Перед бурей
Иранский «зонтик» ПВО требует срочного обновления

После падения ливийского режима и физического уничтожения его лидера все внимание мировых СМИ, экспертов и политологов переключилось на новый объект интересов Запада – Иран.

Анатолий ГАВРИЛОВ

Американская демократия, расправившись с очередным неугодным правительством, продолжает реализовывать свои растущие нефтяные аппетиты в Юго-Западной Азии, нацелившись на Иран. Уж больно лакомый кусочек – этот Иран! Страна добывает около 180 млн. тонн нефти в год, более половины которой идет на экспорт. Около 85% (!) валютных поступлений в бюджет страны обеспечивается за счет продажи нефти. По объему разведанных нефтяных запасов Иран занимает четвертое место в мире. Страна по величине суточной добычи нефти (около четырех миллионов баррелей в сутки) является среди членов ОПЕК второй после Саудовской Аравии.

К войне с Ираном США активно подталкивает Израиль, обеспокоенный ядерной программой Тегерана. Как считают аналитики, Тель-Авив может нанести первый удар самостоятельно, втайне от Вашингтона.

Иранские РЛС представляют легкую добычу для современных средств обнаружения и подавления.

Однако вопрос о том, когда именно, какими силами будет нанесен удар по Ирану, кто войдет в состав западной коалиции, пока остается открытым. Более-менее ясно лишь то, какой будет стратегия нападающих – она уже хорошо отработана в ходе предыдущих конфликтов. Очевидно, цели операции коалиционная группировка будет достигать ударами с воздуха в ходе проведения воздушной кампании продолжительностью от нескольких недель до 2-3-х месяцев. По важным объектам будет нанесено несколько ударов высокоточным оружием. Первоочередными объектами ударов будут заводы по производству и переработке ядерного топлива, урановые рудники, производства по его обогащению. Достанется и нефтеперерабатывающим заводам, другим промышленным центрам.

Но первоначально будет решаться задача подавления (полного уничтожения) системы ПВО. Массовым применением крылатых ракет различного назначения, управляемыми авиационными бомбами будет выведена из строя система управления войсками Ирана, практически подавлена система разведки и ведения зенитно-ракетного огня. При этом задачей нападающей стороны будет уничтожение в первые двое-трое суток до 70-80% РЛС, а в последующем – до 90%. Подобная участь должна будет постичь и огневые средства, однако таких потерь система ПВО постарается избежать. Завершит дело пилотируемая авиация, которая приступит к бомбардировкам только после полного подавления системы ПВО. Запад бережет своих летчиков-профессионалов, и не беда, что при этом пострадает и мирное население Ирана.

Чем же ответит на агрессию Иран? Станет ли он легкой добычей? Сумеет ли иранская ПВО дать достойный отпор агрессору? Попробуем разобраться.

В целом ВС Ирана представляют собой достаточно серьезную силу. Они оснащены современным вооружением, укомплектованы личным составом с высоким уровнем обученности. Готовясь к войне, страна производит сама и закупает за рубежом современное эффективное вооружение. Танки, БМП, РСЗО, оперативно-тактические и баллистические ракеты, артиллерийские системы, авиация – есть все для ведения эффективных боевых действий. Иран имеет богатый опыт ведения войны. В 80-х годах прошлого века (по историческим меркам совсем недавно – 25-30 лет назад) Иран вел ожесточенную войну с ближайшим соседом – Ираком. В войне применялись все имеющиеся тогда виды вооружения, включая силы и средства ПВО. В составе группировок ПВО находились локаторы и огневые комплексы производства разных стран, включая и советские. Иранских зенитчиков наряду с другими готовили также и советские специалисты. Защитники иранского неба воевать умели и не забыли, как это делается.

Кстати, советские специалисты одновременно оказывали помощь обеим враждующим тогда сторонам. Автору этих строк довелось присутствовать при встрече двух однокашников Полтавского зенитного училища, которые вспоминали лейтенантские годы и вдруг выяснили, что в одно и то же время воевали на разных сторонах баррикад фактически друг против друга!

