Мидуэй – тихоокеанский Сталинград
«Операция MI» закончилась для Токио полным крахом

В 9.18 воздушный патруль японского флота обнаружил американские самолеты. С авианосцев на перехват моментально поднялись почти 50 истребителей Mitsubishi A6M2. Вот уже и вахта авианосца Akagi – флагманского корабля ударного соединения вице-адмирала Тюити Нагумо – увидела справа по носу на фоне ярко-синего неба черные точки, которые по мере приближения стали мерцать серебром. Это на крыльях самолетов Douglas TBD Devastator («Разоритель») 8-й торпедоносной эскадрильи лейтенант-коммандера Джона Уолдрона с авианосца Hornet отражались солнечные лучи.

Александр МОЗГОВОЙ

ОХОТА НА ВАЛЬДШНЕПОВ

А еще через несколько секунд эти серебристые точки стали одна за другой вспыхивать и падать в море. Все пятнадцать машин эскадрильи были сбиты безжалостными Zero, как американские моряки именовали Mitsubishi A6M2, поскольку те имели еще одно официальное название – «флотские авианосные истребители типа 0». Они значительно превосходили тогдашние американские самолеты по скорости, дальности полета и маневренности. И управляли ими летчики, имевшие к тому времени значительный опыт боев над Перл-Харбором, в Юго-Восточной Азии и Индийском океане. Кроме того, самолеты Джона Уолдрона не имели истребительного прикрытия, которое где-то заблудилось в облаках.

Атаку на японские корабли начали торпедоносцы TBD Devastator, но почти все они были сбиты.

Из сорока пяти человек экипажей торпедоносцев 8-й эскадрильи чудом спасся лишь инсайн, то есть по-нашему мичман, Джордж Гэй. Во время удара о воду его самолет развалился, а самого его выбросило из машины. Он получил ранения, но смог все-таки ухватиться за подушку самолетного кресла, которое послужило спасательным кругом и укрытием, поскольку летчик боялся, и не напрасно, что в случае обнаружения японцы его просто застрелят. Только

ночью пилот раскрыл и надул спасательный плотик, с которого его снял на другой день американский эсминец. Джордж Гэй стал свидетелем нескольких следующих актов апофеоза жестокой трагедии, разыгравшейся в центральной части Тихого океана.

Флагман ударного соединения адмирала Нагумо – тяжелый авианосец Akagi.

Вслед за «разорителями» Hornet последовала атака торпедоносцев 6-й эскадрильи под командованием Юджина Линдсея с авианосца Enterprise. Но результат был тот же. Десять TBD были сбиты, а четыре, хотя и сбросили торпеды, но те не попали в цель или просто не взорвались. С другого направления по японскому соединению наносили удар двенадцать TBD 3-й эскадрильи лейтенант-коммандера Ланса Масси с авианосца Yorktown. Они избрали своей целью авианосец Soryu. Их прикрывали шесть истребителей Grumman F4F Wildcat («Дикий кот»). Но они мало чем помогли. Все 12 торпедоносцев канули в океане. Компанию им составил и один «Дикий кот». Четыре оставшиеся лейтенант-коммандер Джон Тэч привел на Yorktown, но они из-за многочисленных повреждений так и не смогли принять участия в последующих боях.

Все это напоминало охоту на вальдшнепов, когда опытные стрелки выбивают птичку за птичкой. Менее чем за час – с 9.25 до 10.20 утра 4 июня 1942 г. – 37 американских торпедоносцев из 41, участвовавшего в налете, были уничтожены. Японские моряки торжествовали. Но преждевременно.

ТРИУМФ «БЕССТРАШНЫХ»

Японские истребители явно увлеклись избиением «разорителей», которые подходили к соединению адмирала Нагумо на малых высотах, дабы сбросить свои торпеды. И азарт пилотов Zero был наказан.

На Akagi в 10.20 был отдан приказ начать взлет самолетов, предназначенных для удара по американским авианосцам. Первый истребитель уже оторвался от палубы. И тут сигнальщик закричал: «Пикирующие бомбардировщики!»

Истребители Zero по своим характеристикам превосходили американские самолеты.

Из-за облаков на японские авианосцы в крутом пикировании обрушились американские штурмовики Douglas SBD Dauntless («Бесстрашный»). 33 самолета трех эскадрилий с Enterprise и Yorktown, которые вел лейтенант-коммандер Кларенс Маккласки, атаковали противника. В 10.22 первая бомба ударила о палубу флагманского корабля адмирала Нагумо. «Сначала я услышал ужасающий рев пикирующего бомбардировщика и затем страшный взрыв. Прямое попадание! – вспоминал позже капитан 1-го ранга Мицио Футида, один из асов Императорского японского флота, который из-за недавно перенесенной операции аппендицита в тот день был не занят в полетах, но находился на мостике. – Вслед за ослепительной вспышкой раздался новый взрыв. Волной горячего воздуха меня отбросило далеко в сторону. Еще один взрыв, но менее сильный. Бомба, очевидно, упала в воду рядом с авианосцем. Лай автоматов неожиданно смолк, и наступила удивительная тишина. Я поднялся на ноги и взглянул на небо. Американских самолетов уже не было видно... Я был потрясен разрушениями, произведенными в течение нескольких секунд. В полетной палубе, как раз позади центрального лифта, зияла огромная дыра. Сам лифт был скручен как полоска фольги. Искореженные листы палубной обшивки причудливо свернулись. Самолеты горели, охваченные густым черным дымом. Пламя разрасталось все сильнее и сильнее. Я пришел в ужас от мысли, что огонь может вызвать взрывы, которые неминуемо погубят корабль».

