Китайская система ПРО: реалии и перспективы
Созданию в Китае региональных рубежей ПРО препятствует фактическое отсутствие системы предупреждения о ракетном нападении

Военно-политическая ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе претерпевает существенные изменения, серьезное влияние на которую оказывает в числе прочего и ракетно-ядерная программа КНДР.

Владимир ЕВСЕЕВ

Напомним, что 12 февраля 2013 г. состоялось третье северокорейское ядерное испытание. Оно, безусловно, будет иметь долговременные последствия. Скорее всего, США значительно ускорят работы по созданию в Азиатско-Тихоокеанской регионе рубежей противоракетной обороны (ПРО). В первую очередь это касается следующей дуги: Австралия, Филиппины, Тайвань, Республика Корея, Япония и Аляска, а также американских военных объектов в Калифорнии и на Гавайских островах. Это потребует от Пекина существенного наращивания количества межконтинентальных баллистических ракет (МБР), оснащения их разделяющимися головными частями индивидуального наведения и комплексами средств преодоления ПРО.

Укрепятся военно-политические связи США с Японией и Республикой Корея, которая, в свою очередь, на базе второй ступени ракеты-носителя «Наро-1» создаст одноступенчатую баллистическую ракету мобильного базирования с дальностью стрельбы не менее 800 км с головной частью в 1 т. Это не будет нарушением соглашения между Москвой и Сеулом в космической сфере, так как разработкой второй ступени ракеты-носителя «Наро-1» занимались исключительно южнокорейские специалисты. В зоне действия указанной баллистической ракеты окажутся прилегающие к Северной Корее китайские провинции. Возможным ответом на это будет соответствующий рубеж китайской ПРО.

Ситуация может существенно ухудшится, если вначале Япония, а вслед и Республика Корея примут решение о создании ядерного оружия и средств его доставки в виде баллистических ракет. Это, а также разработка в Индии МБР «Сурья» с дальностью полета 8-12 тыс. км могут сделать насущной необходимостью формирования в КНР национальной системы ПРО.

ПРО НА КОНЕЧНОМ УЧАСТКЕ ТРАЕКТОРИИ

На девятом международном аэрокосмическом салоне Airshow China, проходившем в ноябре 2012 г. в Чжухае, была показана разработанная в КНР зенитная ракетная система дальнего действия HQ-9А (экспортное обозначение – FD-2000). Она предназначена для поражения днем и ночью в любых погодных условиях самолетов, вертолетов, крылатых ракет противника на всех высотах их боевого применения (вплоть до высоты 30 км). Помимо этого, ЗРС HQ-9 способна перехватывать баллистические ракеты малой дальности на высотах полета до 20 км. Ракета ЗРС оснащается боевой частью осколочно-фугасного типа весом 180 кг, команда на ее подрыв подается от радиовзрывателя на расстоянии до 35 м от цели.

ЗРС HQ-9 создана Академией оборонных технологий Китая, входящей в состав China Aerospace Science & Industry Corporation. Разработки в этом направлении велись с 1980-х гг. Они были существенно ускорены в 1993 г. после закупки в России ЗРС С-300ПМУ-1. По-видимому, технические решения и конструктивные особенности российской системы были в значительной степени заимствованы китайскими специалистами в ходе дальнейших работ над HQ-9.

Зенитная ракетная система дальнего действия FD-2000 на выставке Airshow China 2012.

В конце 1990-х гг. Народно-освободительная армия Китая (НОАК) приняла ЗРС HQ-9 на вооружение. Однако работы по совершенствованию системы активно продолжались с использованием информации, полученной по американской ЗРС Patriot и российской С-300ПМУ-2. Последнему способствовало то обстоятельство, что в 2003 г. КНР закупила в РФ 16 дивизионов ЗРС С-300ПМУ-2. При этом одновременно решались две задачи: обеспечения противовоздушной обороны (ПВО) наиболее важных объектов и копирования компонентов новой российской ЗРС. В результате был разработан модернизированный вариант HQ-9 – HQ-9A. Благодаря совершенствованию, в том числе, электронного оборудования и программного обеспечения, эта ЗРС имеет более высокую боевую эффективность и способна решать задачи не только противовоздушной, но и противоракетной обороны.

Скорее всего, завершена разработка активной радиолокационной головки самонаведения (ГСН) для ракеты HQ-9А. Ведутся работы по дальнейшей модернизации этой ракеты на основе широкого использования в ее конструкции композитных материалов и внедрения новых типов топливного заряда. В отличие от штатной зенитной управляемой ракеты (ЗУР) ракета комплекса FТ-2000 меньше по габаритам, и она оснащается пассивной радиолокационной ГСН.

21 февраля 2008 г., крейсер УРО Lake Erie. Пуск противоракеты SM-3, уничтожившей аварийный спутник.

