Рынок вооружений Туркменистана: реалии и перспективы
Экономический рост последних лет позволил Туркменистану начать выделение определенных средств на модернизацию и обновление материальной части своих Вооруженных Сил

Вместе с другими республиками Средней Азии Туркменистан вышел из состава СССР одним из последних, провозгласив независимость в октябре 1991 г. Страна относительно безболезненно пережила трансформацию, связанную с переходом от плановой к рыночной экономике и с преодолением последствий распада единой экономической системы CCCР.

Андрей БЫКОВ

Первым президентом стал Сапармурат Ниязов (первый секретарь ЦК Коммунистической Партии Туркменской ССР в 1985-1991 гг.), который установил умеренно авторитарный режим, обеспечивший сохранение долгосрочной стабильности. На становление внешней и внутренней политики Туркменистана определяющее воздействие оказало, с одной стороны, самое малочисленное в регионе население (5,05 млн. человек), разбросанное по большой территории и сосредоточенное в приграничных районах с почти безлюдным центром страны, занятым пустыней Каракумы; с другой – значительные запасы углеводородов.

Как составная часть народно-хозяйственного комплекса СССР экономика Туркменистана отличалась ярко выраженной сырьевой направленностью. С другой стороны, она характеризуется определенной «простотой» по сравнению с сырьевыми экономиками двух других наиболее развитых республик Советской Средней Азии – Казахстана и Узбекистана, имевших значительно больше хозяйственных связей как между собой, так и с другими республиками СССР.  Страна традиционно занимала одно из лидирующих мест по объему производства хлопка-сырца. По мере открытия в послевоенный период богатых углеводородных залежей – природного газа в бассейне Амударьи, а в меньшей мере – нефти на шельфе Каспийского моря, были заложены основы индустриального развития отраслей топливно-энергетического комплекса. Исторически туркменский газ, в свое время интегрированный в единую газопроводную систему СССР, использовали в первую очередь для покрытия значительной части сальдо топливно-энергетического баланса Украины. Весь туркменский газ, за исключением относительно небольших объемов, предназначенных для внутреннего потребления, поступал в общесоюзную сеть через систему магистральных трубопроводов Средняя Азия-Центр. Эта сеть соединяет газодобывающие районы страны через территории сопредельных Узбекистана и Казахстана с центральными областями России, подключаясь к сети трубопроводов, ведущих на Украину с возможным выходом в Европу.

В 1990-е гг. политической элите страны во главе с Сапармуратом Ниязовым под эгидой Демократической партии Туркменистана (ДПТ) удалось сохранить стабильность и контроль над экономикой, отказавшись от проведения рыночных реформ. Это стало возможным благодаря жесткому регулированию цен и созданию системы бесплатного распределения среди жителей страны газа и электроэнергии.

Сапармурат Ниязов, первый президент Туркменистана.

ДПТ была основана 16 декабря 1991 г. Партия стала правопреемницей Коммунистической Партии Туркменской ССР и до 2013 г. была единственной политической партией в стране. В условиях концентрации финансовых ресурсов в топливно-энергетическом комплексе президент и его ближайшее окружение играли ключевую роль в перераспределении газовой ренты внутри экономической системы, создании «с нуля» различных институтов молодого государства. Главным инструментом внешней политики стала концепция «позитивного нейтралитета», предусматривающая неучастие не только в военных союзах, но и в любых «межгосударственных альянсах с жесткими регламентирующими функциями либо подразумевающими коллективную ответственность». Не менее важной, хотя и доктринально несовместимой с нейтралитетом, особенностью внешней политики страны являлся поддерживаемый де-факто военный союз с Россией.

Нейтральный статус обеспечивал РТ значительную свободу внешнеполитического маневра, позволившую сосредоточить усилия на организации транзита и сбыта углеводородов, оберегал правящий режим от вмешательства извне, а также давал возможность не нести затрат на внешнеполитическую деятельность. Страна устранилась от участия в таджикском урегулировании, наладила торгово-экономические отношения с Ираном, поддерживала тесные политические и экономические отношения с правительством Раббани и с движением «Талибан». При этом до начала 1994 г. Вооруженные Силы Туркменистана находились под объединенным российско-туркменским командованием, а границы страны с Ираном и Афганистаном до конца 1999 г. защищали российские пограничники.

