Россия и США: что впереди?
Курс Вашингтона на блокирование стратегической активности Москвы грозит новой «холодной войной»

Несмотря на постепенное смещение центра тяжести американских интересов из Европы в АТР, все больше внимания во внешней политике США уделяется России. Белый дом все более раздражает активизация после долгого забвения российской глобальной стратегии, подрывающей, по мнению Вашингтона, американские интересы.

Григорий ТИЩЕНКО

США не устраивают усилия России по выстраиванию многополярного мира, предполагающие укрепление ее влияния в СНГ, установление партнерских отношений с ведущими региональными державами (в Европе, Восточной Азии, Латинской Америке и на Ближнем Востоке), что ведет к невозможности действия США без оглядки на Россию. Соединенные Штаты обеспокоены развитием партнерства России с Венесуэлой на антиамериканской, как считают в Вашингтоне, основе, укреплением договорной базы с Китаем и сотрудничеством с Индией. Многие американские специалисты полагают, что наступает время испытаний и США необходимо возвращаться к политике баланса сил.

УПРАВЛЯЕМЫЙ ПОДЪЕМ С КОЛЕН

Наилучшим путем достижения американских целей, «управления подъемом России» (термин из американской политики в отношении Китая) в администрации США признана всесторонняя интеграция России в западные структуры, а не ее изоляция. Указанный подход, полагают в Вашингтоне, уже доказал свою высокую эффективность, особенно на китайском направлении. Участие России в работе НАТО, G-8, Совета Европы позволяет, считают в Белом доме, требовать от нее выполнения взятых на себя при вступлении обязательств, начиная с уважения «демократических норм и верховенства закона».

Девизом современной американской политики стал лозунг: «Кто не с нами – тот против нас». Подобный подход практикуется в отношении стран, которые в Вашингтоне считают  противниками, и предполагает вовлечение в сотрудничество с целью перевоспитания на ценностях США. Если потенциальный противник сопротивляется, то к нему могут применяться более жесткие меры, вплоть до военной силы.

США намерены теснее сотрудничать с ЕС по вопросу выработки и проведения единой политики в отношении России, включать в повестку дня саммитов вопросы отношений с нею. Продолжает жить и находить новых сторонников идея Джеймса Бейкера и Ганса-Дитриха Геншера, подразумевающая создание «нового содружества от Владивостока до Ванкувера», более активную интеграцию России в структуры безопасности Запада, а также строительство транспортного туннеля под Беринговым проливом. На ярославском Мировом политическом форуме 2011 г. эту идею вновь озвучил бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский.

Дмитрий Медведев и Барак Обама подписывают Договор СНВ-3.

Американские политики хотели бы развивать сотрудничество США, России и ЕС на евроатлантическом пространстве в следующих областях: европейская безопасность, в том числе контроль над вооружениями; ситуация на постсоветском пространстве; энергетическая безопасность.

Признается, что сотрудничество в значительной степени будет зависеть от общности позиций по таким важнейшим проблемам, как Афганистан, Иран, Ближний Восток, Северная Корея, противоракетная оборона, европейская безопасность, НАТО, ОБСЕ, контроль над вооружениями, энергоресурсы, демократия и права человека, глобальное управление и изменения климата.

По мнению некоторых западных аналитиков, мировой финансово-экономический кризис, первая волна которого почти прошла, но ожидается новая, гораздо более мощная и разрушительная, способствует активизации сотрудничества стран Запада и России.

США подталкивают ЕС к более активному развитию сотрудничества с постсоветскими государствами, в частности в рамках программы «Восточное партнерство», что способствовало бы их сближению с Западом и отдалению от РФ. В случае обострения отношений между Россией и ЕС они гарантируют поддержку последнему.

В своих взаимоотношениях с Россией страны Запада пытаются всячески обеспечить надежность поставок энергоресурсов на выгодных для себя условиях и ограничить возможности российской стороны в проведении самостоятельной политики. Например, Вашингтон все активнее подталкивает ЕС к вовлечению России в более тесное сотрудничество с производителями, транзитными странами и потребителями энергоресурсов. Такие шаги призваны повысить энергетическую безопасность союзников до момента создания в Европе внутреннего энергетического рынка, укрепления механизмов проведения европейскими странами единой энергетической политики, диверсификации источников поступления. По мнению представителей американской администрации, США и ЕС должны настойчивее вовлекать Россию в диалог по вопросам управления энергоресурсами с подписанием юридически обязывающих документов.

