Недостижимая победа и закономерный триумф
70 лет назад у филиппинского острова Лейте состоялось крупнейшее в мировой истории морское сражение

Корабли огневой поддержки 7-го флота ВМС США обрушили на Лейте шквал снарядов и ракет.

Вечером 25 октября 1944 г. в Перл-Харборе старшие морские офицеры штаба Вооруженных Сил США на Тихом океане собрались в доме своего главнокомандующего адмирала Честера Нимица на традиционный коктейль и обед. За столом они оживленно обменивались мнениями относительно событий, которые происходили за несколько тысяч миль на западе – у берегов Филиппин. Судя по сообщениям, там американский флот нанес сокрушительное поражение японцам.

Александр МОЗГОВОЙ

Командующий 3-м флотом адмирал Уильям Хэлси по прозвищу «Бык» докладывал с места событий: «Можно с уверенностью сказать, что японский флот побежден, обращен в бегство и разбит 3-м и 7-м флотами». Правда, до конца не было ясно, чем закончился бой у острова Самар, где американские эскортные авианосцы, которые за их относительно малые размеры моряки называли «джипами», столкнулись с целой эскадрой линкоров и крейсеров Императорского флота. Явно с раздражением за этой дискуссией наблюдал офицер самого младшего в их компании звания. Этот лейтенант-коммандер был поражен тем, что главком и его штаб позволяют себе сытно есть и сладко пить, когда американские моряки гибнут под огнем тяжелых японских орудий. Дерзость молодого офицера была объяснима и простительна. Его звали Честер Нимиц-младший, которого в семье и товарищи звали просто Чет. Он недавно сдал другому офицеру подводную лодку Haddo, которой командовал и на которой воевал как раз в тех водах, где разворачивались драматические события, и направлялся в отпуск в Штаты. По пути на континент Чет сделал остановку у отца.

Схема развертывания сторон перед сражением у залива Лейте. Красным цветом обозначены силы Императорского флота, черным – ВМС США.

Страсти за обедом накалялись. Наконец Чет безжалостно бросил отцу: «Это твоя ошибка!». К сожалению, в его словах была немалая доля правды.

КЛЮЧЕВОЙ ОСТРОВ

Филиппины находятся на полпути между Японией и Индонезией, богатой нефтью и другими природными ресурсами. Не случайно, развязав войну на Тихом океане, в Токио первым делом решили взять Филиппины, выбив оттуда американские войска под командованием генерала Дугласа Макартура, а уже потом японцы взялись за Голландскую Ост-Индию, как тогда называлась Индонезия, завоевав ее к марту 1942 года.

В свою очередь, американцы и их союзники понимали, что без возвращения Филиппин, не могло быть и речи о победе над Токио. Вот почему Филиппины стали ключевым звеном наступления на Японию. Был разработан план. В качестве плацдарма для высадки десанта выбрали остров Лейте – не очень большой, но и не маленький, находящийся в центральной части архипелага. Это его местоположение стало решающим для определения места первого удара при взятии Филиппин. Резонов было несколько. Во-первых, японцы, конечно же, готовились к наступлению американцев и прежде всего укрепляли и усиливали гарнизоны «внешней цепи» островов, находившихся ближе к расположению войск противника, размещенных в Новой Гвинее и Австралии, например, южный остров Минданао. Во-вторых, Лейте располагал аэродромами, на которых можно было развернуть самолеты базовой авиации ВМС, морской пехоты и ВВС, способные контролировать воздушное пространство над всеми Филиппинами. То есть Лейте становился опорной точкой для развития наступления на весь архипелаг и за его пределы. В-третьих, как и следовало предполагать, японцы просто не ожидали удара по острову, находившегося в «глубинке» Филиппин.

Для осуществления операции King-2 («Король-2») американцы сосредоточили  огромные силы: 10-й и 24-й армейские корпуса 6-й армии генерала Дугласа Макартура в составе четырех пехотных дивизий с приданными частями усиления и 200000 личного состава, 7-й флот адмирала Томаса Кинкейда (738 кораблей и судов), подчинявшегося командованию Юго-Западной части Тихого океана во главе с Макартуром, и 3-й флот адмирала Уильяма Хэлси, находившегося в подчинении адмирала Честера Нимица. Из состава 3-го флота в 7-й «в долг» была передана значительная часть кораблей, что не могло не ущемить самолюбивого «Быка» Хэлси. Хотя и оставшееся под его командованием 38-е оперативное соединение (ОС 38) вице-адмирала Марка Митшера представляло собой целую армаду, превосходившую по совокупности весь японский флот. В состав четырех примерно равных оперативных групп (ОГ) соединения входили восемь тяжелых и восемь легких авианосцев, шесть новейших быстроходных линкоров, 17 крейсеров и 58 эсминцев.

Адмирал Томас Кинкейд командовал огромным флотом из 738 кораблей и судов.

Японцы представляли себе цели Вооруженных Сил США в отношении Филиппин. Поэтому ими заранее был разработан план «Се-1» («Победа-1»). Он предполагал следующее развитие событий. После нападения американцев на Филиппины к архипелагу должен выйти из Хиросимы 3-й флот, или как его еще именовали Северное соединение, под командованием вице-адмирала Дзисабуро Одзавы в составе одного тяжелого и трех легких авианосцев, двух линкоров-авианосцев (у них в корме вместо орудийных башен размещалась площадка для приема и взлета самолетов, и поэтому американцы называли эти корабли «авианосцами-гермафродитами»), трех легких крейсеров и восьми эсминцев. Они должны были привлечь к себе внимание американских авианосных сил, дабы оттянуть их как можно дальше к северу от Филиппин. Тем временем базировавшийся в Сингапуре 2-й флот, или Первое ударное соединение, которое также именовалось Южным, вице-адмирала Такэо Куриты из семи линкоров, 11 крейсеров и 23 эсминцев при поддержке кораблей 5-го флота (Второго ударного соединения) вице-адмирала Киехидэ Симы (три крейсера и семь эсминцев, базировавшихся на Формозу, то есть на нынешний Тайвань) должны были незамеченными войти в залив Лейте и атаковать союзников.

