Между морем и сушей
Стратегия корпуса морской пехоты США на пороге перемен

В 1948 г. Джеймс Форрестол, первый министр обороны США, принял документ «Функции Вооруженных Сил и Комитета начальников штабов» (также известный как соглашение Ки Уэст), который закрепил распределение военной авиации между созданными годом ранее ВВС и другими видами ВС. КМП, наряду с ВМС, сохранил собственную авиацию.

(Окончание. Начало см. №5/2013)

Прохор ТЕБИН

Александр ЕРМАКОВ

АВИАЦИЯ КМП

Для Корпуса морской пехоты, не имеющего достаточного количества бронетехники и артиллерии, наличие собственной ударной авиации имеет ключевую роль. Авиация КМП выполняет задачи по изоляции поля боя, разведке, завоеванию господства в воздухе и ПВО, но ее главным предназначением является обеспечение непосредственной поддержки наземных сил.

Учитывая специфику КМП как вида ВС, его авиационный элемент должен быть приспособлен к базированию в различных условиях – как на борту кораблей, так и на наземных аэродромах, в том числе небольших, поврежденных и только что захваченных у противника. Авиация КМП обычно разворачивается непосредственно на ТВД, что обеспечивает ее минимальное подлетное время. Летчики КМП получают базовую подготовку в соответствии с принципом «каждый морской пехотинец является стрелком». Кроме того, приветствуется получение ими опыта работы передовыми авианаводчиками. Подобный подход призван обеспечивать качественно более высокий уровень взаимодействия и взаимопонимания между летчиками и наземными силами, в сравнении с взаимодействием КМП и Армии с ВВС и морской авиацией.

В составе авиации КМП числится около 1200 самолетов и вертолетов, которые организационно входят в состав четырех авиакрыльев – по одному в каждой экспедиционной дивизии морской пехоты, а также одного резервного.

Основной ударный самолет Корпуса морской пехоты – F/A-18C/D Hornet.

Основой ударной силой авиации КМП являются сверхзвуковые истребители-бомбардировщики (ИБ) F/A-18C/D Hornet и штурмовики вертикального взлета и посадки (СВВП) AV-8B Harrier II. ИБ Hornet используются преимущественно для нанесения ударов по наземным целям, а также привлекаются к обеспечению ПВО. Стоит отметить отличие двухместных F/A-18D от аналогичных самолетов ВМС. На флоте эти самолеты используются исключительно как учебно-тренировочные. На машинах же КМП у второго члена экипажа отсутствуют органы управления. Двухместный Hornet авиации КМП предназначен для нанесения всепогодных и ночных ударов по наземным целям. Для этого самолет оснащается рядом подвесных контейнерных систем (такими как  AN/AAS-38 Nitehawk), обеспечивающих навигацию и поиск целей в ночное время суток, а также применение высокоточного оружия (ВТО) с лазерным наведением. Кроме ударных задач F/A-18D также используются для тактической разведки (с контейнерами ATARS) и целеуказания. F/A-18C/D КМП базируются не только на сухопутных аэродромах, но и регулярно входят в состав авиагрупп суперавианосцев ВМС. Как правило, на их палубе регулярно базируется как минимум одна эскадрилья КМП. Последние ИБ Hornet были выпущены для КМП в 2000 г. В авиации корпуса по состоянию на конец 2012 г. числилось 229 машин этого типа, включая небольшое число F/A-18A/B ранних серий, используемых преимущественно для учебных целей.

Важным элементом в структуре авиации КМП является СВВП AV-8B Harrier II. КМП высоко ценит данный самолет и возможность его использования как с палуб УДК, так и с небольших аэродромов вблизи линии фронта. В качестве примера можно привести случай 2010 г., когда в афганской провинции Гильменд в ходе операции Moshtarak для базирования Harrier II был использован участок автодороги, находящийся всего в 30 км от поля боя. Производство AV-8B закончилось в 1997 г., последние самолеты этого типа, модернизированные по программе AV-8B+, КМП получил в 2003 г.  По состоянию на конец 2012 г. в авиации корпуса числилось 137 «Харриеров».

