Ядерный резерв Пентагона
«Возвратный потенциал» позволяет США при необходимости нарастить свои стратегические наступательные силы

Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (далее по тексту – СНВ-3), подписанный 8 апреля 2010 г., вступил в силу 5 февраля 2011 г. и будет действовать до 2021 г. Договор СНВ-3 стал практически единственным ощутимым результатом так называемой «перезагрузки» российско-американских отношений.

Владимир ДЬЯЧЕНКО

Владимир МУСОРИН

Игорь ОСТРОУХОВ

Михаил СОСНОВСКИЙ

Особо надо отметить, что прогресса в обсуждении с США и НАТО таких актуальных проблем, как ограничение развертывания систем противоракетной обороны вблизи границ России, а также ограничение и сокращение обычных вооруженных сил в Европе так и не достигнуто и вряд ли можно ожидать в обозримой перспективе.

С вступлением СНВ-3 в силу прекратил свое действие Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 г. (далее по тексту – СНП). В свете проводящихся сокращений стратегических наступательных вооружений (СНВ) представляется важным оценить, как трансформация договорных ограничений при замене Договора СНП Договором СНВ-3 влияет на возможности США по применению стратегического ядерного оружия (ЯО).

По Договору СНП к исходу 2012 г. количество «оперативно-развернутых» стратегических ядерных боезарядов (ЯБЗ) у каждой стороны не должно было превышать 2200 ед. На указанный уровень США вышли в 2009 г., когда уже шла подготовка нового Договора. Последующее изменение состава развернутых американских СНВ характеризуется следующими значениями: на 2010 г. – 808 носителей и 2152 ЯБЗ; на 2011 г. – 798 носителей и 1968 ЯБЗ.

По Договору СНВ-3 к февралю 2018 г. количество «оперативно-развернутых» ЯБЗ у каждой стороны не должно превышать 1550 ед., а количество стратегических носителей – 800 ед., из которых «оперативно-развернутых» должно быть не более 700 (то есть, исходя из общего количества, определяется и допустимое количество неразвернутых носителей). Носителями являются: межконтинентальные баллистические ракеты (МБР); баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ); тяжелые бомбардировщики (ТБ). За каждой развернутой МБР и БРПЛ засчитывается то количество боевых блоков (ББ), которое установлено на ракете; за каждым развернутым ТБ засчитывается один ЯБЗ, хотя реально их может быть развернуто и большее количество. Авиационными ЯБЗ являются ядерные авиационные бомбы (ЯАБ) и ядерные боевые части (ЯБЧ) крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) большой дальности. Прогнозирование далее 2021 г. (даже если действие Договора будет продлено) в настоящее время затруднено, поскольку США планируют после 2021-2023 гг. начать обновление СНВ за счет принятия на вооружение новых и/или глубокой модернизации имеющихся носителей. При этом сведения о переоснащении (по темпам, типам, количеству) носят значительную степень неопределенности.

По сравнению с Договором СНП предстоящее по Договору СНВ-3 сокращение стратегических ядерных вооружений можно рассматривать как весьма существенное – более чем на 40 % по отношению к установленному верхнему пределу по допустимому количеству развернутых стратегических ЯБЗ. Однако существуют дополнительные обстоятельства, которые не позволяют ограничить рассмотрение проблемы сокращения СНВ только формальным сравнением количества «оперативно-развернутых» ЯБЗ, поскольку Соединенные Штаты располагают возможностями по существенному превышению договорных ограничений. Это обусловлено особенностями американского ядерного арсенала, включающего значительный так называемый «возвратный потенциал» ЯБЗ, и наличием достаточного количества свободных «посадочных мест» на развернутых носителях.