Силы сторон, конечно же, были совершенно неравными. И успех Токио в этой операции изначально был в высшей степени сомнительным. Хотя разделение командования американскими флотами сыграло с Вооруженными Силами США злую шутку и чуть не обернулось большой трагедией.

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ ВЫИГРЫВАЮТ, НО С ПОТЕРЕЙ

Сражение у залива Лейте датируют 23-26 октября 1944 года. Но такая периодизация представляется некорректной, поскольку не учитывает целую цепь событий, которые не просто предшествовали битве, но и были ее частью. Отсчет, на наш взгляд, надо вести с 17 октября, когда в 6.30 утра американские тральщики под командованием кэптена Уэйна Лаудера начали очищать от мин фарватеры в районе залива Лейте. Чуть позже информация об этом событии достигла Токио, где был запущен механизм операции «Се-1» (произошло это в 8.09 утра по местному времени).

18 октября корабли огневой поддержки 7-го флота под командованием контр-адмирала Джесси Олдендорфа открыли ураганный огонь по острову. Впрочем, большой нужды в том не было. Японцы не располагали на этом участке сколько-нибудь серьезными береговыми оборонительными сооружениями.   20 октября, когда на Лейте в районах Паоло-Танауан и Сан-Хосе – Дулаг высадились основные силы 10-го армейского корпуса, их встретил лишь вялый минометный огонь, который моментально был подавлен. Силам вторжения противостояла одна 16-я пехотная дивизия японцев, которая не смогла сдержать наступающего противника. Впрочем, освобождение Лейте американской армией затянулось до конца декабря – до тех пор пока не было захвачено побережье залива Омрок, куда японцы перебрасывали подкрепления с острова Лусон.

Вице-адмирал Дзисабуро Одзава командовал Северным соединением.

Таким образом, элементами морской битвы у залива Лейте, несомненно, являются минно-тральная операция, операция огневой поддержки и морская десантная операция. Они тесно связаны между собой. Собственно в заливе Лейте эти операции и проводились, в то время как все другие бои проходили за его пределами. Японский план «Се-1» был направлен на срыв морской десантной операции союзников и перерос в грандиозное морское сражение Императорского флота и ВМС США. Вот почему отрывать три первые операции от морского сражения неоправданно и нелогично. Тем паче, что само это сражение состояло из четырех главных боев и нескольких более мелких боестолкновений, далеко отстоящих друг от друга по месту и произошедших на огромной акватории, протянувшейся с юга на север на 600 миль и с запада на восток на несколько сотен миль.

Несмотря на развитую у американцев разведку, обнаружить развертывание крупных японских сил сразу не удалось. Удача выпала субмаринам Darter под командованием лейтенант-коммандера Дэвида Макклинтока и Dace под командованием лейтенант-коммандера Бладена-Далани Клэггетта. 21 октября они вели патрулирование к западу от острова Палаван. За несколько минут до полуночи Dace, находившаяся в надводном положении, обнаружила радиолокационной станцией группу больших кораблей неприятеля. Клэггетт бросился в погоню, однако догнать противника не смог, но сообщил о его появлении. Потом лодка поменяла курс и пошла к точке рандеву с Darter. Встреча состоялась незадолго до полуночи 22 октября. Пока командиры посредством мегафонов обсуждали план совместных действий, теперь уже радиометристы Darter обнаружили корабли противника, шедшие на северо-восток к проливу Палаван. Обе субмарины сумели занять отличные позиции для атаки. 23 октября в 5.32 Макклинток с дистанции 900 м выпустил шесть торпед из носовых торпедных аппаратов по головному кораблю японцев. Так началась главная фаза морского сражения у залива Лейте.

Вице-адмирал Такэо Курита возглавлял

Первое ударное соединение.

Darter развернулась на 180° и через минуту дала четырехторпедный залп по следующему в колонне кораблю. Тем временем шесть первых смертоносных «рыбок» добежали до врага. Четыре из них попали в цель. Когда Макклинток поднял перископ, то увидел картину, которая венчает тяжкий труд подводников. Большой корабль, окутанный дымом и пламенем, тонул. Это был тяжелый крейсер Atago – флагман адмирала Такэо Куриты.

Уже после войны на допросе бывший командующий 2-м Императорским флотом говорил, что в тот момент, когда он сходил с борта тонущего крейсера на эскадренный миноносец, он пришел к заключению, что операция «Се-1» вряд ли увенчается успехом.

Второй залп Darter тоже оказался удачным. Был серьезно поврежден тяжелый крейсер Takao. Для его сопровождения в Сингапур был выделен эскадренный миноносец, что также уменьшило силы Куриты. Крейсер так и не был возвращен в состав флота, а служил лишь зенитной батареей до тех пор, пока не был потоплен 30 апреля 1945 г. британской сверхмалой подводной лодкой ХЕ-3.