AV-8B Harrier II.

На смену Hornet и Harrier II идет многоцелевой истребитель пятого поколения F-35 Lightning II. КМП планирует приобрести 353 самолета этого типа в модификации с укороченным взлетом и вертикальной посадкой (F-35B). Они должны заменить не только все Harrier II, но и большую часть Hornet. Подобная замена возможна благодаря продвинутому БРЭО, обеспечивающему применение ВТО круглосуточно в сложных погодных условиях, а также боевому радиусу, который даже при взлете с коротким разбегом превосходит радиус действия F/A-18C/D. Также для F-35 ведется разработка подвесного контейнера с системами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), что позволит частично компенсировать грядущее списание специализированных самолетов РЭБ EA-6B Prowler. Благодаря подобной универсальности авиагруппы УДК,  в особенности кораблей с расширенным авиационными возможностями — LHA 6 America и LHA 7 Tripoli, будут способны проводить самостоятельные операции в локальных конфликтах, что позволит снизить оперативную нагрузку на суперавианосцы и палубную авиацию ВМС.

Значение программы F-35B для КМП сложно переоценить. От ее успешной реализации во многом зависит само существование авиационного элемента КМП. Разработке данной модификации самолета уделяется не меньшее внимание, чем версии для ВВС F-35A. В частности, стоит отметить, что эскадрилья КМП в Объединенном Учебном Центре F-35 в Эглин VMFAT-501 Warlords является самой крупной (11 самолетов на март 2013 г.). Более того, именно эскадрилья КМП VMFA-121 Green Knights стала первой строевой эскадрилией ВС США, официально перевооруженной на F-35 20 ноября 2012 г.

Тяжелый транспортный вертолет CH-53E Super Stallion.

Часто упускается из виду тот факт, что кроме F-35B КМП планирует закупать палубную модификацию Lightning II – F-35C. В планах значится закупка 67 самолетов для формирования эскадрилий, которые будут находиться в составе авиакрыльев американских суперавианосцев. Учитывая отсутствие кардинальных различий в боевых возможностях с версией F-35B, в этом можно усмотреть в первую очередь политическое решение – КМП готов идти на значительные расходы для сохранения возможности базирования на палубах авианосцев ВМС. Интеграция тактической авиации ВМС и КМП является одним из важных элементов сближения двух морских видов ВС, в том числе в рамках концепций воздушно-морской и единой военно-морской битв.

В условиях сокращения бюджета и задержек в реализации программы F-35 КМП столкнулся с проблемой сохранения в составе своей авиации Hornet и Harrier II в течение значительно большего времени, чем планировалось ранее. Решать эту проблему планируется стандартным директивным продлением сроков службы существующих самолетов и снижением интенсивности полетов в мирное время с целью экономии ресурса. Кроме того, в 2011 г. у Великобритании были приобретены 74 списанных в целях экономии средств Harrier II GR7/9 и большое количество запчастей к ним. Бывшие британские «Харриеры» не будут введены в боевой состав – они предназначены для использования в качестве источника запчастей для имеющихся у КМП AV-8B. Данная мера позволяет не беспокоиться, по крайней мере, за парк Harrier II, его постепенное снятие с вооружения возможно растянуть до 2025 г., когда на замену, наконец, поступит достаточное количество F-35B.

Вместе с CH-53E конвертопланы  MV-22B Osprey являются основными десантно-высадочными средствами морпехов.

Наряду с самолетами, непосредственную поддержку морпехам обеспечивают боевые вертолеты Super Cobra. Несмотря на мало изменившийся со времен Вьетнамской войны внешний вид, поступающая с 2010 г. на вооружение КМП модификация AH-1Z Viper является современным ударным вертолетом, который способен одинаково эффективно действовать как с полевого аэродрома, так и с палубы УДК. Важным является и высокая доля (84%) элементов, которые совместимы с UH-1Y Venom, новейшей версией вертолета Huey, который в КМП занимает нишу среднего транспортного вертолета и используется преимущественно с наземных аэродромов. Лишь небольшая доля вертолетов UH-1Y и AH-1Z  производится с нуля, остальные являются модернизированными машинами предыдущих модификаций. К 2016 г. КМП планирует получить 160 UH-1Y и полностью заменить ими вертолеты UH-1N, а к 2019 г. получить 189 AH-1Z и полностью заменить ими «Кобры» модификации AH-1W.  По состоянию  на конец 2012 г. КМП имел парк из 163 AH-1W/Z и 103 UH-1N/Y.