Джордж Гэй – единственный спасшийся из летчиков 8-й  торпедоносной эскадрильи.

И эти взрывы не заставили себя долго ждать. Они начались на ангарной палубе, где самолеты заправлялись топливом и снабжались оружием. Взрывы паров бензина чередовались с детонацией боеприпасов. Флагман пылал как огромный костер. Адмиралу Нагумо пришлось эвакуироваться и переносить свой флаг на легкий крейсер Nagara. Но сделать это было непросто. Огонь отрезал ходовую рубку и мостик от палубы. Вот почему сокрушителю американских линкоров в Перл-Харборе (см. журнал «Национальная оборона» №12/2011) пришлось покидать боевой пост через иллюминатор в рубке и спускаться по тросу.

Но потери Императорского флота Akagi не ограничились. Одновременно с флагманом были атакованы тяжелые авианосцы Kaga и Soryu. Они тоже получили по несколько бомбовых попаданий и загорелись, содрагаемые взрывами собственных боеприпасов. Менее пяти минут потребовалось, чтобы превратить цвет японских ВМС в пожарища.

В 1955 г. адмирал Раймонд Спрюэнс, который в бою у атолла Мидуэй командовал 16-м оперативным соединением, куда входили авианосцы Enterprise и Hornet и самолеты которых завоевали львиную долю победы американской стороне, скромно сказал, что «судьба играет иногда большую роль в морском сражении». Правда, он не забыл добавить, что «успеху в сражении у Мидуэй мы, в первую очередь, обязаны нашей прекрасно поставленной разведке».

Итак, исход одной из крупнейших морских битв Второй мировой войны решили судьба, то есть случай, и разведка? Это, действительно, так. И еще было горячее стремление одержать победу над численно превосходящим противником, нанесшим оскорбление народу Соединенных Штатов вероломным нападением на Перл-Харбор.

Кларенс Маккласки 4 июня 1942 г. дважды вывел пикировщики на японские авианосцы.

А превосходство японского флота было безусловным. В Токио оценивали соотношение сил на Тихом океане как 3:1 в свою пользу. Так оно и было. А у Мидуэй этот дисбаланс оказался еще больше. К операции по захвату атолла Объединенный флот адмирала Исороку Ямомото привлек 185 кораблей и судов. Командующий Тихоокеанским флотом ВМС США адмирал Честер Нимиц мог противопоставить им лишь 28 кораблей.

Но зачем понадобились Японии два крохотных островка – Сэнд площадью 4,86 км2 и Истерн  всего в 1,35 км2, возвышающиеся на 3,7 м над водами лагуны атолла, расположенного в 2100 км к западу от острова Оаху, где размещалась база американского флота Перл-Харбор?

РАСШИРЯЯ «ПЕРИМЕТР ОБОРОНЫ»

Главной целью японцев в кампании 1942 г. на Тихом океане была оккупация Новой Гвинеи и Цейлона, чтобы сделать устойчивыми свои позиции в Юго-Восточной Азии и подготовить плацдармы для захвата Австралии и Индии. Но прежде требовалось нейтрализовать недобитые в Перл-Харборе силы американского флота. Адмирал Исороку Ямомото справедливо считал, что к 1943 г. мощная американская промышленность окончательно перейдет на военные рельсы и наладит выпуск нужной ВМС, авиации и армии продукции в необходимом количестве. А это означало поражение Японии в войне, поскольку Страна восходящего солнца не могла выдержать соревнование с могучей индустрией Соединенных Штатов.

Разгром же американского флота не только обеспечил бы прочный тыл для успеха операций в Австралии и Южной Азии, но и позволял надеяться, не беремся судить обоснованно или нет, на выход США из войны на Тихом океане.

Пикировщик SBD Dauntless готовится к вылету на палубе авианосца Hornet.

Расширение «периметра обороны» Японских островов планировали давно. Ускорение этому процессу придал «Рейд Дулитлла» 18 апреля 1942 г., когда армейские средние бомбардирвщики В-25, взлетевшие с палубы авианосца Hornet, успешно отбомбились по Токио (см. журнал «Национальная оборона» №3/2012). Вот почему требовалось отодвинуть «границу» морских разведывательных пикетов, предупреждавших о приближении противника, далеко на восток. При этом нужно было еще уничтожить и основные силы американского флота на Тихом океане, чтобы создать условия для последующей оккупации Гавайских островов.