БОГАТЫЙ ВОЕННЫЙ ОПЫТ

Сегодня в боевом составе зенитных средств ПВО Ирана насчитывается свыше 3000 огневых единиц зенитных ракетных комплексов и систем, а также зенитной артиллерии. Причем имеются боевые средства как устаревшие, но прошедшие модернизацию, так и самые современные системы. Многообразие типов средств разведки, зенитных средств, работающих на разных физических принципах, имеющих широкий диапазон ТТХ, позволяет при грамотном их использовании построить довольно сильную, надежную систему ПВО. Не случайно несколько лет назад в одном из интервью один крупный российский военачальник, сам возглавлявший мощную группировку ПВО, дал очень высокую оценку состояния системы ПВО Ирана, сделав вывод о ее способности противостоять воздушному удару со стороны США.

Схема построения элементов системы ПВО Исламской Республики Иран.

Количественный и качественный состав сил и средств ПВО Ирана определяет принцип построения системы ПВО. Очевиден наиболее реализуемый и адекватный условиям зонально-объектовый принцип. Сегодня ни одна страна мира не может себе позволить построение системы ПВО, способной надежно, без провалов в зонах поражения, с высокой плотностью воздействия по воздушному противнику обеспечить защиту отдельных важных объектов, не говоря уже о защите всей территории страны. Наиболее показательным примером в этом смысле была система ПВО ГСВГ в начале 90-х годов прошлого века. По тем временам это была самая мощная, надежная система, имеющая все составные элементы: управление, разведку воздушного противника и оповещения о нем, истребительно-авиационное прикрытие (ИАП) и зенитно-ракетное (артиллерийское) прикрытие (ЗРАП).

Система ПВО Исламской Республики имеет 4 района ПВО, весьма упрощенно представленных на схеме. В каждом районе, состоящем из групп ПВО, есть все необходимые элементы, включая системы управления, разведки, ИАП и ЗРАП. Лучше защищены от ударов с воздуха важные в стратегическом отношении объекты на западе страны, а также на побе-режье Персидского, Ормузского и Оманского заливов. В этих зонах развертывается по 5-7 групп ПВО для защиты крупных городов, промышленных районов, нефтеперерабатывающих заводов, центров по переработке ядерного топлива.

Практически не имеет зенитно-ракетного (артиллерийского) прикрытия восточная территория страны, граничащая с Афганистаном и Пакистаном, откуда также будет исходить угроза воздушного нападения.

СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ

Система управления войсками ПВО является составной частью системы управления национальными Вооруженными Силами. Построена СУ по обычной классической схеме, объединяющей управления и штабы районов, групп ПВО, командные пункты (пункты управления) зенитно-ракетных (артиллерийских), радиотехнических частей и подразделений, входящих в состав групп ПВО. Система связи представлена каналами тропосферной, релейной, коротковолновой радиосвязи. Широко используется проводная связь.

Имеющиеся в открытой печати данные свидетельствуют о наличии в системе управления ряда проблем, требующих безотлагательного решения.

Во-первых, на оснащении КП (ПУ) стоят устаревшие АСУ выпуска 60-80-х годов прошлого века еще советского, а также китайского и американского производства. Аппаратура давно изношена, выслужила несколько сроков эксплуатации. Элементная база служит уже более полувека, что в условиях дефицита ЗиП, а зачастую полного его отсутствия по ряду комплектующих деталей, обуславливает массу проблем с поддержанием техники в исправном состоянии. Коэффициент технической готовности техники АСУ с такими сроками и условиями эксплуатации не превысит уровня 0,3-0,4 в любой армии, даже настроенной весьма патриотично.

Во-вторых, идеология реализованных в АСУ принципов решения управленческих задач, построенная на идеях и технических возможностях прошлого века, не соответствует сегодняшним повышенным требованиям. Резко возросли объемы циркулирующей информации на всех уровнях иерархии в СУ, значительно повысились требования к оперативности и качеству решаемых задач при планировании боевых действий и особенно  в ходе отражения ударов воздушного противника, а также к уровню автоматизации процессов управления.