Ядерный арсенал США в зависимости от готовности боезарядов к применению подразделяется на следующие категории:

— «оперативно-развернутые» – ЯБЗ, установленные на носителях или содержащиеся на складах при авиабазах базирования самолетов-носителей;

— «оперативного хранения» – готовые к применению ЯБЗ, находящиеся на хранении, содержатся в готовности к установке на носители, могут быть установлены (возвращены) на ракеты и самолеты в сроки, определяемые доставкой и установкой на носители;

— «длительного хранения» – резервные ЯБЗ, хранящиеся на военных складах в собранном виде с удаленными нейтронными генераторами и узлами, содержащими тритий;

— «стратегического резерва» – ЯБЗ, снятые с вооружения и ожидающие демонтажа, а также первичные ядерные инициаторы и агрегаты термоядерной ступени ядерных зарядов.

Первые две категории составляют «активный арсенал», две последние – «неактивный арсенал». Боезаряды, снимаемые с носителей, складируются, как правило, на «оперативное хранение» и «длительное хранение», что обусловливает возможность возврата снятых ЯБЗ на носители. Возврат ядерных боезарядов в «активный арсенал» из категории «длительного хранения» теоретически возможен, но весьма затруднен, поскольку для этого требуются дефицитные элементы, содержащие тритий, а из категории «стратегического резерва» практически невозможен. Таким образом, возможность возврата на носители сохраняется для ЯБЗ, относящихся к категории «оперативного хранения», по сути являющихся «возвратным потенциалом».

К 2018 г. США будут содержать 20 ШПУ без ракет, но с возможностью их установки.

Дополнительные возможности по развертыванию ЯБЗ имеются у США также и за счет возврата в боевой состав, то есть перевода неразвернутых в категорию «оперативно-развернутые» (далее по тексту – развернутые), при установке на них ЯБЗ «возвратного потенциала». Назовем эту категорию носителей условно «возвратным потенциалом» носителей.

При оценке состава СНВ США учитывались сроки нахождения (с реализацией программ модернизации и продления сроков службы) носителей и ЯБЗ на вооружении. Оценочные данные по прогнозируемому составу стратегических носителей и ЯБЗ представлены в таблицах 1 и 2.

Варианты наращивания СНВ в условиях Договора СНП определялись следующим образом.

За счет «возвратного потенциала» ЯБЗ была возможна установка на МБР Minuteman-III до трех боевых блоков (ББ). Из 450 МБР, развернутых в ШПУ, на 400 ракетах могло быть установлено 1200 ББ, из них 750 блоков Mk12А и 450 Mk21. Тогда на 50 ракетах оставалось бы по одному блоку Mk21 с учетом того, что общее количество этих блоков составляет 500 ед. В итоге получается 1250 развернутых ЯБЗ. Поскольку «возвратный потенциал» ЯБЗ в данном случае был бы полностью исчерпан, то дальнейшее наращивание наземного компонента американских СНВ становится невозможным.

На БРПЛ, оснащенных блоками Mk4 и Mk4А, возможно наращивание количества ББ с 4 до 8, что позволяет увеличить количество развернутых ЯБЗ данного типа с 768 до 1536 ед. за счет «возвратного потенциала» ЯБЗ. Тогда, учитывая уже развернутые блоки Mk5 (384 ед.), количество ЯБЗ на 12-и боеготовых ПЛАРБ возросло бы с 1152 до 1920 ед. Увеличение количества ЯБЗ возможно и за счет ускоренного ввода в боевой состав двух ПЛАРБ, находящихся на плановом ремонте, при этом общее количество ЯБЗ на БРПЛ может быть увеличено в два раза – с 1152 до 2304 ед.

В авиационном компоненте СНВ США возможно наращивание развернутых ЯБЗ за счет увеличения боевой нагрузки некоторых самолетов-носителей вплоть до максимальной, составляющей 16 бомб для В-2А и 20 крылатых ракет для В-52Н. Это дает двукратное увеличение количества подвешиваемых ядерных авиабомб (ЯАБ) и позволяет разместить на развернутых бомбардировщиках В-52Н все имеющиеся КРВБ большой дальности. В случае перевода в категорию «оперативно-развернутые» четырех неразвернутых В-2А возможно увеличение количества ЯАБ до 320 ед. В целом, наращивание потенциала стратегической авиации позволяет увеличить количество ЯБЗ по сравнению с разрешенным уровнем примерно в 1,7 раза – с 548 до 920.

