Боевым роботам нужна программа
Россия сохранит компетенцию по созданию безэкипажных комплексов только при консолидации разработчиков

В настоящее время обеспечение всесторонней интеграции и повышение уровня взаимодействия за счет реализации новых принципов управления и ведения боевых действий c применением робототехнических комплексов (РТК) военного назначения становится неотъемлемым условием реформирования вооруженных сил стран НАТО.

Игорь КАЛЯЕВ

Иван РУБЦОВ

НАТО: ставка на роботизацию

Военное руководство стран НАТО рассматривает роботизацию сухопутной техники как магистральное направление развития средств вооруженной борьбы. Высокий уровень оснащения вооруженных сил роботизированными средствами обеспечивает им возможность ведения современных сетецентричных войн на основе группового применения РТК.

За последние 10 лет в области военной робототехники произошли кардинальные изменения, связанные, прежде всего, с массовым производством и испытанием в реальных условиях боевых и обеспечивающих РТК.

Например, в 2006 г. при проведении боевых действий в Ираке общая численность роботизированных комплексов, выполняющих задачи инженерного обеспечения, составила около 4000 единиц. Они принимали участие в выполнении более чем 30000 боевых задач, обезвредив около 11100 взрывоопасных предметов. Около 400 роботизированных комплексов были уничтожены. При этом их применение позволило ощутимо снизить потери в саперных подразделениях ВС США.

В настоящее время при ведении боевых действий используется около шести тысяч наземных РТК.

Довольно существенные изменения произошли в фундаментальных и технологических областях, обеспечивающих развитие военной робототехники. Еще недавно казавшаяся далекой перспективой автоматизация движения роботов в условиях заранее неизвестной пересеченной местности вплотную подошла к практическому осуществлению. Значительный прогресс достигнут и в области интеллектуализации процессов принятия решений в ходе боевой работы и группового управления РТК.

РТК «Алиса».

Изменилось и психологическое восприятие роботов военного назначения, в том числе среди командиров низшего и среднего звена, почувствовавших реальную пользу от РТК в ходе боевых действий.

Планами МО США (Интегрированная Дорожная карта развития безэкипажных систем на период 2009-2034 гг.) предусматривается создание и внедрение в войска к концу этого срока более 170 типов наземных роботов. Их разработка будет осуществляться в рамках новой программы «Модернизация боевых бригадных групп» (Army Brigade Combat Team Modernization). При этом среднегодовой объем финансирования НИОКР и закупок наземных роботов в рамках данной программы будет составлять порядка $1,3-1,5 млрд.

В боевых подразделениях (на уровне бригады) планируется применение четырех типов безэкипажных наземных машин:

— боевые безэкипажные наземные машины (ARV), оснащенные средствами разведки и поражения целей (оценочно 5-6-тонная боевая робототехническая машина);

— многоцелевые безэкипажные наземные машины обеспечения боевых действий тактических подразделений (ARV-А (L)), оценочно 2-

2,5-тонное многоцелевое шасси);

— портативные безэкипажные наземные машины (SUGV) поддержки боевых действий бойца (подразделения) в населенных пунктах (оценочно носимый мобильный робот массой 10-15 кг);

— безэкипажные наземные машины общего и специального назначения различной весовой категории.

Выполнение программ разработки наземных робототехнических комплексов различного назначения, доля которых, согласно перспективным планам МО США, должна составить к 2020 г. не менее 30% от общего количества боевой техники, приведет, по оценкам американских специалистов, к существенному повышению боевых возможностей вооруженных сил при одновременном сокращении численности военнослужащих и техники, а также позволит существенно снизить потери личного состава.

В 2010 г. Объединенный совет ВС США по выработке требований к ТТХ ВВТ (Joint Requirements Oversight Council – JROC) проанализировал использование РТК в ходе последних вооруженных конфликтов и определил возможные направления их совершенствования. JROC полагает сконцентрироваться на расширении разведвозможностей, увеличении времени автономной работы РТК (вплоть до суток), повышении ТТХ и ударного потенциала, оснащении их нелетальным оружием, проведении унификации подсистем РТК.

В области развития базовых технологий и технических средств военной робототехники проводятся НИОКР, направленные на увеличение дальности действия, повышение автономности робототехнических комплексов, помехозащищенности каналов управления и связи, совершенствование систем технического зрения, решение проблем автоматического распознавания целей, анализа сцен и ситуаций, опознавания по принципу «свой-чужой», а также группового применения РТК – в том числе совместно со штатными экипажными образцами ВВТ.