В условиях скоротечности налетов средств воздушного нападения (СВН), необходимости оперативного принятия решений на ведение разведки и огня при крайне остром дефиците располагаемого времени на ПУ (КП), практическое отсутствие современных комплексных систем автоматического управления (КСАУ) обуславливает проблемы эффективного использования достаточно высоких потенциальных огневых возможностей подчиненных ЗРК (ЗРС). Практически никаких элементов систем поддержки принимаемых решений на ПУ (КП) в ходе отражения ударов СВН в имеющейся системе управления войсками ПВО Ирана нет. Между тем в сегодняшних условиях организации и ведения скоротечного противовоздушного боя крайне необходима высокая степень автоматизации процессов сбора, обработки, передачи и обмена радиолокационной информации (РЛИ), выработки решений на отражение ударов и ведение зенитно-ракетного огня.

Позиции зенитной артиллерии вокруг иранского ядерного центра в Натанзе.

В-третьих, на возможности СУ оказывает существенное негативное воздействие горный рельеф местности. Развертывание системы командных пунктов должно проводиться на господствующих высотах при минимальных возможностях выбора позиционных районов для ПУ (КП). Экранирующее влияние горной местности значительно снижает дальность и надежность радио, радиорелейной и тропосферной связи. Смена позиционных районов в угрожаемый период, а особенно в военное время, будет затруднена из-за сложности передвижения в горах, трудностей выбора маршрутов движения, проблем их инженерного оборудования, ограниченности маневра. Очевидно, оперативное оборудование районов предстоящих боевых действий необходимо проводить еще в мирное время, выполняя инженерные работы, развертывая резервные каналы связи, готовя маршруты выдвижения, отрабатывая планы приведения войск в боевую готовность и т.п.

Наконец, надо ясно понимать, что системы управления и разведки воздушного противника будут первоочередными объектами поражения с началом боевых действий. Все позиционные районы ПУ (КП), узлы связи, позиции РЛС, частоты мирного времени давно известны противнику и находятся под прицелом его ВТО. В условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия централизованное управление районами и группами ПВО наверняка будет утрачено. Поэтому уже сейчас необходимо отрабатывать варианты самостоятельных действий зенитных формирований в случае потери управления на всех уровнях. Для этого для них должны отрабатываться детальные указания по ведению огня и взаимодействию, предусматривающие различные варианты отражения ударов СВН в зависимости от воздушной обстановки.

РАЗВЕДКА И ОПОВЕЩЕНИЕ

Система разведки воздушного противника и оповещения представлена несколькими составляющими. Средствами разведки на воздушных носителях создана сеть раннего предупреждения о воздушном нападении. Для получения и выдачи информации об СВН для системы ЗРАП развернута сеть наземных РЛС, сведенных в радиолокационные посты (РЛП). Посты развернуты вдоль государственной границы страны на угрожаемых направлениях. В составе РЛП имеются РЛС старого парка иностранного производства, в основном США и Великобритании. Следовательно, рассчитывать на скрытность диапазона частот мирного и военного времени, мест развертывания РЛС заведомо не приходится. Имеющейся сетью РЛП создано радиолокационное поле разведки воздушных целей на средних и больших высотах, имеющее очаговый характер. Говорить о сплошной зоне разведки, о кратности перекрытия зон обнаружения не приходится из-за малой численности РЛС. Все имеющиеся РЛС построены на принципах активной локации и представляют собой легкую добычу для современных средств обнаружения и подавления излучателей электромагнитной энергии. Например, такая гордость иранской ПВО, как британская РЛС АR-3D, имеющая мегаваттный передатчик, наверняка будет выведена из строя первым же огневым воздействием по ней.

Автору этих строк несколько лет назад довелось в роли консультанта побывать на одном островном государстве, где в ходе визита местные военачальники с гордостью демонстрировали возможности мощной, не имеющей себе равных РЛС иностранного производства. Станция развернута на самой большой возвышенности, выдает радиоэлектронную обстановку в радиусе около 300 км, вселяя уверенность офицерам ПВО. Однако, когда последовали вопросы о помехозащищенности РЛС, ее возможностях по распознаванию классов и типов воздушных целей, применению специальных режимов работы (в том числе и скрытных), мгновенной электронной перестройке частот, о перспективах смены позиций, организации борьбы с диверсионными группами и т.п., энтузиазм хозяев сразу как-то иссяк.

