От абсолютного превосходства – к прагматизму
Администрация Барака Обамы и морская мощь Америки

Завершающийся 2011 год ознаменовался существенными перестановками в высшем военном руководстве США. 30 июня с поста шефа Пентагона ушел Роберт Гейтс, которого уже сейчас называют одним из самых ярких министров обороны в истории Америки. 23 сентября со своего поста ушел начальник штаба ВМС адмирал Гэри Рафхэд (его сменил адмирал Джонатан Гринерт), а 30 сентября – председатель Комитета начальников штабов адмирал Майкл Маллен (его сменил начальник штаба Армии генерал Мартин Демпси).

Прохор ТЕБИН

Произошедшие перемены подвели итог целому этапу в развитии американской военной и, в особенности, военно-морской стратегии. Особое значение они приобретают в свете предстоящих в 2012 г. президентских выборов в США. Настало время подвести итоги того, какие изменения претерпела морская мощь Америки в последние годы.

НАЧАЛО 2000-х гг. – ПОПЫТКИ ДОСТИЧЬ «АБСОЛЮТНОГО ПРЕВОСХОДСТВА ВО ВСЕХ СФЕРАХ»

Последней полноценной военно-морской стратегией США в XX веке была морская стратегия Рональда Рейгана. На протяжении 1990-х гг. военно-морская деятельность США определялась концептуально-стратегическим комплексом документов «С моря», а в первой половине 2000-х гг. ключевую роль стал играть стратегический документ «Морская мощь XXI века». Именно принципиальные недостатки «Морской мощи XXI века» стали толчком к разработке новой военно-морской стратегии, которой ВМС США были лишены около 20 лет.

Первая администрация президента Джорджа Буша (младшего) считала своей первоочередной задачей «восстановление» американского суверенитета и обеспечение национальной безопасности. В 2001 г. министр обороны Дональд Рамсфельд начал трансформацию Вооруженных Сил.

Барак Обама.

В основе трансформации ВС США лежала сформировавшаяся еще в 1990-е гг. идея «революции в военном деле». Информационные технологии, высокоточное оружие и технологии «стелс» позволили перейти к качественно новому характеру военного противоборства, получившему название «сетецентрических войн». Это позволило военному руководству США с середины 1990-х гг. говорить о концепции превосходства во всех сферах, под которой подразумевался «совокупный эффект превосходства в воздушном, наземном, морском, космическом и информационном пространствах, который позволяет осуществлять операции Объединенных сил без эффективного противодействия и чрезвычайного вмешательства» со стороны противника. Главной целью Рамсфельда стало достижение абсолютного превосходства во всех сферах. Любая попытка потенциального противника получить какие-либо преимущества над США должна быть изначально обречена на провал.

На смену военному планированию, опирающемуся на анализ возможностей вероятного противника, пришла идея «планирования исходя из способностей», целью которого и стало обеспечение абсолютного превосходства США. По словам Пола Дэвиса, одного из главных специалистов по тематике военной трансформации, Министерство обороны стремилось овладеть возможностями для противодействия любому противнику, «даже вторжению инопланетян». Был прекрасно налажен поиск направлений технологического совершенствования, но Министерство обороны не было готово к определению приоритетов, компромиссам и поиску источников финансирования процессов трансформации, что вело к раздуванию военного бюджета. Военные расходы США выросли с $295 млрд. в 2000 г. до $437 млрд. в 2003 г., то есть почти в полтора раза всего за три года. С учетом операций в Афганистане и Ираке бюджет Министерства обороны в 2003 г. составил $520 млрд.

«Морская мощь XXI века», принятая начальником штаба ВМС Верноном Кларком в октябре 2002 г., полностью соответствовала политике Дональда Рамсфельда. Бюджет ВМС вырос со $121 млрд. в 2001 г. до $149 млрд. в 2003 г., то есть на 23%. Было принято решение увеличить количество кораблей в составе флота с 313 в 2002 г. до 375.

Однако темпы строительства новых кораблей выросли лишь незначительно. Программы военного кораблестроения сталкивались со стремительным ростом цен и срывом намеченных сроков. Одной из главных причин стало постоянное повышение требований со стороны руководства ВМС и внедрение все новых и новых технологий, которые должны были обеспечить ВМС США «абсолютное превосходство во всех сферах».