В аналогичном направлении формируется перспективный облик вооруженных сил и других развитых зарубежных стран. Целеустремленно в этом направлении продвигается Китай, военное руководство которого внимательно следит за всеми шагами в области внедрения новых технологий в военной сфере.

Россия: богатое наследие и надежда на перспективу

Первые шаги в направлении роботизации Сухопутных войск в нашей стране были осуществлены еще в довоенный период. В 1930 г. в Советском Союзе были проведены испытания телеуправляемого танка

Т-18, оснащенного аппаратурой телеуправления «Мост-1», во второй половине 1930-х гг. была разработана и выпущена небольшой серией (55 шт.) телеуправляемая группа на базе танков Т-26, велись работы по созданию и испытанию телемеханической аппаратуры для группы танков БТ-7. Следующий этап исследований в области военной робототехники в нашей стране приходится на 1970-1980-е гг., когда был создан целый ряд прототипов роботов для экстремального, в том числе военного, применения. Наибольших успехов удалось достичь в области создания телеуправляемых и автономных наземных роботов для космических исследований, в числе которых – «Луноход-1» и «Луноход-2». Хотя впрямую данные роботы не относятся к области военной робототехники, тем не менее, заложенные в них основы послужили хорошей фундаментальной базой для работ по созданию безэкипажных боевых роботов. Можно утверждать, что к середине 80-х годов прошлого века отечественные исследования и разработки в области безэкипажных наземных роботов не только не отставали от зарубежных, но и во многом опережали их. К сожалению, развал Советского Союза крайне негативно сказался на дальнейшем развитии данного направления. В течение целого десятилетия работы по созданию безэкипажных боевых роботов практически не велись.

РТК «Клавир».

Первой попыткой возрождения данного актуального направления стала комплексная программа «Роботизация ВВТ-2015», начавшаяся в 2000 г. Программа была направлена на проведение общесистемных исследований, формирование научно-технического и технологического заделов, разработку экспериментальных и опытных образцов РТК и была призвана обеспечить:

— повышение эффективности ведения боевых действий и сокращение потерь личного состава;

— возможность модернизации большого количества штатных образцов ВВТ, которые при оснащении их модульным навесным оборудованием дистанционного управления приобретают новые качества и могут быть эффективно использованы в безэкипажном варианте при выполнении боевых и обеспечивающих задач;

— решение ряда боевых и обеспечивающих задач, выполнение которых сопряжено с высоким риском для жизни личного состава или вообще невозможно без применения безэкипажных средств (преодоление хорошо укрепленной обороны противника, ведение радиационной, химической, биологической и инженерной разведки, минирование, разминирование, преодоление минно-взрывных заграждений, эвакуация раненых из зоны огневого воздействия противника и др.).

В рамках этой программы был разработан и создан целый ряд прототипов безэкипажных робототехнических комплексов военного назначения, в том числе:

— робототехнический комплекс «Алиса» на базе танка Т-72, обеспечивающий дистанционное телеуправление танком на расстоянии до 2 км, а также возможность автоматического движения по шоссе со скоростью до 20 км/ч и по пересеченной местности со скоростью до 10 км/ч;

— легкий робототехнический комплекс «Клавир» с дальностью дистанционного телеуправления до 2 км и скоростью движения в режиме дистанционного управления до 30 км/ч;

— легкий минный тральщик на базе штатной инженерной разведывательной машины, оснащенной бойковым тралом, с дальностью дистанционного телеуправления до 2-

3 км и скоростью движения в режиме траления до 12 км/ч;

— носимый (до 10 кг) дистанционно управляемый мини робот разведки и наблюдения для оснащения спецподразделений и групп войсковой разведки, ведущих бой в городских условиях.

Кроме того, ряд мобильных РТК сверхлегкого класса был создан по заказам других силовых ведомств.

К 2034 г. в ВС США должны появиться боле 170 типов наземных роботов.

Однако, несмотря на успешное завершение НИР, выполненных в рамках КЦП «Роботизация ВВТ-2015», и положительные результаты испытаний созданных в них экспериментальных и действующих макетных образцов наземных робототехнических комплексов, постановка ОКР по ним так и не была осуществлена, что фактически привело к приостановке исследований и разработок в области наземной военной робототехники.

За последние семь лет в рамках комплексной целевой программы «Роботизация ВВТ-2015» осуществлена постановка лишь одной ОКР по созданию опытного образца дистанционно управляемой бронированной машины разминирования БМР-3МА, а новых НИР уже несколько лет вообще не проводится. Все это привело к тому, что в настоящее время на снабжении ВС РФ состоят только два роботизированных образца наземной военной техники: комплекс подвижный робототехнический для радиационной разведки местности и транспортировки радиоизлучающих предметов (РТК «Разнобой») и робот дистанционно управляемый радиационной и химической разведки (РТК «Берлога-Р»).