Важным показателем эффективности системы разведки воздушного пространства (СРВП) является требуемый вынос радиолокационного поля. Имеющимся составом РЛП в частях ПВО Ирана, с учетом разведывательных возможностей состоящих на оснащении РЛС, обеспечивается требуемый вынос только лишь на высотах более 3000 м на отдельных направлениях. Низкая степень автоматизации процессов сбора, обработки и передачи РЛИ в сочетании с основным (планшетным) способом отображения воздушной обстановки приводит к недопустимо большим временам задержки оповещения о воздушном противнике, достигающим 4-6 минут.

В таких условиях задача обнаружения СВН на малых и предельно малых высотах вынуждена будет возлагаться на средства разведки зенитных формирований, что, в свою очередь, неизбежно приведет к преждевременному вскрытию противником системы ПВО и ее подавлению.

ЗРК Hawk и их модернизированные версии местного производства «Мерсад»  – самые многочисленные средства ПВО Ирана.

Таким образом, несмотря на достаточно высокие потенциальные возможности сил и средств разведки воздушного противника, в системе ПВО Исламской Республики проявляется ряд проблем как технического, так и организационного характера.

В первую очередь необходимо объединение в комплексную систему сил и средств разведки ВВС, ВМС, группировок Сухопутных войск, пограничных частей, гражданского воздушного флота, других ведомств. Причем объединение должно быть реализовано на основе современного образца КСАУ, способной производить автоматизированный сбор, обработку (идентификацию) РЛИ большого объема, обеспечивать оперативный обмен ею между источниками и потребителями в интересах своевременного приведения войск в готовность к отражению агрессии, а также для выдачи точных координат СВН огневым средствам ПВО. Это должно производиться по возможности в пределах зоны ПВО и обязательно для группы ПВО, особенно на ракетоопасных (угрожаемых) направлениях. Примером такой КСАУ может быть имеющийся в ПВО СВ России модернизированный вариант АСУ «Поляна-Д4М1», представляющий собой комплекс средств автоматизированного управления боевыми действиями смешанной группировки ПВО. Технические средства и программное обеспечение данной КСАУ позволяют осуществлять сбор, обработку радиолокационной информации и оповещение о воздушной и наземной обстановке; управлять силами и средствами смешанных группировок ПВО; обеспечивать безопасность пролетов своей авиации; вырабатывать рекомендации по управлению подчиненными частями и подразделениями и поддерживать взаимодействие с ними путем автоматизированного целераспределения и целеуказания. Комплекс способен обрабатывать и сопровождать одновременно до 255 воздушных целей.

Несомненно, имеется острая необходимость в обновлении парка РЛС, оснащении его современными локаторами, работающими в различных частотных диапазонах, имеющих в своем арсенале совокупность специальных режимов работы для использования в условиях интенсивного радиоэлектронного противодействия противника. Для обнаружения современных СВН, выполненных по технологии «Стелс», нужны локаторы, работающие в метровом диапазоне волн. В этом смысле незаменима разработанная в России РЛС типа «Небо-СВУ», способная обнаруживать и сопровождать воздушные цели с ЭПР около 1 м2 на высотах 500 м – до 65 км, на высоте 20000 м – на дальностях до 380 км. Время развертывания РЛС на позиции составляет около 20 минут.

Немаловажно выполнение комплекса следующих мероприятий для обеспечения выживаемости элементов СРВП: частая смена позиций РЛС, средств связи; развертывание системы ложных позиций с имитацией на них работы радиоэлектронных средств; качественное инженерное оборудование позиций; широкое применение пассивных отражателей-ловушек, имитаторов теплового излучения; развертывание вблизи РЛП огневых средств ПВО; организация защиты от диверсионных групп и др.

Систему разведки необходимо дополнить сетью постов визуального наблюдения, которая эффективна при обнаружении низколетящих целей. Сеть ПВН, развернутая на господствующих высотах, оборудованная средствами визуального наблюдения, связи и передачи данных, позволит решить ряд проблем СРВП.

