В изменчивом формате «учитель-ученик»
Великобритания может быть слишком долго, хотя и вполне законно, рассматривала себя в качестве «старшего партнера» в тандеме с американцами

Впервые полуофициальные контакты Лондона и Вашингтона по военной линии в преддверии грядущих широкомасштабных катаклизмов в Европе, вылившихся во Вторую мировую войну, имели место в 1937 г. Тогда обсуждались вопросы военного сотрудничества двух государств, но лишь в принципиальном плане. Затронули и аспекты возможного взаимодействия в области разведки с акцентом на ее военно-морском компоненте.

Владимир ГРИГОРЬЕВ

Сергей ПЕЧУРОВ

ОСНОВА СОТРУДНИЧЕСТВА

Начало Второй мировой войны в сентябре 1939 г. и «отведенное» в ней центральное место для Великобритании в значительной мере ускорило процесс налаживания контактов обеих стран в военной области. Известный британский исследователь истории спецслужб Дональд Маклахлан в этой связи утверждает, что в Лондоне в данный судьбоносный для страны период не подвергали сомнению тот факт, что даже если США останутся нейтральными в войне, они, памятуя об «англо-саксонской солидарности», никогда не будут относиться к Великобритании как к врагу, что, кстати, имело место в прошлом, и ни один раз!

В 1940 г., особенно после дюнкеркской трагедии, Вашингтон сомневался в возможностях Великобритании в одиночку справиться с германским натиском.

Однако у американцев уверенности в том, что Великобритания по существу в одиночку справится с германским натиском, поначалу не наблюдалось. Посол США в Лондоне Джозеф Кеннеди (кстати, отец самого популярного в середине ХХ века американского президента Джона Кеннеди) весьма скептически относился к оборонным возможностям Великобритании, о чем неоднократно докладывал в Вашингтон. В этом плане показательно заявление американского военно-морского атташе в Лондоне капитана 1-го ранга Алана Керка, сделанное в ходе официальной беседы с начальником разведки британских ВМС Джоном Годфри в 1940 г., о том, что «Британия неминуемо потерпит поражение, если США не придут ей на помощь».

Вопреки распространенному на Западе мнению о якобы непоколебимой уверенности британцев в «предстоящей победе над Германией», настроения людей в Альбионе в тот период были отнюдь не оптимистическими. Паниковать британцы начали летом 1940 г., во время дюнкеркской трагедии. Именно в это время на всех уровнях в британской столице стали говорить о срочной необходимости налаживания самых тесных связей с «американскими братьями». Искусственно рожденный в британском истеблишменте и впоследствии получивший широкое распространение смелый тезис об «особых отношениях двух англо-саксонских государств – Великобритании и США», которые, мол, обязывают ко многому, впервые зазвучал именно в этот период.

ВЫСТОЯТ – НЕ ВЫСТОЯТ

Американцев, в свою очередь, продолжал интересовать вопрос о «жизнеспособности Британской империи в условиях жесточайшего прессинга Германии». В 1940 г., почти через год после начала Второй мировой войны в Европе, Вашингтон направил в британскую столицу генерала Раймонда Ли в качестве военного атташе, поручив ему одновременно наладить контакты с британскими коллегами в области разведки. Генерал Ли был достаточно опытным военным дипломатом, в прошлом уже занимавшим должность руководителя американского военного атташата в Лондоне и знавший многих британских военных руководителей лично, что, как считали в Вашингтоне, должно было помочь ему разобраться в ситуации более подробно. Накануне отъезда генерала в Лондон в американской столице состоялось специальное заседание Конгресса с участием президента Рузвельта, государственного секретаря Корделла Хэлла и министра ВМС Нокса, в ходе которого обсуждался «Закон о военном обучении» в свете беспокоившего всех положения Великобритании после капитуляции Франции.

В свою очередь и британцы, в надежде на втягивание Вашингтона в войну в Европе на стороне Лондона, проявляли повышенный интерес (иной раз демонстративно) к тому, как идет подготовка в США к будущим боестолкновениям. Так, например, британское руководство летом 1940 г. в инициативном порядке приняло решение о направлении ежедневной разведсводки своего Объединенного разведывательного комитета (ОРК) послу США в Лондоне якобы для ознакомления.