К концу 1990-х гг. Ашхабад стал трактовать нейтралитет как самоизоляцию. Зарубежные контакты руководства страны свелись к минимуму, страна отгородилась от международного сотрудничества и ввела в 1999 г. визовый режим со странами СНГ. Отношения с Россией стали более напряженными из-за того, что с конца 1993 г. «Газпром» прекратил выделять РТ квоту на экспорт в страны Центральной и Восточной Европы, переориентировав туркменский газ на малоплатежеспособных потребителей – Украину и государства Закавказья. Спор с Азербайджаном о принадлежности газового месторождения Сердар (Кяпаз) и разногласия вокруг распределения квот на транспортировку газа по проектируемому транскаспийскому трубопроводу предопределили напряженность по линии Ашхабад-Баку. В последние годы правления Ниязова поиск возможностей диверсификации направлений газового экспорта сосредоточился на двух маршрутах: трансафганском и китайском. Трансафганский вариант, несмотря на подписание в мае 2002 г. Туркменистаном, Афганистаном и Пакистаном соглашения о поддержке проекта, так и не преодолел трудностей, связанных с поиском инвесторов в дорогостоящее и крайне рискованное строительство.  Китайское направление оказалось значительно более перспективным: во время визита Сапармурата Ниязова в Пекин было заключено соглашение о строительстве газопровода Туркменистан-Китай и экспорте с 2009 г. в КНР 30 млрд. кубометров газа в год.

После смерти Сапармурата Ниязова в декабре 2006 г. Туркменистан возглавил министр здравоохранения Гурбангулы Бердымухамедов. Президент республики по-прежнему имеет в своих руках беспрецедентные полномочия: он совмещает посты главы государства, премьер-министра, Верховного главнокомандующего ВС РТ и председателя Демократической партии Туркменистана. Президентские выборы 2007 и 2012 гг., бесконфликтные и контролируемые, послужили фактором международной легитимизации режима.

Сложившийся в 1990-е гг. режим под эгидой доминирования ДПТ переживает постепенную трансформацию от умеренно авторитарного строя с элементами культа личности первого президента к бюрократическому госкапитализму с особым положением спецслужб, а также высшего менеджмента нефтегазовой отрасли в системе принятия решений в экономике. Кроме того, институциональный дизайн политической системы будет модифицироваться в связи с неизбежной в среднесрочной перспективе сменой поколений в госаппарате.

В 2009 г. Ашхабад купил у России 10 танков Т-90С.

ВЫЗОВЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Вызовы безопасности для Туркменистана можно разделить на две группы: внешние и внутренние.

Ключевой внутренней проблемой остается зависимость экономики от экспорта углеводородов. Для страны характерна деформированная растущим неравенством социальная среда, страдающая от наплыва анклавного и очагового распределения экономических благ. Большинство населения не включено в экономические отношения, связанные с извлечением ресурсной ренты от экспорта углеводородов. В случае шокового падения цен на энергоносители существующие социальные противоречия неизбежно актуализируются и неизбежно перерастут в межклановый или межплеменной конфликт.

На внешнем направлении одной из главных угроз является Афганистан. Нападения на туркменские погранпосты, отмеченные на протяжении зимы, весны и лета 2014 г., резко контрастируют со спокойствием на афгано-туркменской границе во времена президента Ниязова. В ряде СМИ эти события рассматриваются в связи с ИГИЛ. Пессимистический сценарий указывает на подготовку оперативных коридоров для прорыва через афгано-туркменскую границу. Учитывая опыт контактов туркменских специальных служб с пуштунским движением «Талибан» (и контакты с официальным правительством Афганистана), можно связать эти нападения с рядом радикальных салафитских групп, которые могут быть ориентированы на Катар, который в последнее время проявляет интерес к региону.