Как известно, любое радиоэлектронное средство (РЭС) с началом работы в эфир в короткий промежуток времени обнаруживается противником, вскрываются его частотные характеристики с последующим огневым или радиоэлектронным воздействием. Поэтому в последние годы активно разрабатываются комплексы пассивной (неизлучающей) локации. Примером такой системы является российский комплекс радиотехнической разведки (КРТР), имеющий хорошие показатели эффективности – большие дальности обнаружения воздушных целей и высокую точность выдачи координат целей для зенитных комплексов (курс цели, удаление, высота полета). Кроме того, КРТР способен по параметрам излучения РЭС летательного аппарата определить с высокой вероятностью его принадлежность, тип, класс и т.п. По имеющимся в открытых источниках сведениям, такой комплекс в единичных экземплярах уже приобретен Ираном. При наличии достаточного количества образцов КРТР система разведки будет способна скрытными способами обеспечить систему ПВО точными данными о налете воздушного противника на угрожаемых направлениях с дальностей около 400 км, что позволит своевременно привести войска в готовность к отражению ударов СВН и выдать точные целеуказания огневым средствам ПВО.

Типовые структуры групп ПВО Ирана.

ОГНЕВЫЕ СРЕДСТВА

Система зенитно-ракетного (артиллерийского) прикрытия представлена группами ПВО, основу которых составляют зенитные дивизионы. В зависимости от вида вооружения, его комплектации в составе дивизионов различают зенитно-ракетные, зенитные ракетно-артиллерийские или зенитные артиллерийские дивизионы.

В основу формирования дивизионов положен принцип смешанного комплектования систем вооружения, обуславливающий ряд преимуществ по сравнению с однородным. Смешанные группировки ПВО, оснащенные ЗРК с различными принципами работы, широким диапазоном частотных характеристик, имеющими различные огневые возможности, взаимно дополняют друг друга, компенсируя слабые стороны, обеспечивают большую эффективность отражения ударов СВН.

В составе группы имеется радиолокационный пост, выдающий координаты целей огневым средствам, а также несколько смешанных дивизионов. Как правило, один из зрдн имеет на вооружении ЗРК большой дальности (типа С-200, С-75), один – средней дальности (типа Hawk, «Квадрат»), зрадн с зенитным комплексом ближнего действия (типа Rapier) и зенитные артиллерийские комплексы ЗУ-23-2, ЗСУ-23-4, С-60, Oerlikon.

Такое комплектование обеспечивает полную автономность боевых действий групп ПВО, позволяет создать эшелонированную систему зенитно-ракетного и зенитно-артиллерийского огня. При этом наличие различных зенитных средств в группе позволяет создать систему огня, эшелонированную по глубине, высотам, обеспечить непрерывность огневого воздействия по воздушным целям по мере их подлета к прикрываемым объектам. Кроме того, при таком формировании групп в лучшей степени реализуется взаимное прикрытие средств ПВО, создается беспровальная зона поражения с прикрытием «мертвых» воронок ЗРК.

Важной характеристикой системы огня является плотность огневых воздействий по воздушной цели зенитными средствами. По физическому смыслу эта величина близка к количеству поражающих огневых воздействий. При ее расчете учитываются параметры зоны поражения (обстрела) ЗРК (ЗАК), значения вероятностей поражения различных типов целей в тех или иных условиях, временные показатели боевой работы и др. Параметры зон поражения (обстрела) основных типов ЗРК (ЗАК), имеющихся в составе групп ПВО, представлены на рис. 1.

Рис. 1. Параметры зон поражения (обстрела) основных типов ЗРК (ЗАК).

Несмотря на высокие (как кажется на первый взгляд) огневые возможности ЗРК С-200 (большие значения дальней границы и высоты зоны поражения), решающего вклада в эффективность борьбы с СВН от этого комплекса ждать не следует. С-200 – устаревшей комплекс с низким уровнем помехозащищенности и технической готовности. Идеология его построения берет начало в середине прошлого века и не отвечает сегодняшним требованиям. Необходимость постоянной работы РЭС комплекса с выходом в эфир, отсутствие специальных скрытных режимов работы делает его весьма уязвимым. Весьма ограниченное количество ЗРК этого типа не позволяет создать хотя бы какую-то плотность зенитного ракетного огня на угрожаемых направлениях. В пределах своей зоны поражения С-200 будет вести противовоздушный бой без организации огневого взаимодействия, взаимного прикрытия, сосредоточения огня.