Американский президент Франклин Рузвельт также изъявил желание лично ознакомиться со складывающейся в Европе обстановкой. По его решению в конце лета 1940 г. в Лондон был командирован так называемый специальный посланник, а по существу личный представитель президента – Уильям Донован. Большой или Дикий Билл, как его называли в известных кругах за «бесстрашность натуры», был процветающим нью-йоркским адвокатом (тогда ему было 57 лет) и слыл специалистом в области военной теории, особенно в том, что касалось новых форм и способов ведения вооруженной борьбы. В этом ему помогал боевой опыт, почерпнутый в годы Первой мировой войны и звание полковника резерва Армии США.

Начальник разведки британских ВМС Джон Годфри.

Обладая несомненными аналитическими способностями, он, например, еще в межвоенный период сумел спрогнозировать зарождение в недалеком будущем так называемой психологической или информационной войны в качестве отдельного, самостоятельного вида противоборства, которую якобы могут организовать и вести только спецслужбы. В 20-30-е годы прошлого века не было на планете ни одного конфликта, включая войны в Испании и в Абиссинии, которые бы не посетил Донован, чтобы разобраться в деталях происходящего. Однако делал он это по собственной инициативе и на собственные средства. Ни о какой принадлежности Донована к американской разведке государственного масштаба в тот период не могло быть и речи, поскольку ее просто тогда не существовало.

Хотя перед Донованом накануне поездки формально была поставлена ограниченная задача, сводившаяся к подготовке доклада о роли «пятой колонны» в том, что вермахту удалось быстро завладеть Европой и чем могли бы поделиться британцы из своего опыта борьбы со шпионажем, американский эмиссар уже по своей инициативе многократно расширил цель своего визита, сосредоточившись на выяснении роли и функциях разведки в подготовке и ведении войны в целом. Донован был предупрежден об известных трудностях налаживания контактов с британцами, которые в подобных случаях якобы ведут себя «сдержанно и даже покровительственно». Однако, уже в первый день свой работы в Лондоне, Донован встретился с Дж. Годфри, руководителем британской военно-морской разведки, и сразу же установил с ним доверительные отношения, быстро переросшие в дружеские. Известно, что Годфри был, пожалуй, самым ярым сторонником укрепления связей между Великобританией и США по линии разведки.

Из последующих контактов с другими руководителями британских разведслужб, а также премьером Черчиллем, как позже вспоминал другой известный американский разведчик Аллен Даллес (в будущем – многолетний директор ЦРУ), Донован пришел к однозначному выводу о том, что военные планы Америки и вся ее национальная стратегия, как никогда прежде, будут зависеть от разведки, которую коренным образом придется менять. Этот вывод Донован сделал параллельно с другим: он убедился в том, что Великобритания в состоянии противостоять Германии. Но для этого необходимы две вещи: во-первых, организовать поставки из США различного вооружения и военной техники и, во-вторых, наладить тесное сотрудничество в области разведки. В этой связи в качестве одного из советов президенту США он рекомендовал немедленно отозвать из британской столицы посла Кеннеди и на его место назначить «более благоразумного дипломата».

Уверенность Донована в возможностях Великобритании «справиться со свалившимися на нее трудностями» при соблюдении двух указанных условий еще более окрепла после его очередной поездки в Европу, на этот раз на Средиземноморский ТВД (Балканы и Ближний Восток). После доклада президенту Рузвельту о своих впечатлениях относительно результатов данного визита, как свидетельствует упоминавшийся специалист в области истории спецслужб Маклахлан, последние сомнения Рузвельта в способности Лондона выдержать натиск германцев якобы сошли на нет.

ПЕРВЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ ШАГИ

Осенью 1940 и зимой 1941 гг. Донован работал над вариантом плана организации разведки, который предусматривал объединение усилий ее сегментов в области политического противостояния и вооруженной борьбы на театрах военных действий, включая партизанские и диверсионные операции. Особый раздел в данном плане был посвящен именно действиям подразделений, прообраз которых Донован увидел в британских диверсионных отрядах – «коммандос». К началу лета 1941 г. специальный правительственный комитет, созданный для изучения плана Донована и состоявший из видовых министров (Нокса от ВМС и Стимсона от Военного министерства) и министра юстиции Роберта Джексона, рекомендовал президенту США утвердить распоряжение о создании специального органа для координации усилий с целью сбора и анализа всевозможных данных, касающихся национальной безопасности, причем из любых доступных источников.