Крейсер Atago не случайно выбрали в качестве флагмана. У него были развитые средства связи. После попадания торпед в этот корабль несколько находившихся на его борту опытных моряков-связистов погибло. Еще добрая половина из их числа перешла на борт эсминца, который отправился сопровождать в Сингапур крейсер  Takao. Вот почему до конца сражения у залива Лейте адмирал Курита испытывал проблемы со связью.

Не промахнулся и Клэггетт. Когда на Dace услышали взрывы от попаданий Darter, то строй противника нарушился. Японские корабли эскорта принялись судорожно искать подводную лодку и забрасывать ее глубинными бомбами. Тут на первый план вышел огромный корабль, который Клэггетт принял за линкор. В 5.54 он выпустил по нему шесть торпед, из которых четыре попали. Раздался сокрушительный взрыв. Очевидно, сдетонировали погреба с боеприпасом. А на дно пошел тяжелый крейсер Maya.

В тот же день противника успешно атаковала подводная лодка Bream коммандера Урефорда Чэппла. Она повредила тяжелый крейсер Aoba – один из кораблей передового отряда Куриты, – которого в ночь на 22 октября не смог догнать Клэггетт. Aoba так же, как и Takao, вынужден был покинуть эскадру Куриты и уйти на ремонт.

Вице-адмирал Киехидэ Сима стоял во главе

5-го флота.

Молодые командиры субмарин явно вошли в охотничий раж. Макклинток и Клэггетт решили догнать поврежденный Takao и добить японский корабль. Но тут удача изменила подводникам. Они хотели взять в клещи шедший на малой скорости корабль и разрядить по нему свои торпедные аппараты. Darter должна была атаковать с севера, а Dace – с юга. Такая возможность, кажется, представилась. Но 24 октября в 00.05 Darter на скорости 17 узлов выскочила на коралловый риф Бомбей. Макклинток запросил помощь у Клэггетта. Но как ни старалась Dace, она не смогла сдернуть свою напарницу с мели. На Darter уничтожили все секретные документы и аппаратуру, а экипаж лодки перешел на борт Dace. Заложили подрывные патроны. Но они не оказали никакого воздействия на Darter. Выстрелили по застрявшей лодке торпедами, но те взрывались, ударяясь о риф. Не оказал заметного воздействия и артиллерийский обстрел обреченного корабля из 76-мм пушки. Клэггетт получил приказ возвращаться в базу. Пришедшая на смену Dace подлодка Rock потратила десять торпед в попытках уничтожить Darter. Но все без успеха. Наконец 31 октября, когда сражение у залива Лейте уже стало историей, субмарина Nautilus, потратив пятьдесят пять 152-мм снарядов из двух своих орудий, превратила лодку Макклинтока в груду металлолома.

МАССИРОВАННЫЕ ВОЗДУШНЫЕ УДАРЫ

Оповещенные подводными лодками 7-й и 3-й флоты были готовы встретить врага. Активно работала авиаразведка.

Тут надо заметить, что Курита после заправки кораблей в бухте Бруней разделил свой флот на два соединения: «А», или Центральное, которым командовал он сам и которое должно было следовать к заливу Лейте через море Сибуян и пролив Сан Бернардино, и «С» под командованием вице-адмирала Седзи Нисимуры, которое должно было атаковать противника, пройдя проливом Суригао. Но прежде соединение «С» должно было встретиться с 5-м флотом Киехидэ Симы, образовав Южное соединение, дабы, объединив усилия, нанести удар.

Американцы разделили полномочия по разгрому врага между двумя флотами. Линкоры и эсминцы 7-го флота под командованием Джесси Олдендорфа были нацелены на бой с Южным соединением японцев, а самолеты с авианосцев 3-го флота Уильяма Хэлси должны были разнести в пух и прах Центральное соединение Куриты. При этом корабли 3-го флота, а точнее его 38-го оперативного соединения были развернуты широким фронтом к востоку от Филиппин. Оперативная группа  38.3 контр-адмирала Фредерика Шермана находилась севернее – у острова Лусон, ОГ 38.2 контр-адмирала Джеральда Богана – у пролива Сан Бернардино, ОГ 38.4 контр-адмирала Ральфа Дэвисона – примерно в 60 милях от острова Самар. Оперативная группа 38.1 вице-адмирала Джона Маккейна (деда известного ныне сенатора-республиканца Джона Маккейна-младшего) была отправлена Хэлси к тыловому острову Улити для пополнения запасов топлива.

Сражение у Лейте включало четыре главных боя: 1) в море Сибуян,

2) в проливе Суригао, 3) у мыса Энганьо и 4) у острова Самар.

Красным обозначены японские силы, черным – американские.

На рассвете около 8 часов утра 24 октября Центральное соединение адмирала Куриты, вошедшее в море Сибуян, было атаковано бомбардировщиками Helldiver, торпедоносцами Avenger и истребителями Hellcat, поднявшимися с палубы авианосца Enterprise – ветерана боев на Тихом океане. Вице-адмирал Марк Митшер бросил на противника в общей сложности 299 самолетов трех оперативных групп. Они подходили к месту боя волна за волной. Корабли Куриты, лишенные авиационного прикрытия, были вынуждены уклоняться от бомб и торпед маневром и отбиваться от американских самолетов зенитным огнем. Но делать это было непросто. Линкоры Yamato, на котором теперь держал свой флаг Курита, Nagato и Musashi, а также тяжелый крейсер Myoko получили несколько попаданий бомб и торпед. Особенно не повезло линкору Musashi – одному из двух крупнейших в мире сверхдредноутов с чудовищной 460-мм артиллерией. В него американские летчики всадили в общей сложности 19 торпед и 17 бомб. Огромный корабль затонул, унося с собой на дно 991 человека из 2279 членов экипажа.

