Мифы и рифы «кентавров»
Некоторые размышления о роли танков в современных условиях и выборе движителя для боевых машин

Итальянская бронемашина В1 Centauro.

Танк, по определению, – боевая гусеничная машина, обладающая мощным вооружением, многоуровневым комплексом защиты от всех современных средств поражения, высокой проходимостью в условиях бездорожья и способностью к преодолению сложных естественных, искусственных и водных преград по дну.

Вячеслав ХАРИТОНОВ

Всесторонний анализ хода и результатов локальных войн за последние десятилетия показывает, что танки не только не утратили своей роли в современном бою, но и в ближайшей перспективе не могут быть заменены какой-либо другой боевой машиной. Это наглядно подтверждено ходом арабо-израильских войн (1967 и 1973 гг.), индо-пакистанском конфликтом (1971 г.), ирано-иракской войной (1980-1988 гг.), войнами в Сомали и Эфиопии. Танки играли  решающую роль при ведении боевых действий коалиционных войск НАТО в операциях против Ирака.

Без участия танков не имеют логического продолжения и успешного завершения самые результативные действия авиации, артиллерии, ракетных войск и т.д. Только танки в тесном взаимодействии с пехотой и другими родами войск способны обеспечить достижение поставленных целей и завершить окончательный разгром противника. О роли, месте и значимости основных боевых танков (ОБТ) в современном бою можно судить по их количественному составу, который не меняется длительное время в армиях практически всех стран мира (США – 7700 ед., Германия – 3200 ед., Италия – 1300 ед., Турция – 4200 ед., Франция – 1200 ед., Польша – 1700 ед. и т.д.).

Вместе с тем, несмотря на очевидность необходимости применения танков в современном бою, в СМИ не прекращается дискуссия о их роли и месте в обозримом будущем, а в последнее время активизировались разговоры о замене ОБТ «колесными танками».

Заметим, что термин «колесный танк» с технической точки зрения не достаточно корректное определение. Если угодно, это неофициальная метафора, употребляемая по отношению к ряду современных пушечных бронеавтомобилей. Боевая машина с тяжелым вооружением (БМТВ) – класс боевых бронированных машин, предназначенный для борьбы с танками и другими бронированными целями, непосредственной поддержки войск на поле боя, а также ведения разведки.

Французский тяжелый бронеавтомобиль AMX-10RC.

На Западе, где машины такого типа были разработаны впервые и получили определенное распространение, их классифицируют как разведывательные машины (reconnaissance vehicles) или истребители танков (tank destroyers) [Jane’s Armour and Artillery edited by Christopher F. Foss]. Речь идет о легкобронированных боевых машинах на полноприводном колесном шасси высокой проходимости, вооруженных пушками калибра 76, 90, 105 или 120 мм, и с броней, защищающей от огня стрелкового оружия.

К наиболее известным представителям боевых машин этого класса можно отнести:

• итальянскую колесную бронированную машину В1 Centauro («Кентавр»);

• французский тяжелый бронеавтомобиль AMX-10RC;

• южноафриканский (ЮАР) тяжелый бронеавтомобиль Rooikat («Каракал», то есть «Степная рысь»).

И вот на что следует обратить внимание – примеров массового боевого применения таких машин неизвестно, поэтому говорить об их эффективности и оправданности существования не приходится. Впрочем, проверку в боевых условиях бронеавтомобили «Кентавр» прошли в ходе миротворческой операции, проводившейся в Сомали под эгидой ООН. По имеющейся информации, в конце 1992 г. восемь «колесных» танков были отправлены на Африканский континент в составе смешанной бронетанковой роты (кроме «Кентавров» в нее входило еще пять танков М-60А1).

В Сомали проводились типичные противопартизанские операции. Противник был слабо вооружен и плохо обучен. Тем не менее, очень быстро выяснилось, что бронезащита «кентавров» (равно как и всех других бронеавтомобилей этого класса) явно недостаточна. Она не «держит» бронебойные пули пулеметов ДШК, не говоря уже о гранатах РПГ-7.