Руководитель Объединенного разведывательного комитета Великобритании Виктор Кавендиш-Бентинк.

В июне 1941 г. Донован был назначен «координатором по разведке», что было с энтузиазмом встречено в Лондоне. Однако британцы и, в частности, руководитель Объединенного разведывательного комитета Виктор Кавендиш-Бентинк, приветствуя первые шаги на пути взаимодействия спецслужб двух стран, скептически относились к пользе разведывательной информации, которую могли бы предложить США. Руководитель британской разведки вспоминал: «Я был убежден, что их разведывательные службы являются примитивными и весьма неопытными, отсутствует достаточное взаимодействие между соответствующими американскими органами».

Тогда же по поручению британского КНШ упоминавшийся начальник морской разведки контр-адмирал Джон Годфри был командирован в Вашингтон с целью обсуждения конкретных планов организации взаимодействия спецслужб. Примечательно, что начальник штаба ВВС Великобритании отказался уполномочить Годфри, поскольку в США Военно-воздушные силы в тот период не являлись самостоятельным видом вооруженных сил и на правах рода войск входили в Сухопутные войска. Чуть позже в Вашингтон прибыла довольно внушительная миссия КНШ, включая четырех представителей разведки (в помощь Годфри), для ведения переговоров по более широкому кругу вопросов военного сотрудничества. Учитывая на тот момент нейтральный статус США, «гостям» и их «хозяевам» пришлось соблюдать повышенные меры секретности, чтобы скрыть истинные цели визитов.

НЕУВЯЗКИ

Уже в самом начале переговоров британские эмиссары и их американские коллеги согласились с тем, что в США взамен существовавшего небольшого полуофициального разведывательного представительства Великобритании, возглавлявшегося Уильямом Стефенсоном (прозванного Маленьким Биллом в сравнении с энергичным Большим Биллом – Донованом), следует организовать полновесный специальный орган, своеобразный филиал британского Объединенного разведывательного комитета. Годфри при поддержке Донована пытался убедить американское военное и политическое руководство в необходимости внедрения в США по сути британской разведывательной модели с учетом ее положительных и негативных сторон, а также форм и методов ведения разведки, тем более что «объединенная» разведка Великобритании за два года войны накопила определенный опыт в данной сфере.

Эмблема Управления стратегических служб США.

Однако британский эмиссар столкнулся с серьезным препятствием, выражавшимся в нежелании американских спецслужб объединять усилия и тем более сливаться в единый разведорган. Разведка американских СВ во главе с бригадным генералом Шерманом Майлсом, разведка ВМС во главе с капитаном 1-го ранга Керком и ФБР, руководимое Эдгаром Гувером, категорически отказывались от идеи слияния усилий.

Показательным был и такой факт: криптографические службы обоих видов американских Вооруженных Сил не обменивались абсолютно никакой информацией, даже относительно вскрытых ими шифров противника – японских ВС, что в конечном счете не могло не привести к несогласованности действий и трагедии Перл-Харбора. На этом фоне Годфри пришлось обратиться за неформальной помощью к имевшему «выход» на вашингтонский истеблишмент Стефенсону, а также к своим друзьям и единомышленникам из числа влиятельных американцев, чтобы они организовали ему личную встречу с американским президентом.

И лишь после вмешательства Рузвельта «процесс пошел». В конце концов американцы в принципе одобрили идею относительно организации и методов работы Объединенного разведывательного комитета и, что считалось самым важным, идею о централизованном анализе и обработке информации. Кстати, отсутствие у американцев единой системы классификации такой информации особенно беспокоило британцев, поскольку предстоящий обмен ею сулил большую вероятность представления Лондону дезинформирующих материалов, полученных из сомнительных источников.

УПОРСТВО БРИТАНЦЕВ

Тем не менее британцы, не рассматривавшие эти результаты визита в Вашингтон достаточными, посчитали необходимым изложить свои предложения по организации единой разведки в США, с которой якобы будет «удобно работать», в виде так называемой памятной записки. Данный документ, подготовленный помощником Годфри капитан-лейтенантом Яном Флемингом (будущим автором бестселлеров о Джеймсе Бонде), был направлен лично Доновану как человеку, который имел влияние на президента и в наибольшей, нежели другие высокопоставленные американские чиновники, степени проникся идеями британцев об организации единой разведывательной службы.