Основными воздушными десантно-высадочными средствами являются конвертопланы MV-22B Osprey (164 единицы на конец 2012 г.) и тяжелые транспортные вертолеты CH-53E Super Stallion (153 единицы на конец 2012 г.). Средние транспортные вертолеты CH-46 Sea Knight (123 на конец 2012 г.) в данный момент постепенно заменяются на Osprey и снимаются с вооружения.

Основным преимуществом конвертопланов по сравнению с вертолетами является большая дальность полета, что позволяет при необходимости совершать высадку в глубоком тылу противника – MV-22B способен обеспечить доставку 24 десантников более чем на 400 км, а в перспективе – до 600 км (максимальный радиус действия CH-46 – около 140 км). Благодаря более высокой крейсерской скорости (порядка 440 км/ч у MV-22В против 240-250 км/ч у CH-46) и высоте полета снижается угроза со стороны переносных зенитно-ракетных комплексов и иных средств ПВО малой дальности, которые являются основной угрозой для вертолетов в локальных конфликтах. В общей сложности планируется довести парк Osprey КМП до 360 машин.

Тяжелый транспортный вертолет CH-53E Super Stallion обеспечивает возможность переброски на меньшие дистанции либо значительного количества морских пехотинцев (до 55 человек), либо легкой техники и грузов массой до 14,5 тонн на внешней подвеске. Тем не менее даже такие выдающиеся возможности считаются недостаточными, и в 2006 г. КМП инициировал разработку новой, еще более мощной модификации Super Stallion – CH-53K. Данная машина станет самым большим и тяжелым вертолетом ВС США. Максимальный груз на внешней подвеске должен достичь 15,9 тонн, но основным достоинством должна стать возможность доставки больших грузов на большие расстояния. Например, на расстояние до 240 км должна обеспечиваться переброска бронемашины LAV-25. Для сравнения – имеющийся CH-53E на такую дистанцию способен доставить только гораздо более легкий HMMWV. Полномасштабные поставки CH-53K планируется начать в 2018 г. и закупить 227 вертолетов этого типа.

Развитие авиационного элемента КМП ведется в полном соответствии с концепцией боевых действий в условиях распространения систем ограничения доступа (СОД) и продолжения укрепления взаимодействия с ВМС:

• парк самолетов четвертого поколения заменяется малозаметными самолетами пятого поколения, способными выполнять как ударные задачи, так и, при необходимости, задачи истребителя и самолета РЭБ;

• КМП планирует совместно с ВМС закупать и эксплуатировать в составе авиакрыльев суперавианосцев палубные ИБ «первого дня»;

• резко увеличиваются возможности по высадке воздушных десантов и перевозке грузов на большие расстояния. Это должно позволить реализовать концепции маневра «корабль-цель» и загоризонтной высадки, а также снизить угрозу со стороны СОД.

ФЛОТ ДЕСАНТНЫХ КОРАБЛЕЙ

За последние два десятилетия КМП принял участие примерно в ста различных операциях. Этот показатель практически удвоился по сравнению с предыдущим двадцатилетним периодом. В то же время количество десантных кораблей (ДК) сократилось после окончания «холодной войны» также в два раза. Возврат КМП к действиям с моря ставит вопрос об острой нехватке ДК.

Текущие стандарты боеготовности подразумевают постоянное присутствие на боевой службе в Мировом океане около 30% от общего числа ДК. В случае необходимости США могут обеспечить развертывание в Мировом океане около 75% от общего числа ДК или, с учетом ограниченно боеспособных кораблей, до 90%. 10% от общего числа ДК постоянно проходят долгосрочный ремонт и техническое обслуживание и находятся в небоеготовом состоянии.

