Надана ФРИДРИХСОН: «Мы приглашаем тех, кто готов аргументировать свою точку зрения, а не кричать лозунги»
На вопросы журнала «Национальная оборона» отвечает ведущая программы «Процесс» на телеканале «Звезда» Надана ФРИДРИХСОН

Интервью

Ольга ШИЛОВА

— Надана, давайте начнем с начала. Как вы попали на телеканал «Звезда»?

— Это был 2016 год. Канал объявил кастинг, и я попала в число претендентов. Нервничала ужасно. Как сейчас помню – накануне не спала до трех утра, репетировала у зеркала.

Стать телеведущей – моя мечта с 2013 года, с того момента, как я впервые переступила порог телестудии в качестве эксперта. Вся эта закадровая шумиха, операторы, режиссеры, «ухо» – все это поразило меня, и я нестерпимо захотела стать частью этого мира. И вот, спустя три года, шанс был предоставлен.

Пожалуй, это стало первой профессией, в которую я влюбилась по-настоящему, по-взрослому что ли.

— До этого вы работали с печатными СМИ. Трудно переквалифицироваться?

— Знаете, можно долго перечислять нюансы работы в кадре на телевидении. Это действительно свой особый мир. Тут всегда нужно быть в форме, следить за жестами, языком тела – это совсем другие правила игры, нежели когда ты пишущий журналист. А когда во время жаркой дискуссии в студии включается «ухо» и шеф-редактор дает какую-то дополнительную информацию – можете себе представить, какой оркестр играет в этот момент в голове.

Но это вопрос практики. Команда программы «Процесс» мне всегда помогала. Шаг за шагом они указывали на недочеты, поддерживали. Руководитель проекта Елена Петрова нанимала целую команду, которая помогала мне научиться «жить в кадре» и ориентироваться на него. Но самое трудное – чтобы ни случилось, независимо от своих жизненных обстоятельств, ты должен выйти и с улыбкой сказать: «Это программа «Процесс», мы начинаем».

Всегда надо быть в тонусе. Особенно когда ты работаешь на телеканале «Звезда». Наш зритель очень требователен, тем более когда речь заходит о политических ток-шоу. Сейчас почти на каждом канале есть такие проекты и надо выдерживать конкуренцию. Выбирая тему, мы ставим главную задачу – зажечь сердца зрителя.

— Чем отличатся программа «Процесс» от любого другого политического ток-шоу?

— Мы стараемся «капнуть» тему глубже. Найти исторические параллели или ответы в истории. Если вы посмотрите «Процесс», вы не увидите оголтелого ора. Наши гости приходят подготовленными, тем более что мы часто уходим в историю, и тут либо у тебя есть знания, либо их нет. Мы не приглашаем тех, кто не может аргументировать свою точку зрения. И такой подход нашел отклик – мне часто пишут наши зрители, выражая благодарность за сбалансированную дискуссию.

— Цензура есть?

— Цензура в нашей стране запрещена!

— Это верно, но наверняка за кадром есть списки нежелательных людей? Наверняка есть темы, которые вы принципиально не поднимаете просто потому, что там много «опасных» моментов?

— Ничего подобного. Мы приглашаем тех, кто готов аргументировать свою точку зрения, а не кричать лозунги. Тут большого ума не надо. Каждый из нас может выйти на улицу и покричать что-то душещипательное. Но это не уровень для политического ток-шоу.

В рамках ток-шоу мы выслушиваем разные точки зрения, у нас «Процесс» как-никак. Что касается выбора тем – тут не надо искать «подводные камни». Все просто. Выбор темы зависит от нашего зрителя. Мы ищем то, что цепляет людей, что вызывает у них эмоциональный отклик, провоцирует вопросы: «Почему так происходит? Какие истинные мотивы? Как с этим быть?», и на эти вопросы мы вместе с гостями ищем ответы.

Мы делали программы и по внутренней политике – про работу чиновников, про импортозамещение, даже про биткоин. Мы говорили о Болотной площади, и о предвыборной ситуации в нашей стране.

Поэтому не надо искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Мы работаем для нашего зрителя и обсуждаем те темы, которые его волнуют.

— «Звезда» – это канал Министерства обороны России. Прямая ассоциация, что это военный канал.

— «Звезда» – это не только военная история. Хотя, конечно, что касается военных аспектов – мы освещаем эти темы и на примере Ближнего Востока, и Украины, и НАТО и международных договоров, связанных с этой темой. И тут мы имеем определенную информацию, инсайд, как принято говорить, и раскрываем эти темы несколько иначе.

Мы делали эфир, посвященной нашей армии – какой она была в 1990-е годы и какой стала сейчас. Мы приглашали военных, кто застал 90-е, они рассказывали личные истории, как они выживали и справлялись. И мы показывали, как обстоит дело сегодня. Но посмотрите на всю «линейку» канала. Разве там с утра до ночи одни военные темы?

Руководство нашего канала – генеральный продюсер Борис Яновский и президент медиахолдинга «Красная звезда» Алексей Пиманов – тратят много сил, чтобы сделать телеканал «Звезда» для всех. Мы работаем на зрителя, которому небезразличны процессы вокруг России и внутри страны, и кто верит, что из любой ситуации можно выйти, если не впадать в панику и при первых трудностях не кричать, хватаясь за голову «шеф, все пропало!». Мы против упадничества.

— Как работает ток-шоу «Процесс»? У вас всегда много гостей, и вы с ними должны как-то справляться…

— «Процесс» – это единственное ток-шоу, где одна ведущая – женщина. И это очень интересный опыт. Но в то же время – это большая работа. Нельзя выйти на площадку неподготовленным. Вы правильно сказали, когда приглашено 9-10 человек – каждый блестящий специалист, неподготовленность ведущей будет ой как заметна.