Мемориальный кабинет руководителя Управления стратегических служб Уильяма Донована в музее ЦРУ.

Сутью памятной записки Флеминга было тщательно обоснованное предложение об организации скорейшего взаимодействия разведок обоих государств и советы, как это сделать с наименьшими затратами, но с максимальной пользой для обеих сторон. В частности, британцы предлагали конкретные меры по формированию резидентур американской разведки за рубежом, назначение специально отобранных офицеров для работы под «крышей» сотрудников посольств и консульств. Особое внимание обращалось на отбор и подготовку офицеров для работы в данных резидентурах, знание ими иностранных языков при обязательном наличии широкой эрудиции, обладании навыками наблюдения, анализа и оценки информации.

На первых порах предлагалась помощь британских специалистов «на местах», а также сосредоточение усилий американцев на разведдеятельности в тех странах, с которыми, в условиях войны, Великобритания не имела либо разорвала отношения. В записке британцы поучали американцев, из какой страны лучше вести разведку против «главного объекта». Например, указывалось, что лучшим источником разведывательной информации о России в то время была Турция, а одним из лучших источников информации о Германии – Швеция.

В качестве отдельного положения в записке аргументировалась необходимость создания в США такой разведывательной службы на период войны, которая бы находилась под покровительством влиятельного правительственного учреждения или лица и была вне какого-либо политического влияния или контроля. Она, якобы, могла бы сотрудничать с ФБР, но ни в коем случае не контролироваться этой, по сути, контрразведывательной организацией.

КОНСТРУКТИВНАЯ РЕАКЦИЯ АМЕРИКАНЦЕВ

Донован, сам к этому времени разрабатывавший предложения о создании национальной разведывательной службы, с энтузиазмом воспринял идеи британцев, изложенные в данной записке, и дополнил их некоторыми своими, почерпнутыми из опыта разведслужб других государств, идеями. Все свои мысли он собрал в едином документе, названном по аналогии с британским памятной запиской, и в конце июня 1941 г. направил его президенту США. Донован аргументированно доказывал необходимость для Соединенных Штатов «в условиях грядущей тотальной войны, даже если удастся сохранить нейтралитет, иметь собственную самостоятельную разведывательную службу, которая не заменит ФБР, разведку Сухопутных войск и ВМС и не посягнет на порученные им задачи, но будет весьма востребована». Главная цель новой службы, продолжал Донован, – обеспечить президента как Верховного главнокомандующего и Совет стратегического планирования при нем точной и полной информацией для принятия на ее основе стратегических и оперативных решений.

И в июне 1942 г. такой орган был сформирован. Им стало Управление стратегических служб при американском Комитете начальников штабов с задачей сбора и анализа стратегической информации для Вооруженных Сил и, в частности, проведения специальных операций в любой точке планеты. Руководителем этой службы был назначен Уильям Донован.

«ПРИТИРКА»

После возвращения Годфри в Великобританию и подробного доклада руководству о результатах визита было принято решение о формировании в американской столице филиала британского ОРК с представительством в нем тех же организаций, что и в Центре (т.е. в Лондоне) с приоритетом у сухопутной, военно-морской и военно-воздушной разведок. Первоначально филиал состоял из двух комитетов: «старшего» и «младшего». В «старший» входили представители только разведок видов ВС в звании генерал-майор/контр-адмирал. Данный комитет собирался по мере необходимости, тогда как члены «младшего» комитета (офицеры соответствующих видов ВС) занимались ежедневной рутинной работой, представлявшей собой обработку получаемой от американцев информации и ежедневную ее отправку в Лондон.

Перед этим же комитетом стояла задача по распространению британских разведывательных документов между соответствующими американскими инстанциями. Со временем такое деление вашингтонского филиала ОРК посчитали нецелесообразным и оба комитета слили в одну структуру. Филиал ОРК в американской столице отличался от других представительств ОРК за рубежом прежде всего тем, что на него были возложены беспрецедентные функции «управления отношениями разведок двух стран».