Многие специалисты, особенно немецкие, считают, что чем больше Россия будет поставлять энергоресурсов Европе, тем сильнее она будет привязана к последней, а значит тем быстрее демократизируется и изменит свою внешнюю политику. Некоторые полагают даже, что сейчас сложилась ситуация, когда российский газ и европейские технологии могут стать основой для старта нового этапа интеграции Европы, как в свое время французский уголь и немецкая сталь послужили платформой для начала объединения европейских стран.

Для противодействия политике России в Евразии многие конгрессмены рекомендуют администрации США увеличить помощь Украине и Грузии, расширить американские обязательства перед странами региона, активнее участвовать в разрешении конфликтов в Приднестровье и Нагорном Карабахе, энергичнее оказывать политическую поддержку странам, занимающимся добычей и транспортировкой энергоресурсов на Запад. Предлагается, в частности, оказывать содействие Украине в отстаивании независимости и суверенитета, проведении военной реформы, получении инвестиций, модернизации ядерного и газового секторов, усилить взаимодействие с Азербайджаном, шире использовать тему прав человека и демократии для оказания давления на Россию. Как показывает практика, все из вышеуказанных предложений уже реализуются.

США беспокоит самостоятельность европейских стран во взаимоотношениях с Россией в таких областях, как безопасность и энергетика. Соединенные Штаты не хотели бы, чтобы новый Договор о европейской безопасности противоречил их интересам. Америка желала бы большего единства стран ЕС в проведении политики на российском направлении, согласования действий прежде всего между Великобританией, Францией, Германией, Италией, Польшей и Финляндией. Различия в подходах ЕС и США к России усложняют проведение американской политики в Европе.

Американцы возлагают определенные надежды в проведении Европейским Союзом более согласованной политики в отношении России и других постсоветских государств на ось Германия-Польша. Ставится задача более тесной интеграции Польши в ЕС, проведения ею более активной политики на российском и украинском направлениях с отстаиванием американских подходов.

ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ КОМПРОМИССОВ

Большие надежды, возлагавшиеся на развитие российско-американских отношений, особенно после подписания Договора СНВ-3, не оправдались. Незначительный разворот США в сторону России в условиях «войны с международным терроризмом» после 11 сентября 2001 г. был лишь тактическим шагом, вызванным необходимостью получить соответствующую поддержку со стороны Москвы. Вашингтон готов и дальше развивать и углублять двустороннее сотрудничество, но только в случае, если Российская Федерация выразит готовность поддерживать его в реализации поставленных им целей.

Как показала практика, стратегическое партнерство с Россией, провозглашенное американским руководством после событий 11 сентября 2001 г., оказалось декларативным. За прошедшие годы механизм взаимодействия двух стран так и не был создан, а партнерство не получило правового и институционального оформления. Международный терроризм не стал тем общим врагом, ради борьбы с которым стороны могли бы активно сотрудничать. Взаимодействие на постоянной основе осуществляется лишь в отдельных областях. В то же время в подходах Москвы и Вашингтона ко многим ключевым проблемам мировой политики, включая Афганистан, Иран, КНДР, расширение НАТО, развертывание противоракетной обороны, наблюдаются серьезные расхождения. При этом существующая экономическая база российско-американских отношений не способна играть стабилизирующую роль при обострении политических разногласий (в отличие, например, от американо-китайских отношений).

В целом, сегодня на американской политический арене постепенно складывается антироссийский консенсус: критика внутренней и внешней политики РФ становится чуть ли не единственной внешнеполитической позицией, по которой единым фронтом выступают почти все республиканцы и все больше демократов. В результате негативное отношение к России закрепляется в предвыборных платформах обеих партий, а при следующей администрации станет основой для официальной политики сдерживания нашей страны.

Наряду с этим Вашингтон, по-видимому, будет по-прежнему искать точки соприкосновения для взаимодействия с Россией в решении афганской, иранской и корейской проблем. К этому его подталкивает также и необходимость сдерживания претензий Китая на роль новой сверхдержавы и задачи борьбы с активизацией исламского радикализма.