При штурме укрепленных огневых позиций в городе Насирия (Ирак, 2006 г.) итальянские войска использовали совместно с танком «Леопард» четыре «Кентавра». При движении по узким городским улицам «кентавры» не смогли преодолеть импровизированные баррикады и другие искусственные препятствия. После шестичасовой перестрелки итальянская бронированная колонна отступила.

Опыт применения бронеавтомобилей «Кентавр» в Сомали и Ираке тщательно изучался и анализировался западными экспертами. Именно миротворческая операция в Сомали послужила отправной точкой для пересмотра роли и места бронированных колесных машин в современных вооруженных конфликтах.

Опыт применения в южноафриканском регионе колесных боевых машин AML 90 Panhard с тяжелым вооружением (90-мм пушка) показал их определенную боевую эффективность в борьбе с танками Т-34-85,

Т-54/55, которыми были оснащены анголо-кубинские войска, однако более современные танки Т-62 для 90-мм снарядов уже были не по зубам. По мнению южноафриканских военных специалистов, требовалась другая, более мощная пушка, а также более высокая минная стойкость машины. Ведь мины являлись одной из главных угроз маневренным высокомобильным группам.

Южноафриканский тяжелый бронеавтомобиль Rooikat.

Таким образом, анализ достаточно скудной информации по боевому применению колесных боевых машин («колесных танков») с тяжелым вооружением показывает, что их существование как одного из современных, тем более перспективных, средств вооруженной борьбы весьма сомнительно.

В системе вооружения сухопутных войск еще не разработано другое универсальное боевое средство, которое могло бы достойно заменить основной боевой танк. Уместно привести пример из отечественной истории. С 1924-го по 1939 г. идеология танкостроения в СССР определялась военным ведомством и строилась на внедрении в войска легких колесно-гусеничных танков. Созданный промышленностью в инициативном порядке гусеничный танк Т-34 перечеркнул и поставил крест на колесно-гусеничных движителях, став лучшим танком Второй мировой войны. Начиная с 1939 г., все мировые танкостроительные страны для обеспечения высокой проходимости разрабатывали основные боевые танки только на гусеничном ходу.

Чтобы убедиться в абсурдности самой идеи «колесного танка», сравним тактико-технические и экономические характеристики вариантов боевых машин с различными опорно-ходовыми комплексами (движителями). Преимущества и недостатки колесных и гусеничных движителей известны, однако не всегда правильно оцениваются. Действительно, колесная бронетехника, имея меньшие весовые характеристики, может развивать максимальную скорость по шоссе 80-100 км/ч (скорость одиночной машины). Развитие гусеничного движителя танков и установка более мощных силовых установок несколько сгладили эту разницу. Максимальная скорость гусеничной техники практически близка к колесной и составляет от 60 до 70 км/ч. В то же время тактическая подвижность колесной бронетехники уступает тактической подвижности гусеничных машин. В подтверждение этого приведем мнение командующего ВДВ генерал-полковника В.А. Шаманова: «Боевые подразделения ВДВ должны быть только на гусеницах, потому что и афганский опыт, и опыт трех кавказских кампаний наглядно показал, что колесная техника капризно ведет себя даже на среднепересеченной местности. Безусловно, если воевать на шоссейных дорогах, колесная бронетехника даст серьезную фору гусеницам: она и быстрее, и имеет гораздо больший ресурс. Только все войны, в которых десантникам довелось участвовать за последние 30 лет, явно показали: когда «колеса» съезжают с шоссе на пересеченную местность, у них сразу же начинаются проблемы».

Подвижность колесной бронетехники на типовом театре военных действий составляет 23-47%, а в период весенней и осенней распутицы снижается в ряде случаев до 5-11%. В то же время для гусеничной бронетехники вероятность сохранения подвижности не ниже 48%.

Тяжелая бронемашина после подрыва на фугасе.