«Притирка» в работе обеих разведок протекала непросто. Более опытные британцы постоянно учили своих коллег из США различным специфическим вещам, которые необходимо было знать либо соблюдать, если речь шла о правилах и процедурах реализации разведдеятельности. Но и для самих британцев такая форма «абсолютного сотрудничества» была беспрецедентно новой. Так, например, умудренный опытом адмирал Годфри учил своих подчиненных и сотрудничавших с ними американцев тому, что в отношениях разведслужб обеих стран не должно быть никакой «торговли» развединформацией. Он говорил: «Те офицеры, которые передают информацию своим коллегам, не имеют права просить чего-либо взамен». Британцы опасались, что их и без того неискушенные в разведке американские коллеги могут применить методы, имеющие скорее хождение в бизнесе, что, помимо прочего, может поставить под угрозу сохранение военной и, тем более, государственной тайны.

Американцы же, не привыкшие к тому, чтобы ими «повелевали», периодически выказывали недовольство плотной опекой британцев. Порой это выливалось в почти открытое сопротивление «британской навязчивости». Так, в телеграмме, направленной в начале июня 1941 г. главой военной разведки США полковником Хайесом Кронером американскому военному атташе в Лондоне генералу Ли на его запрос о дальнейших действиях, прямо подчеркивалось, что США мало того, что «не намерены копировать организацию и порядок работы британской разведки, но и вообще сомневаются в необходимости централизации разведслужб». И далее Кронер задавал риторический вопрос: на каком основании британцы, не достигшие каких-либо успехов в войне, берут на себя смелость давать советы США?

Перл-Харбор, 7 декабря 1941 г. Фотография сделана членом экипажа японского бомбардировщика. Одной из причин трагедии Перл-Харбора стала несогласованность в действиях американских спецслужб.

БРИТАНЦЫ ДОЖАЛИ

И все же сопротивление американских военных было сломлено. Позже исследователи назовут три причины этого: упрямство британцев, жесткая позиция неутомимого Донована и его методичное давление на президента США. В начале 1942 г. в Вашингтоне был сформирован фактически аналог британского ОРК, в который входили начальники разведок СВ и ВМС (ВВС, повторим, в то время являлись родом Сухопутных войск), а также представителей Государственного департамента, Управления экономической войны и лично Донована в качестве «координатора разведки». Оперативно были устранены все препятствия на пути сотрудничества этого объединенного органа американской разведки с филиалом британского ОРК в Вашингтоне, а через него и с самим ОРК в Лондоне.

Через некоторое время и при группе планирования штаба Объединенного англо-американского КНШ был сформирован совместный разведывательный орган, который работал в тесном контакте с централизованными национальными разведывательными службами обоих государств – ОРК Великобритании и Управлением стратегических служб США. В таком внешнем формате и упорядоченном обмене соответствующей информацией разведывательные службы обоих государств вполне успешно функционировали до окончания Второй мировой войны.

В НОВЫХ УСЛОВИЯХ

С окончанием войны перед руководителями обоих государств встал вопрос о направлениях дальнейшего сотрудничества в разведывательной области. Ни у той, ни у другой стороны не возникало сомнений относительно необходимости данной деятельности перед лицом «новой угрозы», якобы теперь исходившей от недавнего союзника – Советского Союза. Но было не ясно, как теперь организовать работу.

В начале 1946 г. вашингтонский филиал британского ОРК разработал и направил в Центр доклад, в котором были обозначены контуры взаимодействия «в новых условиях». Ситуация временно осложнилась в связи с тем, что президент Трумэн в сентябре 1945 г. распустил Управление стратегических служб («за ненадобностью в мирное время») и лишь через полгода воссоздал нечто его напоминающее в виде Группы центральной разведки и то лишь для того, чтобы «приютить» оставшихся не у дел опытных разведчиков УСС.

В этих условиях британцы были дезориентированы и не знали, с кем и каким образом возобновлять разведсотрудничество. В очередной раз к решению данной проблемы был привлечен Уильям Донован (уже в генеральском чине), приобретший внушительный авторитет в вашингтонских коридорах власти. Он поручил одному из своих бывших сотрудников Уильяму Джексону (будущему заместителю директора ЦРУ) подготовить специальный аналитический документ, посвященный анализу преимуществ централизованной разведывательной системы на примере Великобритании с соответствующими выводами и рекомендациями для руководства США.