Политическое руководство США хотело бы сделать Российскую Федерацию своим партнером в борьбе с распространением ОМП; участницей международных коалиций, осуществляющих миротворческие и гуманитарные операции; надежным поставщиком энергоресурсов на международные рынки; сотрудником в реализации крупных, требующих больших финансовых затрат космических и высокотехнологичных проектов, которые неоднозначно воспринимаются американским обществом (например, международная космическая станция, пилотируемый полет на Марс и т.п.); а также демократической (в американском понимании) страной с рыночной экономикой.

Со своей стороны, Россия не может решить без взаимодействия с США такие важные для нее задачи, как создание всеобщей или региональных систем безопасности в многополярном мире, контроль над ядерными и обычными вооружениями.

Интересы России, занимающей центральное место на евразийском континенте, не могут во всем совпадать с интересами других государств, в том числе и США. Скажем, стремление Вашингтона закрепить свое лидирующее положение в мире объективно будет в той или иной мере препятствовать укреплению политической и военной мощи Российской Федерации, росту ее влияния в странах СНГ, в Европе и других регионах. Значит, следует учитывать возможность противодействия этому процессу со стороны Соединенных Штатов. Сохраняющиеся разногласия могут даже стать поводом для обострения военно-политических отношений между нашими странами.

Значительную опасность для РФ представляет принятая в США концепция нанесения превентивных ударов в любом месте и любое время по собственному усмотрению. Эта концепция уже становится важнейшим инструментом американской политики: создано Стратегическое командование, ответственное за ее практическую реализацию с использованием ядерных и обычных вооружений. Активно наращивается потенциал для проведения заморских операций, целенаправленно  повышается мобильность группировок, дислоцированных на территории США и за рубежом, а также по укреплению потенциала военно-космических сил.

Поскольку Соединенным Штатам фактически удалось завладеть инициативой в деле реформирования НАТО, то трансформация блока ориентирована прежде всего на существенное наращивание его военных возможностей. США, в отличие от европейцев, традиционно выступают против «политизации» НАТО, усматривая в ней опасность утраты альянсом своей дееспособности.

Несмотря на довольно амбициозные заявления, подход натовского руководства к взаимодействию с Москвой останется, по-видимому, прежним и будет носить характер компромисса между интересами союзников, настаивающих на применении стратегии «активного сдерживания» в отношении России, и членами блока, выступающими за углубление двустороннего сотрудничества. В целом, можно прогнозировать модель прагматического партнерства НАТО и РФ, основанного не на общих ценностях, а на взаимных интересах.

Значительное влияние на отношения России и США продолжает оказывать объективная необходимость сохранения стратегии взаимного ядерного сдерживания, которая сама по себе делает неизбежным соперничество двух стран в наиболее важной сфере – военно-стратегической.

КТО ВЫСТРЕЛИТ ПЕРВЫМ?

Несколько слов о перспективах развития российско-американских отношений в области стратегических наступательных вооружений. 8 апреля 2010 г. в Праге Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали Договор СНВ-3, предусматривающий сокращение ядерных арсеналов России и США. Договор, вступивший в силу 5 февраля 2011 г., рассчитан на 10 лет с возможной пролонгацией по взаимной договоренности сторон на 5 лет.

Кому больше выгоден договор? Критиков его много как в США, так и в России. Как представляется, если бы договор не был подписан, мало что изменилось бы. В договоре фактически зафиксированы прогнозируемые американцами темпы естественного убывания нашего ядерного потенциала. Что же касается США, то он четко согласуется с ранее разработанными планами сокращения и развития американских ядерных вооружений.

Бесспорно, хотелось бы включить в договор положения, больше лимитирующие США, например, касающиеся создания ПРО, ограничивающие стратегическое высокоточное оружие, обеспечивающие невозможность передачи ядерных вооружений со стороны США третьим странам (скажем, Великобритании), лимитирующих возвратный потенциал и т.д. Но имеем то, что имеем. Договор фактически не ограничивает ни нас, ни США в развитии вооружений. Главное, что стороны имеют представление друг о друге, а это обеспечивает какую-никакую стратегическую стабильность.

Как долго будет существовать договор? По всей видимости, до 2018-2020 гг., когда США развернут в Европе противоракеты SM-3 модификаций IIA и IIB, способные перехватывать российские МБР почти на всех участках полета. О возможности выхода России из указанного договора после 2020 г. в случае реализации США планов развертывания ПРО в Европе уже говорил в период президентства Дмитрий Медведев.