Традиционно сложные отношения были у РТ с Азербайджаном из-за статуса Каспийского моря и разногласий вокруг распределения квот на транспортировку газа по проектируемому транскаспийскому трубопроводу. Отношения между двумя странами несколько улучшились во время президентства Гурбангулы Бердымухамедова. В августе 2010 г. начались поставки туркменской нефти через нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, туркменская нефть доставляется в Баку танкерами. Однако разграничение сфер влияния на Каспии по-прежнему будет негативно влиять на отношения двух стран в ближайшие годы.

Страна имеет сложные отношения с Узбекистаном, который в последнее время ряд экспертов называет пороховой бочкой Средней Азии.  Потенциальную угрозу представляет террористическая организация «Исламское движение Узбекистана».

ВОЕННАЯ ДОКТРИНА

Туркменские власти пошли по пути формирования малочисленной, но боеспособной армии, «достаточной для защиты государственной целостности и национального суверенитета от возможной агрессии». Разумеется, туркменское правительство было не в состоянии обойтись только собственными силами при создании национальных ВС. В июле 1992 г. Россия и Туркменистан заключили договор по совместным действиям в сфере обороны. В соответствии с этим документом Россия выступила в качестве гаранта безопасности Туркмении и передавала части бывшей Советской Армии, дислоцированные на туркменской территории, для формирования национальных Вооруженных Сил. Договором уточнялось, что помимо частей и подразделений Пограничных войск, ВВС и ПВО, которые остаются под российским командованием, все остальные воинские формирования перейдут под объединенное командование с постепенной передачей руководства туркменской стороне в течение 10 лет.  За этот переходный период Россия обязывалась оказывать военно-техническую и оперативно-тактическую поддержку, а также выплачивать туркменской стороне компенсацию за право размещения на ее территории своего оборудования, в то время как Туркменистан принял на себя расходы по содержанию и обеспечению частей совместного подчинения.

С 2007 г. Туркменистан возглавляет Гурбангулы Бердымухамедов (в центре).

25 марта 1994 г. была обнародована военная доктрина Туркменистана, которая определила основные направления военного строительства независимого государства на последующий период. Концептуально доктрина исходит из принципов «позитивного нейтралитета», а главную военную опасность для страны представляют возможные локальные войны и вооруженные конфликты в сопредельных государствах. В сфере обеспечения военной безопасности республики можно выделить три основных направления: каспийское, афганское и узбекское.

В апреле 1994 г. было объявлено о реорганизации военной структуры: Министерство обороны Туркменистана начало брать под свой контроль соединения и части войск ПВО и ВВС из состава ВС РФ, дислоцированных на территории страны. Однако российские специалисты еще некоторое время принимали участие в поддержании боеспособности ПВО на территории республики.

Комплектование туркменских ВС призывниками происходит по экстерриториальному принципу. Чтобы не допускать дисбаланса, призывников из одной области отправляют в округа, где подавляющее большинство населения принадлежит к иным племенным группам. Туркменская армия в отличие от многих развивающихся стран избавлена от полицейских функций, не ведет и не собирается вести боевых действий внутри страны. В то же время армия сама по себе может представлять, хотя бы потенциально, угрозу для правящего режима. Средства предотвращения такой угрозы вполне традиционные: ротация высшего руководства и территориальная ротация, т.е. район службы по возможности отдален от места рождения или призыва.

В 2008 г. была принята новая версия военной доктрины, ключевым элементом которой является обеспечение улучшения условий жизни и материального достатка военнослужащих и членов их семей. В августе 2009 г. Гурбангулы Бердымухамедов подписал закон о статусе и социальной защите военнослужащих и членов их семей.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ

Туркменистан имеет третий военный бюджет в абсолютных цифрах среди стран Средней Азии (после Узбекистана и Казахстана). Военные расходы непрерывно растут. Если в 2004 г. они составляли $165 млн., то в 2011 г. увеличились до $210 млн., что составило 0,3% от ВВП республики. Расходы на спецслужбы страны составили около $70 млн. в 2012 г.  Приток выручки от газовых контрактов с Китаем позволил начать закупки новых ВВТ в России и Турции.