В условиях СНП наличие «возвратного потенциала» ЯБЗ позволяло США увеличивать суммарное количество боезарядов для всех типов носителей в 1,8 раза – с 2200 до 4026. При развертывании всех носителей количество ЯБЗ может быть увеличено еще на 10%. Таким образом, общее количество развернутых ЯБЗ по сравнению с разрешенным Договором СНП уровнем могло быть увеличено более чем в два раза – с 2200 до 4474 ед.

При оценке возможного состава стратегических наступательных вооружений для условий СНВ-3 предполагается, что к 2018 г. США проведут следующие мероприятия для соблюдения количественных ограничений на носители:

— демонтируют 30 ШПУ, оставив развернутыми 400 шахтных МБР, а 20 шахт будут содержаться без ракет, но с возможностью их установки;

— сократят количество развернутых ПУ на каждой ПЛАРБ с 24 до 20 ед., в результате чего на 12 боеготовых ПЛАРБ может быть развернуто 240 БРПЛ;

— сократят развернутые бомбардировщики с 72 до 60, при этом сохранив их общее количество в 96 ед.

Оценка возможного состава развернутых СНВ США в условиях СНВ-3 приведена в таблице 3.

Варианты наращивания СНВ в условиях Договора СНВ-3 определялись следующим образом.

Наращивание количества ЯБЗ на МБР возможно путем увеличения количества блоков Mk12А с одного до трех единиц, а Mk21 – с одного до двух на ракете. Это дает возможность увеличить число ЯБЗ на 400 развернутых МБР почти в 2,4 раза – с 400 до 950 единиц. Развертывание с постановкой в ШПУ 20 дополнительных МБР позволяет увеличить количество ЯБЗ еще на 60 ед.

Увеличение количества блоков Mk4А с четырех-пяти до восьми на каждой БРПЛ позволяет повысить количество боезарядов на морских носителях с 706 до 1152 ед., а ввод в боевой состав двух лодок из ремонта – до 1472 ед. В целом, использование «возвратного потенциала» обеспечивает США рост количества ЯБЗ на БРПЛ почти в полтора раза – с 1090 до 1536 ед., а за счет «возвратного потенциала» ЯБЗ и ввода в строй всех носителей – до 1856 единиц.

Использование в авиационном компоненте «возвратного потенциала» ЯБЗ и резервных КРВБ позволяет увеличить количество ЯБЗ более чем в 14 раз по сравнению с правилами засчета – с 60 до 856 ед. Возврат в боевой состав неразвернутых бомбардировщиков дает возможность нарастить количество развернутых ЯБЗ до 920 ед.

В целом, использование «возвратного потенциала» позволяет США в условиях СНВ-3 увеличить общее количество боезарядов более чем в два раза (с 1550 до 3342 ед.), а за счет развертывания всех носителей – еще на 10% (до 3786 единиц).

Таким образом, в условиях как СНП, так и СНВ-3 наибольшие возможности по наращиванию количества боезарядов на развернутых носителях обеспечиваются за счет «возвратного потенциала» ЯБЗ – рост более чем в 2 раза по сравнению с договорными ограничениями. Использование «возвратного потенциала» носителей дает существенно меньший эффект – прирост около 10%.

Приведенные выше возможности наращивания ядерного потенциала являются следствием проводимой США государственной политики в области поддержания и развития ядерных вооружений. Официально основы такой политики были изложены в 2001 г. в политическом директивном документе «Обзор ядерной политики и стратегия развития ядерных сил США» (Nuclear Posture Review 2001). В нем декларируется, что США оставляют за собой право прекратить сокращение ядерных сил и обеспечить их наращивание для возможного ответа на непредвиденные угрозы, в связи с чем необходимо сохранять резерв ядерных боезарядов, предназначенный для подобного реагирования. Это положение подтверждено и в аналогичном обзоре 2010 г. (Nuclear Posture Review 2010).