НОВАЯ СТРАТЕГИЯ: ПРАГМАТИЗМ И МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

В середине 2005 г. Вернона Кларка на посту начальника штаба ВМС сменил Майкл Маллен, при котором в 2006 г. началась активная разработка новой стратегии. В конце сентября 2007 г. Маллен был назначен председателем Комитета начальников штабов. Новая военно-морская стратегия США – «Совместная стратегия морской мощи XXI века» – была подписана месяцем позже начальниками штабов ВМС, Корпуса морской пехоты (КМП) и Береговой охраны (БО), став первой в истории общей стратегией для трех морских видов ВС США.

Создание новой «Совместной стратегии», в отличие от большинства предыдущих стратегических документов, не было уделом узкого круга специалистов ВМС. Непосредственную работу над стратегией возглавлял заместитель начальника штаба ВМС по вопросам информации, планирования и стратегии вице-адмирал Джон Морган. В рамках выработки новой военно-морской стратегии прошли международные симпозиумы по проблемам морской мощи в 2005 и 2007 гг., переговоры внутри штабов ВС США и дискуссии с широкими научными кругами. В разработке участвовали многие высшие офицеры ВМС, КМП и БО, ведущие эксперты и ученые (в первую очередь из числа сотрудников Военно-морского колледжа в Ньюпорте, Центра военно-морского анализа CNA и Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса JHU/APL), а также представители оборонно-промышленного комплекса (корпорация Lockheed Martin).

После окончания «холодной войны» военно-морская стратегия США строилась вокруг так называемого трансокеанического подхода, в соответствии с которым Мировой океан играл роль плацдарма для воздействия на территорию противника. Традиционно играющее ключевую роль господство на море было не целью, а лишь средством, создающим благоприятные условия для действий «против берега». Новая стратегия положила конец почти двадцатилетнему господству трансокеанического подхода и вновь вернулась к океаническому подходу.

В основе новой стратегии лежала закрепленная в Национальной стратегии обороны 2005 г. идея о том, что предотвращение войн настолько же важно, как и достижение победы в войне. Как неоднократно заявлял адмирал Маллен, экономическое процветание всех стран увеличивается не когда на морях господствует одна держава, а когда они являются безопасными и открытыми для всех. Главной задачей морской компоненты ВС США стала необходимость защиты глобальной системы морской торговли, на которую приходится 90% современного товарооборота. Эта идея, по мнению создателей стратегии, является одинаково важной для всех участников международных отношений.

Начальник штаба ВМС США адмирал Джонатан Гринерт.

«В изменившейся международной стратегической ситуации открываются новые возможности для совместной деятельности военно-морских сил различных государств, иногда вместе с ВМС США, но зачастую и без их участия. На самом деле многие задачи сегодняшнего дня будут выполняться без участия ВМС США. По моему мнению – это прекрасно», – заявил адмирал Майкл Маллен. На смену идеям унилатерализма, господствовавшим на протяжении первой половины 2000-х гг., пришла идея создания коллективной морской системы безопасности, основанной на общих угрозах и взаимных интересах в открытом, многополярном мире, основой которой стала Инициатива глобального морского партнерства.

Другой ключевой особенностью новой стратегии стала существенно более высокая роль «мягкой силы». В отличие от традиционного понятия «жесткой силы», подразумевающей политическое, экономическое и военное давление на противника, «мягкая сила» представляет собой, по словам Джозефа Ная, привлекательность национальной культуры, политических ценностей и внешней политики для других людей, способность отвлекать население других стран от враждебной идеологии, убеждать их в легитимности и моральном авторитете своей политики.

К четырем классическим функциям ВМС – сдерживанию, глобальному военно-морскому присутствию, господству на море и проецированию силы, которые в 1970-е годы сформулировал президент Военно-морского колледжа в Ньюпорте вице-адмирал Стенсфилд Тернер, в «Совместной стратегии» были добавлены еще две: гуманитарная помощь и помощь в ликвидации стихийных бедствий, а также обеспечение морской безопасности.

Морская безопасность представляет собой борьбу с невоенными угрозами национальной безопасности в Мировом океане: обеспечение суверенитета  и защита ресурсов Мирового океана, поддержание свободной и открытой морской торговли, противодействие иным невоенным угрозам (терроризм, наркотрафик, нелегальная иммиграция, международная преступность, экологические и стихийные бедствия, пиратство и так далее), обеспечение экономической, политической и правовой стабильности в Мировом океане.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РОБЕРТА ГЕЙТСА

После поражения Республиканской партии на выборах в Конгресс и под давлением острой критики Дональд Рамсфельд покинул пост министра обороны. На его место пришел прагматично настроенный Роберт Гейтс, при Джордже Буше-старшем занимавший пост директора ЦРУ. После победы на выборах в 2008 г. Барак Обама оставил Гейтса на посту министра обороны. Впервые в истории президент США сохранил кресло шефа Пентагона за ставленником предыдущего руководителя страны, представлявшего другую политическую партию. Сохранили свои посты и адмиралы Маллен и Рафхэд.