А в это же время ничем не озадаченные, но обретшие опыт сотрудники бывших американских спецслужб за рубежом продолжали «бомбардировать» Вашингтон письмами-жалобами и предложениями относительно воссоздания централизованной разведки в стране. В свою очередь и британцы в беседах с американскими коллегами также выражали надежду на возобновление полномасштабного сотрудничества разведок обеих стран, для чего, естественно, необходим соответствующий орган в Вашингтоне, с которым это взаимодействие можно организовать.

ВСЕ СНАЧАЛА?

В августе 1946 г. в Лондон прибыл полковник Уильям Кевин, в тот период возглавлявший так называемую переходную объединенную разведывательную структуру, с задачей обсудить с британцами возможность возобновления сотрудничества разведок. Объединенный разведывательный комитет Великобритании приветствовал эту инициативу Вашингтона, тем более что в руководстве британской разведки уже начали сомневаться в том, можно и нужно ли делиться с американцами информацией в прежнем объеме и с прежней интенсивностью. Реально сотрудничество обоих государств в области разведки в первые послевоенные годы скатилось до уровня обмена информацией между соответствующими подразделениями комитетов начальников штабов и представлением Лондоном развединформации в Государственный департамент США, что вызывало серьезные сомнения у британцев относительно сохранения конфиденциальности этих данных. Сложившиеся же новые реалии международной обстановки настоятельно требовали интенсификации обмена информацией о новом «главном противнике» – коммунистическом блоке во главе с СССР.

По мере возрождения американской разведки начало налаживаться и «весьма желаемое» британцами взаимодействие в данной области. Существенным импульсом к этому явилось подписание весной 1946 г. специального соглашения по сотрудничеству в области радиоразведки. Но главным толчком к возобновлению взаимодействия явилось создание в конце лета 1947 г. мощной разведывательной структуры – Центрального разведывательного управления США. По этому поводу на специальном заседании ОРК в Лондоне даже было принято беспрецедентное решение о том, что отныне открываются возможности для передачи добытой британцами развединформации напрямую в ЦРУ, даже минуя филиал ОРК в Вашингтоне.

НОВЫЕ ТРУДНОСТИ

Однако возникшая в первые послевоенные годы неопределенность во взаимоотношениях двух разведок и даже порой появлявшееся недоверие друг к другу по-прежнему давали о себе знать. Так, например, британцы не были уверены в том, что их заокеанские коллеги делятся всей необходимой для них информацией. И это соответствовало действительности, поскольку американцы не хотели, чтобы британцы передавали ту или иную информацию государствам Содружества, что обязан был делать Лондон в силу взятых на себя обязательств перед членами этого межгосударственного объединения.

При подготовке фундаментального «Закона о национальной безопасности» от 1947 г. в американском Конгрессе неожиданно для британцев выдвинули идею о том, что следует вообще перейти на «собственные источники» информации и отказаться от иностранной помощи. В ряде случаев в силу того, что правительства обоих государств занимали разные позиции на международной арене, обе разведслужбы воздерживались от предоставления информации коллегам. Так, при разделе Палестины в конце 1940-х гг. ОРК Великобритании принял решение не информировать ЦРУ о некоторых нюансах позиции Лондона в связи с «явной симпатией Вашингтона к евреям». Не последнюю роль в обоюдной настороженности сыграл и факт утечки секретов ядерной бомбы, в чем Вашингтон небезосновательно обвинил британцев, якобы допустивших «нерасторопность и потерю бдительности», и принял дискриминирующий в отношении Лондона закон по атомной энергии.

И лишь создание в 1949 г. НАТО в значительной степени смягчило позицию американцев, и сотрудничество разведок обоих государств было фактически восстановлено. Теперь движущей силой такого сотрудничества стало ЦРУ, директор которого Уолтер Беделл-Смит, в годы войны тесно сотрудничавший с британцами в штабе Верховного главнокомандующего силами союзников в Европе, был твердым сторонником более тесного взаимодействия обоих государств в области разведки. Новому, с середины 1951 г., представителю британского ОРК в Вашингтоне полковнику Д. Ходгсону были даны полномочия представлять разведку Великобритании во всех американских спецслужбах и дано право посещать некоторые заседания созданного в ЦРУ Отдела разведывательных оценок.