Операция задумывалась многоходовой. Северное соединение вице-адмирала Мосиро Хосугая в составе одного тяжелого и одного легкого авианосцев, шести крейсеров, одного вспомогательного крейсера, 12 эсмицев, минного заградителя, трех тральщиков и трех транспортов при поддержке шести подводных лодок должны были обеспечить высадку морского десанта на острова Атту и Кыска Алеутской гряды. Собственно, японцы рассчитывали удерживать эти малопригодные для обитания клочки суши до наступления холодов, сильных штормов и туманов, когда снабжение оккупационных гарнизинов было бы просто невозможным. Главная цель алеутской части операции – отвлечение сил американского флота, дабы облегчить захват атолла Мидуэй, который, как явствует из его названия (Midway – «Полпути»), находится посередине Тихого океана между западным побережьем США и Японскими островами.

Адмиралы ВМС США, командовавшие американским флотом в сражении за Мидуэй (слева направо): Фрэнк Флетчер, Честер Нимитц и Раймонд Спрюэнс.

1-е авианосное ударное соединение вице-адмирала Тюити Нагумо в составе 4 тяжелых авианосцев, 2 линкоров, 3 крейсеров и 11 эсминцев призвано было разгромить с воздуха части, защищавшие атолл, и навязать бой основным силам Тихоокеанского флота противника с целью их полного уничтожения. Тем временем соединение вторжения под командованием вице-адмирала Нобутако Кондо, включавшее легкий авианосец, 2 линкора, 9 крейсеров, 21 эсминец, 18 транспортов с десантом и грузами, 4 тральщика и 3 морских охотника, должно было создать благопрятные условия для высадки на острова 5000 человек японского оккупационного контингента. В районе предстоящих боевых действий разворачивались 15 субмарин передового соединения подводных лодок вице-адмирала Тэрухиса Комацу, в состав которого входили также легкий крейсер  и две плавбазы подводных лодок.

Западнее, позади всей этой армады, находились главные силы адмирала Исороку Ямомото и соединение прикрытия вице-адмирала Сиро Такасу, которые суммарно имели легкий авианосец, 6 линкоров, 3 крейсера, 22 эсминца и 2 гидроавиатранспорта с мини-подлодками. Эти корабли должны были окончательно завершить разгром противника.

Все это гигантское объединение почти в полторы сотни вымпелов обслуживалось большим количеством танкеров и судов снабжения. Конечно, поход ахейцев против Трои меркнет перед размахом этой операции и количеством занятых в ней кораблей.

Атолл Мидуэй с островами Сэнд (слева) и Истерн.

РЕПЕТИЦИЯ В КОРАЛЛОВОМ МОРЕ

Пока шло планирование операции по захвату атолла Мидуэй и разгрому в генеральном сражении американского флота, на юге Тихого океана Страна восходящего солнца продолжала бои за новые территории. Готовилась высадка десанта в Порт-Морсби на Новой Гвинее для оккупации архипелага и создания условий для полного нарушения жизненно важных для союзников коммуникаций между США и Австралией.

Об этом намерении японцев американцам стало известно благодаря хорошо налаженной к тому времени практике расшифровки сообщений японского командования. Помешать реализации операции флота Страны восходящего солнца, получившей кодовое обозначение «МО», должно было оперативное соединение под командованием контр-адмирала Фрэнка Флетчера, ядро которого составляли авианосцы Lexington и Yorktown.

6 мая 1942 г. американские армейские бомбардировщики В-17, вылетевшие на разведку из Порт-Морсби, в 60 милях южнее Бугенвиля обнаружили японский легкий авианосец Shoho («Сказочная птица удачи»). Они принялись его бомбить, но безрезультатно. А когда им на перехват бросились истребители Zero, предпочли ретироваться.

Но на следующий день Shoho увидели 93 самолета ударной авиагруппы с Lexington и Yorktown. И они не упустили свою удачу, всадив в японскую «птицу» 7 торпед и 11 бомб. Разорванный в клочья корабль быстро затонул. Из 800 членов экипажа спастись удалось едва ли двумстам.

Авианосец Shoho поражен бомбами и торпедами.

Горит танкер Neosho.

Но и японская авиаразведка уже засекла корабли Флетчера. Авианосцы Shokaku («Парящий журавль») и Zuikaku («Счастливый журавль») подняли свои авиагруппы на поиск противника. Сначала они обознались, приняв за американский авианосец танкер-заправщик ВМС США Neosho. Его атака и эскортирующего эсминца Sims увенчалась успехом. Эскадренный миноносец затонул, наливное судно получило тяжелые повреждения и через несколько суток, так и не справившись с пробоинами, тоже пошло ко дну.

Высланная ближе к вечеру ударная группа самолетов японских авианосцев не смогла выйти на американские корабли. Те скрылись в пелене шквала. Зато истребители воздушного патруля Lexington и Yorktown устремились на перехват и сбили восемь торпедоносцев типа 97 Nakajima B5N (Kate – по американскому обозначению) и один пикирующий бомбардировщик типа 99 Aichi D3A (Val – по американской классификации). Еще более значительные потери японцы понесли при возвращении ударной группы на свои авианосцы. Из-за нехватки топлива ночью в море упали 11 машин.