UH-1Y Venom взлетает с палубы УДК Makin Island. На заднем плане – ударные вертолеты AH-1Z Viper.

По оценке КМП, для проведения успешной десантной морской операции против сильного противника в региональной войне требуется флот, способный обеспечить одновременную переброску двух экспедиционных бригад морской пехоты (MEB, Marine Expeditionary Brigade). Это подразумевает минимальную отметку в 38 ДК, то есть по 17 ДК на каждую бригаду, а также четыре дополнительных корабля, проходящих долгосрочный ремонт и техническое обслуживание. С учетом бюджетных ограничений КМП и ВМС определили, что минимально допустимой численностью для реализации морской десантной операции силами двух MEB является 33 корабля (по 15 ДК на бригаду и три небоеготовых корабля).

В соответствии с действующим тридцатилетним кораблестроительным планом на 2013-2042 ф.гг. численность ДК будет колебаться в пределах 28-34 корабля. Отметки в 38 ДК флот так и не достигнет. Текущий кораблестроительный план подразумевает строительство 18 ДК в течение 30 лет. Эта цифра включает четыре УДК нового поколения типа LHA(R) серии I (в дополнение к двум кораблям серии 0 без док-камеры), 10 десантных кораблей-доков нового поколения по программе LSD(X), а также четыре ДК для замены ДВКД типа San Antonio LPD-17.

Существующий флот ДК недостаточен не только для проведения крупной десантной операции силами двух MEB, но и для удовлетворения повседневных требований региональных командований (РК), которые выросли с 10 кораблей в 2007 г. до 18 в 2011 г. Полное удовлетворение потребностей РК приведет к тому, что на военно-морских базах корабли будут находиться лишь 36% времени при текущем показателе в 58%. Это грозит преждевременным износом кораблей и крайне увеличит нагрузку на личный состав. Большое внимание американского экспертного сообщества привлекло возвращение в марте 2011 г. амфибийной группы УДК Bataan после почти 11 месяцев боевой службы, что стало самым продолжительным походом ВМС США за последние 40 лет. Как уже указывалось выше, ИБ F-35B позволяет существенно усилить потенциал использования американских УДК в качестве легких авианосцев, что приведет к еще большей их востребованности со стороны РК.

Помимо флота ДК большое значение для КМП имеет флот судов тылового снабжения (Marine Prepositioning Force), входящих в структуру Командования морских перевозок. Долгое время ВМС включали три эскадры тылового снабжения, развернутые в передовых районах. В конце 2012 г. Первую эскадру тылового снабжения, которая была развернута в Средиземном море, расформировали, а входившие в ее состав корабли вернули в США и перевели в состояние ограниченной готовности.

Каждая эскадра тылового снабжения состоит из 5-6 судов и обеспечивает перевозку снаряжения, ВВТ для обеспечения действий MEB в течение 30 дней. Данные суда должны снабжать как силы КМП первого эшелона, непосредственно проводящие десантную операцию, так и обеспечивать переброску второго эшелона морпехов. 

Десантный катер типа LCU-1600, покинувший доковую камеру УДК Tarawa.

Использование совокупности флота ДК и судов тылового снабжения должно обеспечивать приемлемую логистику и снабжение в условиях отсутствия или повреждения портовой и иной инфраструктуры. Именно эта способность является одним из ключевых отличий КМП от Армии США, которой для развертывания и снабжения своих тяжеловооруженных соединений нужен доступ к портам, аэродромам и дорожной инфраструктуре.

Большие надежды руководство КМП возлагало на создание эскадры судов тылового снабжения нового типа (MPF(F), Marine Prepositioning Force (Future)) в рамках концепции морского базирования, но по ряду причин, преимущественно связанных с бюджетными ограничениями, ВМС отказались от создания данной эскадры.