Японская базовая авиация пыталась контратаковать американские авианосцы ОГ 38.3 Шермана, чьи бомбардировщики и торпедоносцы только готовились к вылету в море Сибуян. Большинство японских самолетов были уничтожены воздушным патрулем ВМС США. Особенно отличился коммандер Дэвид Маккэмпбелл с авианосца Essex, который за один вылет лично сбил девять японских самолетов, его ведомый – шесть машин противника, другие летчики Essex еще девять. Истребители авианосцев Princeton уничтожили 34, Lexington – 13 и Langley – пять самолетов врага. И вот, когда казалось, что противник окончательно разгромлен, из-за облаков вынырнул одинокий бомбардировщик D4Y3 Judy. Его тут же сбили, но он успел сбросить на палубу легкого авианосца Princeton 250-килограммовую бронебойную бомбу. Вскоре в его ангаре начался пожар, а потом корабль сотрясли мощные взрывы. Это от огня взорвались авиационные торпеды. Полетную палубу практически сорвало, и пожар распространился по всей длине авианосца. Экипаж отчаянно боролся за живучесть.

Тем временем Шерман в 11.00 выпустил для атаки Центрального соединения Куриты большую группу торпедоносцев, бомбардировщиков и истребителей. Они добились несколько попаданий в линкоры, крейсера и эсминцы противника. А в 12.45 корабли ОГ 38.3 установили радиолокационный контакт с группой самолетов, находившихся в 105 милях к северо-востоку от группы Шермана. Это могли быть только самолеты противника. Последовал доклад Митшеру и Хэлси. Действительно, это был первый контакт с Северным соединением вице-адмирала Одзавы.

Подводная лодка Dace пытается стащить Darter с рифа Бомбей. Репродукция с картины американского художника-мариниста Джеральда Леви.

Легкий крейсер Birmingham и четыре эсминца подошли к горящему авианосцу Princeton, чтобы помочь его экипажу в борьбе с огнем. Они своими шлангами подавали воду для тушения пожара. В 15.23 произошел взрыв бомб, уложенных в кормовом погребе авианосца. На верхней палубе Birmingham обломками и осколками были убиты 233 человека, 426 человек, в том числе командира корабля, ранило (на самом авианосце погибло 108 моряков и летчиков, а 1361 удалось спасти). Но пылающий авианосец продолжал оставаться на плаву. Тогда его торпедами добил американский крейсер Reno.

В 16.40 авиаразведка ОГ 38.3 наконец обнаружила авианосцы Одзавы. И Хэлси приказал всем кораблям трех имевшихся в наличии оперативных групп ОС 38 двинуться на врага. Как отмечал летописец американского флота Сэмуэль Моррисон, «при виде японских авианосцев кровавая пелена затягивала глаза Хэлси». Точнее было бы сказать, что вражеские авианосцы действовали на него, как красная тряпка на быка. Впрочем, он отдавал приказ, будучи уверенным, что сильно потрепанное в бою на море Сибуян Центральное соединение Куриты, легшее на обратный курс, больше не вернется. Но «Бык» ошибся.

Суперлинкор Yamato – флагман адмирала Куриты под ударами самолетов 3-го флота США.

ПОЧЕМУ ХЭЛСИ «ПОВЕЛСЯ»

До сих пор военно-морские историки спорят о броске командующего 3-м флотом на север. Одни, и их большинство, утверждают, что, развернув 38-е оперативное соединение в сторону Одзавы, Хэлси допустил грубый просчет и даже элементарную недисциплинированность. Другие категорически не согласны с этим мнением. Казалось бы, все свидетельствует в пользу первого утверждения.

После попадания 19 торпед и 17 бомб линкор Musashi затонул.

Но нельзя ни признать, что у Хэлси были основания поступить именно так. Согласно Плану 8-44 Объединенного комитета начальников штабов, руку к которому приложил и Честер Нимиц, в Филиппинской операции 3-му флоту предписывалось «прикрывать и поддерживать силы Юго-западного сектора». То есть возлагалась ответственность за обеспечение безопасности десантной операции с морских направлений, поскольку 7-й флот, хотя и был более многочисленным, но был нацелен на огневую поддержку и противоздушную оборону высадки. Однако в том же документе содержался и другой приказ 3-му флоту: «Уничтожить вражеские военно-морские и воздушные силы, находящиеся в районе Филиппин или представляющие угрозу этому району». Более того, в специальной директиве 3-му флоту вменялось «в случае, если появится вражеский флот и сложатся условия для уничтожения большей части вражеского флота, такое уничтожение становится первостепенной задачей». Правда, позже выяснилось, что авторами этой директивы было командование ВВС, а не флота. И это был не приказ, а скорее пожелание. Вообще, создается впечатление, что смелого и инициативного Хэлси за грубый нрав и неуживчивость этими противоречивыми распоряжениями сознательно подставляли. Его не любили, а даже побаивались в Вашингтоне, во флотских и армейских штабах. В случае любого серьезного «прокола» в боях за Филиппины именно на него можно было свалить вину за неудачу.