А главная фаза боя произошла 8 мая. В тот день около 8.30 американские разведывательные самолеты обнаружили Shokaku и Zuikaku в 175 милях к северо-западу от оперативной группы Флетчера. Lexington и Yorktown подняли в воздух 46 SBD, 21 TBD и 12 истребителей Wildcat. В 10.57 началась атака Shokaku. В авианосец противника попали две бомбы – в носовую и кормовую части полетной палубы, и он уже не мог поднимать и принимать самолеты. Затем корабль скрылся в пелене дождя, где уже удачно прятался Zuikaku.

Японские пикирующие бомбардировщики ведут поиск американских кораблей в Коралловом море.

Как раз тогда, когда американские самолеты готовились обрушиться на Shokaku, радар Lexington обнаружил самолеты противника в 70 милях от американских авианосцев. Девять «диких котов» рванулись на перехват 69 торпедоносцев и пикирующих бомбардирвщиков противника. Силы оказались неравными. Несколько самолетов Kate с разных бортов атаковали Lexington. Одна подбитая машина рухнула в море, но другие сбросили свой смертоносный груз. К кораблю побежали сразу 11 торпед. Командир американского авианосца кэптен Фредерик Шерман сделал почти невозможное. Огромный корпус авианосца, который первоначально строился  как линкор, практически выполнил сложный маневр уклонения. Однако в 11.20 первая торпеда попала в левый борт по носу. Следом за ней корабль в районе «острова» был поражен другой торпедой. В свою очередь пикирующие бомбардировщики Val сбросили на палубу пять бомб, которые, как тогда казалось, не нанесли большого вреда.

Yorktown, который по размеру был меньше Lexington, под командованием кэптена Эллиота Букмастера избежал попадания восьми вражеских торпед, но одна 250-кг бомба все-таки пробила четыре палубы корабля и взорвалась. Были убиты 37 моряков, многие получили ранения. Авианосец остался боеспособным. Он принял не только свои самолеты, вернувшиеся из рейда к Shokaku и Zuikaku, но и машины Lexington.

На этом бой в Коралловом море закончился. А Lexington продолжал бороться за живучесть. Пожары были потушены, крен выровнен, и корабль уже давал 25-узловый ход. Однако в 12.47 авианосец содрогнулся от мощного внутреннего взрыва. Во время атаки повреждения получили цистерны с авиабензином. Они дали течь, что в конечном итоге привело к серии взрывов и пожаров. Экипаж покинул корабль. В 17.07 адмирал Флетчер приказал эсминцу Phelps потопить торпедами Lex, как моряки для краткости называли этот корабль. Через час он скрылся под волнами.

Бой в Коралловом море стал первым морским сражением, в котором корабли «не видели» друг друга, а атаковали и защищались посредством самолетов. А итог оказался таков: стороны потеряли по авианосцу, правда, у американцев это был тяжелый авианосец, а у японцев – легкий, и по эсминцу. Это не считая вспомогательных судов и небольших боевых кораблей, которые топились, можно сказать, «попутно». Японцы потеряли 92 самолета и 966 человек убитыми. У американцев потери были меньше: 69 самолетов безвозвратно утрачены, 659 моряков погибли. По «очкам» получилась ничья. Но фактически победу одержали ВМС США, которые сорвали высадку  десанта противника в Порт-Морсби и смешали все карты летней кампании японцев. Следует также иметь в виду, что авианосцы Shokaku и Zuikaku, намеченные к участию в «операции MI» по захвату атолла Мидуэй, не были включены в состав ударного соединения вице-адмирала Тюити Нагумо. Первый встал в длительный ремонт для ликвидации тяжелых повреждений, полученных в Коралловом море, а у Zuikaku оказалась выбитой значительная часть летного состава, и восстановить боеспособность корабля к началу операции не удалось.

Авианосец Lexington потряс мощный взрыв.

Lex уходит под воду.

СКОЛЬЗЯЩИЙ УДАР

Благодаря прекрасно поставленной радиоразведке и мастерству криптографов, которые могли расшифровывать большую часть японских секретных сообщений, командованию ВМС США хорошо были известны планы по захвату атолла Мидуэй и в общих чертах сценарий этой операции. Однако были и сомнения. Часть офицеров штаба Тихоокеанского флота полагала, что имеющаяся в их распоряжении информация – это деза, умело организованная противником с целью отвлечения внимания от главного удара, который будет наноситься в каком-то другом месте. Адмиралу Честеру Нимицу предстояло сделать трудный выбор. В конце концов, он решил довериться данным разведки.

Были приняты чрезвычайные меры по укреплению обороны островков Сэнд и Истерн в лагуне атолла. На них были развернуты батареи береговой обороны и ПВО, а также радиолокационная станция. Дополнительно туда перебросили две стрелковые роты 2-го рейдерского батальона Корпуса морской пехоты и пять легких танков. Численность гарнизона довели до 2886 рядовых и 141 офицера. Дивизион торпедных катеров из 10 единиц и три сторожевых катера обеспечивали ближнее противодесантное охранение Мидуэй. Мины были выставлены и в море, и на берегу. Для всего личного состава гарнизона оборудовали бомбоубежища. Но особое внимание было уделено наращиванию авиационной составляющей. Атолл фактически превратился в непотопляемый авианосец, на который базировались 19 армейских «летающих крепостей» В-17 и 4 средних бомбардировщика B-26 Marauder, 20 истребителей авиации морской пехоты F2A Buffalo, 7 истребителей F4F Wildcat, 11 бомбардировщиков-разведчиков SB2U Vindicator и 16 пикировщиков  SBD Dauntless. Наконец, воздушные силы флота были представлены 32 летающими лодками PBY-5 Catalina и 6 новейшими по тому времени торпедоносцами Grumman TBF Avenger. Воздушный парк атолла Мидуэй был очень внушительным – 121 боевая машина.