Все зависит от удельного давления на грунт. Чем оно меньше, тем выше возможность движения по мягким грунтам, то есть непосредственно зависит от площади опорной поверхности. При движении по недеформируемому (не изменяющему форму) основанию поверхности эффективность колесного движителя с жестким колесом очень высока. Однако при переходе от жесткого колеса к автомобильной шине, и особенно от жесткой бетонной дороги к грунту, эффективность колеса резко снижается. При движении по бетонной дороге на деформацию, т.е. изменение формы шины, затрачивается до 5% мощности двигателя, а применение шин низкого давления при движении по грунтам сопровождается потерями до 30% мощности. Таким образом, доступность местности при выполнении тактических задач для гусеничной машины гораздо шире, что обеспечивает возможность ее маневра на поле боя.

Оценивая же оперативную подвижность, необходимо рассматривать скорость движения колонн. А она зависит не только от того, какой движитель установлен на машинах, а и от организации самого марша, от подготовки механиков-водителей (водителей), от внешних условий, в которых совершается этот марш, и многих других факторов. При хорошей видимости днем на улучшенных грунтовых дорогах скорость колонны составляет 30-40 км/ч, на дорогах с твердым покрытием – 40-50 км/ч. При движении колонны ночью скорость ограничивается 20-25 км/ч, при движении в условиях светомаскировки – до 10 км/ч. Таким образом, в данных условиях преимущества колесного движителя перед гусеничным сводятся на нет.

Достоинством колесного движителя считается его долговечность и большой ресурс, который до капитального ремонта составляет 50-60 тыс. км, при условии эксплуатации бронированных машин на подготовленных дорогах. Иная картина складывается при движении БМТВ по бездорожью. Установленные сроки службы шин резко падают, так как движение машин осуществляется при пониженном давлении в шинах. Такая эксплуатация допускается не более 5-15% от общего ресурса при условии движения па пониженных скоростях. Ресурс ОБТ до капитального ремонта составляет 14-16 тыс. км, а ресурс гусеничных лент – 8-10 тыс. км. Таким образом, в условиях бездорожья колесные БМТВ лишаются своего главного достоинства перед ОБТ как ресурс.

Одним из преимуществ БМТВ считают также запас хода по топливу, который составляет 600-800 км, по сравнению с ОБТ, запас хода которого находится в пределах 450-500 км. Установка дополнительных бочек, включенных в общую топливную систему, доводит запас хода ОБТ до 600-650 км и практически лишает БМТВ преимуществ. Что касается минимального удельного расхода топлива, то благодаря ряду конструктивных решений для танковых дизелей этот показатель со 188 г/л.с.ч снизился до 167 (В-46-6 и В-92С2 соответственно), то есть приблизился к уровню БМТВ (удельный расход топлива двигателя «Камаз 7403» составляет 155 г/л.с.ч).

Решением проблемы повышения мобильности и экономии ресурса гусеничной бронетехники, в том числе и танков, является активное использование автомобильного, железнодорожного и авиатранспорта. Известен опыт, когда танковые подразделения перебрасывались по шоссейным дорогам на скоростных трейлерах в район проведения учений на расстояние более сотни километров и обратно.

Часто обсуждаемая проблема повреждения гусеничной бронетехникой асфальтового дорожного покрытия успешно решена установкой на гусеничные ленты съемных асфальтоходных башмаков.

Конструктивно колесные боевые машины разрабатываются на основе узлов и агрегатов коммерческих автомобилей, что позволяет использовать кадры, ремонтную базу и запасы, подготовленные в мирное время, за счет коммерческих предприятий. Однако реализация современных специальных требований к БМТВ, особенно по защите, тяжелому вооружению, системе управления огнем и т.д., так или иначе потребует создания новых специализированных производств.

Тяжелые бронеавтомобили не способны заменить на поле боя гусеничные танки.

Таким образом, преимуществ колесных боевых машин перед гусеничными машинами за исключением максимальной скорости по шоссе нет. Главный недостаток БМТВ, который невозможно решить конструктивно, это невозможность достичь необходимого уровня броневой защиты в пределах массы от 16 до 24 т. Усиление бронирования неизбежно ведет к увеличению массы БМТВ и, как следствие, снижению проходимости по пересеченной местности. Колесный движитель также не обеспечивает необходимую боевую живучесть в связи с уязвимостью пневматических шин от повреждений при движении в горно-лесистой местности, при минных подрывах и при огневом воздействии противника.