Главной задачей нового президента стало восстановление экономики США в условиях мирового экономического кризиса. «Состояние экономики требует решительных и быстрых действий – и мы будем действовать», – заявил Обама во время своей инаугурационной речи. Главными приоритетами при формировании бюджета стали такие вопросы, как здравоохранение, энергетика, образование, защита окружающей среды и, прежде всего, сокращение дефицита бюджета и государственного долга Америки.Если в 1990-е гг. государственный долг США увеличивался параллельно росту ВВП и был достаточно стабилен, то в конце 2000-х гг. он начал стремительно расти. В 2008 г. госдолг достиг отметки $10 трлн., что привело к выходу из строя знаменитого счетчика госдолга на Манхэттене. В 2011 г. он впервые с 1948 г. вплотную приблизился к отметке 100% от ВВП. США в последний момент избежали технического дефолта.

В связи с этим, в области военных расходов Обама призвал прекратить вкладывать средства в технологии, разработанные для «холодной войны», и пересмотреть все программы, не соответствующие критерию «стоимость-эффективность». «Времена, когда военно-промышленный комплекс получал пустой чек, прошли», – заявил президент. В соответствии с политикой Обамы, ухудшение экономической ситуации в мире является одной из ключевых предпосылок для нестабильности. Таким образом, скорейшее преодоление последствий экономического кризиса в США и в мире в целом является первоочередным вопросом национальной безопасности. Об этом же в 2010 г. заявил адмирал Маллен: «Государственный долг является главной угрозой национальной безопасности».

Политика Обамы нашла полное понимание у Роберта Гейтса. В самом начале президентского срока Обамы Гейтс опубликовал в журнале Foreign Affairs статью «Сбалансированная стратегия», в которой сформулировал основные задачи Министерства обороны.

К концу 2000-х гг. стало очевидно, что ВС США не могут «делать все и закупать все». Основой военного планирования стала расстановка приоритетов и поиск компромиссных решений. Гейтс постарался найти баланс между «мягкой» и «жесткой» силой, традиционными и нетрадиционными угрозами. Основной идеей Гейтса стал поиск баланса между текущими и перспективными угрозами в условиях ограниченных ресурсов и мирового экономического кризиса. Это было окончательным отходом от планирования исходя из способностей и отказом от абсолютного доминирования во всех сферах.

Есть прямая связь между ведением военной деятельности в текущий момент и подготовкой к перспективным угрозам. Военное строительство, рассчитанное на перспективу, и поиск «полного доминирования» в будущем не должны негативно сказываться на эффективности, боеспособности и боеготовности ВС в текущий момент.

В начале 2000-х гг., осознавая стремительный рост технологического уровня в мире, США искали способ закрепить свое военно-техническое превосходство. Военное планирование и военное строительство в США в 2000-х гг. было ориентировано на поиск абсолютного решения в перспективе, в то время как условия сегодняшнего дня требовали принятия решения пусть не абсолютного, но своевременного. Военное строительство в США дошло до такого уровня, что технологическое качество стало отрицательно сказываться на количестве. В существующей ситуации увеличение количества приведет к общему увеличению качества.

Эти идеи легли в основу ключевых стратегических документов администрации Обамы – Стратегии национальной безопасности 2010 г., Четырехлетнего обзора оборонной политики 2010 г. и Национальной военной стратегии 2011 г.

В 2011 г. Барак Обама принял решение сократить военные расходы на $400 млрд. в период до 2023 г. (в 2011 г. военные расходы с учетом зарубежных военных операций превысили $700 млрд.). Из них $100 млрд. планируется сэкономить за счет повышения эффективности, а остальные $300 млрд. – путем сокращения или закрытия различных военных программ.

ВОЕННО-МОРСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В УСЛОВИЯХ СНИЖЕНИЯ ВОЕННЫХ РАСХОДОВ

Снижение вовлеченности ВМС США в обеспечение безопасности и стабильности, ключевая роль защиты глобальной системы морской торговли, международной кооперации и «мягкой силы», закрепленные в «Совместной стратегии», полностью соответствовали новому политическому курсу. Противоположная ситуация сложилась в отношении военно-морского строительства.