4 мая 2012 г. Командир эсминца Halsey коммандер Майк Уилдрейер вручает памятный знак Гарри Фрею, который был матросом на авианосце Lexington во время боя в Коралловом море.

Но количество редко компенсирует качество. Большинство пилотов только недавно окончили летные школы, то есть были новичками. Да, они рвались в бой, но не обладали мастерством его ведения. Явно слабыми были и противовоздушные возможности авиационной группы. Истребители F2A Buffalo хотя и были приняты на вооружение в мае 1939 г., к лету 1942 г. уже морально устарели. И внешне и по характеристикам они были близки к советским истребителям И-16, которые составляли большинство в истребительном парке ВВС СССР в июне 1941 г. По всем показателям они уступали японским Zero. Мало проку было от тяжелых бомбардировщиков

В-17 Flying Fortress. Эти грозные машины предназначались для перемалывания больших по площади целей и не годились для атаки маневренных кораблей, что и подтвердилось во время сражения. Многочисленные атаки «летающих крепостей» не увенчались успехом – ни одна бомба не поразила вражеский корабль.

И все-таки, несмотря на количественный и качественный перевес, японцы потратили немало сил на борьбу с самолетами противника. И самое главное – бомбардировщикам Нагумо не дали нанести существенный ущерб силам обороны атолла.

В отличие от японских флотоводцев адмирал Честер Нимиц не обладал армадой кораблей, способной на равных противостоять силам противника. Во время удара по Перл-Харбору были потоплены или выведены из строя лучшие линкоры ВМС США. Несколько старых тихоходных дредноутов базировались в Сан-Франциско и годились лишь для обороны западного побережья США. Тяжелый авианосец Lexington погиб в бою в Коралловом море, поврежденный Yorktown плелся для ремонта в Перл-Харбор. Еще один тяжелый авианосец Saratoga, торпедированный японской подлодкой, только заканчивал ремонт. Имелись еще несколько крейсеров и полтора десятка эсминцев. Из южной части Тихого океана было срочно отозвано 16-е оперативное соединение адмирала Уильяма Хэлси с авианосцами Hornet и Enterprise. Однако сам адмирал заболел, и его пришлось уложить в госпиталь. Тогда Нимиц поставил во главе соединения контр-адмирала Раймонда Спрюэнса, который прежде не имел опыта ведения боев с использованием авиации и командовал крейсерскими силами 16-го соединения. Но он обладал такими важными качествами, как железная выдержка, трезвый и расчетливый ум.

Поврежденный авианосец Yorktown прибыл в Перл-Харбор 27 мая 1942 г. и ушел в поход 30 мая, чтобы погибнуть в бою.

27 мая в 14.30 в Перл-Харбор прибыл авианосец Yorktown и сразу же был поставлен в док Puget Sound Naval Shipyard. Несколько палуб корабля были пробиты бомбой и разворочены ее взрывом. Корпус давал течь. По мнению специалистов верфи, кораблю требовался ремонт, на который в обычных обстоятельствах нужно было 90 суток. Но на следующий день после 11.00 его уже вывели из дока, хотя ремонтные работы на нем еще продолжались. А через 72 часа – 30 мая – Yorktown заправился горючим и вышел в море в составе 17-го оперативного соединения под командованием контр-адмирала Фрэнка Флетчера. Он взял курс в сторону Мидуэй, развив максимально возможный ход, дабы догнать Hornet и Enterprise, которые заняли позицию к северо-востоку от атолла. На Флетчера была возложена миссия возглавить оба американских авианосных соединения в бою с авианосцами противника, а общее командование операцией по обороне Мидуэй взял на себя Честер Нимиц. В инструктивном письме, которое он вручил Флетчеру и Спрюэнсу, указывалось: «Вы должны руководствоваться принципом рассчитанного риска, который вы должны понимать как необходимость избегать подставления наших сил под удар превосходящих сил противника, если у вас нет достаточных шансов нанести ему значительно большие потери, подставляя под удар свои силы». И его подчиненные выполнили это наставление.

Около 9 часов утра 3 июня летающая лодка Catalina младшего лейтенанта Рейда обнаружила колонну вражеских кораблей в 700 милях к западу от Мидуэй. Туда были направлены бомбардировщики В-17. В 16.24 они нанесли удар. Высокие фонтаны от взрыва бомб поднимались вокруг атакуемых. Пилоты потом докладывали, что поразили два линкора и два транспорта. На самом деле ни одно судно соединения вторжения вице-адмирала Нобутако Кондо не было потоплено. Более удачливыми оказались четыре амфибии PBY, предпринявшие 4 июня ночную атаку на то же соединение. Танкер Akebono Maru получил повреждение торпедой, но остался в строю.