НАЧАЛО СМЕЩЕНИЯ АКЦЕНТОВ

Тем не менее данные факты «примирения» были скорее вежливыми знаками уважения к «учителям»-британцам со стороны «благодарных учеников»-американцев. В начале 1950-х гг. стало очевидно, что американское разведсообщество стало самодостаточным, а британцам отводилась роль «подыгрывающего». Примечательно, что через некоторое время под благовидным предлогом Ходгсону было «рекомендовано» не посещать заседания Отдела разведоценок, что вызвало негодование даже у британского посла в Вашингтоне, но без соответствующей реакции со стороны американцев.

Представитель же разведки США в Великобритании пользовался своим привилегированным положением без каких-либо ограничений. В Лондоне все еще наивно полагали, что данные «ограничительные санкции» по отношению к британским разведчикам со стороны американцев временны и являются свидетельством своего рода зависти Вашингтона к «прекрасно налаженной британской разведывательной машине».

Последовавшая же вслед за этим череда британских шпионских скандалов, связанных со вскрытием фактов шпионажа Гая Берджеса, Дональда Маклина и Клауса Фукса в пользу СССР, казалось бы вообще перечеркнула надежду британцев на возрождение сотрудничества разведок обоих государств на прежнем уровне.

ВОЗРОЖДЕНИЕ НАДЕЖДЫ

После президентских выборов в США в 1952 г. и приходом в Белый дом республиканской администрации во главе с Дуайтом Эйзенхауэром у британцев опять забрезжила надежда на полновесное сотрудничество с американскими коллегами в области разведки. И действительно, руководителем ЦРУ был назначен бывший до этого заместителем директора Аллен Даллес, известный как соратник англофила Донована. Новый директор уже через несколько дней после вступления в должность пригласил к себе Ходгсона и обещал поднять вопрос о сотрудничестве «в самое ближайшее время и на самом высоком уровне».

Однако прежних масштабов равноправного сотрудничества, судя по всему, достичь уже было невозможно. И проблема заключалась скорее не в сложившейся системе подготовки британских разведчиков, качественно отличавшейся от американской, и не в общепризнанном умении британцев анализировать информацию, что, по вынужденному признанию тех же американцев, в Альбионе было поставлено на достаточно высоком уровне и чему, видимо, просто завидовали за океаном, а в несравнимых размерах разведструктур и масштабах разведдеятельности.

К примеру, если в соответствующем подразделении ЦРУ, занимавшимся Советским Союзом, работало не менее 300 человек, то в аналогичном британском – около десяти! Интерес американцев к расширению сотрудничества с британцами с неизбежностью угасал. Британские представители постоянно выражали разочарование и недовольство тем, что американцы зачастую просто игнорируют их, не представляя информацию в полном объеме. Даже Даллес, обещавший британцам исправить положение, в своем послании председателю лондонского ОРК Патрику Дину был вынужден признать, что «сложившееся положение оставляет желать лучшего».

ЛЕД ТРОНУЛСЯ?

И все же в 1953 г., казалось, лед тронулся. В Лондоне, в конце концов, осознали, что уровень отношений между обеими разведками зависит не столько от желания или нежелания американских коллег сотрудничать с британцами (ЦРУ с некоторыми оговорками выступало «за»), а от позиции Белого дома. Президентская администрация к удовлетворению Лондона, якобы, наконец, осознала факт растущей угрозы со стороны СССР и теперь будет вынуждена пойти на резкое сближение со своим союзником, с которым США связывали «особые отношения».

Первым делом, по обоюдному согласию, Ходгсон на посту представителя ОРК в Вашингтоне был заменен более авторитетным Аланом Криком, профессиональным военным, долгое время служившим в органах разведки при штабе Эйзенхауэра в годы Второй мировой войны. Крику американской стороной были предоставлены более широкие возможности по участию в различных разведывательных форумах в американской столице («все двери открыты») и ознакомлению с большим количеством информационных документов.