Как бы то ни было, Уильям Хэлси «повелся», выражаясь современным языком, на приманку японцев. Ибо Северное соединение не представляло большой угрозы ни армии Макартура, ни флоту Кинкейда, так как не располагало необходимыми силами. На четырех авианосцах Одзавы находилось чуть более ста самолетов. Да и те большей частью были отосланы японским адмиралом на береговые филиппинские аэродромы. Молодые летчики из-за острого дефицита бензина в стране имели очень скромную практику полетов, особенно над морем, и противостоять американским асам просто не могли. Для того чтобы расправиться с Северным соединением, было бы достаточно одной и с избытком – максимум двух оперативных групп 38 ОС. Однако следует заметить, Хэлси тогда не имел представления о силах и возможностях противника.

Коммандер Дэвид Маккэмпбелл сбил 30 японских самолетов, 9 из них 24 октября 1944 года в боях за Лейте.

Перед тем как «покинуть пост» в районе операции King 2, Хэлси проинформировал Нимица (и это сообщение дошло до Кинкейда и Вашингтона), что он сформировал 24 октября в 15.20 34-е оперативное соединение под командованием вице-адмирала Уиллиса Ли в составе четырех быстроходных линкоров, одного тяжелого и трех легких крейсеров, а также 14 эсминцев из состава оперативных групп Богана и Дэвисона. И Нимиц, и Кинкейд пришли к заключению, что командующий 3-м флотом оставляет это соединение у пролива Сан Бернардино на случай попытки прорыва врага к заливу Лейте. Однако Хэлси создал 34 ОС совсем не для того, чтобы оно курсировало у пролива. У него была иная миссия – добить оставшиеся на плаву корабли противника после атак авиации.

38-е и 34-е оперативные соединения Хэлси мчались на север, а Курита в 16.14 повернул на восток, получив от командующего Объединенным флотом адмирала Соэму Тоеда строжайший приказ «атаковать с верой в божественное провидение».

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ЛИНКОРОВ, КОТОРЫЙ ВЫИГРАЛИ ЭСМИНЦЫ

24 октября вечером соединение «С» (Южное) вице-адмирала Нисимуры в составе двух линкоров, тяжелого крейсера и четырех эсминцев находилось в море Сулу и подходило к проливу Суригао. Нисимура знал, что Центральное соединение Куриты, сильно потрепанное воздушными атаками в море Сибуян, на семь часов отстает от намеченного графика и никак не сможет поспеть утром 25 октября к точке рандеву в заливе Лейте для нанесения совместного удара по американскому флоту и десанту. Он не стал дожидаться и 5-го флота Симы. Почему? На этот счет существуют разные мнения. Одна версия гласит, что Нисимура просто не желал перейти в подчинение Симы. Оба они имели вице-адмиральские звания, но Сима был старше по возрасту. А японская традиция требует подчинения младшего старшему. И все-таки за более вероятное, очевидно, следует принять иное объяснение: командующий не рассчитывал на прикрытие своего соединения базовой авиацией и полагал, что ночь станет гарантией от воздушных ударов. Нисимура думал пройти пролив Суригао, не встретив сопротивления противника, и прийти к месту боя к рассвету. Но здесь он ошибся. Его ждала засада.

Японский самолет сбросил бомбу на авианосец Princeton.

Разгромить противника было приказано контр-адмиралу Джесси Олдендорфу. Его удары носили многоэшелонный характер. Сначала Южное соединение Нисимуры атаковали торпедные катера. Первым в бой в 22.26 бросился РТ-131 под командованием Петера Гадда. Он смело ринулся на линкоры и крейсера противника, но был отогнан огнем японских эсминцев. Надо отдать должное: артиллеристы японских кораблей умело отражали дерзкие атаки москитных сил Олдендорфа. Ни один из 39 торпедных катеров не добился успеха. Их торпеды не достигли цели. Однако катера постоянно информировали командующего о продвижении противника.

25 октября в 1.25 Нисимура отбил последнюю атаку торпедных катеров и получил небольшую передышку, после которой для него и его подчиненных наступил ад. Вскоре Южное соединение было обнаружено радарами американских эсминцев, которые выпустили по колонне японских кораблей 27 торпед. Несколько из них попали в линкор Fuso, который разломился надвое и затонул. Затем настала очередь линкора Yamashiro – флагмана адмирала Нисимуры. Командующий Южным соединением успел прокричать в радиотелефон: «Мы торпедированы. Вы должны идти дальше и атаковать корабли противника». Это был последний его приказ. Полузатопленный корабль командующего продолжал двигаться вперед. Американскими торпедами были потоплены два японских эсминца, а один получил тяжелые повреждения. После того как в Yamashiro попала еще пара торпед, его скорость упала до 5 узлов. Всего в атаке приняли участие 28 американских эсминцев.

Крейсер Birmingham подходит к авианосцу Princeton, чтобы оказать помощь.

И тут на первый план вышли линкоры Олдендорфа: West Virginia, Maryland, Mississippi, Tennessee, California и Pennsylvania. Из этих шести дредноутов пять, за исключением Mississippi, были жертвами коварной японской атаки на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года (см. журнал «Национальная оборона» №12/2011). Их восстановили и модернизировали. И вот теперь они снова лицом к лицу стояли перед Императорским флотом. Но ситуация поменялась. ВМС США имели подавляющий перевес. Выстроившись поперек пролива Суригао, американские линкоры, усиленные четырьмя тяжелыми и четырьмя легкими крейсерами, открыли огонь по противнику. Но стрелять было практически не по кому. Yamashiro и крейсер Mogami получили порцию 410-мм и 360-мм снарядов. И тут началась новая торпедная атака эсминцев. И снова торпеды попали во флагманский корабль Нисимуры. Он разломился на две части и стал тонуть. Mogami загорелся как свечка и лег на обратный курс. За ним поспешил везучий эсминец Shigure, «удостоенный» только одного попадания американского снаряда.