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОГРАНИЧНАЯ СЛУЖБА

Исходя из сфер применения, для ВС Республики Туркменистан характерна трехвидовая структура: Сухопутные войска, Военно-воздушные силы и войска противовоздушной обороны, Военно-морские силы. Переход ВС на бригадную основу комплектования не завершен, войска сохраняют смешанную структуру. Как правило, дивизии (бригады) укомплектованы личным составом не полностью (в основном – силами охраны и обслуживания) и по своим функциям приближаются к мобилизационным пунктам и складам оружия.

Непосредственное руководство ВС осуществляет Генеральный штаб Министерства обороны, которому подчиняются командующие войсками военных округов.

Численность регулярной армии в 2013 г. составляла 22 тыс. военнослужащих, в том числе 17 тыс. в Сухопутных войсках, 3 тыс. в ВВС и войска ПВО, до 2 тыс. в ВМС.

Как уже отмечалось, ВС страны формировались на основе перешедшей под юрисдикцию республики весьма крупной группировки войск советского Туркестанского округа. Поэтому, с одной стороны, туркменская армия не испытывала недостатка в материальной части, с другой – столкнулась с хроническим недостатком офицеров и технических специалистов, поскольку, в отличие от МВД и КНБ, не имела возможности использовать советских специалистов. Практика широкого привлечения личного состава ВС к работам в народном хозяйстве также негативно отразилась на их боеспособности.

Государственная пограничная служба формировалась при участии российских специалистов, отправной точкой стал договор от 27 августа 1992 г., согласно которому решено было создать пограничные войска Туркменистана на базе соединений и частей советского Среднеазиатского пограничного округа. Координацию деятельности войск поручили объединенному командованию Пограничных войск. 23 декабря 1993 г. был заключен межгосударственный договор, ставший основой для совместной охраны внешних границ. В марте 1994 г. была образована оперативная группа Федеральной пограничной службы, насчитывавшая более 3 тыс. человек. Последние отряды российских пограничников были выведены в 1999 г. Сейчас численность пограничной службы РТ составляет около 12 тыс. человек. Ее эффективность остается крайне ограниченной, в том числе по сравнению с другими государствами Средней Азии.

СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА

Территория страны в настоящее время разделена на пять военных округов. В состав Сухопутных сил Туркменистана входят четыре мотострелковые дивизии (одна учебная), две мотострелковые бригады, десантно-штурмовой батальон, одна артиллерийская бригада, одна ракетная бригада, две бригады ПВО, полк реактивных систем залпового огня, полк противотанковой артиллерии, инженерно-саперный полк.

На вооружении Сухопутных войск состоят 10 танков Т-90С; 670 танков Т-72; 170 бронированных машин БРДМ-1 и БРДМ-2; 930 боевых машин пехоты БМП-1 и БМП-2; 12 БРМ; 820 бронетранспортеров БТР-60, БТР-70 и БТР-80; 40 122-мм САУ 2С1 «Гвоздика»; 16 152-мм САУ 2С3 «Акация»; 180 122-мм буксируемых гаубиц Д-30; 17 152-мм буксируемых гаубиц Д-1; 72 152-мм буксируемых гаубиц Д-20; 17 САО 2С9 «Нона-С»; 56 РСЗО БМ-21 «Град»; 9 РСЗО 9П138 «Град-1»; 60 РСЗО 9Р140 «Ураган»; 6 РСЗО ВМ9А52 «Смерч»; 40 ЗРК 9К33 «Оса»; 13 ЗРК 9К35 «Стрела-10»; 10 ОТРК 9К72 «Эльбрус»; 48 ЗСУ-23-4 «Шилка»; 22 57-мм зенитных пушки С-60.

ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ И ВОЙСКА ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ

Эта структура считается одной из наиболее боеспособной в Вооруженных Силах страны. Ее дальнейшее развитие связано с укреплением баз в Ашхабаде и Мары. Развитие авиации должно обеспечить надежную защиту энергетических интересов страны на Каспии. Авиация используется для патрулирования моря, компенсируя недостаточную мощь флота. В состав ВВС и войск ПВО входят три авиационных полка, зенитная ракетная бригада, три зенитных ракетных полка, две отдельные радиотехнические бригады.