В результате, наше отставание от передовых зарубежных стран в области разработки и создания наземных робототехнических комплексов военного назначения оценивается специалистами на уровне 10-12 лет, и это отставание будет неуклонно возрастать, если не будут приняты кардинальные меры по исправлению создавшегося положения.

В чем же кроются причины, сдерживающие применение роботов в ВС РФ? С нашей точки зрения таких причин несколько:

1. Недооценка значения военной робототехники высшим командованием ВС РФ.

2. Неготовность к глобальной реорганизации, а фактически к созданию новой организационной структуры общевойсковых формирований ВС, обеспечивающих эффективное использование боевых и обеспечивающих робототехнических комплексов (РТК).

3. Недостаточность финансирования программ роботизации ВВТ.

4. Отставание в высокотехнологичном секторе, прежде всего в области микроэлектроники.

5. Отсутствие в структуре войсковых формирований какой-либо инфраструктуры, необходимой для обслуживания, материально-технического обеспечения и применения боевых и обеспечивающих РТК.

6. Отсутствие системы подготовки личного состава ВС для работы с РТК.

В России, несмотря на определенные успехи, разработки в области наземной военной робототехники фактически остановились.

Что же делать?

Выходом из сложившейся ситуации может стать новая программа роботизации ВВТ, рассчитанная до 2020 г. Программа должна состоять из трех этапов: проведение НИР и ОКР по созданию экспериментальных и опытных образцов РТК в период 2013-2015 гг.; изготовление и поставка в ВС РФ пилотных образцов РТК в период 2016-2018 гг. и их опытная эксплуатация; оснащение войск боевыми и обеспечивающими РТК, а также создание инфраструктуры для их обслуживания, материально-технического обеспечения, применения и обучения личного состава в 2019-2020 гг.

Необходимо разработать программу роботизации ВВТ, рассчитанную до 2020 г.

В свою очередь, этап НИР и ОКР должен включить работы по следующим основным направлениям:

1. Комплекс общесистемных исследований проблем создания развития и применения наземных РТК.

2. Комплекс работ по созданию навесного (встраиваемого) оборудования с целью обеспечения безэкипажного применения серийно выпускаемых и разрабатываемых образцов ВВТ.

3. Комплекс работ по созданию перспективных образцов боевых и обеспечивающих РТК.

4. Комплекс исследований по разработке технических средств военной робототехники для автоматизации и интеллектуализации образцов военной и специальной техники.

Результатами выполнения такой программы должно стать создание ряда образцов боевых роботов, навесного (встраиваемого) оборудования для модернизации и роботизации стоящей на вооружении «традиционной» боевой техники, а также интегрированной системы дистанционно управляемых боевых и обеспечивающих РТК в составе перспективной организационной структуры общевойсковых формирований СВ и средства управления группировками автономных мобильных РТК. Перспективными боевыми и обеспечивающими робототехническими комплексами должны стать:

— мобильный многофункциональный РТК для охраны и обороны позиционных, пограничных районов и войсковых объектов;

— носимый мини робот разведки и наблюдения для оснащения групп войсковой разведки;

— мобильный РТК артиллерийской разведки;

— мобильный робототехнический разведывательно-ударный комплекс – подвижная огневая точка;

— дистанционно управляемый самоходный противотанковый ракетный комплекс.

Выполнение данной программы позволит сократить отставание от США и других стран НАТО в области оснащения ВС РФ роботизированными комплексами и создать современную интегрированную систему управления и применения РТК в ВС РФ.

В заключение следует отметить, что в нашей стране еще сохранились научно-производственные организации, способные решить перечисленные выше задачи. Здесь можно упомянуть такие организации, как НИИ СМ МГТУ им. Н.Э. Баумана, ЦНИИ РТК, МИРЭА, ИПУ РАН, ИПМ РАН, ИПМех РАН, НИИ МВС ЮФУ, МИЭТ, ИМ МГУ, СТАНКИН и ряд других. К сожалению, в настоящее время все эти центры работают и выживают сами по себе, решая те или иные частные задачи в области робототехники. Объединение усилий этих центров в рамках комплексной программы «Роботизация ВВТ-2020» позволит в достаточно короткие сроки решить проблему роботизации Вооруженных Сил нашей страны.

Игорь Анатольевич КАЛЯЕВ – директор НИИ многопроцессорных вычислительных систем ЮФУ, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАН

Иван Васильевич РУБЦОВ – заведующий кафедрой «Специальная робототехника и мехатроника» МГТУ им. Н.Э. Баумана, кандидат технических наук, доцент


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100