Вместе с тем, облик существующих эскадр тылового снабжения в текущем десятилетии претерпит определенные изменения, что позволит частично реализовать концепцию морского базирования. В частности будут построены две мобильные десантные платформы типа MLP, которые несут по три десантных катера на воздушной подушке (ДКВП) типа LCAC и станут связующим звеном между десантными кораблями, эскадрами тылового снабжения и развернутыми на берегу силами КМП. Кроме того, планируется строительство двух судов типа MLP-AFSB, которые должны выполнять функции передовых баз сосредоточения. Данные суда представляют собой стандартные платформы типа MLP, дополненные второй верхней летной палубой, с которой смогут взлетать вертолеты, конвертопланы и даже ИБ F-35B.

Одной из основных идей концепции Единой военно-морской битвы стало использование судов Командования морских перевозок вблизи берега в условиях угрозы со стороны СОД непосредственно во время проведения морского десанта. В условиях дефицита ДК, несмотря на связанный с этим риск, такое решение может обеспечить концентрацию большего количества сил и средств.

Также планируется «облегчить» оперативные формирования КМП для того, чтобы оптимизировать их размещение на борту ДК ВМС. Лимиты по занимаемой площади для вооружения, военной техники, оборудования и снаряжения определены: для экспедиционной бригады – приблизительно 26000 м2, для экспедиционного батальона – около 4700 м2. Этого должно быть достаточно для обеспечения 30 суточных норм снабжения для бригады и 15 суточных норм снабжения для батальона. Пехотные подразделения должны быть приспособлены к длительным действиям без поддержки бронетехники и способны в течение 3 суток обходиться без снабжения. Максимальный вес снаряжения КМП, за исключением бронетехники и разборного снаряжения, не должен превышать 11340 кг.

ДЕСАНТНО-ВЫСАДОЧНЫЕ СРЕДСТВА

По оценкам, которые приводятся в докладе рабочей группы по анализу десантных возможностей (ACWG, Amphibious Capabilities Work Group), к 2015 г. 85% техники и снаряжения экспедиционных бригад будет доставляться в ходе морской десантной операции с помощью десантных катеров, которые на сегодняшний день представлены десантно-высадочными катерами (ДВК) общего назначения типа LCU-1600 и десантными катерами на воздушной подушке (ДКВП) типа LCAC. Эти два типа десантных катеров обладают различными преимуществами и недостатками и дополняют друг друга при проведении морских десантных операций.

ДКВП LCAC способны обеспечить перевозку грузов и техники общей массой до 72 тонн на удалении до 45 км от берега со скоростью до 40 узлов, что соответствует требованиям загоризонтной высадки. Линия берегового охвата LCAC (при удалении на 45 км от берега) составляет порядка 130 км, а доступность береговой черты – около 70%. Вместе с тем LCAC являются крайне уязвимыми для средств огневого воздействия противника и сильно зависят от состояния моря. Численность LCAC, по состоянию на 2011 ф.г., составляла 81 единицу при желаемой численности в 72 ДКВП, средний возраст – около 20 лет. Срок службы большей их части был продлен с 20 до 30 лет.

Десантный катер на воздушной подушке типа LCAC.

ДВК LCU-1600, средний возраст которых составляет 42 года, способны перевозить около 140 тонн грузов, обладают большей мореходностью и могут применяться под огнем противника. Вместе с тем максимальная скорость LCU-1600 при полной нагрузке составляет лишь 10 узлов, расстояние от берега, на котором они могут использоваться составляет около 22 км, а доступность береговой линии – 20%. Количество LCU-1600 составляет 32 единицы. Для поддержания парка ДВК необходимо проведение в ближайшем будущем программы продления срока службы LCU-1600. ВМС проводят оценку данной программы и готовят базовую документацию, но перспективы данной программы в текущих бюджетных условиях остаются достаточно туманными.

В августе 2012 г. был опубликован запрос на информацию по программе SC(X) (Surface Connector) для замены ДВК LCU. Требования к ДВК SC(X) – скорость до 12 узлов, дальность плавания при полной нагрузке на скорости 8 узлов должна составлять более 2000 км. ВМС США также планируют начать строительство ДКВП нового поколения по программе SSC (Ship-to-Shore Connector) для замены LCAC, которые будут обладать скоростью около 50 узлов, большей мореходностью, а их экипаж будет сокращен с пяти до двух человек.