За двадцать лет численность боевых кораблей США сократилась более чем вдвое: с рекордно высокого уровня в 1987 г. – 568 кораблей до рекордно низкого в 2007 г. – 279 кораблей. Если с 1981 по 1988 гг. было построено 167 кораблей (21 в год), то с 1990 по 2006 гг. ВМС получили лишь 99 кораблей, то есть 6,2 корабля в год. Начиная с 2000 г. темпы кораблестроения уменьшились даже по сравнению с 1990-ми годами.

Программы военного кораблестроения на протяжении 2000-х гг. отличались крайней нестабильностью, что приводило к постоянному росту их стоимости и срыву сроков. Так, стоимость первых двух литоральных боевых кораблей – Freedom LCS-1 и Independence LCS-2 – выросла на 100%, а продолжительность строительства на 100 и 120% соответственно. Стоимость ДКВД нового поколения San-Antonio LPD-17 выросла на 80%, а продолжительность строительства – на 100%.

Авианосец CVN-73 George Washington в 2016 г. будет выведен из состава флота.

В 2006 г. было принято решение перейти к более стабильной долгосрочной программе кораблестроения, рассчитанной на 30 лет, которая корректировалась на протяжении 2007-2011 гг. Тогда же была установлена новая желаемая численность флота в 313 кораблей. В 2010 г. эта отметка была повышена до 322-323 кораблей, а в 2011 г. – до 328.

Офис Конгресса по бюджету в своих отчетах о тридцатилетнем кораблестроительном плане ВМС США указывал на две ключевые проблемы. Во-первых, кораблестроительная программа недостаточна для достижения желаемой численности флота. Так, в случае успешной реализации 30-летнего кораблестроительного плана в варианте 2011 г. (на 2012-2041 ф.гг.), ВМС США достигнут отметки в 313 кораблей к 2020 г., но численность флота будет удерживаться на этом уровне лишь семь лет. Отметки же в 328 корабля ВМС достигнуть не смогут. Более того, на фоне увеличения желаемой численности флота в 2011 г., программа строительства кораблей была сокращена на 7%. Вместе с тем, 30-летний кораблестроительный план подразумевает, что в среднем ежегодно будет строиться более 9 боевых кораблей, что является окончательным отходом от политики сокращения численности флота.

По данным Офиса Конгресса по бюджету, при среднем сроке службы корабля в 35 лет для поддержания численности флота в 313 кораблей был необходим темп строительства не менее 8,9 кораблей в год. В соответствии с планами 2009 и 2011 гг., ВМС США должны получать 9,9 и 9,2 корабля в год соответственно.

Во-вторых, стоимость 30-летнего кораблестроительного плана существенно превысит оценки руководства ВМС. Вместе с тем стоит отметить, что в 2009-2011 гг. ВМС проделали огромную работу, снизив общую стоимость кораблестроительного плана на треть.

В мае 2010 г. на выставке Военно-морской лиги Роберт Гейтс выступил с речью, в которой содержалась острая критика кораблестроительных программ ВМС. Главной идеей его речи стало то, что США «не могут позволить себе сохранять статус-кво, нагромождая все более и более дорогие технологии на все меньшее и меньшее количество кораблей». Гейтс поставил под вопрос целесообразность и дальше содержать флот, состоящий из «эсминцев ценой $3-6 млрд., подлодок ценой $7 млрд. и авианосцев, стоящих $11 млрд.». Министр обороны заявил о необходимости кардинально пересмотреть структуру ВМС США, которые «по совокупному тоннажу превосходят 13 крупнейших флотов мира вместе взятых, из которых 11 флотов принадлежат союзникам и партнерам США». Структура флота по-прежнему строится вокруг крупных боевых кораблей, в большинстве своем разработанных во время «холодной войны», против чего выступил Барак Обама. Даже такие сторонники ВМС, как сенатор Джон Маккейн, выступают в последнее время с резкой критикой кораблестроительных программ.

Вместе с тем, ВМС США сталкиваются со все большей оперативной нагрузкой. 40% кораблей постоянно находятся в океане, а всего вне пределов военно-морских баз находится 53% кораблей. С 2007 по 2010 гг. потребность региональных командований в силах флота выросла на 27% для авианосных ударных групп, на 53% –  для отдельных крупных десантных кораблей, 76% – для надводных боевых кораблей класса эсминец-крейсер и на 86% – для экспедиционных ударных групп. Центральное командование США нуждается в постоянном присутствии в регионе двух АУГ, в то время как ВМС способны обеспечивать данную потребность в течение 70% времени.