Что касается США, то они хотели бы уже в ближайшие годы приступить к разработке нового договора, ведущего к еще более глубоким сокращениям стратегических наступательных вооружений. Движение в указанном направлении прикрывается красивыми словами о необходимости движения к безъядерному миру, полной ликвидации ядерного оружия, хотя все прекрасно понимают недостижимость указанной цели в обозримом будущем. В условиях развертывания Соединенными Штатами системы ПРО, совершенствования высокоточного оружия, способного уже сейчас решать многие стратегические задачи, поражать значительное количество объектов российских стратегических ядерных сил, развития космических вооружений изъятие из арсеналов других стран ядерного оружия ведет к тому, что сильный становится еще сильнее, а слабый отстает навсегда.

Не очень ясно, зачем Норвегии пять фрегатов с американской системой ПРО Aegis?

Ядерное оружие постепенно теряет прежнее особое положение в системе обеспечения национальной безопасности США и становится оружием поля боя. США активно разрабатывают мини- и микроньюки (атомные заряды малой и сверхмалой мощности), так называемое чистое ядерное оружие, применение которого может открыть принципиально новую эру войн. Вопрос лишь в том: кто и когда нажмет первым на спусковой крючок?

Сейчас все больше говорят о тактическом ядерном оружии (ТЯО). В соответствии с поправкой Сената прием на хранение ратификационных документов, а именно с этого момента Договор СНВ-3 вступает в полную силу, должен быть проведен после согласия российской стороны на переговоры по тактическому ядерному оружию. Барак Обама уже заявил о необходимости начать их в ближайшее время. Несмотря на заявления о необходимости сокращения ТЯО, США продолжают его совершенствовать: так, например, четыре типа ядерных бомб, развернутых в Европе, они намерены заменить одним новым и более совершенным боеприпасом, разработка которого завершается.

Было бы полезно напомнить США, что они как участники Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) должны в соответствии с I и II его статьями вывести до начала переговоров по ТЯО на свою территорию ядерное оружие из таких неядерных стран-участниц ДНЯО, как Бельгия, Италия, Нидерланды, ФРГ и Турция. Кроме того, опираясь на формулировки VI статьи ДНЯО (где определяется необходимость ведения также переговоров о сокращении обычных вооружений), Россия могла бы потребовать увязки сокращения ТЯО с ограничением ударной компоненты сил общего назначения НАТО, в частности, уменьшением количества крылатых ракет морского базирования. Следует также иметь в виду, ТЯО – оружие регионального сдерживания, поэтому при определении договорных параметров российского арсенала Россия вправе потребовать от США также учета ядерных арсеналов таких американских союзников по НАТО, как Франция и Великобритания.

Если говорить о противоракетной обороне, то задача построения такой системы ПРО, которая могла бы противостоять российским стратегическим ядерным силам (СЯС), в техническом плане пока остается неразрешимой для США, и в ближайшем десятилетии ситуация вряд ли изменится. Однако действия Вашингтона свидетельствуют о его нацеленности именно на достижение таких возможностей.

От стадии развертывания стратегической ПРО начальных возможностей Соединенные Штаты переходят к созданию глобальной системы, способной защитить от баллистических ракет (БР) собственную территорию, свои силы за рубежом и союзников. Эта система должна обладать такими тактико-техническими характеристиками, которые бы делали бесперспективным для противников США вкладывание значительных средств в развитие ракетных технологий, сдерживали их от конфронтации с Вашингтоном.

Сейчас становится совершенно ясно, что никакой самостоятельной ПРО для Европы не будет. Работы в области противоракетной обороны европейского континента к сегодняшнему дню не продвинулись в НАТО дальше разработки концепции. Единственный проект противоракетного комплекса MEADS, который разрабатывался США, Германией и Италией для Европы, к 2014 г., по-видимому, совсем умрет, МО США отказывается финансировать его далее за ненадобностью, тем более в условиях дефицита средств.

В Европе будет развернут европейский компонент глобальной ПРО США, который станет решать задачи защиты США и их войск на европейском континенте. Следует отметить, что согласно американским официальным документам, защита союзников не является основной задачей ПРО США.