Новые ДКВП должны начать поступать на флот в 2020 г. Вместе с тем реализация данной программы будет идти с существенным отставанием по срокам относительно к выводу из состава флота LCAC. Ожидается, что численность американских ДКВП сократится до 45 единиц к 2020 ф.г. и вновь вырастет до отметки в 72 единицы к концу 2020-х гг. По оценкам ACWG, для проведения сравнительно небольшой операции низкой интенсивности силами двух экспедиционных батальонов требуется 20 ДКВП, а для проведения крупной морской десантной операции силами двух бригад – 51 ДКВП. Если ВМС не примут меры, то в период с 2017 по 2029 ф.гг. количество ДКВП будет недостаточным для проведения подобной крупной операции.

В качестве одной из альтернатив для замены существующих ДВК рассматриваются новые французские ДВК катамаранного типа с регулируемой по высоте грузовой палубой L-Cat (по французской классификации EDA-R). Данные ДВК сочетают высокую скорость (20 узлов при полной загрузке), грузоподъемность, радиус действия (могут использоваться для высадки  десанта на уделении до 360 км). Что не менее важно, приобретение L-Cat, как отмечалось в докладе ACWG, обойдется дешевле, чем создание перспективных SSC и SC(X). Во время учений Bold Alligator 12 была успешно проверена совестимость L-Cat с док-камерами американских УДК.

Вторым важнейшим элементом десантно-высадочных средств КМП является плавающая бронетехника для перевозки пехотных подразделений. Она представлена сегодня гусеничными амфибиями типа AAV-7, которые используются с начала 1970-х гг. Эти амфибии не устраивают КМП по целому ряду причин и, прежде всего, невозможностью загоризонтной высадки, так как могут эффективно использоваться лишь на удалении около 4 км от берега.

В январе 2011 г., спустя почти двадцать лет после ее начала, была закрыта программа разработки новой амфибии EFV (Expeditionary Fighting Vehicle), на которую было потрачено около $3 млрд. Программа стала жертвой амбициозных требований КМП, который требовал от новой техники одновременно высокой вместимости (17 морских пехотинцев и три члена экипажа), скорости (20 узлов в воде и 45 км/ч на шоссе), огневой мощи (30-мм автоматическая пушка), защищенности десанта и экипажа. EFV должны были обеспечить высадку на удалении 45 км. Изначально планировалось закупить более тысячи EFV по цене $8,5 млрд., но позже количество было снижено до 573, в то время как стоимость одной серийной амфибии EFV выросла до $24 млн.

На смену EFV пришла программа разработки амфибии ACV (Amphibious Combat Vehicle), обладающей более скромными характеристиками. Данная техника должна обеспечить загоризонтную (не менее 25 км) высадку 17 морских пехотинцев со скоростью не менее 8 узлов. Линия берегового охвата (при удалении на 25 км от берега) будет более чем в два раза ниже, чем у LCAC, и составит около 60 км. В отличие от EFV, ACV будут обладать низкой защищенностью и огневой мощью. КМП планирует закупить 573 ACV. В войска новая техника должна начать поступать в начале 2020-х гг. Программа ACV является одной из приоритетных для КМП, и его руководство стремится по возможности защитить программу от бюджетных сокращений.

В отличие от ACV программа создания  колесного бронетранспортера (БТР) MPC (Marine Personnel Carrier), который разрабатывался как дополнение ACV, была закрыта в июне 2013 г., став жертвой бюджетных сокращений. Хотя и было объявлено, что программа MPC может быть возобновлена позже, вероятность этого представляется в нынешних условиях довольно низкой. Перспективный БТР не предназначался для самостоятельной высадки с ДК и должен был доставляться на берег с помощью ДВК, но предполагалось, что он сможет самостоятельно преодолевать небольшие водные преграды. Также MPC разрабатывался из расчета меньшей вместимости: девять морпехов и два члена экипажа. Вместе с тем MPC должен был отличаться от ACV более высокой защищенностью от огня из огнестрельного оружия, осколков, мин и самодельных взрывных устройств, в том числе благодаря V-образному днищу, которое малопригодно для амфибий, а также нести более мощное вооружение. Все это должно было позволить использовать MPC при проведении активных наступательных действий вместе с танками, в то время как основной задачей  ACV была бы максимально быстрая переброска пехотных подразделений морской пехоты с ДК на берег в условиях огневого противодействия противника.