Схема развертывания сил сторон перед сражением.

В 5.45 находившаяся в разведывательном дозоре летающая лодка передала открытым текстом: «Много самолетов противника направляется к Мидуэй». И закипел бой.

В 6.10 с Мидуэй в сторону японских авианосцев стартовали 6 торпедоносцев Avenger и 4 бомбардировщика B-26 Marauder, вооруженных торпедами. Истребители Zero сбили 7 американских самолетов, а три отогнали. В 7.50 к соединению Нагумо подобрались 16  Dauntless и 11 Vindicator. Вопреки своему предназначению, они атаковали не с пикирования, а с горизонтального полета.  И поплатились за это. Несколько бомб взорвались рядом с японскими кораблями, но ни одна не поразила цель. Зато японцы не промахнулись, отправив с небес на дно почти все американские штурмовики. В 8.14 над ударным соединением на высоте 6500 м появились тяжелые бомбардировщики  B-17 Flying Fortress. Их Zero достать не могли, но и «летающие крепости» не добились успеха.

Остров Сэнд. Чем не непотопляемый авианосец?

Тем временем 108 японских самолетов наносили удар по Мидуэй. В их числе были 36 вооруженных бомбами торпедоносцев Kate, 36 пикирующих бомбардировщиков Val и 36 истребителей Zero. В 6.20 они обрушили всю свою мощь на два маленьких острова. Но с самого начала дело пошло не по плану. Во-первых, на аэродромах и гидробазе не было ни одного американского самолета. Значительная часть из них, как мы знаем, ушла в сторону противника, летающие лодки Catalina улетели на разведку, либо отправились подальше пережидать японский налет. Во-вторых, летчики 26 американских истребителей Buffalo и Wildcat осмелились завязать бой с превосходящими по численности и мастерству пилотами Zero. И пусть у них не все получалось. Но они отвлекали силы противника и заставляли нервничать экипажи бомбардировщиков и торпедоносцев. Конечно, воздушные самураи добились над ними победы, сбив 17 самолетов янки и повредив еще 7. Их собственные потери составили 2 самолета, еще 3 были сбиты зенитной артиллерией. Однако успешным бомбовый удар назвать было нельзя. Он получился каким-то скользящим и малорезультативным. Был выведен из строя командный пункт, разбиты пустой ангар гидросамолетов и столовая морских пехотинцев, повреждена электростанция на острове Истерн, уничтожен склад с бочками горючего на острове Сэнд, подожжен госпиталь, но взлетно-посадочные полосы почти не пострадали, и личный состав гарнизона понес незначительные потери. Вот почему ведущий первой волны капитан-лейтенант Томанага передал на Akagi: «Необходима вторая атака». И адмирал Нагумо в 7.45 приказал перевооружить подготовленные к бою с американскими авианосцами самолеты Kate – заменить на них торпеды на бомбы. Это было роковое решение. Но к тому времени американские корабли еще не были обнаружены.

АГОНИЯ YORKTOWN И КРАХ «ОПЕРАЦИИ MI»

Вообще поражение японцев в сражении за Мидуэй во многом результат из рук вон плохой работы разведки. Адмиралы Страны восходящего солнца явно «экономили» на разведывательных самолетах и их полетах, дабы увеличить число машин в ударных группах. И поплатились за это.

В 8.37 авианосцы соединения вице-адмирала Тюити Нагумо начали прием самолетов первой волны. А за 40 минут до этого – в 7.58 – было получено донесение от гидросамолета-разведчика об обнаружении «десяти кораблей, очевидно, противника» на дальности 200 миль к северо-востоку. Только в 8.09 пришло уточнение, что «соединение противника состоит из пяти крейсеров и пяти эсминцев». А адмирал Нагумо уже распорядился снова подвешивать торпеды на Aichi D3A. Оружейники на ангарной палубе  валились с ног от усталости. Да и времени у них не было. Они не стали переправлять бомбы в погреба, а уложили прямо на палубе.

Истребители F2A Buffalo по всем показателям уступали японским Zero.

В 8.20 последовало новое донесение: «Колонну (противника – прим. автора) замыкает корабль, похожий на авианосец». Требовалось атаковать врага. Но сделать это сразу было нельзя. Еще не закончилось обратное перевооружение торпедоносцев. Нужно было заправить истребители, которые занимались отражением атак американских самолетов с Мидуэй, и принять самолеты первой волны. В 9.18 машины капитан-лейтенанта Томанага совершили посадку на палубы авианосцев.

И в тот же момент, как мы уже знаем, началась атака торпедоносцев 8-й эскадрильи лейтенант-коммандера Джона Уолдрона. Американцы действовали тактически неграмотно и не имели истребительного прикрытия. Но они невольно приучили японцев к мысли, что летчики ВМС США так будут поступать и впредь. Расплата оказалась жестокой. Три гигантских авианосца, пораженные бомбами пикировщиков и периодически содрагаемые взрывами собственных боеприпасов, горели несколько часов, пока не были потоплены торпедами эсминцев охранения.

Горит подбитый японцами бомбардировщик B-26 Marauder.