Ближняя граница зоны поражения С-200 величиной до 17 км вызывает необходимость организации его самозащиты. Подобные проблемы характерны и для комплекса

С-75, к тому же параметры его зоны поражения значительно уступают ЗРК

С-200. Низкие маневренные возможности обоих ЗРК делают затруднительной своевременную смену ими стартовых позиций при ведении боевых действий. На дальностях 20-25 км систему ЗРАП дополняют зоны поражения ЗРК Hawk и «Квадрат». Эти ЗРК более подвижны, маневренны. Имеющимся их количеством на угрожаемых направлениях для защиты важных площадных объектов возможно создание системы огня с кратностью перекрытия до 2-3 на малых и средних высотах. Это даст возможность сосредоточения огня по важным целям, обеспечения взаимного прикрытия, взаимодействия при сопровождении целей и т.п.

На малых и предельно малых высотах с дальностей 10-12 км в систему ЗРАП включаются ЗРК HQ-7 (FM-80) и ЗРК «Тор-М1». В ближней зоне объекты будут прикрываться зенитной артиллерией и ПЗРК. При этом, на малых и предельно малых высотах плотность зенитного огня может приближаться к 4-6, что позволит достичь требуемой эффективности отражения ударов СВН. Кроме того, задачи непосредственного прикрытия группировок войск на поле боя будут выполнять многочисленные подразделения ПЗРК «Стрела-2(3)», «Игла-1» и др., имеющиеся в штатных структурах подразделений сухопутных войск. К сожалению, все имеющиеся в составе ЗРАП системы (кроме ЗРК «Тор-М1») имеют крайне низкую вероятность поражения малоразмерных низколетящих целей: крылатых ракет, УАБ, УР, БПЛА и т. п. Крайне сложно этим системам бороться и с боевыми вертолетами из-за малого времени нахождения их в зонах поражения (обстрела).

Важным условием эффективного функционирования системы ЗРАП является обеспечение ее живучести в ходе отражения ударов СВН. Это достигается периодической сменой позиций, а также их немедленной сменой после пусков ЗУР (обстрела зенитными снарядами), инженерным оборудованием стартовых (огневых) позиций, маскировкой, оборудованием ложных позиций, имитацией работы РЭС на частотах передатчиков ЗРК (ЗРС), применением пассивных уголковых отражателей и др.

Иранский 35-мм Oerlikon.

Таким образом, имеющимся количественным и качественным составом сил и средств ПВО возможно создание на отдельных опасных направлениях фрагментарной системы ЗРАП с эшелонированием ее по глубине, высотам, направлениям с обеспечением требуемой кратности огневого воздействия по отдельным типам СВН. Однако создание сильной эффективной системы ЗРАП для прикрытия всей совокупности важных объектов, включая войска на поле боя, от ударов технически и информационно превосходящего воздушного противника весьма проблематично в силу указанных причин.

Особенной слабостью системы ЗРАП является ее комплектование устаревшими ЗРК и ЗАК. Техника со сроками эксплуатации в три-четыре десятка лет предопределяет аналогичные проблемы (так же, как с АСУ) в поддержании боеготовности на требуемом уровне. При отсутствии поставок комплектующих запчастей, практически истощенном ЗиП зачастую применяется «варварский» способ восстановления ВВТ за счет разборки боеготовых аналогичных образцов.

В НАДЕЖДЕ НА ОБНОВЛЕНИЕ

Итак, при ближайшем рассмотрении возможностей системы ПВО Ирана вскрывается масса проблем, свидетельствующих о сегодняшней ее неспособности дать надлежащий отпор воздушному противнику. Необходимо проведение комплекса неотложных мер по технической оснащенности всех составляющих системы ПВО, включая закупки современных систем АСУ, РЛС, КСАУ, средств РЭБ, связи, развитие собственного производства образцов ВВТ с применением современных технологий. Приобретение трех десятков боевых машин «Тор-М1» не решит проблемы переоснащения системы ПВО Ирана на новое вооружение.