КМП изначально планировал закупить 579 MPC. Теперь функции MPC будут возложены на другую технику, в том числе на существующие бронемашины LAV-25, а также на перспективные легкие бронеавтомобили JLTV, будущее которых, правда, также не ясно.

Таким образом, стратегия и концептуальная база Корпуса морской пехоты являются сложной динамической системой, которая определяет цели и задачи КМП как автономного или даже самостоятельного вида ВС, пути достижения этих целей и задач, аспекты взаимодействия морской пехоты с флотом, другими видами ВС и силами союзных государств. Именно стратегия и концепция проведения экспедиционных операций определяет направления развития всех элементов, обеспечивающих действия морской пехоты – флота десантных кораблей, судов снабжения, авиации морской пехоты, десантно-высадочных катеров, бронетехники и т.д.

Именно такой комплексный, системный подход должен лежать в основе военного планирования и строительства России, а также боевой подготовки ВМФ и морской пехоты. Отдельные элементы, такие как ДВКД типа Mistral, должны быть вписаны в единое стратегическо-концептуальное поле. Лишь в этом случае Россия сможет эффективно использовать имеющиеся у нее ресурсы и защищать свои национальные интересы в Мировом океане и прибрежных регионах.

Прохор Юрьевич ТЕБИН – кандидат политических наук, военно-морской эксперт

Александр Сергеевич ЕРМАКОВ – специалист по современной военной авиации, автор блога sandrermakoff.livejournal.com


 

НОВОСТИ

Истребительный авиаполк из состава 6-й Ленинградской Краснознаменной армии ВВС и ПВО Западного военного округа (ЗВО), дислоцированный в Курской области, получил на вооружение первую партию многоцелевых истребителей Су-30СМ.
Командующий 2-й общевойсковой армией Центрального военного округа генерал-майор Рустам Мурадов провел на Тоцком полигоне сборы с руководящим составом соединений и воинских частей, а также отдельных подразделений, дислоцированных в Поволжье.
Дальняя авиация расширяет спектр и масштаб выполняемых задач, заявил в интервью газете «Красная звезда» командующий дальней авиацией Герой Российской Федерации генерал-лейтенант Сергей Кобылаш.
Артиллеристы общевойсковой армии Западного военного округа получили на вооружение противотанковые ракетные комплексы «Штурм-С».
На Лужском полигоне в Ленинградской области артиллерийские подразделения Западного военного округа (ЗВО) и специалисты Михайловской военной артиллерийской академии в ходе исследовательского учения отработали применение разведывательно-ударного и разведывательно-огневого контуров.
Новейшая бесшумная снайперская винтовка калибра 12,7 мм будет продемонстрирована на выставке «Армия-2018».
В соединении спецназа Южного военного округа (ЮВО) военные водители завершили обкатку новейших бронеавтомобилей КамАЗ-53949 «Тайфуненок» и приступили к их эксплуатации в ходе тактико-специальных занятий.
Россия решила вопросы импортозамещения в области авиационного и военно-морского двигателестроения, заявил вице-премьер Юрий Борисов на лекции для слушателей Академии Генерального штаба ВС РФ.
Военнослужащие инженерного батальона штурма и разграждения инженерно-саперной бригады, дислоцируемой во Владимирской области, впервые прошли курс подготовки по действиям в горной местности в летних условиях. Сборы проходили на базе ФГКУ «Центр горной подготовки и выживания «Терскол» Минобороны России.
Работы по созданию еще трех новых производственно-технологических центров (ПТЦ) по выпуску компонентов турбовального двигателя ВК-2500, предназначенного для большинства вертолетов «Ми» и «Ка», начаты на уфимском ПАО «ОДК-УМПО». Первый центр – ПТЦ №185 – ранее уже начал свою работу.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100