Их гибель сопровождалась множеством драматических и трагических моментов. Если адмирал Нагумо, офицеры его штаба, а позже и командир Akagi Аоки вместе с оставшимися в живых членами экипажа покинули флагманский корабль, то иначе сложилась судьба командиров двух других авианосцев.

В результате попадания бомб с «бесстрашных» погиб командир Kaga Окада и многие другие старшие офицеры корабля. Спустя три часа горящий авианосец атаковала американская подводная лодка Nautilus. Она выпустила три торпеды. Две из них прошли мимо цели, а третья не взорвалась. От удара о борт Kaga у нее отвалилась боевая часть, а сама торпеда принялась описывать циркуляцию. За нее ухватились несколько плававших рядом японских моряков. «Подобное использование американских торпед не предусмотрено главным артиллерийским управлением флота», – позже с мрачным юмором констатировал историк ВМС США Самуэль Морисон.

Командир авианосца Soryu Янагимото пользовался не только уважением, но и любовью экипажа. После того как он отдал приказ команде оставить горящий корабль, сам офицер, воспитанный в старых самурайских традициях, остался на мостике. Моряки авианосца решили спасти командира. Они направили за ним чемпиона флота по борьбе – главного старшину Абэ с тем, чтобы тот силой увел Янагимото. Но он не смог выполнить поручение товарищей, когда увидел командира, стоявшего как на параде и тихо поющего национальный гимн…

«Летающие крепости» B-17 оказались бесполезными при атаке кораблей.

Не понятно, почему летчики американских пикировщиков оставили без внимания четвертый авианосец соединения Нагумо – тяжелый авианосец Hiryu, на котором держал флаг командующий 2-й дивизией авианосцев контр-адмирал Тамон Ямагути. Корабль этот не пострадал во время налета. И в 10.40 с его палубы поднялась первая группа ударных самолетов в составе 18 пикировщиков и 6 истребителей. Их жертвой стал авианосец Yorktown. Около 12.00 адъютант доложил адмиралу Флетчеру: «Подходят самолеты противника, сэр». Командующий американским авианосным соединением, не отрывая взгляда от карты, спокойно ответил: «Что ж, я надел шлем. Сейчас я больше ничего не могу сделать». Действительно, в данный момент он был бессилен каким-либо образом повлиять на ситуацию. В бой вступили «дикие коты». Им удалось сбить 16 самолетов противника, но шесть Val сбросили бомбы, три из которых попали в корабль. Он потерял ход. Были выведены из строя РЛС и средства связи. Поэтому Флетчер перенес флаг на крейсер Astoria, а затем передал общее командование авианосными соединениями Спрюэнсу.

За пять минут погиб цвет японского флота.

В 14.30 Yorktown все-таки дал 20-узловый ход. А в 14.40 началась атака японских торпедоносцев, которые вел капитан-лейтенант Томанага. Левый топливный бак его самолета был поврежден. Но он перед взлетом отклонил все предложения поменять машину. А это означало, что летчик обрек себя на верную смерть, потому что на обратный путь ему не хватило бы горючего. Но его самолет погиб во время прорыва американских заслонов ПВО. Однако две торпеды, сброшенные другими Kate, попали в американский корабль. Взрывы повредили руль, разбили цистерны с горючим левого борта, порвали проводку силового кабеля. Корабль накренился на 17°, а через двадцать минут крен достиг 26°. Получив доклад командира группы живучести, что контрзатопление цистерн правого борта невозможно, а водонепроницаемость переборок во время ремонта была восстановлена лишь наполовину, кэптен Букмастер, опасаясь опрокидывания, приказал экипажу покинуть корабль. Семь эсминцев организованно сняли 2270 человек личного состава авианосца.

А с Enterprise в это время поднялись 24 SBD, десять из которых прежде базировались на Yorktown. Их вел неутомимый Кларенс Маккласки. В 17.00 группа атаковала Hiryu. Четыре бомбы разворотили его палубу и вызвали огромные пожары. Адмирал Ямагути, которого считали приемником Исороку Ямомото, отказался покинуть гибнущий авианосец, который затонул в 5.10 утра 5 июня.

Командующий Объединенным флотом адмирал Исороку Ямомото, имевший огромный перевес в линкорах и крейсерах, еще был полон желания навязать противнику ночной бой. Но потом отказался от этой затеи, опасаясь утренней контратаки американских авианосцев. Смятение внесло сообщение с разведывательного самолета, летчик которого докладывал, будто видит четыре (!) американских авианосца, шесть крейсеров и пятнадцать эскадренных миноносцев.

«Дикие коты» идут на перехват японских самолетов.

Впрочем, ночной бой никак не мог состояться. Предусмотрительный адмирал Спрюэнс, руководствуясь «принципом рассчитанного риска», после атаки Hiryu отвел свои корабли на восток и только ближе к утру повернул их в сторону врага.