ВВС Туркменистана располагают 24 многоцелевыми истребителями МиГ-29; 43 штурмовиками Су-25; одним легким транспортным самолетом Ан-26. В составе Армейской авиации имеются 10 ударных вертолетов Ми-24 и восемь транспортно-боевых Ми-8. На вооружении войск ПВО находятся зенитные ракетные комплексы С-75, С-125 и С-200.

Главной проблемой ВВС и войск ПВО остается нехватка специалистов. Отсутствуют открытые данные о среднем налете в год, но, по данным SIPRI, он один из самых низких в СНГ.

ВОЕННО-МОРСКИЕ СИЛЫ

Руководство страны уделяет повышенное внимание развитию ВМС. Ключевая задача ВМС – защита и обеспечение неприкосновенности границы и экономических интересов Туркменистана, обусловленные нерешенностью правового статуса на Каспии, и необходимость охраны формирующегося национального бурового флота. ВМС Туркменистана получили самостоятельный статус в 2010 г. Их штаб-квартира расположена в Туркменбаши (бывший Красноводск).

Сторожевики класса Tuzla, построенные по турецкой лицензии.

Несмотря на внимание руководства страны, туркменский флот остается одним из самых слабых на Каспии. ВМС Туркменистана представлены ракетными и сторожевыми катерами. Два ракетных катера проекта 12418 «Молния», спроектированных ЦМКБ «Алмаз», вступили в строй в 2011-2012 гг. Два сторожевых корабля класса Tuzla, разработанных турецкой компанией Dearsan Shipyard, приняты на вооружение в 2013 г. Кроме того, в состав ВМС входят 10 патрульных катеров типа «Гриф» (проектов 1400 и 1400М) советской и украинской построек, катер проекта 14081 «Сайгак» из состава морских пограничных сил СССР, один катер типа Point, переданный службой береговой охраны США, несколько катеров типа «Калкан-М», построенных на Украине, и минный тральщик проекта 1252 «Корунд».

Также в состав ВМС входит батальон морской пехоты.

ЗАКУПОЧНАЯ ПОЛИТИКА

Туркменистан с момента распада СССР проводил нейтральный курс, в одинаковой мере дистанцируясь от России и стремясь свести к минимуму любое внешнее влияние на свои внутренние дела США, а также ведущих стран ЕС. Российские специалисты сыграли важную роль в создании Вооруженных Сил и Государственной пограничной службы Туркменистана. Туркменские Вооруженные Силы и спецслужбы не испытывали недостатка в материальной части, используя избыточные количества ВВТ, унаследованные от ВС СССР. Дефицитные комплектующие для систем ПВО поставлялись из России.

Негативное влияние на военно-политические и военно-технические связи России и Туркменистана, как уже упоминалось, оказал «газовый вопрос»: в октябре 1993 г. концерн «Газпром» окончательно закрыл доступ туркменскому газу к трубопроводным сетям для экспорта газа в Европу. Основными потребителями туркменского газа стали Украина и государства Закавказья, которые в условиях перехода на мировой уровень цен в конвертируемой валюте были хронически неплатежеспособными. В этих условиях основным военно-техническим партнером Туркменистана становится Украина. В счет задолженности Украины заключен контракт на строительство 20 сторожевых катеров класса «Калкан» для Государственной пограничной службы Туркменистана, но из-за финансовых разногласий реально удалось построить только восемь из них. Приобретены три станции радиотехнической разведки «Кольчуга-М». Для ВВС было отремонтировано 10 истребителей МиГ-29 в 2000-2003 гг.  Вторым партнером в области военно-технического сотрудничества стала Грузия: на Тбилисском авиационном заводе (ТАМ, «Тбилавиамшени») были отремонтированы штурмовики Су-25, куплены один модернизированный с израильской помощью Су-25КМ и шесть Су-25УБ. Эти работы также выполнялись в счет долгов. Однако с 2011 г. туркменские Су-25 обслуживаются на авиаремонтном заводе №121 в Кубинке, вероятно, в связи с неспособностью ТАМ осуществлять ремонтные работы из-за разрыва кооперационных связей с российскими поставщиками.