Если говорить о перспективах полноценного участия России в ЕвроПРО, то они, по-видимому, нулевые. Это американская ПРО, к управлению которой они не собираются допускать даже ближайших союзников, не говоря уже о России. США будут продолжать, вероятно, пытаться удержать Россию в своей орбите путем обещания сотрудничества, но не допустят к совместной разработке ПРО. Это «болото» может продолжаться до бесконечности, оно позволяет США смягчить реакцию российской стороны и выиграть время.

Поскольку ПРО в Европе направлена прежде всего против России, то естественно никаких юридических гарантий безопасности российская сторона никогда не получит. Если бы американцы действительно пеклись о безопасности Европы, то они расположили бы противоракеты южнее, как предлагали сами европейцы: в Турции, Италии, Германии. Зачем Норвегии для парирования «иранской угрозы» пять фрегатов с американской системой ПРО Aegis, зачем аналогичные корабли Испании, Дании и другим странам?

Идет разработка новых, больших размеров пусковых установок, а также РЛС для кораблей с системой ПРО Aegis, которые будут использовать и в наземных системах. США предпочитают широко не распространяться об этом. Поскольку пусковые установки универсальны (из них может запускаться более 5 типов оружия), то нет гарантии, что на корабле, курсирующем у берегов России, находятся противоракеты, а не крылатые ракеты в ядерном оснащении.

У США еще нет космического оружия, но уже созданы соответствующие структуры управления.

Несколько слов по поводу бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). В соответствии с этим договором запрещена разработка и развертывание баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью действия 500-5500 км. В настоящее время США регулярно нарушают Договор о РСМД. В частности, они используют для отработки отдельных элементов системы ПРО ракеты-мишени, имитирующие вполне конкретные типы баллистических ракет средней дальности. Вместе с тем согласно Договору о РСМД проведение пусков этих ракет квалифицируется как испытание баллистических ракет средней дальности нового типа, что является нарушением Статьи VI, запрещающей «производить ракеты средней и меньшей дальности и проводить их летные испытания». Кроме того, США активно разрабатывают и принимают на вооружение ударные беспилотные летательные аппараты, что также является нарушением Договора о РСМД. В настоящее время ударные беспилотные летательные аппараты США по своему предназначению, тактико-техническим характеристикам, боевым возможностям и принципам применения стали соответствовать определению «крылатая ракета наземного базирования», разработка которых в соответствии с Договором о РСМД запрещена.

В целом, к 2020 г. парк американских ударных БЛА с радиусом действия до 2400 км должен достигнуть 800 единиц. Их планируется развернуть на территории стран Балтии и других союзников США, поэтому в зоне досягаемости этих аппаратов будет находиться, например, большинство объектов СЯС России.

Как долго еще продержится Договор о РСМД? По-видимому, если военно-стратегическая ситуация вокруг России будет и дальше ухудшаться (а каких-либо признаков ее улучшения в обозримом будущем, к сожалению, не видно), то России придется пересмотреть свое отношение к Договору.

Не просматривается радужных перспектив и у Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), на исполнение которого Россия наложила мораторий и тем самым отменила инспекции и проверки на своей территории. Отсутствие последних, считают натовские специалисты, стало одной из причин того, что США проспали российский силовой ответ в августе 2008 г. в Южной Осетии. ДОВСЕ, по-видимому, умер. В настоящее время в Соединенных Штатах изучается возможность заключения нового договора, они хотели бы вернуться к проверкам, сделать видимыми российские ВС и их учения.

Соединенные Штаты активно расширяют военную деятельность в космосе. Хотя еще нет космического оружия, но за последние три года уже выпущены оперативные наставления по применению силы в космосе, из космоса по земле, с земли в направлении космоса. Проходят летные испытания систем, которые могут стать космическим оружием.

США не намерены заключать никаких соглашений в области ограничения военной космической деятельности, за исключением, по-видимому, противоспутниковых систем. В настоящее время, по информации Пентагона, зависимость американских ВС от космических систем достигла 90%. Американцев очень напугали испытания противоспутникового оружия, проведенные Китаем в 2007 г. Так что вполне вероятно мы увидим когда-нибудь начало переговоров с участием России, США и, возможно, других стран по противоспутниковому оружию.