При размещении на колесной технике тяжелого вооружения неизбежно увеличиваются габариты и профиль, что делает машину заметней на поле боя и не лучшим образом влияет на боевую живучесть. Большие габариты и меньшая, чем у ОБТ, несущая способность делают БМТВ крайне неустойчивой при стрельбе из орудий большого калибра, стрельба же на борт вообще может привести к ее опрокидыванию.

Гусеничный же движитель предоставляет разработчикам большую свободу и удобства в размещении различных комплексов вооружения.

Другими словами, сегодня достойной альтернативы гусеничному танку нет. Что касается «колесных» танков, то они, вероятнее всего, будут применяться в локальных конфликтах низкой интенсивности, участвовать в миротворческих и контртеррористических операциях. А мощным гусеничным боевым машинам, и прежде всего ОБТ, придется парировать более серьезные угрозы. Танк будет решать задачи создания мобильной огневой мощи на поле боя.

Установка достаточно мощного вооружения на БМТВ при низком уровне бронирования не позволит использовать бронемашины на переднем крае, так как колесные машины по своим характеристикам (защита, огневая мощь, подвижность) не способны вести активное единоборство с основными боевыми гусеничными танками.

При формировании и определении типоряда боевых машин и машин обеспечения сухопутных войск необходимо опираться на поиск оптимальных технических решений и правильно выстраивать соотношение между гусеничной и колесной техникой. Пока сохраняется потребность в создании огневой мощи в критический момент боя, а также для преодоления любого сопротивления противника, сохраняется потребность в тяжелых гусеничных ОБТ.

При подготовке данного материала использована статья кандидата технических наук С.Д. Попова «Перспективы развития и возможности качественного повышения ТТХ бронированных машин сухопутных войск».


 

НОВОСТИ

Военнослужащие ракетного соединения Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Приморском крае, приступили к практическому освоению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М» в специализированном центре боевого применения ракетных войск и артиллерии в Астраханской области.
Холдинг «Вертолеты России» запускает серийное производство боевого вертолета Ми-28НЭ с двойным управлением.
Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» совместно с администрацией города Нижний Тагил приняла участие в XI Международной туристической выставке «Интурмаркет-2016», проходившей в Москве. На общем стенде УВЗ и Нижнего Тагила впервые презентован продукт, которым уже интересуются российские и зарубежные туроператоры – «Воентур».
В связи с выходом на завершающую стадию работ по трем крупным инвестиционным проектам (строительство двух новых заводов в Нижнем Новгороде и Кирове, а также создание Северо-Западного регионального центра в Санкт-Петербурге) Концерн ВКО «Алмаз – Антей» планирует увеличить темпы работ по целому ряду государственных контрактов, заключенных с Министерством обороны России.
Олег Сиенко, генеральный директор Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод», отмечен за вклад в развитие российской промышленности, развитие российского транспортного комплекса и активную общественно-политическую деятельность.
Омский завод транспортного машиностроения (входит в корпорацию «Уралвагонзавод») изготовил и отправил заказчику два первых серийных экземпляра специальной пожарной машины (СПМ). Машины успешно прошли цикл испытаний и получили положительное заключение по всем параметрам.
Более 30 самоходных гаубиц 2С33 «Мста-СМ» поступят на вооружение объединения Западного военного округа (ЗВО), дислоцированного в Московской области, сообщила пресс-служба ЗВО.
Первые испытания гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон» морского базирования начались в России, сообщило РИА Новости со ссылкой на высокопоставленного представителя ОПК.
Первый этап контракта с Минобороны РФ на опытно-конструкторские работы (ОКР) по многоцелевому истребителю МиГ-35 завершен – эскизно-технический проект защищен и принят Минобороны, в этом году должны начаться летные испытания самолета, сообщил генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков.
Развитие российской боевой авиации стало темой совещания, прошедшего под руководством заместителя председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Рогозина на площадке Компании «Сухой».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100