В варианте 30-летнего кораблестроительного плана 2011 г. окончательно закреплены решения, которые были приняты ВМС ранее: отказ от строительства ПЛАРК нового поколения для замены 4 ПЛАРК типа Ohio (их функции будут частично выполнять модифицированные ПЛА типа Virginia), а также незначительное увеличение желаемой численности десантных кораблей. Кроме того, были внесены другие, гораздо более существенные изменения: увеличено количество эсминцев и быстроходных кораблей типа JHSV, а программы строительства крейсеров нового поколения типа CG(X) и судов «морского базирования» типа MPF(F) отменены.

С наибольшими трудностями руководство ВМС столкнулось в рамках программы по строительству эсминца УРО класса Zumwalt DDG-1000 и крейсеров типа CG(X). По официальным оценкам, стоимость эсминцев DDG-1000 будет составлять в среднем $4 млрд., что на 60% выше оценок Министерства ВМС. В связи с этим, в варианте 2011 г. было  принято окончательное решение о сокращении программы строительства эсминцев DDG-1000 до 3 кораблей и отмене строительства крейсеров CG(X).

Кораблестроительный план подразумевает поддержание флота крупных надводных кораблей за счет модернизированных эсминцев УРО предыдущего поколения типа Arleigh Burke, строительство которых продолжается с 1989 г., путем продления срока их службы до 40 лет и приспособления к функциям ПРО. В период с 2016 по 2031 гг. крейсера типа Ticonderoga также будут заменены модернизированными «Арли Берками».

ПРОБЛЕМА СОКРАЩЕНИЯ КОЛИЧЕСТВА АВИАНОСЦЕВ В СОСТАВЕ ВМС США

Каждый раз, когда в Вашингтоне заходит речь о сокращении военных расходов, первыми под удар критики попадают авианосцы. Одним из ключевых элементов программы Рональда Рейгана по строительству флота в 600 кораблей было увеличение числа авианосцев с 12 до 15 единиц. После начавшегося в конце 1980-х гг. сокращения флота эта идея была отвергнута в первую очередь. Более того, многие представители экспертного сообщества и высокопоставленные чиновники выступали за сокращение числа авианосцев. Предлагалось ограничить их количество 9 и даже 6 кораблями. В ходе ожесточенного противостояния руководству ВМС удалось сохранить в составе флота 11 авианосцев.

Спустя почти двадцать лет ситуация повторяется. Дискуссия о целесообразности содержания флота из 11 ударных авианосцев водоизмещением около 100000 т, в то время как, по словам Роберта Гейтса «ни одно государство не имеет даже одного-единственного сопоставимого корабля», в конце первого десятилетия XXI века вновь стала предельно ожесточенной.

Исторически программы строительства авианосцев в США отличались относительной стабильностью: с 1950 по 2000 гг. стоимость строительства авианосцев росла в среднем на 7,4% в год, в то время как стоимость строительства других надводных боевых кораблей, в том числе десантных, ежегодно увеличивалась почти на 11%. Вместе с тем, программа авианосцев нового поколения стала заметно дороже. Стоимость первых трех из них (CVN-78, CVN-79, CVN-80) в бюджете на 2011 ф.г. выросла на 10,3% ($11,5 млрд.), 11,5% ($10,3 млрд.) и 25,9% ($13,5 млрд.) соответственно.

В рамках сокращения военных расходов в апреле 2009 г. Гейтс призвал отказаться от строительства авианосцев каждые 4-5 лет и перейти к строительству авианосцев раз в 5 лет, что «будет более устойчивым в финансовом плане». Таким образом, начало финансирования CVN-79 перенесено с 2012 ф.г. на 2013 ф.г., а CVN-80 – с 2016 ф.г. на 2018 ф.г. Это решение Гейтса неоднократно подвергалось критике, так как оно, по разным оценкам, привело к увеличению стоимости CVN-79 и CVN-80 на 4,7-7,5%.

Ракетные крейсеры типа Ticonderoga будут оставаться в составе флота США до 2031 г.