Та ночь оказалась роковой для японских тяжелых крейсеров Mogami и Mikuma, которые столкнулись во время маневрирования. Mogami лишился носовой части по первую башню главного калибра. Mikuma пострадал меньше. 5 июня они подверглись атаке американских самолетов с Мидуэй. Подбитый зенитчиками SBD капитана Флеминга попытался врезаться в мостик Mikuma, но упал в районе кормовой башни над воздухозаборником машинного отделения. Произошел взрыв паров газов. Вся машинная команда крейсера моментально погибла. Потребовалось время для восстановления хода. Изуродованный Mogami оставался рядом, дабы в случае надобности оказать помощь.

Yorktown под японскими бомбами.

В 9.45 следующего дня начались атаки самолетов с Enterprise и Hornet. В Mikuma попало несколько бомб,  и он затонул. Та же участь ждала и Mogami, получившего свою порцию бомб от янки. Но те, судя по всему, сочли, что крейсер обречен и оставили преследование. Крейсеру удалось дойти до острова Уэйк.

Не хотел тонуть и оставленный экипажем авианосец Yorktown. Буксир Vireo медленно потянул аварийный корабль в сторону Перл-Харбора. А 6 июня к борту авианосца подошел эсминец Hammann. С него была высажена спасательная партия во главе с кэптеном Букмастером. Начались восстановительные работы. Казалось, еще немного усилий и Yorktown даст ход. Этим надеждам не суждено было сбыться. Японская подлодка I-168 обнаружила и атаковала неподвижный корабль. Две торпеды поразили авианосец, а одна попала в Hammann, который немедленно затонул. Когда он погружался, на нем сработали глубинные бомбы, вызвавшие серию взрывов, погубившие значительную часть экипажа эсминца. Но Yorktown все еще оставался на плаву. Буксир Vireo успел снять аварийную партию, и только 7 июня в 5 часов утра измученный авианосец ушел под воду.

Пылает тяжелый авианосец Hiryu.

На этом сражение за Мидуэй завершилось. Япония потеряла 3057 человек убитыми, в том числе лучших пилотов флота, 4 тяжелых авианосца, тяжелый крейсер, эсминец и 248 самолетов. В бою погибли 307 граждан США, тяжелый авианосец, эсминец и около 150 самолетов. «Операция MI» закончилась для Токио полным крахом. Миф о непобедимости флота Страны восходящего солнца был развеян. Япония навсегда потеряла стратегическую инициативу на Тихом океане.

Любые сравнения, как известно, хромают. Но аналогии с событиями, происходившими на советско-германском фронте почти в то же время, напрашиваются сами собой. В сражении за Москву враг был остановлен. В бою в Коралловом море удалось остановить японское наступление. Битва за Сталинград стала переломной в Великую Отечественную войну. Таким же переломным стало сражение за Мидуэй. Конечно, бои на советско-германском фронте имели иной размах, в них было задействовано гораздо больше людей и пролиты реки крови, в том числе гражданского населения. Но результат был один – победа над общим врагом, который в 1945 г. был повержен в Европе и в Азии.


 

НОВОСТИ

Новый трассовый радиолокационный комплекс (ТРЛК) «Сопка-2» поступил в одно из радиолокационных подразделений объединения ВВС и ПВО Восточного военного округа (ВВО) в Забайкальском крае. Он будет введен в эксплуатацию в 2018 г.
Боевым расчетом РВСН с полигона Капустин Яр в Астраханской области 26 сентября проведен испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-12М «Тополь» с целью испытание перспективного боевого оснащения МБР.
В Государственном Кремлевском дворце 12 октября 2017 г. впервые отмечался День московской промышленности.
Российская боевая машина поддержки танков (БМПТ) была опробована в боевых условиях в Сирии, сообщил генеральный директор – главный конструктор АО «Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения» Андрей Терликов.
За проявленное мужество, героизм и высокий профессионализм при испытании и освоении новой авиационной техники министр промышленности и торговли Денис Мантуров посмертно наградил летчика-испытателя Корпорации «МиГ» Сергея Рыбникова высшей государственной наградой – медалью «Золотая Звезда» и вручил орден Мужества летчику-испытателю второго класса Вадиму Селиванову.
В Минобороны России приступили к реализации уникального инновационного проекта по созданию современного высокотехнологичного военного технополиса.
В ходе шестого арктического похода отряда боевых кораблей и судов обеспечения Северного флота во главе с БПК «Североморск» личный состав подразделений арктической мотострелковой бригады отработал высадку десанта с большого десантного корабля «Кондопога» на необорудованное побережье и рейдовые действия в полярных условиях.
Новейшая самоходная артиллерийская установка «Лотос» калибра 120 мм будет принята на вооружение ВДВ России в 2019 г., сообщил РИА «Новости» генеральный директор предприятия-разработчика (ЦНИИточмаш) Дмитрий Семизоров.
Вооруженные Силы РФ в рамках Госпрограммы вооружения 2018-2025 гг. получит 540 модернизированных боевых машин пехоты и десанта БМП-2 и БМД-2, заявил генеральный директор ГК «Ростех» Сергей Чемезов в ходе торжественной церемонии открытия нового цеха модернизации легкобронированной техники на тульском предприятии «Щегловский Вал».
В ходе совместного стратегического учения «Запад-2017» впервые проведена апробация функционирования высокоскоростной защищенной мультисервисной сети передачи данных Вооруженных Сил Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100