Взрыв на авианосце Princeton, погубивший корабль.

Олдендорф приказал прекратить стрельбу, поскольку американский эсминец Albert W. Grant попал под «дружественный огонь». Кроме девяти японских снарядов корабль получил двенадцать от своих крейсеров. Он загорелся и потерял ход. На нем оказались самые большие потери с американской стороны в этом бою – погибли и были ранены 129 человек.

Адмирал Сима, следовавший со своим малочисленным 5-м флотом по проливу Суригао за соединением Нисимуры, явился к шапочному разбору. Он увидел пылающий крейсер Mogami и счел за благо «временно отойти», при этом его флагманский корабль – тяжелый крейсер Nachi – столкнулся с Mogami и получил повреждения. Наконец добились успеха американские торпедные катера. РТ-171 смог попасть в легкий крейсер Abukuma из отряда Симы. На следующий день он был добит в бухте Дапитане бомбардировщиками ВВС США.

Не ушел и крейсер Mogami, чей экипаж, надо отдать должное, сражался упорно и мужественно. Этот корабль, пылавший, по свидетельству очевидцев, как «бревенчатый сарай», сумел отбить атаку преследовавших его трех американских крейсеров и нескольких торпедных катеров. И только утром его потопили 17 самолетов Avenger с эскортных авианосцев 3-го флота адмирала Кинкейда.

Так завершилось сражение в проливе Суригао, которое принято называть «последним боем линкоров», хотя дредноуты-ветераны Перл-Харбора в нем ничем себя, по сути дела, не проявили, а главную скрипку в разгроме соединения Нисимуры сыграли американские эсминцы.

ДВА БОЯ, ДВЕ ДРАМАТУРГИИ

В то время когда завершался бой в проливе Суригао, в районе мыса Энганьо, северо-восточнее острова Лусон, с авианосцев ОС 38 стали подниматься в воздух самолеты для атаки Северного соединения Одзавы. Его 17 кораблям с 29 самолетами противостояло оперативное соединение Митшера с 64 кораблями и 787 самолетами.

Линкоры Джесси Олдендорфа следуют к проливу Суригао.

Первая атака началась 25 октября в 7.20. Все происходило как на учениях. Японцы отвечали на массированные налеты лишь огнем зенитной артиллерии. Тяжелый авианосец Zuikaku – к тому времени последний из шести авианосцев Императорского флота, принимавших участие в ударе по Перл-Харбору, – получил попадание торпедой и стал крениться на левый борт. От бомб в 7.56 взорвался эсминец Akizuki. Под бомбы попал и легкий авианосец Zuiho. На нем вспыхнул пожар. Корабль начал терять скорость. 170 самолетов второй волны потопили легкий авианосец Chitose. В это время, а было 8.30, пришли тревожные вести от адмирала Кинкейда. Тот открытым текстом сообщал о нападении японских кораблей на группу эскортных авианосцев 3-го флота и просил Хэлси оказать помощь.

Командующий 3-м флотом ВМС США адмирал Уильям Хэлси.

Поначалу Хэлси никак не отреагировал на призыв товарища по оружию, считая, что у Кинкейда достаточно сил для отражения атаки Центрального соединения Куриты, которое ночью совершенно спокойно прошло проливом Сан Бернардино, оказалось в Филиппинском море, а затем повернуло на юг, двигаясь вдоль острова Самар к заливу Лейте. То есть план «Се-1» оказался близок к выполнению.

Только в 6.45 пилот Уильям Брукс противолодочного патруля тактической группы эскортных авианосцев 77.4.3 (Taffy 3) доложил  командиру – контр-адмиралу Клифтону Спрэгу, что видит японский флот. Поначалу Спрэг просто не поверил этому сообщению. Однако вскоре на горизонте появились мачты кораблей противника. Командующий повернул свою группу на восток от острова Самар и приказал дать полный ход. Но «джипы», построенные на базе сухогрузных судов и танкеров и предназначенные главным образом для сопровождения конвоев и обеспечения их противолодочной и противовоздушной обороны (в операции King 2 им отводилась роль воздушной поддержки десанта), могли максимально развить 17 узлов. Как писал позже в своих мемуарах адмирал Фредерик Шерман, отступление шести эскортных авианосцев Taffy 3 больше напоминало «бегство черепахи от зайца».

Поэтому пришлось принять бой с превосходящими силами противника. Быструю реальную помощь могли оказать лишь такие же авианосцы тактической группы 77.4.1 (Taffy 1) под командованием контр-адмирала Томаса Спрэга (однофамильца Клифтона Спрэга), который одновременно являлся командиром тактического соединения 77.4 из 16 «джипов», и тактической группы 77.4.2 (Taffy 2) контр-адмирала Феликса Стампа. Их тихоходные авианосцы вместе с немногочисленными эсминцами и эскортными миноносцами сопровождения и дали бой закованным в броню кораблям Куриты. Основная его тяжесть, понятное дело, легла на группу Taffy 3.

Шесть его «джипов», полным водоизмещением чуть более 10000 т каждый, построились в круговой ордер и стали поднимать самолеты. Благо ветер дул встречный, что облегчило задачу. Однако торпед и бронебойных бомб на кораблях Клифтона Спрэга было мало. Поэтому штурмовики снаряжались главным образом фугасными бомбами, а то и глубинками. И все это посыпалось на корабли Куриты. Большого вреда они линкорам не приносили, зато заставляли постоянно маневрировать, уклоняясь от ударов, что мешало ведению точного огня по американским авианосцам. Было несколько случаев, когда американские самолеты пикировали на японские корабли, стреляя из пулеметов, а то и вовсе не стреляя, а просто имитируя атаку. Что, конечно же, заставляло японских командиров нервничать. Несколько раз «джипы» Спрэга удачно прятались за дымовыми завесами или в пелене дождевых шквалов.