Кроме того, сейчас Соединенные Штаты работают в тесном сотрудничестве с Европейским Союзом над проектом международного «Кодекса поведения в космосе». По всей видимости, это будет что-то наподобие меморандума, регулирующего режим контроля за ракетными технологиями (РКРТ). Как известно, РКРТ – это явно дискриминационный режим, регулирующий деятельность слабых в интересах США и их союзников. Думаю, что России еще придется соприкоснуться с «Кодексом поведения в космосе».

Как представляется, в обозримом будущем США и Россия могли бы приступить к заключению международных соглашений, имеющих целью борьбу с космическим мусором, представляющим собой фрагменты ракет-носителей, баллистических ракет, космических аппаратов, находящихся на орбите. Следует отметить, что космический мусор это достаточно острая проблема, в решении которой заинтересованы обе стороны.

В числе областей, в которых взаимодействие России и США продолжается, можно назвать шестисторонние переговоры по ядерной программе Северной Кореи, хотя в настоящее время, после обмена ударами между Северной и Южной Кореями, они прерваны и когда возобновятся – неизвестно. Китай и США выступают за их скорейшее начало. По-видимому, дискуссии будут длиться еще очень долго, поскольку ни Вашингтон, ни Пекин не заинтересованы в их скорейшем положительном завершении, так как такой результат снимает одно из важных препятствий на пути воссоединения народов полуострова. Китай и США не хотели бы соединения ядерной мощи Севера с экономической мощью Юга и появления в регионе нового мощного игрока. Следует отметить, что некоторые из участников переговоров хотели бы исключить из них Россию и Японию, как якобы бесполезных.

ТАКТИКА – ОТЛИЧНО, СТРАТЕГИЯ – НЕУД

Важным направлением взаимодействия России и США является Афганистан. Соединенные Штаты хотели бы видеть Россию участником боевых действий в этой стране и постоянно оказывают на нее соответствующее давление. К сожалению, происходит постепенное втягивание нашей страны в конфликт. Разрешили транзит грузов, которые раньше были запрещены к перевозке, сами начали транспортировать американские военные грузы своими самолетами.

Вызывает определенные опасения выполнение контракта по созданию в Афганистане центра обслуживания многоцелевых вертолетов марки «Ми». Функционирование центра, возможно, потребует присутствия российских специалистов, обеспечение безопасности которых возложат на российских военных. Проведение террористических актов может привести к необходимости увеличения воинского контингента, а это, в свою очередь, к дельнейшему втягиванию нашей страны в этот конфликт.

В числе вопросов, по которым взаимодействие России и США продолжается, – шестисторонние переговоры по ядерной программе КНДР.

Еще одна область, в которой Россия и США могли бы сотрудничать – борьба с наркотиками, в частности, в Афганистане. К сожалению, американская сторона, как правило, игнорирует российские предложения и лишь иногда проявляет заинтересованность и предпринимает какие-то действия. Официальные лица США и НАТО неоднократно заявляли, что борьба с наркотиками не является задачей НАТО и коалиционных сил в Афганистане. Предлагая взаимодействие, необходимо иметь в виду, что основной поток наркотиков из Афганистана идет в Европу и Россию, и это мало волнует американскую сторону. Кроме того, начало реальной борьбы с наркобизнесом в Афганистане взорвет и без того напряженную ситуацию в стране, поскольку выращивание и переработка опиумного мака являются одним из основных источников существования местного населения.

Следует ожидать нарастания противоборства США и России в Центральной Азии. Политика США здесь определяется, прежде всего, их желанием контролировать добычу и транспортировку энергоресурсов, противоборством с Китаем и стремлением сдерживать Россию в регионе. США все активнее вовлекают в свою орбиту страны региона: Армения увеличивает свой контингент в Афганистане, идут разговоры об участии Узбекистана в операции. Дестабилизации региона, которую, наверняка, попытаются использовать в своих интересах Соединенные Штаты, способствует приближение времени смены руководства государств региона по возрасту.

Соединенные Штаты опасаются превращения стран Центральной Азии в несостоявшиеся государства, поскольку это ведет к дестабилизации региона, затруднению американского присутствия в нем, возможной потери контроля над добычей и транспортировкой энергоресурсов. В связи с указанной угрозой США намерены совместно с ЕС активнее вовлекать российскую сторону в борьбу с бедностью, повышение образовательного уровня населения, обеспечение продовольственной безопасности региона, предотвращение конфликтов, в частности, из-за водных ресурсов.