В состав ЗРС рассматриваемого типа входит многофункциональная радиолокационная станция (РЛС) подсвета и наведения HT-233 мобильного базирования. Ее антенное устройство представляет собой фазированную антенную решетку с цифровым управлением положения луча. Зона обзора РЛС X-диапазона составляет 360° по азимуту и от 0 до 65° по углу места. Максимальная дальность обнаружения воздушных целей составляет 120 км, сопровождения – 90 м. Одновременно обеспечивается обнаружение более 100 целей, захват и сопровождение – более 50 целей.

Помимо этого, имеется РЛС обнаружения низколетящих целей, предназначенная для обнаружения и измерения координат целей на малых высотах в сложной помеховой обстановке, в том числе крылатых ракет с малыми отражающими поверхностями. Эта РЛС мобильного базирования  работает в L-диапазоне.

Следует заметить, что средства управления ЗРС HQ-9 (HQ-9А) совместимы со средствами управления ЗРС С-300П, что позволяет развертывать их в любом сочетании. Как отмечает руководство НОАК, с помощью указанных систем обеспечивается защита наиболее важных объектов в Пекине, Шанхае, Тяньцзине, провинции Хэбэй, а также дельте рек Чжуцзян и Янцзы. Создаются региональные системы ПВО, которые будут иметь некоторые возможности по перехвату баллистических целей.

На базе ЗРС HQ-9 китайскими специалистами создан ее морской вариант – HHQ-9, которым оснащаются эсминцы с управляемым ракетным оружием (УРО) типа 052C («Ланчжоу»). Первый корабль этого типа поступил в ВМС КНР в 2003 г., второй – в 2005 г. Еще четыре корабля находятся на различных этапах строительства. На указанных кораблях  размещены по восемь модулей установки вертикального пуска HHQ-9 с шестью зенитными ракетами каждый (всего 48 ракет).

Комплекс HHQ-9 является китайской доработкой российского комплекса С-300Ф «Риф» (комплекс «Форт»), разработанного на базе С-300ПМУ-1. Несмотря на высокую схожесть российской и китайской систем, имеются и отличия. В частности, китайский вариант пусковой установки использует неподвижные контейнеры, каждый из которых имеет собственную крышку.

Таким образом, КНР может самостоятельно производить системы ПВО наземного и морского базирования, тактико-технические характеристики которых похожи с российской ЗРС С-300ПМУ-1. Это позволяет защищать наиболее важные объекты относительно небольшого размера от баллистических целей на конечном участке траектории их полета. Параллельно разрабатываются и другие системы ПРО, способные перехватывать баллистические цели на среднем участке траектории. В некоторой перспективе это позволит КНР создавать эшелонированные рубежи ПРО для защиты уже не объектов, а наиболее важных районов страны.

ПРО НА СРЕДНЕМ УЧАСТКЕ ТРАЕКТОРИИ

В январе 2013 г. НОАК осуществила успешный перехват головной части ракеты средней дальности на среднем участке траектории ее полета с помощью противоракеты наземного базирования КТ-2 (по западной терминологии – SC-19). В США полагают, что она способна перехватывать спутники на высотах до 20-22 тыс. км. Перехват создаваемой в КНР системой Dong Ning-2 был осуществлен на высоте несколько сотен километров, то есть вне плотных слоев атмосферы. Это испытание подтвердило, что в КНР разрабатываются боевые противоспутниковые и противоракетные системы. Аналогичное испытание в тестовом режиме состоялось январе 2010 г.

Народно-освободительная армия Китая приняла на вооружение ЗРС HQ-9 в конце 1990-х гг.

Более ранняя противоракета KT-1 была модифицированным вариантом твердотопливной ракеты средней дальности DF-21 производства Нанкинской  корпорации «Рассвет», входящей в состав China Aerospace Science & Industry Corporation. Противоракета KT-1 оснащалась кинетическим перехватчиком.

Первое же испытание таких систем состоялось в январе 2007 г., когда на высоте 864 км был уничтожен вышедший из эксплуатации метеорологический спутник массой 954 кг. Значительное количество его обломков до сих пор находятся на орбите, что создает угрозу для пилотируемых космических кораблей и спутников.

Анализ имеющейся информации позволяет сделать вывод, что китайская система Dong Ning-2 в сфере противоракетной обороны подобна наземной системе Aegis Ashore с противоракетами SM-3, которую в 2014 г. планируется развернуть в Румынии.

Несомненно, что США и Китай идут по одному пути. В этих странах создаются системы, которые могут быть использованы как для уничтожения искусственных спутников Земли (ИСЗ), так и для перехвата головных частей баллистических ракет. Подтверждением этого служит тот факт, что в феврале 2008 г. США также отработали эффективность разрабатываемых систем путем уничтожения противоракетой SM-3 аварийного разведывательного спутника, находившегося на высоте 247 км. Противоракета была запущена с крейсера УРО Lake Erie из акватории Тихого океана. Стоимость проведенной операции составила от $30 до $40 млн.