Но при этом я не должна быть экспертом в теме. Вместе со зрителем я задаюсь вопросом – что происходит? И адресую этот вопрос профессионалам. Но чтобы дискуссия была интересной, насыщенной, аргументированной – ведущая должна не только понимать суть проблемы (чтобы не допускать «ухода от темы» или подачи неверных фактов), но и знать своих гостей, может в каких-то аспектах даже лучше, чем они знают себя.

Я знаю, что они пишут по заданной теме, о чем они беспокоились вчера – тут социальные сети нам в помощь. Какие у них отношения между собой – кто с кем в хороших отношениях, а у кого – напротив, есть свои «закадровые» конфликты. И все это вместе на момент съемки превращается в единый организм, где переплетаются знания гостей, их эмоциональный настрой, их личные отношения друг с другом и позиция ведущей.

— Разве у ведущей должна быть позиция? Задача ведь модерировать разговор…

— Не совсем. У меня есть позиция по той или иной теме. Другое дело, что я не должна лезть с ней впереди гостей и, выпрыгивая из туфель, озвучивать ее громче всех. Но я бы соврала, если бы сказала, что выхожу как камень, вообще ничего не думая и не чувствуя к вопросу. Меня искренне что-то волнует или беспокоит, или возмущает. И зачастую это просачивается. Это видно по интонации.

Недавно мы обсуждали тему возрождения нацизма. Мы подготовили «вещдок» – видео, напоминающее исторические факты, связанные с этой темой. Я смотрела его много раз перед эфиром и меня коробило. А во время эфира не сдержалась – ком в горле встал и все тут. И стою я на площадке. В студии гости, идет этот ролик, а у меня слезы. И вроде на этом даже можно сыграть, согласитесь – какая картинка была бы. А я понимаю, что это не шоу, меня эмоции захлестывают и что еще мгновение – и я потеряю над ними контроль.

Сделала глубокий вдох, камера меня не показала крупным планом, я успела привести себя в порядок. Заметно было только по голосу, что все это лично меня затрагивает.

К чему я это говорю – мы не делаем дешевое шоу на выдуманных эмоциях. Все, что происходит в студии – взаправду.

— А часто эмоции выходят из-под контроля?

— Нет. Потому что мы зовем гостей, которые готовы словом, а не кулаками что-то доказывать. Была одна стычка по теме Ближнего Востока. И чтобы не думали «доброжелатели» и просто хорошие люди, это была не постановка. И не было никаких договоренностей загодя. Ну да, у гостей сдали нервы. Мы сразу пресекли попытки насилия. И к чести гостей, они взяли себя в руки и продолжили спор по фактам.

Зачастую эмоции дают наши герои – очевидцы тех или иных событий. Мы приглашаем их, чтобы они рассказали, как они пережили что-то, о чем они думали, как справлялись.

Но эмоции бывают не только негативными. Недавно мы делали программу про Олимпиаду. У нас в студии был дизайнер Дмитрий Перышков, который обыграл аббревиатуру «ОАР», создав протестный флешмоб с майками, плакатами и т.д. Были спортсмены, были эксперты. И вот начался эфир. Гости спорили, массовка растянула протестные плакаты, а сам Дмитрий с потрясающей харизмой объяснил мне и всем, кто интересовался, почему он решил создать именно такие образы – рычащего медведя, например, и чего он добивался.

Энергетика в студии была – вам не передать. Когда погас свет после мотора, я еще несколько секунд стояла, как будто похмелье началось… Главное поймать общую волну с гостями. Тогда эфир получается живой.

— Когда вы учились в университете, вы мечтали о такой жизни как сейчас?

— Когда я училась в университете, я слабо представляла себе, чем я буду заниматься. Мои мечты менялись чуть ли не каждый лень, пока я интуитивно не поняла, что по сути мне хочется делать что-то важное, что будет затрагивать многих людей. И в этом смысле я могу сказать – мечты сбываются.

— А на личную жизнь времени хватает? Вы замужем?

— С моей работой сейчас точно не до брачных отношений. Но свою лучшую половину я встретила. Он поддерживает меня, честно отсматривает все выпуски программ. Критикует, хвалит. Он строгий зритель.

— Это кто-то из ваших коллег по цеху?

— Нет, он вообще из другого мира. Ему интересная моя профессия, мне – его. У нас получился отличный тандем, и в работе, и в других сферах. Все-таки для меня очень важно, прийти домой, смыть с себя макияж и, не сдерживаясь, рассказать все, что меня обрадовало или расстроило.

Вообще мне повезло в жизни. Мои родители вложили много сил в мое образование и становление. Мама всегда находила нужные слова, чтобы мотивировать, тут ее профессия еще сыграла на руку, она психиатр. Кроме того, она отлично играет в шахматы и с детства усадила меня за доску. Правда, в отличие от нее, разряда у меня нет, но мы до сих пор играем. Шахматы стали чем-то вроде семейной традиции. Папа – геофизик и сценарист. Еще со школы он пробудил во мне интерес к истории, телевидению, кино. Он всегда рассказывал интересные моменты и предлагал мне задуматься – почему так происходило. Мой отчим вложил много сил, чтобы я победила алгебру, и сейчас это сильно помогает. Иногда надо выключить гуманитария и посмотреть на события с рациональной точки зрения – «дано» то-то, «варианты решения» такие-то.

Когда я пришла работать на «Звезду», я поняла главное – никакого упадничества, бороться до конца, несмотря ни на что и вопреки всему! И за этот опыт я всегда буду благодарна.


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100