Для создания глубоко эшелонированной системы ЗРАП с многократным перекрытием зон поражения необходимо иметь совокупность зенитных средств: большой дальности – типа С-300ПМУ (С-300СВ), средней дальности – типа «Бук-М1(М2)», ближнего действия – типа «Тор-М1 (М2)», «Панцирь-С».

Важным направлением усиления системы ПВО может стать оснащение ВС Ирана системами РЭБ российского производства. Комплекс систем РЭБ способен в ходе «бесконтактного» воздействия на РЭС СВН значительно снизить возможности ударных самолетов по поиску, обнаружению и поражению наземных целей; нарушить работу бортовой аппаратуры крылатых ракет в системе спутниковой навигации GPS; исказить показания радиовысотомеров ударной авиации, крылатых ракет и БЛА (что весьма затруднит полеты над горной местностью); привести к отказу в ходе полета всего комплекса радиоэлектронной аппаратуры летательного аппарата.

Счетверенная ЗУ-23-2 предназначена для борьбы с крылатыми ракетами.

Имеющимися средствами РЭБ возможно не только «ослепление» самолетной РЛС, но искажение радиоэлектронной обстановки, генерация ложных целей, искажение координат истинных целей, ввод ошибок координат и т.д.

Также имеется масса наработок для модернизации зенитной артиллерии, которая весьма эффективна при борьбе с низколетящими воздушными целями (боевыми вертолетами, штурмовиками, малоскоростными крылатыми ракетами). Совершенствование ЗА производится по линии повышения эффективности стрельбы, автоматизации процессов подготовки и ведения огня, разработки управляемых боеприпасов, датчиков подрыва снаряда в районе цели, управления темпом стрельбы. Работа в этом направлении в Иране ведется.

P.S. Все данные о боевом составе войсковых группировок, количественные характеристики боевых возможностей заимствованы из материалов открытой печати.

Анатолий Дмитриевич ГАВРИЛОВ – генерал-лейтенант, доктор военных наук, профессор, эксперт Ассоциации военных политологов


 

НОВОСТИ

По информации заместителя председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Дмитрия Рогозина, в Коллегии ВПК сформирован оперативный штаб для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса и стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США против оборонных предприятий России.
Зенитчики общевойсковой армии Западного военного округа (ЗВО) на полигоне Капустин Яр (Астраханской обл.) в конце декабря 2017 г. получили комплект ЗРК «Бук-М3», после чего совершили марш комбинированным способом в пункт постоянной дислокации в Курской области.
Министерство обороны России имеет твердый контракт на 35 учебно-тренировочных самолетов производства Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), которые будут использоваться для подготовки курсантов военно-транспортной авиации, сообщил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения предприятия.
В структуре Сухопутных войск (СВ) России сохранятся и бригады, и дивизии, что позволит обеспечить баланс группировок войск, способных выполнять различные задачи, заявил главнокомандующий СВ генерал-полковник Олег Салюков.
В начале января с подразделениями радиоэлектронной борьбы Западного военного округа была проведена тренировка по радиоподавлению средств связи условного противника.
В 2017 г. закупка ракетных комплексов «Ярс» обеспечила устойчивые темпы перевооружения группировок шахтного и подвижного базирования Ракетных войск стратегического назначения.
ОКБ им. Симонова получило контракт от Минобороны РФ на выполнение аванпроекта по созданию перспективного тяжелого высокоскоростного БЛА самолетного типа массой порядка 4-5 тонн и скоростью 750-950 км/ч, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в ОПК.
Специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского (входит в НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») завершили очередной этап испытаний модели среднего военно-транспортного самолета Ил-276 (известен также под обозначением многоцелевой транспортный самолет – МТС, первоначально разрабатывался совместно с Индией).
Компания «Рособоронэкспорт» планирует расширить географию выставочной работы в 2018 г.
«Вопрос газотурбинных установок для флота окончательно закрыт, и мы можем себя чувствовать абсолютно спокойно в этом плане», – заявил заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в ходе визита на рыбинское предприятие «ОДК-Сатурн», где состоялось совещание по развитию российской двигателестроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100