В последние годы Туркменистан активизировал закупки вооружений, расширив масштабы военно-технического сотрудничества с Россией и Турцией.

В 2009 г. с «Рособоронэкспортом» был заключен контракт на поставку 10 танков Т-90С стоимостью $16 млн., поставки были осуществлены в 2009-2010 гг. В это же время Туркменистан приобрел не менее восьми боевых машин пехоты БМП-3, более тысячи грузовиков «КамАЗ» стоимостью около $100 млн., шесть РСЗО «Смерч» калибра 300 мм за $70 млн. Кроме того, в 2010 г. был выполнен контракт на поставку двух вертолетов Ми-17-1В стоимостью $22 млн. Для ВМФ Туркменистана Средне-Невский судостроительный завод изготовил два ракетных катера проекта 12418 «Молния» стоимостью $170 млн., переданых заказчику в 2011 г.

В 2010 г. Туркменистан закупил в Турции два сторожевых корабля класса Tuzla, разработанных Dearsan Shipyard, с опционом еще на шесть катеров. Соглашение о военном сотрудничестве Турции и Туркменистана было подписано на рубеже 1990-2000 гг., однако развития не получило.

Поставки ВВТ в Туркменистан также осуществляют белорусские предприятия. Российско-белорусская компания «Оборонительные системы» выполнила работы по модернизации ЗРК С-125 до уровня «Печора-2М» по контракту от 2009 г. Кроме того, Туркменистан стал первым заказчиком самоходного противотанкового ракетного комплекса «Каракал», разработанного компанией «Белтехэкспорт» и оснащенного украинскими ракетами «Барьер» разработки киевского КБ «Луч».

В августе 2014 г. появилась информация о тендере на закупку системы электронного слежения за туркмено-афганской границей, протяженность которой составляет около 700 км. В тендере принимают участие французская компания Thales и немецкая Airbus Defence & Space. В качестве фаворита рассматривается компания Thales, ее предложение лучше технически. Кроме того, немецкая система экспортного контроля может не одобрить контракт, как это неоднократно бывало в случаях с Пакистаном, Саудовской Аравией и т.д. Важно отметить также, что у компании Thales есть опыт работы в Туркменистане: она выступила в роли главного подрядчика при создании системы управления воздушным движением в аэропорту Ашхабада.

Украинские станции радиотехнической разведки «Кольчуга-М» пополнили ВС Туркмении в 2003 г.

Таким образом, экономический рост последних лет позволил Туркменистану начать выделение определенных средств на модернизацию и обновление материальной части своих Вооруженных Сил, включая закупки ВВТ. Закупки отражают видение военно-политического руководства страны на угрозы: обеспечение экономических интересов Туркменистана на Каспии, укрепление и обеспечение неприкосновенности границы с Афганистаном. Узбекское направление не является приоритетным в настоящее время.

Интенсификация отношений России с Туркменистаном в области военного и военно-технического сотрудничества невозможна без решения проблем между странами в сфере продажи углеводородов. В последние годы Китай, построив из Туркменистана газопроводы за свой счет и выделив кредиты на освоение новых газовых месторождений, стал крупнейшим потребителем туркменского газа и, назначив на него довольно низкую цену, новых кредитов не дает. Позиция туркменских властей еще больше осложнится в свете подписания российско-китайского соглашения по поставкам российского газа в КНР. С другой стороны, Иран – еще один потребитель туркменского газа, сокращает закупки и может вообще от них отказаться. Россия также сокращает закупки туркменского газа (юг страны теперь обеспечивается российским газом), поэтому без предоставления России разумных скидок со стороны Туркменистана, соответствующих реальному положению дел на рынке, последний может потерять ее как партнера. Ашхабад может стать стратегическим партнером России по газопроводу в Турцию, который заменит «Южный поток». В этом случае «Газпром» автоматически вышел бы из-под действия Третьего энергопакета ЕС, а Туркменистан получил бы доступ на европейский рынок. Однако ни Москву, ни Ашхабад это пока не устраивает: первая не готова к партнерству без скидок, второй не хочет их предоставлять.