Полученные оценки дают общее представление об американском ядерном арсенале, и для анализа связанных с этим потенциальных угроз представляется целесообразным оценить возможности стратегических наступательных сил (СНС) США по количеству ЯБЗ, которое может быть применено в превентивном ядерном ударе (ЯУ). Рассматривались два варианта такого удара, различающиеся масштабами задействуемых средств:

— 1 удар наносится без доразвертывания СНВ, состав которых соответствует договорным ограничениям (так называемый «внезапный» удар);

— 2 удар наносится после доразвертывания СНВ с использованием резервных ЯБЗ и носителей (удар усиленным составом СНВ).

Первый вариант обеспечивает скрытность и оперативность подготовки, второй – увеличение мощи удара за счет привлечения дополнительных средств.

В первом варианте удара могут участвовать только дежурные силы мирного времени и такому удару предшествует, как правило, непродолжительный (по опыту учений – от нескольких часов до суток) период экстренной подготовки. В наземном компоненте СНС в дежурных силах могут находиться около 95% МБР, до 80% из которых могут привлекаться для нанесения удара. В морском компоненте СНС США боеготовыми являются 12 из 14 ПЛАРБ, на боевом патрулировании могут находиться до восьми боеготовых ПЛАРБ, пять из которых (60%) могут быть задействованы в ЯУ. В стратегической авиации США боеготовыми являются около 95% самолетов, из них в ударе могут участвовать до 30% бомбардировщиков.

Учитывая особенности рассматриваемого варианта удара, его основу должны составлять МБР и БРПЛ. Согласно оценкам, США могли бы применить в таком ударе в условиях СНП примерно тысячу ядерных боезарядов, в том числе около 860 на МБР и БРПЛ, а в условиях СНВ-3 – около 850 ЯБЗ, из них около 750 ед. на МБР и БРПЛ.

Эти оценки, а также аналогичные оценки масштабов второго варианта ЯУ, осуществляемого СНС США после доразвертывания за счет «возвратного потенциала» боезарядов (на что потребуется несколько недель), а также при максимальном наращивании состава сил и средств за счет «возвратного потенциала» ЯБЗ и развертывания всех носителей (на что потребуются несколько месяцев), приведены в таблице 4.

Результаты анализа приведенных оценок показывают, что при переходе от условий СНП к условиям СНВ-3 количество развернутых ЯБЗ и количество ЯБЗ, которое может быть применено, уменьшается в среднем в 1,2 раза с незначительными вариациями. В условиях как СНП, так и СНВ-3 США могут применить во внезапном ядерном ударе около 50% развернутых ЯБЗ, около 40% из которых в составе МБР и БРПЛ. Количество ЯБЗ, которое может быть потенциально применено после доразвертывания СНВ с учетом «возвратного потенциала» боезарядов, в 1,6 раза превосходит ограничения СНП и в 1,7 раза выше ограничений СНВ-3. При этом количество ЯБЗ, которое может быть применено только МБР и БРПЛ, в 1,3 раза больше договорных ограничений. Учет «возвратного потенциала» носителей на 5-7% повышает указанные оценки.

В целом по результатам выполненной оценки можно заключить, что США обладают значительным резервом ядерных боезарядов, за счет которого возможно наращивание количества развернутых ЯБЗ в масштабах, существенно превышающих договорные ограничения. Это не может не вызывать озабоченности относительно необратимости проводимых сокращений ядерных вооружений.

Владимир Владимирович ДЬЯЧЕНКО – кандидат технических наук, старший научный сотрудник, полковник запаса

Владимир Васильевич МУСОРИН – полковник в отставке

Игорь Всеволодович ОСТРОУХОВ – кандидат технических наук, старший научный сотрудник, профессор Академии военных наук (АВН), полковник в отставке

Михаил Евгеньевич СОСНОВСКИЙ – кандидат военных наук, профессор, лауреат премии им. А.В. Суворова АВН, член-корреспондент АВН, полковник в отставке


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100