Контр-адмирал Джесси Олдендорф с офицерами своего штаба на мостике линкора Tennessee.

Но корабли Куриты приближались все ближе и ближе, стараясь окружить группу Спрэга. Тогда он бросил в бой силы своего эскорта. Первым предпринял атаку эсминец Johnston коммандера Эрнеста Эванса. Он открыл огонь из 127-мм пушек и выстрелил торпедами. Одна из них попала в крейсер Kumano. Тот вышел из строя. Но и Johnston получил немало вражеских снарядов, в том числе три 203-мм и три 152-мм. Эсминец окружили корабли противника и стали, в буквальном смысле слова, расстреливать. Johnston потерял ход, и в 9.50 Эванс приказал команде покинуть тонущий эсминец. Также доблестно сражались экипажи эсминцев Hoel и Heermann. Изрешеченный вражескими снарядами Hoel перевернулся и затонул. А Heermann позволил себе броситься в атаку на суперлинкор Yamato. И флагман Куриты вынужден был отвернуть.

Схема боя в проливе Суригао. Красным обозначены силы Южного соединения, черным – адмирала Олдендорфа.

Во второй торпедной атаке приняли участие три эскортных миноносца, которые несли всего по три торпеды. Один из них – Samuel B. Roberts – вел бой с противником более двух часов и пошел ко дну только тогда, когда оказался разбит в хлам снарядами.

Отважные действия эсминцев и эскортных миноносцев спасли «джипы» Спрэга, во всяком случае, большинство из них. Когда тяжелые бронебойные снаряды линкоров попадали в американские авианосцы, то их «картонные» корпуса пробивались насквозь, не причиняя, как правило, большого вреда. Меньше повезло авианосцу Gambier Bay. На нем сосредоточил огонь крейсер Chikuma. Его попадания были разрушительными. «Джип» потерял ход, потом перевернулся и затонул.

Контр-адмирал Клифтон Спрэг – командир группы «джипов» 77.4.3 (Taffy 3).

Но массированные атаки самолетов Taffy 3 и Taffy 2, а затем и Taffy 1 наносили все больший ущерб эскадре Куриты. Тут надо заметить, что корабли тактического соединения 77.4, безусловно, не были беззащитными овечками, на которых напала стая серых волков. 16 «джипов» несли около 500 самолетов, то есть больше, чем было на японских авианосцах, атаковавших в декабре 1942 г. Перл-Харбор. Командующий Центральными силами потерял в этом бою три тяжелых крейсера: Chokai, Kumano и Chikuma. Как позже говорил японский адмирал, в штабе соединения считали, что имеют дело с передовыми группами ОС 38 и поэтому сочли за благо не прорываться в залив Лейте, а отступить. Слышали на кораблях Куриты и открытые переговоры американских адмиралов: призывы Кинкейда о помощи, приказ Хэлси вице-адмиралу Джону Маккейну о срочном движении ОГ 38.1 к заливу Лейте, сообщение Хэлси Кинкейду о направлении части кораблей ОС 38 и ОС 34 на юг и т.д.

Надо заметить, что в бою у острова Самар японцы впервые применили против американского флота новое оружие – камикадзе. Уже после того как Курита принял решение об отходе, на «джипы» совершила налет ведомая Юкио Сэки группа истребителей Zero, начиненных взрывчаткой. Они повредили несколько авианосцев, а на «джипе» St. Lo в результате пожара, вызванного ударом камикадзе, произошел взрыв боеприпасов, который разорвал корабль на части.

Но вернемся к бою у мыса Энганьо. Около 10.00 на линкоре New Jersey, на котором держал свой флаг Хэлси, получили от Нимица шифровку следующего содержания:

«ИНДЮШКА БЕЖИТ К ВОДЕ. ОТ КОМ. ДЕЙСТВИЯМИ ТИХООКЕАНСКОГО ФЛОТА КОМ. ТРЕТЬЕГО ФЛОТА ПРОИНФОРМ ГЛАВКОМА ВМС И КОМ. ТАКТ. ГР. СЕМЬДЕСЯТ СЕМЬ (главкомом ВМС США в годы Второй мировой войны был адмирал Эрнест Кинг, а тактической группой 77 обозначен 7-й флот – прим. редакции) Х ГДЕ РПТ ГДЕ ОПЕРАТИВНАЯ ГРУППА ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ RR ВЕСЬ МИР УДИВЛЯЕТСЯ».

Американские эскортные авианосцы под огнем кораблей Куриты.

Говорят, когда Хэлси прочитал эту депешу, то пришел в бешенство. Он на всех орал, топтал ногами собственную фуражку, его чуть не хватил инфаркт. Собственно, его возмутил не вопрос о местоположении ОС 34, а приписка «мир удивляется». Командующий 3-м флотом подумал, что главком над ним издевается да еще информирует об этом Кинга и Кинкейда. Но последние слова в телеграмме принадлежали не Честеру Нимицу, а его шифровальщикам, которые, стараясь еще более усложнить задачу японским криптографам, добавляли в основной текст ничего не значащие фразы. И шифровальщики линкора New Jersey знали об этом, но впопыхах удалили только первые бессмысленные слова об «индюшке», а вот заключительную фразу, хотя она шла через соответствующую отбивку, почему-то оставили. Почти час «Бык» буйствовал, но потом начал действовать. В 10.55 он приказал адмиралу Ли повернуть линкоры на юг, а следом отправил туда ОГ 38.2 адмирала Богана. Пошел и сам догонять Центральное соединение Куриты на New Jersey. Но, как и следовало ожидать, не успел, так же как и адмирал Маккейн с ОГ 38.1. Курита на три часа опередил противника, проскочив через пролив Сан Бернардино.

