерной мощи Севера с экономической мощью Юга и появления у себя под боком нового мощного игрока. Поскольку ключи от решения проблемы северокорейской ядерной программы, обсуждаемой в рамках шестисторонних переговоров, находятся у США и КНР, то заседания будут проходить еще не раз, ведь главные фигуранты не заинтересованы в их завершении, поскольку это снимет одно из важных препятствий на пути воссоединения народов.

США пытаются втянуть Россию в процесс дальнейших сокращений ядерных вооружений, что в условиях значительного превосходства НАТО в высокоточных и обычных вооружениях лишь увеличит существующий военный дисбаланс.

Набирают обороты пропагандистская кампания международной неправительственной организации «Глобальный ноль» (Global Zero), призывающей к ликвидации всех ядерных вооружений. Все понимают нереальность такой ситуации в сколько-нибудь обозримом будущем, тем не менее эту инициативу официально поддержал президент США Барак Обама.

США и их союзники по НАТО серьезно рассматривают возможность заключения нового договора по ограничению обычных вооруженных сил в Европе, главная цель которого – сделать «видимыми» российские Вооруженные Силы и проводимые ими учения. Союзников очень беспокоит недостаток информации о ВС РФ.

Соединенные Штаты активно наращивают военно-космическую деятельность. В настоящее время американские ВС уже на 90% зависят от космических систем – об этом сообщают представители Пентагона. Уже выпущены оперативные наставления по применению силы в космосе, из космоса – по земле, с земли – в сторону космоса. Проходят летные испытания космические системы, которые могут стать космическим оружием. При этом США не намерены заключать каких-либо соглашений в области ограничения военной космической деятельности.

Что делать России? Прежде всего, становиться сильнее. Кроме того, проводить политику активного нейтралитета, предполагающую равноудаленность от таких центров силы, как США и Китай, и активное продвижение инициатив, способствующих укреплению всеобщей безопасности.

Григорий Григорьевич ТИЩЕНКО – руководитель Центра оборонных исследований Российского института стратегических исследований, доктор экономических наук, кандидат технических наук


 

НОВОСТИ

Военнослужащие ракетного соединения Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Приморском крае, приступили к практическому освоению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М» в специализированном центре боевого применения ракетных войск и артиллерии в Астраханской области.
Холдинг «Вертолеты России» запускает серийное производство боевого вертолета Ми-28НЭ с двойным управлением.
Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» совместно с администрацией города Нижний Тагил приняла участие в XI Международной туристической выставке «Интурмаркет-2016», проходившей в Москве. На общем стенде УВЗ и Нижнего Тагила впервые презентован продукт, которым уже интересуются российские и зарубежные туроператоры – «Воентур».
В связи с выходом на завершающую стадию работ по трем крупным инвестиционным проектам (строительство двух новых заводов в Нижнем Новгороде и Кирове, а также создание Северо-Западного регионального центра в Санкт-Петербурге) Концерн ВКО «Алмаз – Антей» планирует увеличить темпы работ по целому ряду государственных контрактов, заключенных с Министерством обороны России.
Олег Сиенко, генеральный директор Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод», отмечен за вклад в развитие российской промышленности, развитие российского транспортного комплекса и активную общественно-политическую деятельность.
Омский завод транспортного машиностроения (входит в корпорацию «Уралвагонзавод») изготовил и отправил заказчику два первых серийных экземпляра специальной пожарной машины (СПМ). Машины успешно прошли цикл испытаний и получили положительное заключение по всем параметрам.
Более 30 самоходных гаубиц 2С33 «Мста-СМ» поступят на вооружение объединения Западного военного округа (ЗВО), дислоцированного в Московской области, сообщила пресс-служба ЗВО.
Первые испытания гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон» морского базирования начались в России, сообщило РИА Новости со ссылкой на высокопоставленного представителя ОПК.
Первый этап контракта с Минобороны РФ на опытно-конструкторские работы (ОКР) по многоцелевому истребителю МиГ-35 завершен – эскизно-технический проект защищен и принят Минобороны, в этом году должны начаться летные испытания самолета, сообщил генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков.
Развитие российской боевой авиации стало темой совещания, прошедшего под руководством заместителя председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Рогозина на площадке Компании «Сухой».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100