США ищут поддержки России для смены власти в Иране и КНДР, ядерные программы которых – только предлог для оказания давления. Иран мешает реализации целей США на Ближнем Востоке, КНДР – в АТР. Много говоря о необходимости предотвращения распространения ядерного оружия (ЯО) в мире, Соединенные Штаты «забыли» про ЯО Израиля, оружейный плутоний Японии, которого достаточно для снаряжения тясячи бомб, ядерные программы Южной Кореи и других стран.

Российская сторона выступает за мирное решение вопросов, но, к сожалению, напряженность вокруг Ирана нарастает. Возрастает вероятность того, что в условиях нарастания мирового кризиса США могут попытаться решить свои экономические проблемы за счет войны с Ираном. В случае перекрытия Ираном Ормузского пролива, что он неоднократно обещал сделать в случае начала боевых действий, США можно забыть на годы о таких конкурентах, как ЕС, Китай, Япония, транспортирующих основную часть потребляемой ими нефти через указанный пролив. США же транспортируют основную часть арабской нефти по суше через территорию Саудовской Аравии к терминалам на Средиземном море. Администрации США, помышляющей о таком пожаре, необходимо осознавать, что огонь опалит очень и очень многих, в том числе и США. К сожалению, по признанию самих же американских специалистов, в Вашингтоне всегда хорошо планировали тактические ходы, но очень плохо просчитывали стратегические последствия.

Таким образом, в отношениях России с США, Европой и Западом в целом мы можем видеть области, в которых возможно взаимодействие. В то же время нельзя не замечать, что ратификация Договора СНВ-3 прошла в США с большим трудом. По-видимому, не имеют решения противоречия сторон в области ПРО. Вашингтон фактически отверг предложение России о заключении Договора о европейской безопасности, все активнее проводит политику, направленную на противодействие России на постсоветском пространстве и энергично навязывает ее союзникам. Тем не менее, многие политики по обе стороны океана не хотели бы возврата к временам холодной войны и возобновления гонки вооружений. Хочется верить, что здравый смысл возобладает, и мы не увидим возврата к старому.

Григорий Григорьевич ТИЩЕНКО – начальник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований, доктор экономических наук, кандидат технических наук


 

НОВОСТИ

По информации заместителя председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Дмитрия Рогозина, в Коллегии ВПК сформирован оперативный штаб для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса и стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США против оборонных предприятий России.
Зенитчики общевойсковой армии Западного военного округа (ЗВО) на полигоне Капустин Яр (Астраханской обл.) в конце декабря 2017 г. получили комплект ЗРК «Бук-М3», после чего совершили марш комбинированным способом в пункт постоянной дислокации в Курской области.
Министерство обороны России имеет твердый контракт на 35 учебно-тренировочных самолетов производства Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), которые будут использоваться для подготовки курсантов военно-транспортной авиации, сообщил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения предприятия.
В структуре Сухопутных войск (СВ) России сохранятся и бригады, и дивизии, что позволит обеспечить баланс группировок войск, способных выполнять различные задачи, заявил главнокомандующий СВ генерал-полковник Олег Салюков.
В начале января с подразделениями радиоэлектронной борьбы Западного военного округа была проведена тренировка по радиоподавлению средств связи условного противника.
В 2017 г. закупка ракетных комплексов «Ярс» обеспечила устойчивые темпы перевооружения группировок шахтного и подвижного базирования Ракетных войск стратегического назначения.
ОКБ им. Симонова получило контракт от Минобороны РФ на выполнение аванпроекта по созданию перспективного тяжелого высокоскоростного БЛА самолетного типа массой порядка 4-5 тонн и скоростью 750-950 км/ч, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в ОПК.
Специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского (входит в НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») завершили очередной этап испытаний модели среднего военно-транспортного самолета Ил-276 (известен также под обозначением многоцелевой транспортный самолет – МТС, первоначально разрабатывался совместно с Индией).
Компания «Рособоронэкспорт» планирует расширить географию выставочной работы в 2018 г.
«Вопрос газотурбинных установок для флота окончательно закрыт, и мы можем себя чувствовать абсолютно спокойно в этом плане», – заявил заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в ходе визита на рыбинское предприятие «ОДК-Сатурн», где состоялось совещание по развитию российской двигателестроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100