Адмиралы Митшер, Шерман и Дэвисон, оставленные у мыса Энганьо, имея огромное превосходство, без особого напряжения справились с противником. Они добили и потопили Zuikaku и Zuiho, отправили на дно авианосец Chiyoda и эсминец Hatsuzuki, повредили несколько кораблей.

Схема боя у острова Самар. Красным цветом обозначены действия кораблей адмирала Куриты, черным – американского тактического соединения 77.4.

26 октября сколько-нибудь примечательного не произошло. Американцы «зачищали поле боя», топя отставшие и поврежденные японские корабли. Подводная лодка Jallao торпедировала подбитый бомбами легкий японский крейсер Tama, который стал последней жертвой боя у мыса Энганьо. Четыре часа потребовалось американским крейсерам и эсминцам, дабы потопить артиллерийским огнем эсминец Nowaki, который задержался у входа в пролив Сан Бернардино, чтобы подобрать моряков с затонувших японских кораблей.

БЕЗ ШАНСОВ НА УСПЕХ

Так закончилось величайшее морское сражение в мировой истории. В нем японский флот потерпел сокрушительное поражение. Страна восходящего солнца потеряла четыре авианосца, три линкора, восемь крейсеров и двенадцать эсминцев, а также около 10000 человек личного состава (для сравнения американские потери составили: один авианосец, два эскортных авианосца, два эсминца и эскортный миноносец, а также приблизительно 3500 моряков и летчиков). Императорский флот перестал существовать как организованная боевая структура, что стало залогом дальнейших побед Вооруженных Сил США на Тихом океане.

Бой американских эсминцев с кораблями Куриты. Репродукция с картины американского художника Джеймса Дитца.

Но нельзя сказать, что у японских адмиралов все не складывалось. Дзисабуро Одзава сумел выманить и отвлечь на себя 3-й флот Хэлси. Чего, кстати, Курита не знал, так как до него сообщение об этом просто не дошло. А если бы дошло? Допустим, расправившись с «джипами» Клифтона Спрэга, он решил бы все-таки зайти в залив Лейте. К тому времени 7-й флот уже высадил на остров большую часть десанта, а 25 октября к 13.00 линкоры Олдендорфа перегородили вход в залив так же, как семью часами ранее они закрыли пролив Суригао. Да, 460-мм орудия Yamato могли повредить или даже потопить один-два старых американских дредноута. Но прорваться Центральное соединение все равно не смогло бы. Тут подоспели бы линкоры Ли и авианосцы Маккейна и Богана. И тогда Куриту ждал бы такой же полный разгром, как и Южное соединение Нисимуры.

Отряд кораблей оперативной группы 38.3 на переходе.


 

НОВОСТИ

ВКС России начнут получать на вооружение зенитные ракетные системы С-500 «Прометей» ближе к 2020 г., заявил заместитель главнокомандующего ВКС генерал-лейтенант Виктор Гуменный.
Национальный центр развития технологий и базовых элементов робототехники, созданный на базе Фонда перспективных исследований (ФПИ), в рамках работ по созданию концепт-платформ для отработки новых технологий робототехники разработает экспериментальные образцы, «способные выполнять функции мобильных помощников для подразделений спецназа», заявил РИА «Новости» заместитель руководителя центра Алексей Кононов.
Подразделения специального назначения Воздушно-десантных войск до конца 2017 г. получат на вооружение около 40 бронеатомобилей «Тигр-М» с дистанционно управляемым модулем (ДУМ) «Арбалет».
Банк России не возражает против включения Промсвязьбанка в перечень уполномоченных банков по сопровождению контрактов государственного оборонного заказа, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на материалы Центрального банка Российской Федерации.
«Результаты контрольных проверок в войсках показали, что по сравнению с прошлым годом количество подразделений, выполнивших нормативы на «хорошо» и «отлично», увеличилось в полтора раза», – сказал министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу, открывая очередное селекторное совещание с руководящим составом Вооруженных Сил в Национальном центре управления обороной.
Холдинг «Вертолеты России» подготовил проект модернизации вертолета Ми-26 для российских ВКС. В настоящее время на основе конструкторской документации МВЗ им М.Л. Миля на заводе «Роствертол» ведется создание опытного образца нового вертолета Ми-26Т2В с последующим выполнением комплекса летных испытаний.
Как сообщил Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации, предприятие-изготовитель передало в подразделения Сухопутных войск ВС РФ партию модернизированных 240-мм самоходных минометов 2С4 «Тюльпан» в рамках ГОЗ-2017.
Открыты опытно-конструкторские работы по созданию новой боевой разведывательной машины на базе БМП-3, сообщил начальник разведки – заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск (СВ) по разведке генерал-майор Владимир Марусин.
Во 2-ю гвардейскую общевойсковую армию Центрального военного округа, дислоцированную в Поволжье, поступили беспилотные летательные аппараты «Орлан-10» новой модификации.
Совершил первый полет с аэродрома Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) им. Г.М. Бериева самолет радиолокационного дозора и наведения нового поколения А-100.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100