Одной из мер по сокращению военных расходов, которую рассматривает Министерство обороны, является сокращение числа авианосцев с 11 до 10, а авиакрыльев морской авиации с 10 до 9. Для этого предполагается в 2016 г. отказаться от перезагрузки реактора и капитального ремонта авианосца George Washington CVN-73 и вывести его из состава флота вместе с его авиакрылом, что позволит сэкономить около $7 млрд. в течение 10 лет. Другим вариантом, озвученным летом 2011 г. заместителем председателя КНШ Джеймсом Картрайтом, стал отказ от строительства одного из авианосцев нового поколения. Кроме того, ВМС рассматривают возможность переноса строительства CVN-79 еще на два года. Все эти варианты пока находятся в процессе рассмотрения, окончательное решение будет предположительно закреплено в бюджете на 2013 ф.г.

Стоит отметить, что в любом случае количество авианосцев будет вынужденно сокращено с 11 до 10 на 33 месяца: в ноябре 2012 г. из состава флота будет выведен авианосец Enterprise CVN-65, а головной авианосец нового поколения планируется ввести в строй лишь в сентябре 2015 г. Для этого Конгресс временно приостановил действие закона (10 USC §5062), предписывающего ВМС сохранять не менее 11 авианосцев. Более того, расформировав в 2011 г.

7-ую АУГ, ВМС США сократили численность авианосных ударных групп до 9. Тревожным сигналом стало и то, что операция против Ливии – первая крупная военная акция ВМС США, в которой не участвовал ни один ударный авианосец.Современная военно-морская стратегия США стала взвешенным и сбалансированным документом, определяющим роль и место американской морской мощи в обеспечении национальной безопасности. Она в полной мере соответствует текущему политическому курсу Вашингтона, главным приоритетом которого является улучшение экономической ситуации.

Гораздо более сложной будет ситуация с обновлением боевого состава ВМС. Несмотря на переход к долгосрочному плану кораблестроения, он не удовлетворяет все потребности флота. Продолжающийся рост стоимости и сроков реализации кораблестроительных программ в условиях принятого Бараком Обамой решения сократить военный бюджет США является главной проблемой морской мощи Америки на современном этапе.

Найти выход из сложившейся ситуации предстоит новому высшему военному руководству США – министру обороны Леону Панетте, председателю КНШ Мартину Демпси и начальнику штаба ВМС Джонатану Гринерту.


 

НОВОСТИ

ВКС России начнут получать на вооружение зенитные ракетные системы С-500 «Прометей» ближе к 2020 г., заявил заместитель главнокомандующего ВКС генерал-лейтенант Виктор Гуменный.
Национальный центр развития технологий и базовых элементов робототехники, созданный на базе Фонда перспективных исследований (ФПИ), в рамках работ по созданию концепт-платформ для отработки новых технологий робототехники разработает экспериментальные образцы, «способные выполнять функции мобильных помощников для подразделений спецназа», заявил РИА «Новости» заместитель руководителя центра Алексей Кононов.
Подразделения специального назначения Воздушно-десантных войск до конца 2017 г. получат на вооружение около 40 бронеатомобилей «Тигр-М» с дистанционно управляемым модулем (ДУМ) «Арбалет».
Банк России не возражает против включения Промсвязьбанка в перечень уполномоченных банков по сопровождению контрактов государственного оборонного заказа, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на материалы Центрального банка Российской Федерации.
«Результаты контрольных проверок в войсках показали, что по сравнению с прошлым годом количество подразделений, выполнивших нормативы на «хорошо» и «отлично», увеличилось в полтора раза», – сказал министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу, открывая очередное селекторное совещание с руководящим составом Вооруженных Сил в Национальном центре управления обороной.
Холдинг «Вертолеты России» подготовил проект модернизации вертолета Ми-26 для российских ВКС. В настоящее время на основе конструкторской документации МВЗ им М.Л. Миля на заводе «Роствертол» ведется создание опытного образца нового вертолета Ми-26Т2В с последующим выполнением комплекса летных испытаний.
Как сообщил Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации, предприятие-изготовитель передало в подразделения Сухопутных войск ВС РФ партию модернизированных 240-мм самоходных минометов 2С4 «Тюльпан» в рамках ГОЗ-2017.
Открыты опытно-конструкторские работы по созданию новой боевой разведывательной машины на базе БМП-3, сообщил начальник разведки – заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск (СВ) по разведке генерал-майор Владимир Марусин.
Во 2-ю гвардейскую общевойсковую армию Центрального военного округа, дислоцированную в Поволжье, поступили беспилотные летательные аппараты «Орлан-10» новой модификации.
Совершил первый полет с аэродрома Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) им. Г.М. Бериева самолет радиолокационного дозора и наведения нового поколения А-100.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100