В 1954 г. Вашингтон посетил председатель лондонского ОРК Патрик Дин, который имел продолжительные беседы с директором ЦРУ, в ходе которых подробно обговаривались нюансы совестной разведывательной работы.

УТРАТА ПРИОРИТЕТА

Тем не менее ожидавшихся масштабов сотрудничества, характерных для периода Второй мировой войны, реализовать так и не удалось. Крик, вернувшийся в Лондон в 1956 г., позже вспоминал о своем разочаровании в связи с тем, что американский представитель в британской столице пользовался куда большей свободой доступа к интересующим сведениям и материалам, чем он в Вашингтоне. Крик с сарказмом писал: «Видимо, американские коллеги просто стеснялись и боялись выглядеть глупо, рискуя давать читать те или иные «сырые» документы искушенным в разведывательных делах британцам».

Подводя же общий итог анализа двадцатилетнего (с середины 1930-х до середины 1950-х гг.) периода сотрудничества разведок США и Великобритании, положившего начало непростой истории союза спецслужб обоих государств, представляется уместным сослаться на современный, хотя и не без субъективизма, взгляд на проблему известного британского специалиста в области истории спецслужб Майкла Гудмана.

По его мнению, Великобритания может быть слишком долго, хотя и вполне законно, рассматривала себя в качестве «старшего партнера» в тандеме с американцами. Но постепенно ситуация стала меняться, что в Лондоне отказывались признавать. Порой даже казалось, что сотрудничество трансформируется в «позитивном направлении», но ренессанса в отношениях разведок так и не произошло и, скорее всего, не произойдет. Слишком неравнозначен потенциал. И все же, по мнению Гудмана, у британской разведки есть одно непоколебимое преимущество перед спецслужбами других государств: ее несравнимое ни с чем широчайшее представительство по всему миру, которое наряду с высококлассным персоналом, владеющим отточенными методами и высокотехнологичными средствами разведки, компенсирует относительную малочисленность и ограниченность структуры. И это, якобы, не может не привлекать к сотрудничеству с ней!

Владимир Григорьевич ГРИГОРЬЕВ – кандидат военных наук

Сергей Леонидович ПЕЧУРОВ – доктор военных наук


 

НОВОСТИ

Военнослужащие зенитного ракетного соединения общевойсковой армии Южного военного округа (ЮВО), дислоцированной на Северном Кавказе, завершили обучение в учебном центре войск противовоздушной обороны Сухопутных войск в Краснодарском крае, приняли на вооружение соединения зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) «Бук-М3».
Специалисты разработают рекомендации по модернизации вооружения и военной техники и подготовке личного состава Вооруженных Сил России по итогам проведения Армейских международных игр, сообщил начальник Главного управления боевой подготовки ВС РФ генерал-лейтенант Иван Бувальцев.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу проверил ход строительства инфраструктуры нового производственно-логистического комплекса (ПЛК) «Нара» в Подмосковье.
Новые радиолокационные станции (РЛС) «Небо-У» и «Небо-М» (разработки и производства Концерна ВКО «Алмаз – Антей») поступили по гособоронзаказу в 14-ю армию ВВС и ПВО Центрального военного округа.
В очередном Едином дне приемки военной продукции приняла участие Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». Мероприятие состоялось в летно-испытательном комплексе Нижегородского авиастроительного завода «Сокол» – филиала РСК «МиГ».
Командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев проверил ход боевого строительства Козельской ракетной дивизии (Калужская обл.), в первую очередь состояние дел на объектах соединения, где проводятся строительно-монтажные работы по модернизации перевооружаемого ракетного полка.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу внес ряд конкретных предложений по совершенствованию боевой инженерной техники, сообщил начальник инженерных войск ВС РФ генерал-лейтенант Юрий Ставицкий.
Министерство обороны России планирует закупить около 50 модернизированных бомбардировщиков Ту-160, серийное производство которых начнется с 2021 г., заявил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов.
С зенитным подразделением тактической группы Северного флота, дислоцированным на острове Котельный (Новосибирский архипелаг), проведено тактическое учение по совершенствованию навыков применения вооружения в арктических условиях с выполнением боевых стрельб из ЗРПК «Панцирь-С1».
Связисты Центрального военного округа на учении под Челябинском впервые применили недавно поступившие на вооружение помехозащищенные станции связи «Ладья».

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100