В отношении последнего китайского испытания противоракеты КТ-2 Пентагон проявил серьезную озабоченность. Он призвал китайское руководство «проявить большую прозрачность в отношении своих возможностей и намерений». По мнению американских экспертов, в КНР разрабатываются и другие технологии противоспутникового оружия, включая создание электронных и электромагнитных помех спутниковой группировке противника и использование лазерного луча для поражения ИСЗ. Достаточно жесткая позиция США обусловлена тем обстоятельством, что их военное превосходство во многом определяется наличием исключительно емких спутниковых каналов информации, а также использования GPS для наведения и выдачи целеуказаний для высокоточных средств поражения. При этом американцы стараются не афишировать собственных разработок в сфере создания противоспутникового оружия.

Возвращаясь к проблеме ПРО, нужно заметить, что национальная система противоракетной обороны не может быть создана при отсутствии системы заблаговременного предупреждения о ракетном нападении.

СИСТЕМА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О РАКЕТНОМ НАПАДЕНИИ

Слабым местом, которое препятствует созданию в Китае региональных рубежей ПРО, является фактическое отсутствие системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). В России СПРН включает наземные РЛС раннего предупреждения (типа «Дарьял», «Волга», «Дон-2Н», «Воронеж») и группировку спутников на высокоэллиптических и геостационарных орбитах.

По имеющейся информации, в настоящее время НОАК не располагает ИСЗ, способными выявлять как старт баллистической ракеты, так и направление ее полета. В отношении РЛС раннего обнаружения полной ясности нет. По-видимому, КНР имеет некоторое количество загоризонтных РЛС, способных обнаруживать полет баллистических целей на расстоянии до 3 тыс. км. Однако вряд ли речь может идти о создании сплошного радиолокационного поля.

Таким образом, система противоракетной обороны Китая находится только на начальном этапе своего развития.

Уже созданы наземные боевые системы, способные перехватывать головные части ракет средней дальности на конечном участке траектории их полета. В ближайшей перспективе появятся аналогичные системы для ВМС. Разрабатываются системы для кинетического перехвата указанных баллистических целей на среднем участке траектории их полета. Однако их основное предназначение состоит не в противоракетной обороне, а в уничтожении космических аппаратов противника.

Но до появления наземного эшелона системы предупреждения о ракетном нападении опрометчиво говорить о самой возможности формирования в КНР национальной системы ПРО.

Владимир Валерьевич ЕВСЕЕВ – директор Центра общественно-политических исследований


 

НОВОСТИ

Новый трассовый радиолокационный комплекс (ТРЛК) «Сопка-2» поступил в одно из радиолокационных подразделений объединения ВВС и ПВО Восточного военного округа (ВВО) в Забайкальском крае. Он будет введен в эксплуатацию в 2018 г.
Боевым расчетом РВСН с полигона Капустин Яр в Астраханской области 26 сентября проведен испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) РС-12М «Тополь» с целью испытание перспективного боевого оснащения МБР.
В Государственном Кремлевском дворце 12 октября 2017 г. впервые отмечался День московской промышленности.
Российская боевая машина поддержки танков (БМПТ) была опробована в боевых условиях в Сирии, сообщил генеральный директор – главный конструктор АО «Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения» Андрей Терликов.
За проявленное мужество, героизм и высокий профессионализм при испытании и освоении новой авиационной техники министр промышленности и торговли Денис Мантуров посмертно наградил летчика-испытателя Корпорации «МиГ» Сергея Рыбникова высшей государственной наградой – медалью «Золотая Звезда» и вручил орден Мужества летчику-испытателю второго класса Вадиму Селиванову.
В Минобороны России приступили к реализации уникального инновационного проекта по созданию современного высокотехнологичного военного технополиса.
В ходе шестого арктического похода отряда боевых кораблей и судов обеспечения Северного флота во главе с БПК «Североморск» личный состав подразделений арктической мотострелковой бригады отработал высадку десанта с большого десантного корабля «Кондопога» на необорудованное побережье и рейдовые действия в полярных условиях.
Новейшая самоходная артиллерийская установка «Лотос» калибра 120 мм будет принята на вооружение ВДВ России в 2019 г., сообщил РИА «Новости» генеральный директор предприятия-разработчика (ЦНИИточмаш) Дмитрий Семизоров.
Вооруженные Силы РФ в рамках Госпрограммы вооружения 2018-2025 гг. получит 540 модернизированных боевых машин пехоты и десанта БМП-2 и БМД-2, заявил генеральный директор ГК «Ростех» Сергей Чемезов в ходе торжественной церемонии открытия нового цеха модернизации легкобронированной техники на тульском предприятии «Щегловский Вал».
В ходе совместного стратегического учения «Запад-2017» впервые проведена апробация функционирования высокоскоростной защищенной мультисервисной сети передачи данных Вооруженных Сил Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100