С другой стороны, вопросы укрепления и обеспечения неприкосновенности границы с Афганистаном, борьбы с наркотрафиком затрагивают безопасность не только Туркменистана, но и России, а также Казахстана. При решении вопросов с углеводородами активизация военного и военно-технического сотрудничества между Россией и Туркменистаном возможна. В этих условиях для Туркменистана будет интересна вертолетная техника российского производства, бронеавтомобили «Тигр», тяжелые огнеметные системы ТОС-1. ВВС может быть предложен учебно-боевой самолет Як-130. В области военно-морской техники Туркменистан может продолжить закупки катеров проекта 12418 «Молния», теоретически ему могут быть предложены патрульные катера проекта 20970 «Катран». Важным аспектом сотрудничества должны стать совместные учения (в том числе с Казахстаном), поскольку проводящаяся до сих пор изоляционистская политика негативно отражается на Вооруженных Силах страны.

Украинскую нишу на туркменском рынке может занять Белоруссия, товарооборот между странами быстро растет в последние годы. Кроме того, Белоруссия имеет опыт работы на рынках стран Средней Азии, например, белорусские предприятия успешно модернизировали истребители Сил воздушной обороны Казахстана.

Потенциально возможно появление продукции предприятий китайского ОПК на рынке вооружений Туркменистана и других республик Средней Азии. КНР активно кредитует экономику этих стран, это делает возможным поставки продукции военного назначения на крайне льготных условиях. Такую возможность подтверждают и недавние сообщения о поставках китайских ЗРК HQ-9 в Туркменистан и Узбекистан.


 

НОВОСТИ

На государственном испытательном космодроме «Плесецк» 30 марта проведены очередные бросковые испытания новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты тяжелого класса «Сармат».
Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина (ПАО «Ил») обсуждает c Минобороны России возможность глубокой модернизации бортового радиоэлектронного оборудования (БРЭО) на всем парке тяжелых военно-транспортных самолетов (ВТС) Ан-124 «Руслан» ВКС РФ, сообщил РИА «Новости» вице-президент Объединенной авиастроительной корпорации по транспортной авиации, гендиректор ПАО «Ил» Алексей Рогозин.
Военнослужащие зенитной ракетной части 11-й Краснознаменной армии Восточного военного округа (ВВО) получили на вооружение новую зенитную ракетную систему С-400.
В ходе итогового заседания Государственной комиссии по двигателю АЛ-41Ф-1 ПАО «ОДК-УМПО» был торжественно вручен акт о завершении Государственных стендовых испытаний опытного двигателя.
На вооружение мотострелкового соединения общевойсковой армии Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Амурской области, поступил мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы «Житель» (Р-330Ж).
Министерство обороны России намерено закупить более 100 легких транспортных самолетов Ил-112В, заявил замглавы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО).
В рамках реализации программы перевооружения войск Южного военного округа (ЮВО) мотострелковое соединение 58-й общевойсковой армии, дислоцированное в Дагестане, получило первую партию боевых машин пехоты БМП-3 нового выпуска.
Конструкторское бюро «ВР-Технологии» холдинга «Вертолеты России» приступило к стендовым испытаниям основных систем и агрегатов беспилотного вертолета VRT300. Летные испытания аппарата должны начаться в конце 2018 г.
На полигоне Сары-Шаган (Республика Казахстан) боевым расчетом войск противовоздушной и противоракетной обороны ВКС РФ 31 марта успешно проведен очередной испытательный пуск новой модернизированной ракеты российской системы противоракетной обороны (ПРО).
Порядок управления войсками в ходе непрерывного огневого поражения объектов и живой силы условного противника был отработан в ходе трехдневной командно-штабной тренировки (КШТ), проведенной под руководством командующего войсками Южного военного округа (ЮВО) генерал-полковника Александра Дворникова. В ней были задействованы управления штаба округа и подчиненных объединений, командный состав соединений ЮВО, 4 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. единиц военной техники.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100